На главнуюПоиск на сайте

Спитфайры. Боевое применение

Битва за Британию

Битва за Британию началась в июле 1940 г., в последующие недели накал боев резко возрос. Описание эпохального воздушного сражения требует отдельной книги, поэтому ниже будет идти речь, главном образом, о тактике Истребительного командования, системе боевого управления и участии в боях «Спитфайров».

Тактика истребителей RAF

В начале войны в большинстве военно-воздушных сил мира существовало немного идей относительно методов ведения маневренного воздушного боя. Новые скоростные истребители-монопланы, а «Спитфайр» был одним из них, создавались прежде всего как средство борьбы с бомбардировщиками. Скорость и скороподъемность - основные требования, которые предъявлялись к таким самолетам, маневренность стояла на втором плане.

Большинство экспертов считало, что характеристики истребителей со времен первой мировой войны изменились настолько, что маневренный воздушный бой стал вообще невозможным. В руководстве RAF по тактике боевого применения авиации издания 1938 г. официально декларировалось: .

- Маневрирование на высокой скорости в воздушном бою на практике не выполнимо из-за перегрузок, воздействующих на тело летчика при быстрой смене курса на большой скорости. Перегрузки могут привести к потере летчиком сознания.

Война быстро показала, что маневрирование на больших скоростях действительно является некомфортной, опасной и тяжелой работой, требующей повышенного внимания.

В первые месяцы войны географический барьер препятствовал ведению воздушных боев «Спитфайров» с истребителями противника. Все вооруженные «Спитфайрами» эскадрильи базировались в Англии, в то время как истребительные подразделения люфтваффе дислоцировались в Германии. Радиус действия не позволял «Спитфайрам» долететь до

Германии, а немцам - до Великобритании. В Истребительном командовании правильно предположили, что рейды бомбардировщиков эскорт истребителей сопровождать не будет. Никто всерьез не мог и подумать, что Франция будет разгромлена и оккупирована, а Британия продолжит сражаться в одиночку.

Для истребителей, атакующих лишенных истребительного прикрытия бомбардировщиков на первом месте стояла концентрация огневой мощи. Группа истребителей сближалась с группой бомбардировщиков, после чего распадалась на звенья из трех самолетов, после чего звенья непрерывно атаковали намеченные цели. Самолеты Истребительного командования могли действовать в плотных боевых порядках в составе эскадрильи из двенадцати истребителей. В этом случае атаки проводились силами четырех звеньев. Звено летело в строе клина, на острие шел самолет командира.

Установив визуальный контакт с бомбардировщиком, командир вместе с ведомыми занимал выгодную позицию для атаки с задней полусферы. Как гласит наставление по тактике действий авиации от 1938 г. атаковать следовало пока «... не кончится боезапас, самолет противника не будет сбит или из-за полученных повреждений не выйдет из боя»..

В случае нанесения удара по одной цели всей эскадрильи, звенья атаковали поочередно.

Накануне второй мировой войны в люфтваффе исповедовали совершенно иные взгляды на возможность ведения воздушного боя истребитель против истребителя. Опыт войны в Испании свидетельствовал о том, что воздушный бой истребитель-истребитель явление обыденное для большинства вероятных военных конфликтов. Германские летчики-истребители разработали гибкую тактику, основой боевого порядка стала пара самолетов (Rotte). В крейсерском полете между самолетами пары выдерживалась дистанция 200 ярдов, истребители шли почти строем кильватера, с очень небольшим смещением друг относительно друга. В воздушном бою перед ведомым стояла задача не допустить внезапной атаки самолета командира - прикрывать ему хвост. Таким образом, командир получал возможность сконцентрироваться на атаке. Две пару образовывали звено - Schwarm.

В начале лета 1940 г. Истребительное командование внезапно столкнулось с совершенно новой ситуацией. С баз в Северной Франции значительные силы истребителей люфтваффе получили возможность действовать над юго-западной Англией. Очевидно, что с этого момента бомбардировщики все чаще станут действовать под прикрытием истребителей. При выполнении перехвата бомбардировщиков истребители RAF уже не могли избежать встречи со своими немецкими коллегами.

Эффективность боевого порядка при ведении воздушного боя истребители против истребителей зависит от трех главных факторов:

- способности маневрировать как единое целое;

- способности летчиков прикрывать друг друга от внезапных атак противника;

- способности каждого самолета получить поддержку в случае атаки его противником.

По любому из трех вышеперечисленных критериев боевой порядок люфтваффе превосходил плотный боевой порядок истребителей RAF. Пара выполняла вираж точно так же как его выполняет один самолет, в то время как три машины ориентировались по самолету, находящемуся ближе к центру описываемой в воздухе окружности. В крейсерском полете оба летчика Schwarm'a осматривали воздушное пространство в поисках противника, особое внимание уделяя просмотру «слепых» зон друг друга. В плотном боевом порядке RAF лишь командир звена занимался визуальным поиском противника, ведомые были заняты тем, что выдерживали место в строю. В случае атаки сзади пара или четверка имели возможность быстро развернуться и сорвать удар. При атаке сзади ведомых командира звена из трех самолетов, помощь жертве обычно сильно запаздывала.

