Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Самолёты Туполев ТБ-3/СПБ ТБ-4 СБ-2 СБ-РК 103У Ту-2ВС Ту-2С Фото и схемы Боевое применение ТБ-3 СБ-2 СБ-РК Ту-2 РТЭ и РЛЭ Ту-2 1945

СБ. Боевое применение.

Михаил Маслов

Прежде чем перейти к последней странице в истории практического использования СБ, имеет смысл отметить, что в предвоенный период выпуск самолетов этого типа неуклонно возрастал.

Достаточно сказать, что в 1939 — 1940 гг. два авиазавода, в Москве и Иркутске построили более 4000 СБ. При этом картина нарастания производства СБ (включая Ар-2) за все годы выглядит следующим образом:

Выпуск СБ по годам
1936 1937 1938 1939 1940 1941
Авиазавод № 22 268 853 1250 1435 1820 68
Авиазавод № 125 - 73 177 343 375 168

Суммарный выпуск за все годы производства составил 6830 СБ различных модификаций.

В июне 1941 г. на западной границе Советского Союза в составе ВВС Красной Армии насчитывалось более 1500 самолетов СБ, собранных в 27 бомбардировочных и 4 разведывательных полка.

Распределение СБ по военным округам по состоянию на 22.06.41 г
Бомбардировщики Разведчики
ВВС Ленинградский военный округ 269/34 * 31/1
ВВС Прибалтийский военный округ 397/37 6/0
ВВС Западный особый военный округ 327/35 50/5
ВВС Киевский особый военный округ 251/26 25/1
ВВС Одесский военный округ 184/34 40/2
Всего 1428/166 159/9

* Здесь и далее по тексту в числителе указывается общее количество самолетов, в знаменателе — в том числе неисправных.

На исходе самой короткой летней ночи, около 4 часов утра 22 июня 1941 г. немецкая авиация произвела неожиданные массированные налеты по территории Советского Союза вдоль всего протяжения границы. Почти одновременно ударам были подвергнуты 66 аэродромов, на которых размещались основные силы воздушного прикрытия границы. Уже к полудню 22 июня советские ВВС на земле и в воздухе потеряли более 1200 самолетов. Бомбардировщики СБ являлись одной из основных целей атак самолетов люфтваффе, поэтому в первый и последующие дни боевых действий понесли наибольшие потери. По состоянию на 24 июня в составе ВВС Красной армии насчитывалось 1060/14 бомбардировщиков СБ. Таким образом, за первые два дня боевых действий только авиация сухопутных войск потеряла около 400 СБ. За 6 последующих дней было потеряно еще около 200 машин — по состоянию на 30 июня на фронте насчитывалось 875/155 СБ.

Авиация Западного Особого Военного круга (позднее Западный фронт), прикрывающая границу на протяжении 470 км от Гродно до Бреста подверглась наиболее мощным атакам немецкой авиации. На рассвете были атакованы 26 аэродромов, после чего атаки аэродромов и воздушные бои в воздухе продолжались до конца дня.

В течение дня немцы совершили 4 налета на аэродром 39-го сбап 10-й сад, расположенный западнее Пинска. Не смотря на потери, после первого налета 18 СБ 39-го полка сумели взлететь и около 7 утра нанесли удар по немецким танковым и моторизованным частям, переправляющимся через реку Буг. Было зафиксировано попадание в переправу и в скопления войск. Впрочем, относительный успех этой отчаянной атаки, состоявшейся без истребительного прикрытия, обошелся очень дорого. Согласно немецких данных все 18 бомбардировщиков при возвращении были сбиты. Таким образом, за первый день боевых действий, 39-й сбап полностью потерял все свои 43 СБ и 5 Пе-2.

22 июня судьбу 39-го сбап во многом разделили СБ 6-го, 128-го, 24-го, 121-го, 125-го, 130-го бомбардировочных полков Западного фронта. Множество самолетов, открыто стоящих на аэродромах, были сожжены на земле. Немногочисленные и слабо организованные боевые вылеты бомбардировщиков проводились без истребительного прикрытия, поэтому также сопровождались катастрофическими потерями.

Уже спустя две недели большая часть авиации Западного фронта оказалась утраченной, к 10 июля 1941 г. здесь в составе общевойсковых армий осталось 389 самолетов. Среди этого количества насчитывалось 72 СБ и 12 Ар-2.

