Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Яковлев Як ББ-22 Боевое применение СССР

Французы на Востоке

Александр Котлобовский

В последние дни августа 1943 г. «Нормандия» вернулась на фронт и приняла участие в Смоленской наступательной операции. 30 августа шесть Як-9 под командованием ст. л-та Бегена совместно со звеном Ла-5 из 18-го ГИАП прикрывали советские войска в районе Ельни. Они отразили налет большой группы Ju 87 и FW 190. Беген, Бо и Матисс сбили по одному «лаптежнику».

Два ожесточенных боя провели французы 31 августа. Утром 12 экипажей во главе с л-том Альбером в том же районе перехватили 17 Ju 87 и 8 FW 190. После схватки по одному «Юнкерсу» были записаны на боевые счета ведущего, де ля Пуапа, Барбье, Ле-февра и Риссо, а в актив Бегена и Матисса пошли 2 подбитых вражеских самолета. Во второй половине дня прошел бой, в котором «Нормандия» понесла значительные потери. 9 истребителей во главе с Дюраном отражали налет на Ельню большой группы «Хейнкелей» и «Фокке-Вульфов». Дюран в первой же атаке поджег Не 111, но затем группа встретилась с ожесточенным сопротивлением вражеского прикрытия. В завертевшейся «карусели» ст. л-т Леон и су-лейтенант Фуко сбили по одному «сто девяностому». Когда противник вышел из боя, пара Риссо-Матисс атаковала отставшего немца, и ведомый его завалил. Кроме того, Дюран не позволил паре «фоккеров» расправиться со спускавшимся на парашюте летчиком 18-го ГИАП л-том Н. Пинчуком, покинувшим свою машину после тарана вражеского бомбардировщика. Для самого Дюрана этот бой стал последним, хотя никто не видел, что с ним случилось. Кроме того, погибли к-н де Форж и су-лейтенант де Сибур.

14 сентября, накануне второго этапа Смоленской операции, полк перебазировался на аэродром Мышково. На следующий день в Москве Сталин принял полномочного представителя Национального комитета Сражающейся Франции генерала Пети. Обсуждался вопрос о дальнейших перспективах «Нормандии». Пети сообщил советскому руководителю, что де Голль хотел бы на ее базе сформировать смешанную авиадивизию в составе двух полков: истребительного и бомбардировочного. Сталин пообещал полное содействие в оснащении нового соединения матчастью. Однако дивизия так и не была создана — это дело увязло в затяжных переговорах.

Тем временем фронтовая жизнь «Нормандии» приносила новые успехи и утраты. 17 сентября над Смоленском Альбер сбил «Фокке-Вульф». Через два дня западнее Ельни французы без потерь сбили три Ju 87. Отличились Беген, де ля Пуап, Лефевр и Риссо. Однако 20 числа погиб в воздушной схватке молодой летчик аспирант (младшее офицерское звание во Франции) Андре Бальку.

Весьма удачный бой провели летчики «Нормандии» 22 сентября, за три дня до освобождения Смоленска. Вскоре после полудня они хорошо «прошерстили» большую группу «лаптежников» и прикрывавших их «Фокке-Вульфов», заявив по возвращении об уничтожении шести пикировщиков и трех истребителей. Две победы записал на свой счет Ж. Риссо. Единственной потерей стала машина л-та Анри Фуко. Сам он спасся на парашюте. Немцы признали потерю трех Ju 87D (w/nr 131247, 130882, 130767) из группы ll/StG1. Из шести летчиков и стрелков, выпрыгнувших с парашютами, уцелели только трое.

В конце октября активность в воздухе значительно снизилась. До конца осени пилотам «Нормандии» удалось сбить только 9 самолетов, заплатив за это жизнями трех летчиков: л-та Роже Дени, ст-лейтенантов Мориса Бо и Лео Барбье. Всего с начала боевой работы французы записали на счет полка 75 побед. Пали в боях 16 человек, в т.ч. 9 — из первой группы добровольцев. В строю оставалось 25 пилотов.

В преддверии суровой русской зимы боевой дух летчиков «Нормандии», ожидавших лютых морозов, стал падать. Французская военная миссия обратилась к советскому командованию с просьбой отвести полк на зимние квартиры либо перебросить на какой-нибудь южный участок фронта.

Союзников уважили, и в ноябре «Нормандию» отвели в тыл, в район Тулы, временно передав в состав Московской зоны ПВО.

В то же время в Москву прилетел представитель де Голля, один из основателей ВВС Сражающейся Франции п-к Леонель де Мармье. На встречу с ним прибыли Пуйяд, Альбер, Лефевр, де ля Пуап, Риссо и Беген. Де Мармье вручил м-ру Пуйяду Крест Освобождения, которым были отмечены заслуги полка, а также награды самим летчикам. Кроме того, полковник привез «нормандцам» 800 кг вещевого и продуктового довольствия.

