Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Ленд - лиз Ленд-лиз A 20 AT 6 B 25 P 39 P 40 P 47 P 63 PBN-1 Hurricane Spitfire Mk.5 Spitfire Mk.9

"Харрикейны" на советско-германском фронте

Владимир Котельников, Дмитрий Хазанов

Авиационный журнал "Ас" /№2 1991г/

Hawker Hurricane Mk IIb (с советским вооружением), на котором летал командир 485 иап майор Г.В.Зимин, осень 1942 © Михаил Быков

Hawker Hurricane Mk IIb (с советским вооружением), на котором летал командир 485 иап майор Г.В.Зимин, осень 1942

"Харрикейны" были первыми боевыми самолетами союзников, прибывшими в СССР. 28 августа 1941 года 24 истребителя типа "Харрикейн" IIВ поднялись с палубы авианосца "Аргус" и затем приземлились на аэродроме Ваенга под Мурманском. Машины входили в состав 151-го крыла (полка) английских ВВС, отправленного на помощь советским частям в Заполярье. Через некоторое время к ним присоединились еще 15 "Харрикейнов", доставленных грузовыми судами в архангельский порт и собранных там англичанами. Впоследствии эти истребители были переданы 78-му иап ВВС Северного флота. За этой горсткой "Харрикейнов" последовал мощный поток (более чем 3000) самолетов этого типа, построенных английскими и канадскими заводами.

Истребитель "Харрикейн" начал проектироваться на фирме "Хоукер" под руководством главного конструктора Сиднея Кэмма в 1933 г. Через два с половиной года самолет прошел испытания и с октября 1937 года начал строиться серийно. Для своего времени это была безусловно прогрессивная конструкция. Она включала почти все признаки, характерные для истребителей-монопланов так называемой "новой волны", первым представителем которой был советский И-16 Н.Н. Поликарпова - низкоплан с убирающимся шасси и закрытой кабиной. Из новинок того времени Кэмм не использовал только цельнометаллическую конструкцию с несущей обшивкой - "Харрикейн" имел каркас фюзеляжа из стальных труб с внутренними расчалками (примерно такой же схемы, как у нашего Як-1). К моменту попадания в нашу страну самолет претерпел многочисленные изменения. На нем последовательно ввели подфюзеляжный киль для улучшения штопорных качеств, реактивные выхлопные патрубки, заменили двухлопастной винт фиксированного шага на трехлопастной винт-автомат. Однако, эти модификации не смогли устранить выявленного с самого начала Второй мировой войны отставания "Харрикейна" от его основного противника - немецкого истребителя Мессершмитт Bf 109. Не помогла и установка более мощного и высотного мотора "Мерлин" XX с двухскоростным нагнетателем (вместо "Мерлин" III). Хотя в 1941 г. "Харрикейн" включили в число пяти наиболее важных типов самолетов, которым в Великобритании отдавали приоритет, в производстве отчетливо проявлялась тенденция к вытеснению этих машин более совершенными "Спитфайрами". "Харрикейны" с осени 1941 г. постепенно были переориентированы на функции истребителей-бомбардировщиков, штурмовиков и тактических разведчиков, их применяли также на второстепенных театрах военных действий вдалеке от метрополии.