В боях над Францией истребители RAF часто терпели поражение в воздушных боях с уступающими им по численности самолетами люфтваффе. Однако времени на радикальные нововведения в тактику действий английских истребителей до начала битвы за Британию времени уже не оставалось. Боб Окспринг (8 личных побед, 1 сбитый в группе и 3 сбитых вероятно), летавший на «Спитфайре» в составе 66-й эскадрильи в период Битвы так описывает сложившуюся ситуацию:

- Мы знали, что наша тактика была ошибочной, но у нас не оставалось времени на эксперименты - мы выполняли по три-четыре боевых вылета в день.

Целесообразным представлялось увеличить интервалы и дистанции между самолетами в слишком плотных боевых порядках. Разомкнутый строй позволил бы пилотам больше времени уделять визуальному поиску противника, а не заниматься выдерживанием места в строю. Звено или пара, летящая сзади группы с превышением в 1000 футов, могла предупредить возможные внезапные атаки противника с задней полусферы. Такие изменения могли стать важным шагом в направлении повышения эффективности действий истребителей, однако не могли улучшить способность группы выполнять виражи с более короткими радиусами, не ломая строй.

Боевое управление

С точки зрения построения боевых порядков истребителей, RAF уступали люфтваффе, но боевой порядок - всего лишь один из аспектов тактик действий истребителей. Другим, причем, возможно, более существенным, является управление боевыми действиями. В отношении управления RAF по всем параметрам превосходили люфтваффе. В момент, когда группа немецких истребителей пересекала береговую черту Англии, пилоты мессершмиттов знали о ситуации в воздухе лишь то, что им сообщили на предполетном инструктаже плюс информация, почерпнутая из радиопереговоров. Группы истребителей не имели связи друг с другом и не могли координировать в воздухе свои действия.

В RAF ситуация отличалась кардинальным образом. Благодаря наземной службе наведения истребителей, созданной Даудингом, командиры подразделении истребителей могли корректировать свои планы в соответствии с изменением обстановки. Командир имел возможность собрать все наличные силы в любое время и в любом месте.

Прекрасным примером функционирования системы являются события, произошедшие в День битвы за Британию -15 сентября 1940 г. Бой начался в зоне ответственности 11 -и группы. Командир группы, вице-маршал авиации Кейт Пэрк руководил действиями истребителей из оперативной штаб-квартиры, расположенной в Аксбридже к западу от Лондона. Действия вице-маршала можно проследить по приведенной ниже таблице. Тактика действий 11-й группы, продемонстрированная 15 сентября, типична для этой фазы битвы за Британию.

В некоторых публикациях утверждается, что эскадрильи 11-й группы вводились в сражение по одиночке, в то время как истребители 12-й группы действовали более крупными формациями. Восстановленный порядок ввода сил 11-й группы говорит о том, что вечером 15 сентября воздушное сражение представляло собой гораздо более пеструю, чем принято думать, картину. Десять эскадрилий «Харрикейнов» вводились в бой парами, еще четыре - поодиночке; три эскадрильи «Спитфайров» бросили в сражение как единое авиакрыло, две действовали в паре и две -по одиночке.

Приведенная слева таблица разоблачает или, по крайней мере, ставит под сомнение широко распространенное заблуждение о совместных действиях эскадрилий «Спитфайров» и «Харрикейнов», при которых «Спитфайры» связывали боем мессершмитты, а «Харрикейны» атаковали бомбардировщики. Как видно из таблицы, эскадрильи 11-й группы действовали только группами однотипных истребителей. Данная тактика позволяла в полной мере реализовать преимущества «Спитфайров» в скорости, им не приходилось подстраиваться под более тихоходные «Харрикейны».

Наиболее эффективным немецким истребителем был Bf 109E, но сопровождение рейдов бомбардировщиков на Лондон ограничивалось крайне малым радиусом действия мессершмиттов. Вице-маршал Пэрк считал малый радиус действия немецких истребителей их ахиллесовой пятой и не преминул этим воспользоваться.

Появление немецких самолетов в поле зрения радаров немедленно было отражено на специальных планшетах в помещениях штаба Истребительного командования. Первой реакцией на налет стал взлет единственного «Спитфайра» с передового аэродрома Хаукинг, расположенного в окрестностях Фолкстоуна. Флэг-офицер Алан Райт (11 личных, 3 групповые победы, 2 «возможно уничтоженных» и вероятно сбитых самолета) из 92-й эскадрильи набрал высоту над Дуврским проливом, чтобы уточнить силы и состав группы самолетов люфтваффе.

Когда примерно в 14.00 немецкие самолеты пересекли береговую черту Франции, Пэрк начал постановку задач своим истребителям. Двум эскадрильям «Спитфайров» (222-й и 603-й) предстояло патрулировать над Ширнессом на высоте 20 000 футов, одновременно с ними взлетела шестерка «Харрикейнов», которой парами следовало прикрывать на средних высотах Чилмсфорд, Кинли и Хорнчарч. После определения объекта налета парам «Харрикейнов» надлежало вновь собраться в шестерку в угрожаемом районе.

Между 14,05 и 14,15 в воздух были подняты еще четыре эскадрильи «Спитфайров». Самолеты 41-й и 92-й направились к Хорнчарчу, где набрали высоту 20 000 футов; 66-я и 72-я эскадрильи направились прикрывать Биггин Хилл на той же самой высоте. Две пары «Харрикейнов» патрулировали над Нортхолтом и Кинли, одна пара - над Мэйдстоуном и над лондонскими доками.