Улетая обратно в Алжир, Мармье забрал с собой Пуйяда. Дело в том, что среди высшего военного руководства Сражающейся Франции было много офицеров, служивших ранее у вишистов. Они искоса смотрели на летчиков «Нормандии», считая их сбродом дезертиров, обработанных коммунистами, которые не столько воевали, сколько утюжили воздух над прифронтовыми аэродромами. Пуйяду довелось провести ряд встреч с авиационным начальством, поездить по авиачастям, рассказывая о боевой деятельности своего полка. Естественно, состоялась встреча и с де Голлем. В целом командиру «Нормандии» удалось развеять многие предубеждения, после чего были сняты вопросы, тормозившие набор новых добровольцев для полка, награждение воевавших на Востоке летчиков и присвоение им очередных званий. Самому Пуйяду присвоили звание подполковника, и в декабре он вернулся в Тулу.

Практически в то же время прибыло и пополнение, в котором было много опытных летчиков. Например, су-лейтенант Роже Марши был ранее инспектором летных школ и провел в воздухе более 2000 ч. Репутацию отличного летчика-истребителя имел ст. л-т Морис де Сейн. Ветераном боев в Испании был к-н Леон Кюффо, а две свои первые победы он одержал в сентябре 1939 г. над Эльзасом. Прибыли также братья Морис и Рене Шалль. Второй успел в мае 1940 г. записать на свой счет 2 германских самолета. Ветераном боев того времени был и л-т Робер Соваж, сбивший на своем двухмоторном Р.631 также двух «бошей». Одна победа (правда, британская «Каталина», сбитая у берегов Алжира) значилась на счету сына известного летчика Первой мировой су-лейтенанта Жака Андре. Примечательной личностью оказался и новый переводчик су-лейтенант Игорь Эйхенбаум, сын эмигрантов из России. Его желание стать летчиком оказалось неосуществимым из-за проблем со зрением, и войну он встретил авиамехаником. После капитуляции Франции он решил бежать к де Голлю и вместе с еще одним механиком, который вызвался пилотировать старый биплан «Потэ 25», благополучно осуществил задуманное. Среди новичков был уроженец Киева аспирант Константин Фельдзер. Он с родителями, занимавшимися революционной деятельностью, эмигрировал во Францию еще до 1917 г., натурализовался там и получил диплом летчика. После капитуляции несколько раз пытался пробраться к де Голлю, но, в конечном итоге, был арестован и посажен в крепость в Тунисе, откуда его освободили лишь в ноябре 1942 г. Одновременно с этим пополнением «Нормандия» получила и новые истребители Як-9Т с 37-мм пушкой. Правда, сохранились в полку и боеспособные старые «девятки», а также несколько Як-1Б.

В январе-марте 1944 г. «Нормандия» еще несколько раз пополнилась личным составом. Большинство пилотов этих партий имело незначительную летную практику либо большой перерыв в полетах. В их числе находилась группа к-на Луи Дельфино, на базе которой планировали создать истребительный авиаполк «Париж», но людей для его формирования не хватило, и вся группа осталась в составе «Нормандии». Сам Дельфино был весьма опытным воздушным бойцом. В кампании 1940 г. он одержал 7 достоверных и 3 предположительные победы, а во время службы в Дакаре сбил британский «Веллингтон». Всего полк получил 40 человек.

Во время пребывания в Туле французы стали желанными гостями в местном Доме Красной Армии, на предприятиях и в учреждениях. На одной из швейных фабрик каждому летчику пошили персональную тужурку из материала, доставленного де Мармье, а при посещении оружейного завода «нормандцам» вручили именные пистолеты ТТ. В свою очередь, летчики из премий, причитающихся им за сбитые самолеты, собрали и передали в Фонд обороны 82000 рублей.

Однако не только общественно-политические мероприятия и экскурсии занимали досуг французских летчиков. Они активно посещали кино, театры, вечеринки, танцы, многие завели себе пассий. После бурно проведенных ночей некоторые «асы» поднимались в воздух невыспавшимися. Это привело к резкому увеличению аварийности, и руководимые Агавельяном техники с трудом успевали ремонтировать разбитые машины. Свою лепту вносила и неопытность многих новичков. Например, 12 января во время посадки де Жоффр умудрился врезаться в стоявший Ла-5, разбил обе машины, хотя сам не получил ни царапины. Не обошлось без нелепых авиакатастроф. 18 марта в воздухе столкнулись самолеты су-лейтенанта Мориса Бурдье и аспиранта Жюля Жуара. Оба летчика погибли. 21 апреля, выполняя замедленную «бочку» на высоте 100 м, разбился аспирант А. Фуко. Эти случаи удручающе действовали на моральный дух пилотов. Например, произошел нервный срыв у Бегена, а Дидье замкнулся в себе и вскоре переругался со всеми сослуживцами. Его пришлось отстранить от полетов, а затем отправить в Англию.

И все же, постепенно дела налаживались. «Старички» интенсивно вывозили на Як-7В молодежь. Когда Лефевр докладывал, что имярек готов к самостоятельному полету, его лично проверял Пуйяд. Если он давал «добро», новичка пересаживали на Як-1Б. И лишь после освоения «единички» летчику доверяли новый Як-9Т. К середине апреля большинство пилотов прошло полный курс боевой подготовки, и советское командование сочло возможным привлечь французов к обеспечению ПВО Тулы. Правда, здесь лишь изредка появлялись одиночные ночные самолеты-разведчики немцев, которые ходили на недостижимой для «Яков» высоте.