Таким второстепенным театром англичане считали и Советский Союз. Вслед за "первыми ласточками" с "Аргуса" на судах северных конвоев стали прибывать контейнеры со все новыми "Харрикейнами". Впоследствии эти истребители поступали в нашу страну и через Иран. Всего за 1941-1944 гг. (в 1944 г. "Харрикейны" сняли с производства) в СССР приняли 3082 истребителя этого типа (в том числе военная авиация получила 2834 машины). Нам было отправлено по крайней мере 210 машин модификации IIА, 1557 - IIВ и аналогичных канадских X, XI, XII (выпущенных фирмой "Кэнедиэн Кар энд Фаундри" и отличавшихся частичной комплектацией американским оборудованием), 1009-IIС, 60- IID и 30-типа IV. Часть истребителей типа IIА на самом деле являлась переделкой старых машин типа I, проведенной фирмой "Роллс-Ройс". Осенью 1942 г. нам достался и один "Си Харрикейн" I (номер V6881), так называемый "катафайтер". Этот самолет катапультировался с борта транспорта "Эмпайр Хорн" при прикрытии судов конвоя PQ-18 и приземлился в Архангельске. 37 "Харрикейнов" IIВ 151-го крыла были официально переданы советской стороне в октябре 1941 г. А еще до этого, 22 сентября 1941 г., комиссией НИИ ВВС под председательством полковника К.А. Груздева был принят первый "Харрикейн" (номер Z2899), поставленный в нашу страну "напрямую". Комиссия сделала свое заключение только на основании осмотра машины, поскольку лишь на следующий день в СССР отправили инструкцию и описание. В акте констатировано, что самолет далеко не новый, потрепанный, не хватало рукоятки запуска, часов, боекомплекта. Этот случай не был исключением - для первых партий "Харрикейнов" это было нормой. Специалисты,занимавшиеся приемкой английской техники, отмечали, что многие истребители (не в пример прибывшим из США) нуждались в доукомплектовании и ремонте. Встречались машины, налет которых перевалил за 100 часов. Особенно возмутила советских рабочих, вскрывавших ящики, красовавшаяся на бортах и фюзеляжах некоторых "Харрикейнов" даже незакрашенная финская свастика. Переподготовкой летчиков и укомплектованием частей "Харрикейнами" занимались несколько запасных полков и учебных подразделений. Первыми из них были 27-й зап, располагавшийся в районе Вологды (аэродром Кадников) и части 6-й заб, размещенной в Иванове. Поначалу там работали английские летчики-инструкторы, инженеры и механики.

Внедрение "Харрикейнов" у нас началось с севера. Там с ноября-декабря 1941 г. начали боевые операции 72-й, 78-й, 152-й и 760-й полки, действовавшие в Карелии и на Кольском полуострове. Их летчики осваивали эти машины с помощью пилотов морской авиации, обученных англичанами в эскадрильях 151-го крыла.

Первые же случаи боевого применения "Харрикейнов" на фронте выявили большое количество недостатков. Больше всего нареканий вызывало вооружение "Харрикейнз" -8-12 пулеметов калибра 7,69 мм не наносили существенного ущерба бронированным немецким самолетам. Вот характерный пример: в январе 1942 г. три "Харрикейна" IIВ из 191-го полка 10 минут преследовали разведчик Юнкерc Ju 88, непрерывно поливая его огнем, но так и не сбили. Надежность работы вооружения также была невысокой. На холоде замки пулеметов, расположенных в крыле, часто замерзали, и самолет оказывался небоеспособным. Слабость вооружения иногда заставляла летчиков прибегать к таранному удару. Так, 31 мая 1942 г. таранил "юнкерc" над Ярославлем будущий дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан. Не вызвали большого восторга и летные характеристики. По данным испытаний, оперативно проведенных в НИИ ВВС (ведущим инженером был В.Ф.Болотников, участвовавший в приемке первых "Харрикейнов"), по скорости "Ураган" - так переводится название истребителя на русский язык - занимал промежуточное положение между И-16 и Як-1. Своему основному противнику на Севере - немецкому Мессершмитту Bf 109E - он уступал в скорости на малых и средних высотах (на 40-50 км/ч) и в скороподъемности. Лишь на высотах 6500-7000 метров их возможности становились примерно равными. При пикировании громоздкий "Харрикейн" "парашютировал", что не позволяло ему быстро разгоняться. Правда, в актив ему можно было записать маленький радиус разворота, достигавшийся за счет малой нагрузки на крыло, что позволяло вести бой на горизонталях. Весьма неудачно было сконструктировано шасси "Харрикейна". Несмотря на достаточно заднюю центровку у истребителя был мал капотажный угол - всего 24° с учетом торможения (в то время как по требованиям НИИ ВВС было необходимо не менее 26,5°). Он был еще меньше по израсходовании боеприпасов и горючего. При посадке на неровный грунт полевыхаэродромов опасность скапотировать была очень высока. При этом прежде всего ломался деревянный винт "Ротол" - его в отличие от советских металлических починить было практически нельзя. Скапотировать "Харрикейн" мог и при рулежке. У этого истребителя была неприятная склонность поднимать хвост при работающем моторе (аналогичное свойство наблюдалось и у советских "яков"). Чтобы предохранить машину от неприятностей нередко на заднюю часть фюзеляжа сажали одного-двух механиков. Иногда они не успевали вовремя спрыгнуть и поневоле поднимались в небо. Был такой случай и у англичан - в 151-м крыле таким образом разбили один из своих "Харрикейнов", причем погибли два механика и был ранен летчик. Боеспособность "Харрикейнов"снижалась и вследствие нехватки запчастей. Самым большим дефицитом были деревянные воздушные винты. Они не только ломались при капотировании, растрескивались от попадания пуль, но и повреждались подсасываемыми на взлете камнями. Временами из-за винтов до 50% поставленных самолетов стояли "на приколе". В конечном итоге в марте-апреле 1942 г. в Советском Союзе наладили выпуск запасных лопастей канглийским винтам. Временами потеря боеспособности "Харрикейнов" достигала ужасающего уровня. Весной 1942 г. из-за отсутствия ряда деталей и узлов из 18 "Харрикейнов" 488-го иап в воздух могли подняться лишь два. А в ноябре 1942 г. 122-я иад, прикрывавшая Мурманск, из 69 своих самолетов могла рассчитывать на три боеспособных истребителя. Осваивая английские машины, советский персонал столкнулся с непривычными милями, футами и галлонами, нанесенными на шкалах приборов. Необычна была и "ломающаяся" ручка управления - ко всему этому нужно было привыкнуть.