Едва ли не наиболее трагические события в июне 1941 г. сложились в Прибалтике. В течение 22 июня немецкая авиация неоднократно атаковала 11 советских аэродромов Прибалтийского военного округа. Разрушительному нападению подверглись аэродромы в районе Ковно (Каунас), Либава (Лиепая), Паневежис, Митава, Шавли, Кейданы. Буквально накануне здесь велись учебные ночные полеты и поутру самолеты поставили на стоянки для дозаправки и технического обслуживания, а личный состав отдыхал. Немецкие летчики отмечали, что советские самолеты были выстроены рядами вдоль аэродромов и являлись идеальной целью для нападения. В условиях отсутствия на аэродромах средств ПВО эти первые налеты оказались абсолютно безнаказанными.

Внезапность начала войны усугубилась растерянностью командования, которое все предшествующие месяцы получало грозные приказы из Москвы не отвечать на провокационные перелеты немецкими самолетами государственной границы и поэтому не было способно на решительные действия. Уже после первой атаки немцев многие советские самолеты были подняты в воздух, однако не получили конкретных боевых заданий и находились в зоне ожидания 40 — 50 минут. После посадки они попали под повторные удары нападающей стороны и это обстоятельство еще более усугубило положение.

Тем не менее, отдельные соединения уже в первый день вылетали для проведения ответных бомбардировок. Так, 40-й сбап из состава 6-й сад на СБ бомбил 22 июня Кенигсберг, Тоураген и Мемель. Впрочем, эти боевые вылеты по-прежнему сопровождались серьезными потерями от зенитного огня и атак истребителей. Всего за три дня боевых действий советская авиация в этом районе потеряла 921 из 1078 своих самолетов, поэтому ее дальнейшее противодействие противнику оценивалось как весьма условное.

Продвижение немецких войск в Прибалтике уже в первый день оказалось весьма успешным. Застигнутые врасплох советские сухопутные 11-я и 8-я армии, понесли серьезные потери и не смогли оказать должного сопротивления. В образовавшийся разрыв между этими двумя армиями прорвались части 4-й танковой группы генерала Манштейна, которые взаимодействуя с 56-м мотомеханизированным корпусом выдвинулись к Двинску (Даугавпилс) и к 26 июня захватили мосты через Западную Двину. На рассвете 29 июня передовые немецкие отряды захватили мосты в районе Екабпилс-Крустпилс. В условиях этого угрожающего положения для наземных войск и практически потерянных ВВС советское командование приказало 30 июня нанести бомбовый удар по захваченным переправам силами авиации Балтийского флота.

К 30 июня с аэродромов в Восточной Пруссии под Митаву, Крустпилс и Каунас были перебазированы истребительные группы эскадр JG53 и JG54, оснащенные истребителями Bf 109F. Для экипажей советских бомбардировщиков ДБ-3 и СБ эта передислокация была неизвестна, более того, они взлетали со своих аэродромов под Ленинградом и по причине удаленности цели на 400 км не могли рассчитывать на свое истребительное прикрытие. В боевых акциях 30 июля принимали участие ДБ-3 1-го минно-торпедного полка, ДБ-3 и СБ 57-го бап, СБ и Ар-2 73-го бал. В течение 30 июня советские бомбардировщики выполнили 17 атак немецких войск в районе переправ. Из 99 бомбардировщиков от зенитного огня и противодействия истребителей было потеряно 34 машины. При этом летчики из состава JG53 и JG54 заявили о 65 сбитых самолетах. Немецкие потери (по современным данным) от огня воздушных стрелков бомбардировщиков составили 5 сбитых и три значительно поврежденных Bf 109F. Из 15 вылетавших Ар-2 не был потерян ни один самолет. Из 29 вылетавших СБ было сбито 16 самолетов.

73-й бап, потерявший в небе над Двинском 11 машин, продолжал воевать в районе Ленинграда до сентября 1941 г. В составе ВВС Балтийского флота на СБ также продолжали действовать 57-й бап и 71-я авиаэскадрилья.

1 июля СБ из состава указанных подразделений бомбили морские транспорты в Виндаве и в морском порту Пярну, незадолго до этого оставленного советскими войсками.

19 июля 2 СБ перебазировали на военно-морскую базу Ханко, расположенную в северной части Финского залива. Указанные СБ неоднократно вылетали на разведку и бомбардировку финских позиций. Один из них продолжал ведение разведки над Финским заливом вплоть до декабря 1941 г.

Уже в конце июля 1941 г., в составе армейской авиации, действующей под Ленинградом, оставалось около 80 бомбардировщиков СБ. Надежды на поступление резервов в этом районе не было, поэтому большую часть СБ авиации Балтийского флота оперативно подчинили командованию ВВС Красной Армии (ВВС Северного фронта). В созданную авиагруппу вошли СБ из состава 71 -й авиаэскадрильи и отдельные экземпляры, поступившие из ремонта.