В начале мая вновь прибыло небольшое пополнение: к-н Матра, л-т де ля Салль, ст-лейтенанты Бейсад, Версини, Лорийо. Затем с завода поступили еще 20 новеньких «Яков».

19 и 20 мая 1944 г. «Нормандию» проверили генералы Пети и Левандович, которые признали полк готовым к боевой работе. В его составе насчитывалось 55 Як-9, 61 летчик и 249 человек советского наземного персонала. В то время «Нормандия» состояла из четырех эскадрилий: 1-й «Руан» (комэск — л-т Марсель Альбер), 2-й «Гавр» (л-т Ив Мурье), 3-й «Шербур» (л-т Марсель Лефевр) и 4-й «Кан» (к-н Рене Шалль). Возглавлять полк продолжал подп-к Пуйяд, а к-ны Луи Дельфино и Пьер Матра стали его заместителями.

25 мая «Нормандия» отбыла на фронт. Вскоре французы, лидируемые генералом Захаровым, приземлились на прифронтовом аэродроме Дубровка, что в 60 км западнее Смоленска, вернувшись в состав 303-й ИАД 1-й Воздушной армии. Поначалу летчики занимались изучением района боевых действий. 28 мая произошла трагедия. Отправившись в составе группы на облет района Витебска, л-т Лефевр обнаружил падение давления бензина — где-то происходила утечка. Комэск-3, прикрываемый де Жоффром, вынужден был с полпути возвратиться обратно. При заходе на посадку он доложил: «Я весь в бензине...». Приземлился нормально, но вместо того, чтобы сразу покинуть машину, приступил к рулежке, и тут в кабине вспыхнули пары бензина... Объятый пламенем Лефевр выскочил из самолета, покатился по земле, подбежавшие механики сбили огонь, но летчик получил тяжелые ожоги. Его немедленно доставили в Москву, однако врачи оказались бессильными. 5 июня Лефевра не стало.

На следующий день дежурное звено «Нормандии» вылетело на перехват «Фокке-Вульфов» в район станции Рудня. Там один из летчиков этой группы Морис Шалль атаковал самолет, приняв его за вражеский, добился прямых попаданий, после чего тот взорвался в воздухе. Вскоре выяснилось, что француз сбил ведущего четверки Ла-5 из 18-го ГИАП ст. л-та В.И. Архипова, который погиб в кабине своей машины. Шаллю угрожал трибунал, но командование, взвесив все обстоятельства и признав этот проступок неумышленным, решило его не наказывать.

23 июня началась стратегическая наступательная операция «Багратион», в которой «Нормандия» приняла активнейшее участие. Сначала французы находились в резерве и непосредственно к боевой работе приступили 26 июня. С утра эскадрильи летали на прикрытие наступавших войск и сопровождение бомбардировщиков, наносивших удары по целям в районе Витебска. «Нормандцы» провели 4 боя, в которых Рене Шалль сбил Bf 109, а Робер Ирибар — FW 190.

Под вечер поступил приказ блокировать аэродром в Докудово под Борисовым. Около 20.00 самолеты двумя группами по 20 и 17 машин ушли на задание. Первую повел Пуйяд, вторую — Дельфино. От группы командира отстала пара Гастон-Лемар. Они проявили неосмотрительность и подверглись внезапной атаке двух «Фокке-Вульфов». Аспирант Гастон сразу погиб. Лемару повезло: на поврежденной машине он смог дотянуть до Дубровки. На помощь им бросились ст. л-т Табюрэ и су-лейтенант Муане, которые сбили обоих обидчиков. Однако они сами оказались под угрозой встречи с двенадцатью FW 190 и, не рискнув догонять свою основную группу, ушли на бреющем на базу. «Фоккеры» набросились на истребители Пуйяда, но подоспели «Яки» Дельфино, и «бошей» удалось рассеять. При этом Морис Шалль сбил один «сто девяностый» и в какой-то мере искупил свою вину. Еще один «фоккер» стал добычей Шарля Микеля, однако в этом единоборстве самолету француза тоже досталось, и летчику пришлось совершить вынужденную посадку на своей территории в районе Орши. А за несколько минут до этого в бой вмешались «Мессершмитты». Впрочем, французы инициативу отдавать не собирались: Шарль де ля Салль, Леонель Меню, Луи Керн и Шарль Монье сбили по одному Bf 109. Всего в тот день «Нормандия» совершила 72 боевых вылета и одержала 8 побед при одном погибшем своем летчике.

До конца июня встреч с воздушным противником не было, хотя французы продолжали активно летать, занимаясь сопровождением ударных самолетов и штурмовкой наземных целей. 29 июня в одном из таких вылетов л-т Брюно де Фалетан совершил аварийную посадку в 50 км от Дубровки. На следующий день он с техником Астаховым вылетели на Як-7В, чтобы отремонтировать свой истребитель, и... пропали без вести. Лишь несколько месяцев спустя советские солдаты нашли их останки у обломков «семерки». Причина случившегося осталась невыясненной.

1 июля пара аспирантов Роже Пинон-Марсель Перрен перехватила шедший на малой высоте и углубившийся на 200 км за линию фронта Ju 52 и сбила его в районе села Красное.