Истребители набрали высоту как раз к тому моменту, когда авангард немецких самолетов пересек побережье Англии в районе Дангинесса и развернулся курсом на Лондон. Налет выполняли самолеты трех групп Do 17Z (две группы из KG-2 и одна - из KG-3) и двух групп Не-111Н (из KG-26 и KG-53), всего - 114 бомбардировщиков. Строй бомбардировщиков занимал пространство размерами шесть миль шириной и три мили длиной. Объектами налета стали портовые сооружения и гавани портов Суррей коммерческий, Вест-Индский, Ройял Виктория и доки Ройял Альберт. Бомбардировщики прикрывало 360 истребителей Bf 109E из JG-3,-27,-51,-52,-53 и JG-77. Каждую группу ударных самолетов эскортировала истребительная группа, пять ягдгешвадеров осуществляли дальнее прикрытие. Еще пять групп вели свободную охоту, перед ними стояла задача перехватывать английские истребители еще до выхода последних на рубежи атак главных сил.

Согласно плану Пэрка сражение предстояло провести в три этапа. Сразу же по пересечении противником береговой черты Англии немцев проверили на прочность три эскадрильи «Спитфайров» (41-я, 92-я и 222-я). атаковать должны были четыре эскадрильи, но 603-я эскадрилья взлетела позже и не смогла во время выйти в точку сбора. Эскорт мессершмиттов блокировал атаки англичан, однако пилоты Bf 109 вынуждены были летать на максимальных режимах работы двигателей, на которых расход топлива существенно превышал расход топлива в крейсерском полете. Пэрк заставил немцев жечь топливо ударными темпами.

Второй этап последовал непосредственно за первым. На немецкие самолеты над Мэйдстоуном обрушились две эскадрильи «Харрикейнов», через несколько минут к ним присоединились «Харрикейны» еще из двух эскадрилий.

В третьей, завершающей, фазе сражения Пэрк задействовал 23 истребительных эскадрильи - все оставшиеся в его распоряжении силы. Кроме подразделений 11-й группы на этом этапе в бой были введены пять эскадрилий 12-й группы «Биг Уинг» и две эскадрильи 10-й группы.

В этот день система управления истребительной авиацией RAF функционировала образцово. В сражении было задействовано 30 эскадрилий «Спитфайров» и «Харрикейнов» из трех групп. Исход сражения решался непосредственно над Лондоном, где Bf 109E действовали на пределе своего радиуса. Из 114 бомбардировщиков был сбит 21 самолет (18%), большое количество бомбардировщиков получило повреждения, было сбито и некоторое количество истребителей прикрытия. Истребительное командование лишилось пяти «Спитфайров» и 13 «Харрикейнов».

Воспоминания асов

Пайлот-офицер «Батч» Бэйкер служил в 41-й эскадрильи и принимал участие в отражении налета 15 сентября. К концу 1940 г. на его счету значилось четыре личные и две групповые победы, пять поврежденных самолетов противника. Вместе с коллегами из 92-й и 222-й эскадрилий Бэйкер наносил первый удар по армаде немецких самолетов. Бэйкер попытался атаковать Мессершмитт, летевший выше его, но пока он ловил противника в сетку прицела, задирая нос своего истребителя, «Спитфайр» потерял скорость. Самолет задрожал и свалился на крыло, после чего перешел в нисходящую спираль. Бэйкер вспоминал:

- Я остановил вращение. После того как мне удалось восстановить управление, я прямо перед собой обнаружил Хейнкели. Первой реакцией было причинить им как можно больше повреждений, столько -сколько смогу. Я летел над строем бомбардировщиков и нажимал на гашетку всякий раз, когда Хейнкель оказывался в прицеле. Я не опасался эскорта - мессершмитты находились слишком высоко, чтобы помешать мне. Я видел, как пули пулеметов моего самолета прошили нос замыкающего строй бомбардировщика и спикировал под него.

После выхода из атаки Бэйкер вновь набрал высоту и стал искать вражеские истребители. Вместо них, ниже, он вновь обнаружил Хейнкель, оторвавшийся от группы. Самолет летел курсом на Францию. Бомбардировщик атаковали два «Харрикейна», Бэйкер присоединился к ним и выпустил по немцу остаток боекомплекта. Из правого двигателя Не-111Н-4 потянулся шлейф дыма, самолет начал быстро терять высоту. Бомбардировщик сел на вынужденную посадку в районе Фоулнесса, его экипаж попал в плен. Самолет принадлежал 1 ./KG-26. На счет Бэйкера записали один поврежденный бомбардировщик и один предположительно сбитый.

Летчик 66-й эскадрильи Боб Окспринг взлетел с аэродрома Грэйвсенд. Пилоты эскадрильи получили жестокий урок и узнали насколько уязвимо звено истребителей от атакующих сверху мессершмиттов. Эскадрилья «Спитфайров» набирала высоту на скорости 240 миль/ч, Bf 109 спикировали на скорости 400 миль/ ч. Англичане практически не имели шансов уклониться от удара. Единственный шанс уцелеть в сложившийся ситуации - «шуровать рулями». Окспринг рассказывает:

- Мы сразу обнаружили, что нас навели прямо на строй самолетов противника. Мы даже не успели набрать высоту, и представляли собой отличную цель для вражеских истребителей. Несколько наших самолетов было сбито. Нам пришлось пренебречь командами службы наведения и отклонится на запад от рекомендованного курса. Мы смогли набрать еще 10 000 футов высоты в районе стадиона Уэмбли, прежде чем вновь встретились с противником.