Однако, не стоит выставлять "Харрикейн" лишь в черном свете. У этого истребителя обнаружились и вполне определенные достоинства. Несмотря на некоторую громоздкость самолет оказался прост и послушен в пилотировании. Невелика была нагрузка на ручку, эффективен триммер руля. "Харрикейн" легко и устойчиво выполнял различные фигуры, будучи вполне доступен летчикам средней квалификации, что было немаловажно в условиях военного времени. Понравилась нашим пилотам и просторная кабина с хорошим обзором. Большим плюсом была полная радиофикация поступивших "Харрикейнов" (напомним, что на советских истребителях того времени передатчики полагалось ставить на каждый третий самолет, а в действительности и это не выполнялось). Но английские рации работали на батарейном питании (хотя на самолете устанавливались и аккумуляторы), и зимой, особенно на севере, их заряда хватало лишь на 1,5-2 часа работы, как их ни укутывали наши механики. Следует учесть, что значительная часть "Харрикейнов" прибыла в Советский Союз в конце 1941 - начале 1942 гг., когда ВВС нашей страны испытывали острую нехватку самолетов. Эвакуированная на Восток промышленность уменьшила их выпуск и не покрывала даже потерь на фронте. Из гражданской авиации, учебных частей и аэроклубов изымали изношенные, часто уже снятые с вооружения машины и отправляли их на фронт. По сравнению с И-15бис и, тем более, с И-5, "Харрикейн" был чудом современной техники. Но даже с учетом всех плюсов итог был однозначен - "Харрикейн" значительно уступал истребителям противника - и старому Bf 109E, который еще оставался основным на северном участке фронта, и тем более новому Bf 109F. Поэтому после получения этих машин их начали переделывать по своему разумению, стараясь если не устранить, то хотя бы смягчить основные недостатки английского истребителя. Уже осенью 1941 г. в 78-м иап по предложению его командира Б.Ф.Сафонова была произведена переделка полученных машин под советское вооружение. Вместо четырех "Браунингов" поставили два пулемета БК калибра 12,7 мм с запасом по 100 патронов на ствол и добавили два держателя под 50-кг бомбы. Огневую мощь усилили также четырьмя реактивными снарядами. В январе 1942 г. в 191-м иап на самолете Н.Ф. Кузнецова поставили две пушки ШВАК. Подобные работы проводились и в других частях, причем повсеместно монтировались по 4-6 реактивных снарядов РС-82. Нарекания вызывала и слабая бронезащита английского истребителя. Поэтому штатные бронеспинки часто снимали и заменяли советскими. Это сначала делали прямо в полках (на самолете того же Кузнецова, к примеру, поставили спинку от разбитого И-16), а затем и в заводских условиях при замене вооружения, о чем речь пойдет далее.