15 июля полк приступил к перебазированию на литовский аэродром Микунтаны. Летчики разместили своих механиков в хвостовых отсеках фюзеляжей и отправились к новому месту. Поначалу взлетела 1 -я эскадрилья, потом 2-я, за ними готова была взмыть 3-я. Внезапно над Дубровкой появилась пара де Сейн-Лебра. Лебра быстро приземлился, а де Сейн стал выписывать круг над аэродромом. Тут наблюдавшие с земли увидели, что за самолетом тянется белая полоса дыма. Пожар! То ли техническая неисправность, то ли повреждение от огня какой-нибудь блуждавшей в окружении немецкой группы. С земли несколько раз приказывали летчику покинуть машину, но за бронеспинкой находился не имевший парашюта механик Белозуб, и де Сейн не счел возможным покинуть его. Дым слепил летчика, но, очевидно, он все же решил совершить посадку. «Картина ужасная... — вспоминал де Жоффр. — Самолет, словно взбесившись, делает свечу, опрокидывается на спину, ударяется о землю и исчезает в огромных языках пламени в нескольких сотнях метров от нас». Все были потрясены, но единогласно оценили благородство летчика, отказавшегося покинуть в безнадежной ситуации своего механика. Как написал де Жоффр, это «один из самых потрясающих героических подвигов, очевидцами которых мы были во время этой войны».

В Литве «Нормандия» совершала вылеты на прикрытие войск, наступавших на Вильнюс, а также прорывавших оборону врага на реке Неман. Утром 28 июля одно звено 4-й эскадрильи патрулировало в районе Каунаса и подверглось обстрелу зениток. В результате был сильно поврежден самолет л-та Же-нэ, а аспиранту де Шару вообще пришлось покинуть с парашютом свой пылающий «Як». Он благополучно приземлился и через час был эвакуирован на По-2, который пилотировал де Панж. Вечером того же дня полк перелетел на аэродром в Алитусе, небольшом городке в 50 км к югу от Каунаса.

Теперь «Нормандия» занималась прикрытием переправ через Неман. Люфтваффе стремились разбомбить их и несколько раз наносили наведенным мостам серьезные повреждения. 30 июля очередную попытку предприняли 9 Ju 87 из группы l/StG1, которых прикрывала четверка FW 190. В это время в воздухе находились четыре пары истребителей, которыми командовал к-н Пьер Матра. Бой получился жестоким. Жак Андре и ле Мартело сбили по одному «Фокке-Вульфу». Морис Шалль завалил «Юнкере», но эту победу в то время ему не засчитали. Однако и французы понесли потери. Были сбиты л-т Бейссад и аспирант Монье. Оба выпрыгнули с парашютами. Первый угодил в лапы противника и, чудом избежав казни, до конца войны находился в лагере для военнопленных. Второй приземлился в 50 метрах от советских окопов и был спасен. Кроме того, был отбит правый элерон на истребителе Андре, который срочно вышел из боя. За ним последовал и де Жоффр, на машине которого начал барахлить мотор.

31 июля приказом Верховного Главнокомандующего полку «Нормандия» как отличившемуся в боях за г. Мариямполь была объявлена благодарность. В том же месяце в полк прибыл новый начштаба м-р И.Я. Вдовин, остававшийся на этой должности до конца войны.

1 августа прошли два боя. Поначалу 3-я эскадрилья отражала налет 15 «лаптежников», которых прикрывали до двух десятков «сто девяностых». Комэск к-н Ив Мурье вогнал в землю один «фоккер». Но немцам удалось сбить аспиранта Фельдзера, который выпрыгнул с парашютом и приземлился в самом «змеином гнезде». Немцы схватили летчика, но не расстреляли, так как приняли за итальянца. Дело в том, что за несколько дней до случившегося он, как бы предчувствуя беду, попросил Пуйяда выдать ему для полетов новые документы, в которых указал совсем другую фамилию — Бертье. Пилота отправили в концлагерь, откуда он сумел бежать с двумя советскими офицерами.

Во второй половине дня в районе Гумбинена прошел групповой бой, в котором пара ле Мартело-Лорийо уничтожила Ju 87. Зенитная артиллерия сбила аспиранта Роже Пинона. Летчик выпрыгнул с парашютом и угодил в плен. К сожалению, у этого француза были слишком правильные документы, и немцы расстреляли его.

Вскоре полку предоставили отдых, во время которого летчики освоили новую технику. 13 августа «Нормандия» получила 20 Як-3, перегнанных прямо с завода. Их французы «оседлали» достаточно быстро и через неделю вновь вернулись в бой. Поспешность в освоении нового самолета плюс недостатки самого Як-3 очень быстро обернулись трагедией. 26 августа л-ты Бертран и Марши выполняли полет на «свободную охоту». Где-то к западу от Гумбинена они заметили наземную цель и стали на нее пикировать, разогнавшись до скорости более 700 км/ч. Внезапно от правой плоскости машины Бертрана оторвался кусок, «Як» вышел из подчинения и врезался в землю. Пилот погиб.