Эскадрилья, в которой служил Боб Окспринг была одной из многих вступивших в бой с противником над восточными пригородами Лондона. Этой эскадрильей командовал Руперт Лейх (1,5 победы), пилот еще предвоенной выучки. Он повел девять своих «Спитфайров» в атаку на 24 бомбардировщика Не-111Н из KG-53. Окспринг и еще один летчик держались в стороне, прикрывая боевых товарищей от возможных атак истребителей противника. Вновь предоставим слово Окспрингу:

- Пока другие атаковали бомбардировщики, я заметил несколько Bf 109E, летевших выше и стал в вираж, прикрывая своих товарищей от возможной атаки. На случай возможного боя я забирался как можно выше, в то же время стараясь не сильно потерять в скорости - я не имел перед противником преимущества в скороподъемности.

Лейх выстроил «Спитфайры» в линию и перешел в пологое пикирование, чтобы набрать скорость.

Англичане атаковали Хейнкели снизу после просадки на выводе из пикирования. «Спитфайр» за «Спитфайром» выпускали по цели короткие очереди с предельно малой дистанции. Все это время Боб Окспринг внимательно следил за мессершмиттами. Последние увлеклись атакой других английских истребителей:

- Они не видели нашей атаки, так что я смог присоединится к эскадрильи и атаковал бомбардировщик со стороны солнца. Имея пулеметы калибра .303 сложно определить насколько серьезные повреждения удалось нанести самолету противника, если он не упал или не загорелся. Хейнкель, который я обстрелял, отделился от строя. Я пикировал с высокой скоростью и проскочил сквозь строй бомбардировщиков.

После боя на счет Окспринга запишут один поврежденный Не-111. В это же время бомбардировщики KG-53 атаковали «Спитфайры» 72-й эскадрильи и две эскадрильи «Харрикейнов». Один Не-111 был сбит, два - получили тяжелые повреждения и вышли из боя. Поврежденные машины добили другие истребители RAF.

Истребитель против истребителя

О битве за Британию написаны книги и сняты фильмы, в них истребители противоборствующих сторон преследуют друг друга по всему небу, а сражение распадается на ряд отдельных схваток. Фактически, в крупномасштабном воздушном сражении бои истребителей один на один продолжались не более двадцати секунд. Скоротечные схватки требовали от летчиков высокого летного мастерства и были крайне рискованными для обоих противников. Всегда существовала вероятность встретить более опытного пилота или даже аса, кроме того, летчик чересчур увлекшийся поединком становился уязвимым для неожиданной атаки со стороны внезапно появившегося другого противника.

Тщательное изучение рапортов о воздушных боях, проведенных 15 сентября позволило сделать довольно неожиданный вывод: в этот день состоялся всего один бой, которой можно классифицировать как «истребитель против истребителя». Сержант Брайан Лэйн (шесть личных и одна групповая победы, две неподтвержденных, одна вероятная) из 19-й эскадрильи 12-й группы вместе со своими товарищами устремился на перехват бомбардировщиков, шедших курсом на Лондон. Прежде чем эскадрилья нагнала ударные самолеты, ее атаковали мессершмитты. Лэйн сумел атаковать один Bf 109. В классическом издании военного времени «Spitfire Pilot» он писал:

-Он увидел как я развернулся ему навстречу и, отклонив рули до предела, попытался скольжением уйти под меня. Удерживая самолет на грани сваливания я сумел зайти противнику в хвост и выпустил короткую очередь, раньше, чем мессершмитт вышел из прицела моего истребителя. Немецкий летчик прекрасно разбирался в тонкостях пилотирования Bf 109 - я никогда не видел такого пилотажа. Меня не покидало ощущение, что у мессершмитта в любой момент могут отвалиться крылья. Однако он даже не свалился в штопор, наш танец продолжался. Я опять поймал противника в прицел, дважды я открывал огонь, однако вряд ли попал, зато он пробил хвост моего «Спитфайра». Зато потом я сумел занять выгодное положение и посылал пулю за пулей в хвост мессершмитта. Противник заложил такой крутой вираж, что я разглядел хищное выражение лица летчика, выпущенные предкрылки говорили о том, что Bf 109 находится на грани сваливания.

- Неожиданно мессершмитт прекратил разворот и дал преимущество моему «Спитфайру». Немец перешел в правый вираж и должен был пройти прямо передо мной. Я не мог понять, на что надеялся противник и не видел смысла в этом маневре. Может быть, он надеялся, что я последую за ним, из-за особенностей системы подачи топлива в перевернутом полете мессершмитт имел преимущество перед «Спитфайром». Все равно - момент для такого маневра немец выбрал неподходящий. В течении нескольких секунд, пока Bf 109 находился в перевернутом положении я успел всадить в него хорошую очередь. Немецкий самолет нехотя перешел в пикирование и скрылся в облаках - судя по всему, он потерял управление.