Зимой 1941-42 гг. на фронте уже имелось довольно большое число "Харрикейнов". Только в ВВС Северного флота к декабрю 1941 г. насчитывалось 70 таких истребителей. К полкам, действовавшим на севере, в начале 1942 г. добавились 67-й, 429-й и 488-й иап в Подмосковье. Контрнаступление под Москвой было первой крупной операцией, в которой у нас участвовали "Харрикейны". Эта первая военная зима доставила немало хлопот полкам, эксплуатировавшим английские истребители. Отмечалось забивание грязью и льдом зарядных штуцеров пневмосистемы (у части машин они размещались в ступице колеса), разрывы или закупорка шлангов и трубок, выход из строя бортовых воздушных компрессоров. Замерзало оружие и элементы бортового оборудования. Для борьбы с этим в магистрали врезались дополнительные сливные краны, обеспечивавшие полный слив охлаждающей смеси и масла на стоянке, утепляли трубопроводы, аккумуляторы и батареи. Винты "Ротол", стоявшие на некоторых сериях "Харрикейнов", на малом шаге при остановке винта промерзали (замерзало масло). Чтобы избежать этого, на втулку винта под кок одевали войлочный колпак. Радиаторы на стоянке затыкали специальными подушками, а в полете загораживали часть радиатора обыкновенной дощечкой, размеры которой рекомендовалось подбирать "опытным путем". Ряд трудностей был связан с попыткой эксплуатировать "Харрикейны" с водой в системе охлаждения вместо штатной смеси "гликоль". Для этого в систему приходилось вносить ряд изменений: снимали термостат, отрегулированный по "гликолю" и не пропускавший в радиатор жидкость с температурой ниже 850С, убирали шунтовую трубу (в обход радиатора) и отключали ряд второстепенных контуров, таких, например, как подогрев карбюратора. Впоследствии у нас перешли на отечественные антифризы, отличавшиеся большей морозостойкостью.