19 сентября полк перелетел на аэродром Антонове Основной его задачей стали действия над коммуникациями противника, ведущими в Восточную Пруссию. Занимаясь этой работой, с конца августа до конца сентября летчики «Нормандии» уничтожили 7 вагонов, 5 автомобилей, дрезину и 45 солдат. Повредили 9 паровозов, 66 вагонов, 5 буксирных пароходов, 3 баржи, 19 автомобилей. Кроме того, л-т Дешане поджег речной танкер. Воздушных боев было мало, и достижения летчиков оказались скромными. 21 сентября су-лейтенант Карбо в районе Тильзита на высоте 7000 м атаковал одиночный Не 111, но лишь повредил его. Через два дня л-т Кюффо у Гумбинена сбил связной Fi 156 Storch, a 29 числа к-н Мурье расправился с «Фокке-Вульфом».

6 октября началось наступление 39-й армии 3-го Белорусского фронта общим направлением на Тильзит. «Нормандия» в составе 303-й ИАД прикрывала наступавшие войска, вела охоту за наземными целями и занималась блокировкой вражеских аэродромов.

13 октября ст-лейтенант Ирибар и аспирант Казанев, ветеран 1940 г., летали на сопровождение разведчика Пе-2. В районе объекта их крепко взяли в оборот истребители противника. В результате были сбиты и «пешка», и Казанев. Ирибар, получив ранение, сумел дотянуть до своих и посадить «Як» на брюхо. Его напарника занесли в списки пропавших без вести.

На следующий день звено, ведомое ст. л-том де ля Пуапом, вылетело на блокировку аэродрома Иукштайн в районе Тильзита. При подходе к цели ведущий заметил четыре взлетающих Bf 109 и столько же FW 190. Используя преимущество в скорости и высоте, французы немедленно атаковали противника. Де ля Пуап сразу же сбил один «мессер». Другой пытался уйти переворотом, но с ним расправился ведомый Г. Табюрэ. Вторая пара Р. Соваж - Ж. Баньер вела бой с «Фокке-Вульфами». Соваж атаковал ведущего, но тот уклонился, и выпущенная французом очередь прошла мимо. Настойчивый Соваж продолжал атаку и настиг «боша» на выходе из пикирования. На сей раз его снаряды поразили цель. В тот же день в другом вылете открыл счет своих побед де Жоффр, сбивший в групповом бою над Тильзитом Ju 88.

16 октября стал наиболее удачным днем в истории полка. На задания вылетали 23 летчика, и каждый из них одержал, по меньшей мере, одну победу. М-р Вдовин в отчете писал: «Полк в течение дня 16. 10. 44 имел задачу непосредственным сопровождением обеспечить боевые действия бомбардировщиков Пе-2 и «Бостон» 6 гв. БАД, производить вылеты на прикрытие поля боя по вызову командира дивизии. Задача выполнена. Произведено 110 боевых самолето-вылетов, из них на сопровождение бомбардировщиков 59 самолето-вылетов, налет 29 час 15 мин, на прикрытие поля боя — 51 самолето-вылет, налет 27 час 15 мин. Проведено 10 воздушных боев, в результате которых сбито 9 Me 109, 16 FW 190 и 5 Ju 87 (прим. Из этих тридцати сбитых позднее одну победу полку не засчитали). Подбито 1 Me 109 и 2 FW 190. Полк потерь не имел. Командир полка подполковник Пуйяд произвел 2 боевых самолетовылета, лично сбил 1 Fw 190». Наибольшее количество сбитых пошло в зачет де ля Пуапа, которому засчитали одну личную победу (Ju 87) и две групповые (Ju 87, FW 190). «Дубли» в тот день оформили Альбер, Дельфино, Карбо и Кюффо.

17 октября 1944 г. летчики «Нормандии» совершили 102 вылета и заявили о сбитии 16 самолетов противника (в зачет пошли 12). Рекордсменом сочли к-на Кюффо, записавшего на свой счет 4 победы (правда, позже нашла подтверждение лишь одна). Зенитным огнем была сбита машина аспиранта Эмоне. Раненый летчик выпрыгнул с парашютом и приземлился на нейтральной полосе. Его вытащил оттуда штурман сбитого Пе-2 135-го ГБАП ст. л-т С. Якубов. С помощью подоспевшего пехотинца он погрузил француза на проходивший танк, который и доставил Эмоне в медсанбат. За этот поступок Якубов был награжден французским Боевым крестом.

В тот же день прибыли 7 человек нового пополнения. Примечательной личностью был л-т Углоф (Углов), родившийся в казачьей семье и эмигрировавший с родителями на берега Сены после поражения белогвардейцев в гражданской войне. В последующих боях он показал себя отличным бойцом.

18 октября «Нормандии» вновь засчитали 12 побед. Наиболее примечательным стал бой, проведенный в середине дня восьмеркой Як-3, ведомой Альбером. В районе Гросс-Зоденена французские летчики атаковали группу штурмовиков Hs 129, шедшую на высоте около 2000 м, и сбили 4 «Хеншеля». Один оказался добычей Альбе-ра, который в паре с Амаржи уничтожил еще один штурмовик, а две вражеские машины стали групповыми победами сразу пяти пилотов: Кюффо, Матра, де Жоффра, де ля Пуапа и Марши.