Лэйну засчитали мессершмитт как «вероятно сбитый», однако германские источники потерю не подтверждают. 15 сентября ни один Bf 109 не был сбит в окрестностях Дэртфорда, где Лэйн вел воздушный бой. Воздушные бои на горизонталях заканчивались чаще всего безрезультатно.

Храбрая атака

Сбросив бомбы на лондонский район Ист-Хэм, Хейнкели 26-й эскадры легли на обратный курс. Между Лондоном и Кентом строй бомбардировщиков атаковали «Спитфайры» из 603-й эскадрильи. Лейтенант Родерик Кескотти тогда пилотировал один из Не-111:

- Несколько Томми самоубийственно проскочили через завесу наших истребителей. И быстро сблизились с бомбардировщиками. Они атаковали спереди справа, от «Спитфайров» потянулись трассирующие очереди. В этот момент на сцене появились мессершмитты, они навалились на англичан с тыла, и мы увидели разрывы снарядов на хвосте одного «Спитфайра». Тем не менее, Томми продолжили атаку и сближались с нами. Пули, выпущенные англичанами, находили цели. Мы не могли отвечать огнем на огонь из-за опасения попасть в мессершмитты. Я держал левую руку у лица, прикрываясь от осколков плексигласа, летавших по всей кабине, а самолетом управлял только правой рукой. От восьми пулеметов вражеского истребителя меня отделяло лишь остекление фонаря кабины. В последний момент англичанин взял ручку на себя, и «Спитфайр» промчался выше, едва не чиркнув брюхом по фюзеляжу Хейнкеля. Затем английский истребитель начал валиться назад, как будто он потерял управление, из самолета повалил черный дым. Рядом с нами, занимая выгодное положение для новой атаки, заложил вираж мессершмитт. Бой продолжался всего несколько секунд, но этих секунд хватило Томми, чтобы продемонстрировать готовность храбро защищать свою страну.

Бомбардировщик получил повреждения, однако Кескотти смог удержать самолет в строю и привести его на базу. Почти наверняка храбрецом, о котором вспоминал летчик Хейнкеля, был флэг-офицер Питер Пис из 603-й эскадрильи. Его сбили именно в это время в этом районе. Пис оставался в кабине, когда его «Спитфайр» столкнулся с землей недалеко от Мэйдстоуна. Артур Питер Пис был сыном сэра Ричарда Писа Ричмондского, Питер учился в Итоне и Кембридже, с началом войны вступил добровольцем в RAF, в 1940 г. получил назначение в 603-ю эскадрилью. До своей гибели он успел сбить один самолет противника, еще одну победу ему защитали как вероятную.

«Big Wing» в бою

Противоречивое отношение к итогам деятельности 12-й группы («Big Wing») в период битвы за Британию возникло еще в 1940 г.; группой тогда командовал Дуглас Бадер (20 личных и четыре групповые победы, еще шесть личных побед и одна групповая защитаны как предположительные). «Большое крыло» включало пять эскадрилий: три, вооруженные «Харрикейнами» и две - «Спитфайрами». Планировалось, что «Спитфайры» свяжут боем немецких истребителей и позволят «Харрикейнам» атаковать бомбардировщики. На практике подобный план оказался практически невыполнимым. Полным составом крыло вело бой с противником всего три раза: дважды -15 сентября и один раз - 18 сентября.

В одной из схваток, имевших место 15 сентября, самолеты 12-й группы вообще не сумели прорваться через эскорт истребителей к бомбардировщикам; «Харрикейны» и «Спитфайры» сумели перехватить противника только после того, как разбились на мелкие группы. Результаты воздушного боя, в котором принимало участие значительное количество самолетов, почти всегда сильно завышались. Так, летчики 12-й группы заявили, что в вышеупомянутой схватке они сбили 26 самолетов противника, в том числе 17 бомбардировщиков. Согласно немецким документом в тот промежуток времени был потерян 21 самолет над всей Англией! Детальный анализ немецких потерь показывает - 12 из 21 победы записали на свой счет истребители, не принадлежащие 12-й группы (девять - на счету «Спитфайров» 11-й группы, один - сбил «Спитфайр» 11-й группы совместно с зенитчиками и один - на счету двух самолетов, одного из 11-й и второго - из 12-й групп). Истребители 12-й группы смогли сбить только один, а не 17 бомбардировщиков.

Каждая акция «Большого крыла» сопровождалась массовыми приписками, которые впоследствии послужили основой для легенды об эффективности «разделения труда» между «Спитфайрами» и «Харрикейнами». Очевидно - крыло из пяти эскадрилий оказалось в бою чересчур неповоротливым и трудно управляемым. В отношении сбитых самолетов эффективность «Big Wing» в пересчете на одно подразделение также оказалась ниже, чем у групп, состоявших из двух эскадрилий.

В то же время ввод в бой 12-й группы имел и положительный эффект - моральный, боевой дух пилотов люфтваффе после столкновений с «Big Wing» упал. До 15 сентября немцы могли полагать, что силы Истребительного командования близки к истощению. Над Лондоном бомбардировщики встречала группа из примерно 50 английских истребителей, на маршрутах подхода и отхода рейдеры атакам не подвергались. 15 сентября «Big Wing» наглядно показало - Истребительному командованию еще далеко до разгрома.