Массовое появление "Харрикейнов" на советско-германском фронте произошло весной-летом 1942 г. Их применяла морская авиация на Северном и Балтийском флотах, полки ВВС, действовавшие на Карельском, Калининском, Северо-западном, Воронежском фронтах и части ПВО в различных районах страны. Недостатки "Харрикейнов" дорого обходились советским летчикам. Потери были очень велики. Например, в марте 1942 г. на Северо-западном фронте два полка, вооруженных английскими истребителями, были обескровлены немцами менее чем за неделю боев. В это же время очень большие потери понес 3-й гв. иап ВВС Балтийского флота при прикрытии плацдарма Невская Дубровка под Ленинградом. Недостаточная скорость и плохие характеристики вертикального маневра вынуждали максимально уплотнять боевые порядки и вести бой с истребителями только на горизонталях. Известны случаи, когда при появлении немецких истребителей "Харрикейны" перестраивались в оборонительный круг и даже не пытались атаковать. В тяжелом 1942 г. среди потерянных нашими ВВС истребителей насчитывалось около 8% "Харрикейнов", что превышало их долю в общем парке. В руках умелых летчиков и эти машины достигали существенных боевых успехов даже в условиях численного превосходства противника. Например, в апреле 1942 г. четыре "Харрикейна" из 485-го иап под командованием лейтенанта Безверхнего смело вступили в бой с десятью Bf 109. Итог схватки: сбиты три "немца" и два "Харрикейна". 19 июня семь истребителей из этого же полка, ведомые его командиром Г.В.Зиминым, атаковали над Рамушевским коридором 12 пикировщиков Юнкерcе Ju 87, которых прикрывали 15"мессершмиттов". Были сбиты десять немецких самолетов и один наш. Однако, одного мастерства и героизма летчиков было мало. В марте 1942 г. советское командование решило провести полную модернизацию вооружения "Харрикейнов", приведя его в соответствие с требованиями времени. Для сравнительных испытаний были изготовлены три варианта модифицированного "Харрикейна": с четырьмя 20-мм пушками ШВАК, двумя ШВАК и двумя крупнокалиберными пулеметами У БТ (именно в турельном варианте, что, по-видимому, было связано с более удобной установкой в отсеке вооружения) и, наконец, с четырьмя УБТ. Последний вариант дал выигрыш в весе без ущерба другим характеристикам, но принят как основной был второй, что можно объяснить недостатком крупнокалиберных пулеметов весной 1942 г. Программой модернизации вооружения "Харрикейна" также предусматривалась установка под крыльями бомбодержателей и шести направляющих под РС-82. Первоначально планировали, что доработка "Харрикейна" будет производиться в Горьком. Но местный авиазавод был полностью загружен истребителями Лавочкина, поэтому переделку под отечественное оружие осуществляли на московском авиазаводе №81 (пилоты принимали машины прямо на центральном аэродроме) и в Подмосковье, в Подлипках, в мастерских 6-го иап ПВО. Там дорабатывались как вновь поступившие от англичан самолеты, так и уже побывавшие на фронте. Бригады с завода №81 производили эту операцию и на подмосковных аэродромах в Кубинке, Химках, Монино, Егорьевске. На этих базах 6-го иак ПВО перевооружались самолеты, которые нельзя было перегнать на завод из-за различных неисправностей. Новое мощное вооружение расширило возмож ности "Харрикейна" как в воздушном бою, так и при действиях по наземным целям. Надо сказать, что "Харрикейн" довольно часто использовался как истребитель-бомбардировщик и отчасти как штурмовик. Этому способствовал ряд его особенностей. "Харрикейн" с отечественным вооружением и с подвеской двух бомб ФАБ-100 легко управлялся, лишь незначительно ухудшились взлетные характеристики, а скорость снизилась на 42 км/ч. Самолет был живуч- как-то раз машина А.Л .Кожевникова из 438-го иап получила 162 пробоины, но, тем не менее, летчику удалось благополучно сесть на своем аэродроме. Не раз отмечались удачные бомбо-штурмовые удары "Харрикейнов". Летом 1942 г. самолеты 191-го иап (имевшие советское вооружение) пушками и ракетами вдребезги разнесли немецкую автоколонну под Новым Осколом. А в августе 1943 г. "Харрикейны" совместно с Ил-2 разбомбили немецкий аэродром в районе Луостари, уничтожив 11 истребителей и один транспортный самолет Юнкерc Ju 52/3m. К таким операциям часто привлекали истребительные полки ВВС, но кое-где "Харрикейны" имелись и в чисто штурмовых полках, например, в 65-м на севере. Несколько особняком стоят "противотанковые" модификации IID и IV с 40-мм пушками в подвесных контейнерах, прибывшие в нашу страну через Иран в начале 1943 г. Об их применении у нас известно мало, авторы могут только добавить, что весной 1943 г. их использовали в боях на Северном Кавказе. Серьезным испытанием для "Харрикейнов" стало участие в боях на Дону, а затем на дальних подступах к Сталинграду. Если на Севере немцы зачастую применяли устаревшую технику, то летом 1942 г. на юг они бросили все лучшее, чем располагали. Именно туда срочно перебросили 235-ю над под командованием подполковника И.