До конца октября в актив летчиков «Нормандии» записали еще 38 сбитых самолетов противника. Среди них был и уничтоженный 27 числа Альбером Bf 109, ставший двадцать третьей победой этого пилота и двухсотой в истории полка. (Правда, в тот день был сбит и спасся на парашюте Кюффо). В целом итог второго осеннего месяца 1944 г. оказался для «Нормандии» самым удачным за всю войну: выполнив 1060 боевых вылетов, летчики провели 59 воздушных боев, сбили 110 вражеских самолетов и еще 8 подбили.

Двухсотая победа полка совпала по времени с опубликованием Указа Президиума Верховного Совета СССР об очередном награждении орденами Советского Союза 25 французских летчиков, в т.ч. Пуйяда, Апь-бера, де ля Пуапа, братьев Шалль, де Сейна (посмертно). 28 октября Пуйяд сдал командование м-ру Дельфино и уехал в Москву.

На следующий день полк перелетел на новый аэродром — Дыдвиже. Жизнь на новом месте началась с неприятностей. 2 ноября около аэродрома подорвался на мине и вскоре скончался от гангрены аспирант Жан Мансо.

8 ноябре ожидался приезд в СССР де Голля. Очевидно, к этому событию советское руководство приурочило особые поощрения для «Нормандии». 28 ноября московское радио сообщило о присвоении звания Героя Советского Союза ст. л-ту Марселю Альберу и ст. л-ту Ролану де ля Пуапу. В тот же день вышел приказ Верховного Главнокомандующего, в котором, в частности, говорилось: «1-му отдельному истребительному авиационному полку Сражающейся Франции, отличившемуся в боях при прорыве обороны немцев на р. Неман, присвоить наименование «Неманский» и впредь именовать 1-й отдельный истребительный авиационный Неманский полк Сражающейся Франции «Нормандия». По французской традиции полк стали называть «Нормандия-Неман» (Normandie-Niemen).

9 декабря в Краснознаменном зале Центрального дома Красной Армии командующий ВВС РККА главный маршал авиации А.А. Новиков вручил награды французским летчикам. Присутствовавший на торжестве де Голль объявил, что все пилоты «Нормандии-Неман» стали кавалерами ордена Почетного легиона. Такой же награды были удостоены м-р И. Вдовин, инженер-капитан С. Агавельян, генералы С. Левандович, Г. Захаров, Ф. Фалалеев, а также врачи Центрального авиационного госпиталя. Вручение Крестов ордена Почетного легиона состоялось в тот же день во французском посольстве.

В соответствии с заключенным соглашением, после года пребывания на советско-германском фронте французские добровольцы имели право на продолжительный отпуск. Им воспользовались и уехали на родину 15 человек, в т.ч. Пуйяд, Альбер, де ля Пуап, Риссо, Кюффо. С их отъездом полк вновь переформировали в трехэскадрильный. Командиром остался Дельфино.

В конце декабря «Нормандия-Неман» приступила к выполнению вылетов на прикрытие войск, перешедших границу Восточной Пруссии. 30 декабря последний бой года провела пара Марши-Ирибар. Над г. Кляйн-Батчен летчики обнаружили четверку «Фокке-Вульфов». Марши пошел в атаку, а ведомый его надежно прикрыл. В итоге ведущий сбил два вражеских истребителя, а Ирибар — третий. Это был хороший новогодний подарок!

Всего в течение 1944 г. полк находился на фронте 8 месяцев, за которые его летчики совершили 3000 боевых вылетов, провели 78 боев, сбили 126 самолетов противника. Свои потери составили 15 пилотов и 20 самолетов.

К концу первой декады января 1945 г. в составе «Нормандии-Неман» насчитывалось 42 Як-3 (6 неисправных) и 3 Як-9 (1 неисправный). 13 января началось новое наступление войск 3-го Белорусского фронта в Восточной Пруссии, однако сильный туман приковал самолеты к земле. На следующий день погода тоже не баловала, но авиация все же работала. Летчики полка провели 2 боя, сбили 8 самолетов противника и 3 повредили. Особо отличился л-т Р. Мартэн, которому засчитали два Bf 109 и один FW 190 как достоверно сбитые, третий «мессер» — в качестве предположительной победы, а четвертый — поврежденным.

В конце дня «Нормандия-Неман» перелетела на аэродром Допенен. При этом аспирант Микель на посадке забыл выпустить шасси, в результате чего его машина получила повреждения. Восстановить ее удалось через день.

16 января французы прикрывали наступление 2-го танкового корпуса и отразили ряд налетов штурмовиков противника. В районе Гумбинена, Каушена и Шталупонена было проведено 8 боев и сбито 18 самолетов, главным образом, «Фокке-Вульфов». Особо отличился Жак Андре, в актив которого пошли 4 уничтоженных и один подбитый FW 190. По 2 победы одержали Углов, Блето, Кастен и Лорийо. Но в бою над Шталупоненом погиб Микель.

В последующие дни бои продолжались с не меньшим напряжением. Всего за первый месяц 1945 г. полк совершил 454 боевых вылета, уничтожив 49 самолетов (Bf 190, FW 190, Hs 129) и 15 повредив. Наибольшее количество побед (7) одержал Андре, по 6 сбитых пошли в зачет Блето и Соважу. Из вылетов не вернулись 4 французских летчика: помимо Микеля, погибли аспиранты Женес, Пикено и Меню.