Эффективность «Спитфайра» и «Харрикейна»

«Харрикейн» по сравнению со «Спитфайром» имел более прочную конструкцию планера и лучше «держал» попадания пуль и снарядов. «Спитфайр», в свою очередь, обладал лучшими летными характеристиками и меньшими геометрическими размерами, но был менее устойчив к воздействию стрелкового оружия. Анализ потерь истребителей обоих типов показывает, что соотнесенные к одинаковому количеству воздушных боев, потери «Спитфайров» были в два раза меньше потерь «Харрикейнов».

В то же время разбор воздушного сражения 15 сентябре не выявил однозначной картины. Данные о потерях и повреждениях самолетов с обоих сторон по сей день остается крайне запутанными. Потери немецкой авиации завышены, тип сбитых или поврежденных самолетов определялся ошибочно. Все же можно, в целом, считать, что пропорция по сбитым «Харрикейнам» и «Спитфайрам», равно как и по победам одержанным истребителями этих типов, сохранилась примерно на уровне 2:1 в пользу «Спитфайра».

Неполноценность вооружения

Неполноценность вооружения как «Спитфайра», так и «Харрикейна» в период битвы за Британию стала совершенно очевидной. 15 сентября несколько бомбардировщиков смогли вернуться на базу, получив более чем по сотни попаданий пуль калибра .303. эффект концентрации огня достигался только тогда, когда сразу два британских истребителя вели огонь по бомбардировщику с предельно короткой дистанции. Германские бомбардировщики, особенно оснащенный моторами воздушного охлаждения Do-17Z, проявили себя очень живучими машинами. Одной из причин высокой живучести немецких самолетов являлись протестированные топливные баки, разработанные в Германии незадолго до войны. Стенки бака выполнялись из слоев вулканизированной и не вулканизированной резины общей толщиной 1 см. Когда пуля калибра .303 пробивала бак, топливо попадало в отверстие и вступало в химическую реакцию с не вулканизированной резиной, в результате отверстие затягивалось. Протектированные баки в период битвы за Британию сохранили жизни множеству членов экипажей бомбардировщиков люфтваффе.

Ответом на появление протектированных баков стала установка на истребители 20-мм автоматических пушек Испано. Отверстия от снарядов такого калибра резина затянуть не могла. Летом и осенью 1940 г. установку пушек на «Спитфайр» вновь сочли одной наиболее приоритетных.

Перевооружение «Спитфайра»

Несмотря на окончившуюся неудачей попытку установки на «Спитфайр» пушки Испано, истребительное командование настаивало на замене пулеметов .303 калибра более мощным вооружением. Пушечные «Спитфайры» не сыграли сколь-нибудь заметной роли в битве за Британию.

Даже если пушки работали безотказно - у пушечной модификации все равно оставался крупный недостаток: боекомплект составлял всего лишь 60 снарядов на ствол, этого хватало только на пятисекундную очередь - слишком мало для ведения воздушного боя. На истребители следующей, предназначенной для RAF, партии устанавливалось смешанное вооружение из двух пушек и четырех пулеметов. Такой вариант вооружения оказался хорошим компромиссом и в ноябре 1940 г. такие «Спитфайры» первой получила 92-я эскадрилья. Самолеты со смешанным вооружением, также как и чисто пушечные машины, получили обозначение Mk IB, а пулеметные «Спитфайры» стали обозначаться Mk IA.

Первые серии «Спитфайров II» вооружались только пулеметами, но позже некоторое количество истребителей получило смешанное вооружение из двух пушек и четырех пулеметов, эти самолеты обозначались Mk IIB, в то время как пулеметные истребители Mk IIА.

Металлические элероны

Серьезной проблемой для летчиков «Спитфайров» являлось слишком тяжелое управление по крену в пикировании на скоростях более 400 миль/ч - лишь двумя руками пилотам удавалось отклонить ручку управления даже на небольшой угол. Продувки в аэродинамической трубе выявили причину «затяжеления» управления - на больших скоростях начинала «парусить» полотняная обшивка элеронов из-за чего возрастали нагрузки, требуемые для отклонения ручки управления.

Чтобы преодолеть возникшую проблему, фирма Супермарин предложила выполнять обшивку элеронов из металла. В ноябре 1940 г. элероны с металлической обшивкой были установлены на «Спитфайр». Летчики, летавшие на модернизированном самолете, отметили улучшение управляемости. После завершения испытаний штаб Истребительного командования отдал приказ произвести замену элеронов на всех истребителях «Спитфайр I» и «Спитфайр II», находящихся в строевых подразделениях и установку новых элеронов на строящиеся самолеты.

«Спитфайр Mk II» с увеличенным радиусом действия

Бои мая-июня 1940 г. над Дюнкерком выявили недостаточную дальность полета «Спитфайров». В то время концепция сбрасываемых дополнительных топливных баков еще не была опробована, таких баков не имелось ни для «Спитфайров», ни для других английских истребителей. Первым «Спитфайром», на который был установлен дополнительный топливный бак стал истребитель Mk I с номером Р9665, бак емкостью 30 галлонов подвешивался под левую плоскость крыла. Бак увеличивал лобовое сопротивление и ухудшал управляемость самолета, особенно на больших скоростях полета. В преддверии битвы за Британию требовалось насытить эскадрильи как можно большим количеством стандартных «Спитфайров», поэтому интерес к истребителю с увеличенной дальностью полета снизился.