Д. Подгорного. В нее сначала входили 191-й, 436-й и 46-й полки, к которым потом добавили 180-й иап -все они были укомплектованы только "Харрикейнами". В начале июня дивизия была готова к боевой работе. В политдонесениях аккуратно говорилось о "недоверии летного состава к "Харрикейнам". Наша авиация действовала в исключительно тяжелых условиях, когда противник господствовал в воздухе. За первые пять дней июля "Харрикейны", несмотря на постоянные перебазирования, нехватку бензина и запчастей, сбили 29 самолетов неприятеля. Особенно отличился старший политрук Х.М. Ибатулин, лично сбивший 1 июля две вражеские машины и не вышедший из боя, хотя на его "Харрикейне" сорвало капот мотора. Отчасти успех английских машин объяснялся их удачным взаимодействием с советскими самолетами и хорошей подготовкой летавших на них пилотов. За июль дивизия потеряла 17 "Харрикейнов", а противник, по крайней мере, вдвое больше боевых машин. Постепенно обе сражающиеся стороны повысили качественный уровень брошенной в бой авиационной техники. Над Сталинградом появились самые современные модификации "Яковлевых" и "Лавочкиных". Отсутствие пополнений привело к тому, что английские истребители постепенно исчезли из парка 8-й воздушной армии. На 1 августа их осталось всего 11, из которых боеспособными были три. Это явление было не локальным, а повсеместным. Если на 1 июля 1942 г. в ВВС имелось 202 "Харрикейна", то в ноябре их осталось лишь 130. Они продолжали играть заметную роль только на северных участках советско-германского фронта. С получением от авиапромышленности значительного количества самолетов современных типов "Харрикейны" постепенно перестали применяться на фронте как истребители. Небольшое их количество использовалось в качестве разведчиков и корректировщиков. "Харрикейны" переоборудовались в разведчики прямо в частях и подобно аналогичным английским переделкам модификации TacR II несли один плановый фотоаппарат (обычно типа АФА-И) в фюзеляже за местом пилота. Такими машинами располагали как специальные разведывательные полки (например, 118-й орап на Северном флоте), так и обычные истребительные (3-й гв. иап на Балтике). Число "Харрикейнов" - корректировщиков в общей сложности не превышало двух десятков. Они имелись на Ленинградском, Волховском, Калининском фронтах. В Саратовской Высшей авиационно-планерной школе (СВАПШ) "Харрикейны" переделали для буксировки десантных планеров А-7 и Г-11. Они совершили с планерами несколько полетов к партизанам. Но основной сферой применения "Харрикейнов" во второй половине войны стали части ПВО. Туда "Харрикейны" стали поступать практически с декабря 1941 г., но с конца 1942 г. этот процесс резко ускорился. Этому способствовало поступление из Англии самолетов модификации ПС с четырьмя 20-мм пушками "Испано". Первым из них. предположительно, был истребитель с номером BN428. В то время ни один советский истребитель не имел столь мощного вооружения (секундный залп составлял 5,616 кг). В то же время испытания "Харрикейна" IIС показали, что он еще тихоходнее, чем модификация IIВ (из-за большего веса). Он совершенно не годился для борьбы с истребителями, а вот для вражеских бомбардировщиков представлял собой немалую опасность. Поэтому не удивительно, что большинство поставленных в СССР машин этого типа попало в полки ПВО. Ими располагал, например, 964-й иап, прикрывавший в 1943-44 гг. Тихвин и Ладожскую трассу. Если на 1 июля 1943 г. в ПВО было 495 "Харрикейнов", то на 1 июня 1944 г. -уже 711. Они прослужили там всю войну, на их боевом счету 252 самолета врага. Полная радиофикация позволяла эффективно наводить самолеты по радио. Так, 24 марта 1942 г. звено "Харрикейнов" из 769-го иап было наведено на группу из восьми Ju 87 и десяти Bf 109. идущую на Мурманск. Два "юнкерса" были сбиты, а остальные - беспорядочно сбросили бомбы на сопки западнее города и бежали. А 29 ноября того же года майор Молтенинов из 26-го гв. иап по данным наземной РЛС РУС-2, переданным по радио, нашел и уничтожил в районе Колпина бомбардировщик Хейнкель Не 111. В 1944 г. часть машин этого типа использовалась в ПВО как самолеты-осветители при отражении ночных налетов. Обычно "Харрикейн" брал по две осветительные