В феврале сопротивление немцев в воздухе усилилось, поскольку среди противников французов появились опытнейшие «эксперты» из JG 51 Molders («Мёльдерс») и JG 54 Grunnherz («Зеленое сердце»). «Нормандцы» не сразу сориентировались в изменившейся ситуации, что повлекло за собой новые потери. Так, 5 февраля четверка Як-3, патрулируя над портом Пиллау, подверглась нападению двенадцати FW 190. В результате погиб су-лейтенант Роже Пенверн, успевший выполнить 65 боевых вылетов и в 10 боях сбивший 4 самолета. 7 февраля де Жоффр, Матра и Лорийо отомстили за товарища, вогнав в землю «Фокке-Вульф».

11 февраля Ирибар, Соваж, Углов и Морис Шалль вступили в бой с «фоккерами». Ирибар увлекся и оторвался от своей группы. Атакуя вражескую машину, он не заметил, как другой «бош» зашел ему в хвост... Немецкий «эксперт» не допустил промаха, и его очередь поразила Ирибара прямо в кабине. В тот же день ведомая Дельфино шестерка «Яков» пришла на помощь группе советских истребителей, дравшихся с «Мессершмиттами». Комполка вместе с Гидо быстро сбили один «мессер», а Мартэн и Перрен — еще два. Затем Дельфино погнался за оставшимся в одиночестве немцем. Тот принял бой, и вскоре французскому майору пришлось оставить его в покое, так как горючего в баках «Яка» оставалось в обрез. Кипя от злости, Дельфино прилетел на свой аэродром, где узнал, что из боя не вернулся аспирант Монж. К счастью, через несколько дней сбитый летчик благополучно вернулся в часть.

15 февраля ожесточенному зенитному обстрелу над Виттенбергом подверглась четверка «Яков», пилотируемых Соважем, Марши, Угловым и Ревершоном. Все самолеты получили повреждения, а Ревершон был тяжело ранен и совершил грубую вынужденную посадку прямо у палаток советского полевого госпиталя. Летчик тут же попал на операционный стол, врачи спасли ему жизнь, хотя ампутировали ногу. Тем не менее, после войны он летал в гражданской авиации.

Тяжелый бой провела 20 февраля шестерка Як-3, повстречавшая в районе Пиллау дюжину Bf 109G. Некоторые немецкие летчики явно выделялись своей подготовкой, и один из них мастерски сбил аспиранта Блето. Тот выпрыгнул с парашютом и оказался в плену. Допрашивал француза командир группы III/JG 51 гауптман Иоахим Брендель, который и одолел его в бою (по заявлению немца, это была его 102-я победа, а войну он закончил, имея на счету 189 сбитых). Как ни странно, но Брендель не стал спешить с выполнением приказа Кейтеля и даже передал Блето некоторые вещи, принадлежавшие погибшему Ирибару. Через некоторое время французский летчик сумел бежать и присоединился к наземным частям Красной Армии.

После понесенных потерь в строю «Нормандии-Неман» осталось 24 летчика, что вынудило Дельфино перевести полк на двухэскадрильный штат. Заместителем командира части в это время стал к-н Матра.

23 февраля московское радио передало Указ о награждении 44 французских офицеров «Нормандии-Неман» различными орденами, а самого полка — орденом Красного Знамени.

Через 2 дня французы перелетели на аэродром Фридланд под Кенигсбергом (ныне г. Правдинск Калининградской области). Это место было связано с историей боевой славы Франции. Там почти 138 лет тому назад Наполеон одержал решающую победу в войне 1805-1807 гг., разбив русскую армию во главе с графом Беннигсеном, и в городе сохранился даже дом с памятной доской: «Hier wohnte Napoleon I. 4-15 Juni 1807» («Здесь жил Наполеон I. 4-15 июня 1807 г.»). От линии фронта «нормандцев» отделяло всего 10 км, однако из-за очень плохой погоды полк практически перестал летать.

20 марта в расположение «Нормандии-Неман» прибыли генералы Пети, Захаров и Левандович. Состоялось торжественное построение, на котором полку вручили орден Красного Знамени, а также награды летчикам и механикам. В советских документах часть стала именоваться 1-м отдельным истребительным авиационным Краснознаменным Неманским полком «Нормандия».

25 и 26 марта, в связи с улучшением погоды, интенсивность боевой работы французов усилилась. Было совершено 113 вылетов, сбиты 4 самолета и 4 подбиты. Отличились Андре, Соваж, Марши, Морис Шалль, де Жоффр. Но потери продолжали выкашивать ряды «нормандцев». 26 числа погиб ведомый Марши аспирант Монж. На следующий день та же трагическая участь постигла Мориса Шалля. Кроме того, при сопровождении «пешек» были подбиты Гидо, Мерцизиен и де Жоффр. Первые два смогли перетянуть линию фронта и посадить машины «на брюхо», а де Жоффру пришлось прыгать. Он опустился на поверхность залива Фриш-Гаф и более десяти часов провел в его холодных водах, но, в конечном итоге, был спасен советским к-ном Г.Х. Назарьяном.