В начале 1941 г. самолеты Истребительного командования стали привлекаться к сопровождению рейдов английских бомбардировщиков над северо-западной Европой, и интерес к «Спитфайрам» с увеличенной дальностью возродился. Было построено примерно 60 самолетов «Спитфайр Mk II», оснащенных дополнительным 60-галлонным баком под левой плоскостью крыла. Впервые эти машины приняли участие в боях весной 1941 г. Истребители состояли на вооружении нескольких эскадрилий - 19-й, 66-й, 118-й, 152-й, 222-й, 234-й, 501-й, 616-й; часть эскадрилий эксплуатировало «Спитфайры» с дополнительными баками в течение очень непродолжительного времени. По сравнению со стандартной модификацией истребители «Mk II Long Range» обладали худшей маневренностью, их максимальная скорость была на 26 миль/ч меньше, хуже была и скороподъемность, практический потолок уменьшился на 3700 футов, зато запас топлива возрос на 50%.

Новая тактика

С окончанием битвы за Британию накал воздушных боев ослаб настолько, что Истребительное командование смогло отвести эскадрильи из зоны боевых действий на отдых, пополнение и переформирование. Большинство подразделений к этому времени продолжали использовать старую тактику, хотя отдельные командиры внесли в нее на свой страх и риск некоторые изменения.

Командир 74-й эскадрильи «Сэйлор» Мэлэн разработал новое построение боевых порядков истребителей. Вместо деления 12 самолетов эскадрильи на четыре звена по три машины в каждом, он предложил делить эскадрилью на три звена по четыре самолета, в свою очередь звено разбивалось на две пары по аналогии с Rotte люфтваффе. Мэлэн совершенно справедливо полагал, что три самолета не могут действовать как одно целое. Новый боевой порядок эскадрильи представлял собой три колонны по четыре самолета, при этом среднее звено несколько выдвигалось вперед, а вместо тесного боевого порядка предлагалось широкое рассредоточение звеньев по фронту и в глубину.

По всем трем критериям эффективности боевого порядка - маневрированию строем, прикрытие «слепых» зон и взаимной поддержки - построение Мэлэна было лучше прежнего боевого порядка, использовавшегося Истребительным командованием. Строй кильватера облегчал летчикам выдерживание своего места, позволяя больше внимания уделят поиску противника. Преимущества строя Мэлэна быстро оценили и с началом в 1941 г. авиацией наступательных операций этот боевой порядок был принят в качестве основного.

«Сэйлор» Мэлон является также автором знаменитых «Десяти заповедей воздушного боя»:

1. Веди огонь короткими очередями в одну-две секунды с предельно короткой дистанции;

2. При стрельбе ни на что не отвлекайся, держи обе руки на ручке управления, все внимание концентрирую на прицеле;

3. Не забывай осматривать воздушное пространство;

4. Проявляй инициативу;

5. Старайся встречать атаку противника на встречном курсе;

6. Принимай решения быстро. Лучше выполнить маневр быстро, даже если маневр будет тактически не самым лучшим;

7. Никогда не лети в горизонтальном полете прямолинейно более 30 секунд;

8. При атаке с пикирования убедись, что тебе обеспечено прикрытие сверху;

9. «Инициатива», «агрессивность», «дисциплина в воздухе», «совместные действия» - ключевые факторы успеха в воздушном бою;

10. Летай легко, бей - сильно.

Переход к наступлению

В конце 1940 г. в командующим истребительной авиацией стал сэр Шолто Дуглас. Он считал, действия дневных истребителей должны быть более наступательными. Он приказал изучить возможность действий своих эскадрилий над Францией.

Изменение взгляда на применение истребителей проявилось 20 декабря, когда флайт-лейтенант Джордж Кристи и пайлот-офицер «Боугл» Води из 66-й эскадрильи (на счету обоих было по пять побед) нанесли удар по аэродрому Ле Тоуке.

Истребители не встретили противодействия и благополучно вернулись на свою базу. Это было первое появление «Спитфайров» над Францией со времен Дюнкерка.

9 января 1941 г. уже три эскадрильи «Спитфайров I» (65-я, 145-я и 610-я) на большой высоте пролетели над северной Францией. Снова немцы никак не отреагировали на появление английских истребителей. Люфтваффе просто проигнорировало их появление, точно так же Истребительное командование игнорировало появление одних мессершмиттов во время битвы за Англию.

Начало операций

10 января RAF предприняли более амбициозную попытку вызвать на бой немецкие истребители. В операции, получившей название «Цирк» задействовали шесть «Бленхеймов», которые с 12 000 футов должны были разбомбить склад боеприпасов в окрестностях Кале. Кроме бомбардировщиков к участию в операции привлекли семь эскадрилий «Спитфайров» и четыре эскадрильи «Харрикейнов», всего 103 истребителя. «Харрикейны» осуществляли непосредственное сопровождение бомбардировщиков и вместе с ними наносили удары по наземным целям. Удары по наземным объектам наносили также «Спитфайры I» из 610-й эскадрильи. Три эскадрильи «Спитфайров II» (41-я, 64-я, 611-я) обеспечивали прикрытие ударных самолетов от атак сверху, еще три (66-я, 74-я, 92-я) - охраняли их на выходе из атаки.