бомбы САБ-100 и сбрасывал их, находясь на 2000-2500 м выше вражеских бомбардировщиков. Атаку выполняла ударная группа. В разных полках ПВО для этой цели держали по два-четыре "Харрикейна". В 1944 г. даже немецкие разведчики уже не забирались вглубь страны. Но в Калмыкии последний боевой вылет "Харрикейн" совершил 23 мая. Четырем летчикам из 933-го иап поручили найти и уничтожить в степях совершивший там промежуточную посадку немецкий транспортный самолет Фокке-Вульф FW 200. Пролетев около 270 км, они нашли и подожгли эту четырехмоторную машину, а затем поддержали огнем подразделение НКВД, захватившее экипаж и пассажиров. Отдельные "Харрикейны" подверглись у нас интересным переделкам. Известен вариант с задней подвижной стрелковой установкой. Несколько "Харрикейнов" (среди которых был самолет HL665) переделали в учебные двухместные. В Англии подобных машин в войну не строили - у них методика подготовки летчиков была иной. В уже упоминавшейся СВАПШ один "Харрикейн" попробовали поставить на лыжи, его испытывал А.Э. Аугуль. На этой машине лыжи не убирались в полете. А в начале 1942 г. на заводе №81 один из истребителей 736-го иап, доставленный в ремонт, был оборудован убирающимся лыжным шасси. Его испытывали с 5 по 15 февраля на Центральном аэродроме. Летал В.А. Степанчонок из НИИ ВВС, а также пилоты из 10-го гв. иап и 736-го иап. При всех своих недостатках "Харрикейны" помогли советским ВВС пережить самое тяжелое время, да и затем принесли немало пользы. Интересно, например, косвенное воздействие этой машины на нашу авиацию. На этом самолете нашим инженерам впервые удалось "вплотную" ознакомиться с одним из лучших для своего времени двигателей - мотором Роллс-Ройс "Мерлин". Надежный и экономичный, он обладал очень высокими удельными характеристиками, но требовал столь же высокой квалификации мотористов, точной регулировки и весьма "вежливого" обращения. При попадании в нашу страну баки английских истребителей, особенно поначалу, заполняли низкосортными горючим и маслами. Моторы периодически глохли. С этим сразу столкнулись пилоты 151-го крыла: первый вылет на боевое задание был сорван - сразу после взлета "обрезало" моторы обоих поднявшихся в воздух истребителей. Хорошо еще, что пилотам удалось благополучно приземлиться. Английские двигатели были чувствительны к попаданию песка и пыли в воздухозаборник карбюратора, а это повсеместно встречалось на песчаных аэродромах Заполярья. Очень пригодились здесь противопыльные тропические фильтры, хотя они и "съедали" скорость. Тщательное изучение "англичанина" натолкнуло наших специалистов на некоторые мысли по усовершенствованию отечественных машин. Проводивший испытание винто-моторной группы "Харрикейна" М.Б. Чернобыльский обратил внимание на особенности подбора винтов. Если для советских самолетов их подбирали из условия наибольшего КПД на максимальной скорости, то на "Харрикейне" - для получения лучших характеристик взлета. Отметили, что диаметр "Ротола" был 3,43 м против 3,0 м у отечественных истребителей. Кроме того, на "Мерлинах" для улучшения условий взлета на форсированном режиме увеличивали и обороты, и наддув, а в отечественных авиамоторах - лишь последнее. Все эти отличия впоследствии были учтены при модификации знаменитого Ил-2 с двигателем АМ-38Ф, что значительно улучшило взлетные характеристики штурмовика, сделало его более скороподъемным. Да и сама конструкция "Мерлина" не оставила наших специалистов равнодушными. В частности, оказалось, что диапазон допустимых режимов по оборотам примерно вчетверо больше, чем у отечественного М-105. На повестку дня встала задача оптимального выбора режима работы мотора для каждого положения винта. Ее решением стало создание автомата "шаг-газ", принятого на вооружение в конце войны.

В заключение можно сказать, что "Харрикейн" внес свою посильную лепту в историю Великой Отечественной войны и, в конечном счете, тоже способствовал достижению общей Победы.

Характеристики самолетов
Харрикейн
IIA
Харрикейн
УБ, ШВАК, РС
И-16
тип 29
ЛаГГ-3 Bf109E-4 Bf109F-2
Полетный вес, кг. 3171 3352 1966 3100 2585 2780
Скорость у земли,
км/ч
427 407 408 446 470 502
Скорость км/ч,
На высоте м
522
5500
504
5500
461
4350
518
4450
558
4450
594
6000
Время набора высоты 5000м, мин 7.2 8.3 6.2 7.1 6.2 5.3
Время виража, сек 20.5 - 16 26 23 19.5
Практический потолок, м 10100 9850 9800 9300 10000 10400
Вооружение 8x7.69 2x20
2x12.7
6xPC82
1x12.7
2x7.62
6xPO82
1x20
1x12.7
6xPC82
   

PC - установка с подвешенным снарядом,

PO - установка без снаряда,

Источники

  • Авиационный журнал "Ас" /№2 1991г/

©AirPages
2003-