9 апреля пал Кенигсберг. Вылеты продолжались, но воздушный противник встречался все реже и реже. Завершающую победу полка и свою пятую одержал аспирант Жорж Анри, сбивший 12 апреля одного из «экспертов» JG 51 гауптмана Гюнтера Шака, имевшего на счету 174 победы. Сам Анри по возвращении из вылета погиб во время артобстрела от шального осколка, попавшего ему в голову. Это была последняя боевая потеря «Нормандии-Неман».

Последний раз истребители «Нормандии-Неман» применяли оружие в ходе Второй мировой войны 25 апреля, когда обе эскадрильи совершили налет на Пиллау. В полдень крепость пала. Вылеты на патрулирование французские летчики продолжали выполнять до 2 мая.

В общей сложности за время пребывания на советско-германском фронте французские летчики совершили 5240 боевых вылетов, более половины из которых на прикрытие поля боя, 18,6% — на свободную охоту, 17,2% — на сопровождение бомбардировщиков и 7,6% — на перехват самолетов противника. В 869 боях были сбиты 273 (в различных источниках также называются цифры 268, 282) и подбиты 80 германских самолетов. Цена боевых успехов оказалась высокой: 71 потерянный самолет (из них 4 — в тренировочных полетах) и 45 погибших летчиков (З — в ходе тренировочных полетов). За время войны в полку появились 39 асов, т.е. летчиков, сбивших 5 и более самолетов. Наиболее результативными стали: Марсель Альбер — 23 победы, Ролан де ля Пуап и Роже Соваж — по 16, Жак Анд-ре и Луи Дельфино — по 15, Жорж Лемар и Роже Марши — по 13, Марсель Лефевр и Леон Кюффо — по 11, Морис Шалль — 10. По французской традиции, в указанные числа входят как индивидуальные, так и групповые победы, а также победы, одержанные на других ТВД.

День Победы «Нормандия-Неман» встретила на аэродроме в Эльбинге. Знаменательное событие французы вместе с советскими однополчанами отметили грандиозным празднованием. Как вспоминал де Жоффр: "Восьмидесятиградусный спирт лился рекой». Вечером на По-2 прилетел Блето, который в поисках своего полка пересек половину Германии. Вскоре из отпуска вернулись Альбер и де ля Пуап, которым все были очень рады. Три недели французы «расслаблялись» в Эльбинге. Эти дни прошли как сплошной праздник, который сопровождался, по изящному выражению де Жоффра, «братанием» с представительницами прекрасного пола Германии.

1 июня «нормандцы» вылетели в Москву. Там они первым делом отдали почести павшим товарищам на одном из московских кладбищ, а затем несколько дней отдыхали и знакомились со столицей СССР, праздновали победу с москвичами. 4 июня вышел Указ о присвоении звания Героя Советского Союза ст. л-ту Марселю Лефевру (посмертно) и су-лейтенанту Жаку Андре. 8 июня французские летчики вместе с советскими генералами и офицерами собрались в Центральном доме Красной Армии, где им были вручены очередные награды Французской Республики и СССР. При этом награды Лефевра передали генералу Пети.

«Нормандия-Неман» начала готовиться к отправке на родину. Сталин решил сделать французам роскошный подарок. В телеграмме де Голлю советский лидер, в частности, писал: «... Полк пойдет на родину в полном вооружении, то есть при самолетах и авиационном вооружении, через реку Эльбу и далее на запад. Я считаю естественным сохранить за полком его материальную часть, которой он пользовался на восточном фронте мужественно и с полным успехом...». «Нормандцам» был передан 41 Як-3. Кроме того, по решению Государственного Комитета Обороны СССР, летному составу и семьям погибших летчиков выдали денежное пособие в долларах, несмотря на первоначальный отказ французов.

11 июня французский полк взял курс на запад. Кроме «Яков», во Францию летел Ли-2 с советским инженерно-техническим составом во главе с Агавельяном. 20 числа самолеты приземлились в Ле Бурже, где состоялась грандиозная встреча.

Дальнейшая судьба пилотов «Нормандии-Неман» сложилась по-разному. Многие продолжали летать, кто в военной авиации, кто в гражданской, кто на испытательной работе. Кое-кому пришлось вновь «понюхать пороху» в Индокитае, Алжире либо тропической Африке. Уже в первые послевоенные годы в авиакатастрофах и в боях погибли 12 летчиков: Марши, Амарже, Эмоне, Мурье, Лемар, Углов, Жанель, Шарра, Астье, Карбо, Пистрак, Мерцизиен.

Продолжила службу в составе ВВС Франции и «Нормандия-Неман» как Escadron de Chasse 2/30 Normandie-Niemen. Она воевала в Индокитае и Алжире, где выполнила 4977 и 1809 боевых вылетов, соответственно. В различные годы ее представители на своих боевых машинах прилетали с визитами в СССР, на подмосковную Кубинку. Ответные вояжи совершали и советские летчики. За послевоенное время состав авиапарка «Нормандии-Неман» неоднократно менялся, и сейчас полк летает на перехватчиках Mirage F1C. В последнее время в печати прошла информация, что в рамках плана реформирования Вооруженных Сил Франции эта славная авиачасть подлежит значительному сокращению и, в то же время, перевооружению на новейшие истребители Rafale.

Источники

  • Авиация и время. /№ 2,4,5 2006г./

©AirPages
2003-