Бомбардировщики отбомбились без потерь и беспрепятственно легли на обратный курс. В последовавшем за бомбежкой воздушном бое между английскими и немецкими истребителями, летчики люфтваффе дрались успешнее: один «Харрикейн» был сбит (пилот приземлился в море, его спасли), один «Спитфайр» получил тяжелые повреждения и сел на вынужденную посадку в районе Дитлинга, еще два поврежденных «Спитфайр» сумели дотянуть до своих аэродромов. Германские истребители потерь не понесли.

Операция «Цирк» стала образцом для действий в последовавшей за ней наступательной кампании, менялось лишь количество задействованных самолетов и пропорция между «Спитфайрами» и «Харрикейнами». Так в операции «Цирк 5» - ударе 26 февраля по портовым сооружениям Кале - принимали участие 12 «Бленхеймов», ближнее прикрытие осуществляли две эскадрильи «Харрикейнов» и 303-я эскадрилья «Спитфайров I», от атак сверху ударную группу охраняли на высоте 24 000 футов «Спитфайры Mk II» из 74-й эскадрильи, а на высоте 26 000 футов - «Спитфайры Mk II» из 609-й эскадрильи и «Спитфайры Mk VB» из 92-й эскадрильи. Впечатляющие силы истребителей прикрытия удержали люфтваффе от противодействия. Английские самолеты без потерь вернулись на свои базы. В этот же день над Дувром и мысом Криз-Ноус на высоте 28 000 футов произошел воздушный бой между «Спитфайрами II» из 54-й и 64-й эскадрилий и немецкими истребителями. Мессершмитты сбили один «Спитфайр» из 54-й эскадрильи.

«Цирк 5» стал одной из последних операций, в которой принимали участие «Харрикейны» и одной из первых, в которой были задействованы «Спитфайры Mk V». «Спитфайры» новой модификации значительно превосходили предшественников в отношении летных характеристик. К концу мая 1941 г. «Спитфайры Mk V» получили восемь эскадрилий, все они базировались в юго-восточной Англии и предназначались для ПВО Острова и участия в операциях «Цирк».

Как у мессершмиттов в период битвы за Британию, радиус действия «Спитфайров» был маловат для эскортирования бомбардировщиков, летавших бомбить объекты на территории Франции. Частично разрешить проблему удалось с перевооружением нескольких эскадрилий на «Спитфайры Mk II Long Range», оснащенные дополнительными 40-галлонными топливными баками.

Первыми такие самолеты получили 152-я и 222-я эскадрильи. Которые начали использовать их в боях весной 1942 г.

В течение 1941 г. почти все истребительные эскадрильи имевшие на вооружении «Спитфайры» переоснастили самолетами модификации Mk V, однако «Спитфайры Mk II Long Range» принимали участие в налетах на Францию вплоть до августа 1941 г.

Удар по электростанции в Колоне

Наиболее амбициозным дневным рейдом английской авиации 1941 г. стал налет на электростанцию в Колоне, совершенный 12 августа. Две трети истребителей, принимавших участие в этом налете, были «Спитфайры» с увеличенным радиусом действия.

Ударную силу в составе 54 «Бленхеймов» прикрывали «Спитфайры Mk ПВ» из 306-й и 315-й эскадрилий, «Спитфайры Mk IIA» из 308-й эскадрильи, эскадрилья двухмоторных «Уирлуиндов». Охрану на дальних подступах несли три эскадрильи «Спитфайров Mk V».

Кроме того, непосредственно рядом с бомбардировщиками летели две эскадрильи «Спитфайров Mk ПА» (485-й и 610-й), 452-я эскадрилья смешанного состава («Спитфайры Mk ПА» и «Спитфайры Mk VB») и три эскадрильи «Спитфайров Mk VB»). Однако радиус действия большинства истребителей не позволял сопровождать «Бленхеймы» на всем маршруте - истребители не долетали до цели порядка 100 миль. Англичане столкнулись с серьезным противодействием самолетов люфтваффе и зенитной артиллерии. Десять «Бленхеймов» было сбито, несколько машин получили повреждения. Силы прикрытия потеряли четыре «Спитфайра», два стандартных Mk II, один «Mk II Long Range» и один Mk V.

Летом относительно небольшое количество «Спитфайров» с увеличенной дальностью полета (их имели на вооружении три эскадрильи) принимали участие в боях практически постоянно. На время, когда одна эскадрилья выводилась на отдых, ее сменяла другая. Так в августе в западные районы Англии перебросили 234-ю эскадрилью, ее сменила 19-я эскадрилья, также имевшая на вооружении «Спитфайры «Mk II Long Range».

Налет на Колон показал пределы использования «Спитфайров Mk II» в наступательных операциях. В последующие за рейдом недели несколько эскадрилий перевооружили на истребители модификации Mk V. В сентябре в Северной Франции появились новейшие немецкие истребители Fw-190, имевшие характеристики, как минимум, не хуже, чем у «Спитфайра Mk V» и значительно превосходившие «Спитфайры Mk II». «Спитфайры Mk II» оставались на вооружении только тех эскадрилий, которые действовали в районах, где появление Fw-190 было маловероятно.

Последний «Спитфайр Mk II» завод в Кэстл-Брумвиче изготовил в июле 1941 г., к концу года почти все машины данной модификации были сняты с вооружения частей первой линии.

Источники

  • "Британские асы. Пилоты "Спитфайров" " /Война в воздухе № 11/

©Air Pages