В конце октября 1941 г. под Ленинград прибыл 44-й сбап в составе 20 СБ, экипажи которых были подготовлены для ночных полетов. Вообще, к этому периоду бомбардировщики СБ начинают повсеместно использоваться в темное время суток. Такая тактика позволяла ощутимо снизить потери при достаточной эффективности нанесения бомбовых ударов. 44-й сбал выполнил более 300 боевых вылетов по бомбардировке немецких войск в районе Тихвина. В марте 1942 г. полк был преобразован в 34-й Гвардейский бомбардировочный авиаполк.

В сентябре 1941 г. после установления блокады Ленинграда, немцы расположили вдоль линии обороны крупнокалиберную артиллерию, вплоть до 420-мм мортир, и начали планомерный обстрел города.

Борьбу с артиллерийскими батареями наряду с другими типами самолетов вели и бомбардировщики СБ. Обычно одиночные машины вылетали ночью и бомбили такие батареи, обнаруженные по вспышкам выстрелов. Другим методом борьбы являлось корректирование огня своих артиллерийских батарей.

В 1942 г. под Ленинградом действовала 5-я отдельная разведывательная эскадрилья, состоящая из разнотипных истребителей и бомбардировщиков. В апреле 1943 г. эскадрилья была переименована в 13-й отдельный разведывательный авиаполк, в составе которого действовала ночная эскадрилья СБ. Помимо разведывательных задач самолеты решали вопросы связи и снабжения партизанских отрядов.

По состоянию на 1 июля 1943 г. 5 СБ числились в составе 1-го Гвардейского минно-торпедного полка, имеющего на вооружении 8 ДБ-3 и 10 Бостон. Самолеты базировались на аэродромах Приютино, Гражданка, Углово, Богослово, Новая Ладога. Очевидно СБ в этот период выполняли в основном вспомогательные задачи. При этом, не смотря на известный силуэт старого бомбардировщика, с ним также случались ситуации, присущие войне. 9 июля 1943 г. связной СБ вылетел из Кронштадта в сопровождении шестерки Ла-5 41-го иап. При посадке на аэродроме острова Лавенсаари СБ был обстрелян своими сторожевыми катерами и сгорел.

В 1944 г. СБ под Ленинградом практически не упоминаются.

В Киевском Особом военном округе ранним утром 22 июня внезапной атаке подверглись 24 передовых аэродрома и последующие события разворачивались в основном в пользу нападающей стороны. Тем не менее, многие соединения смогли подняться в воздух и выполнить свои боевые задачи.

33-й сбап из состава 19-й бомбардировочной авиадивизии базировался в районе города Белая Церковь и имел на вооружении 54 СБ и Ар-2, 14 Пе-2. Уже в первый день войны полк всем составом нанес удар по немецким войскам в районе города Сокаль. Благодаря хорошей подготовке экипажей все самолеты вернулись назад, более того стрелки и штурманы бомбардировщиков заявили о сбитых немецких истребителях. Позднее потерь избежать не удалось, однако 33-й сбап оставался боеспособным и продолжал боевые вылеты.

В книге Иринархова "Киевский особый" описан подвиг летчика этого полка л-та Храпая. 24 июня 1941г в районе г Броды его самолет был подбит и экипаж таранил мост с техникой, (свой подвиг Николай Гастелло совершит двумя днями позднее, 26 06 1941 г).

До середины июля многие летчики этого полка совершили по 40 — 50 боевых вылетов. Пилот СБ, ст. лейтенант B.C. Ефремов, произвел за этот период 73 боевых вылета с общим налетом 175 часов. 12 июля под Киевом самолет Ефремова подбили истребители, после чего весь экипаж воспользовался парашютами и позднее вернулся в свою часть. До наступления осени 1941 г. Ефремова подбивали 4 раза, однако он всякий раз оказывался невредим. Как оказалось, СБ в умелых руках способен на многое. 9 сентября СБ Ефремова успешно бомбардировал немецкую механизированную колонну на дороге Бахмач-Конотоп. При возвращении домой летчики атаковали немецкий привязной аэростат и штурман Николаев поджег его.

В сентябре 33-й сбап перелетел в район Воронежа и в период зимы 1941/42 г. производил преимущественно ночные бомбардировки. Весной 1942 г. полк вошел в состав 8-й воздушной армии, действующей под Сталинградом. В этот период в 33-м сбап насчитывалось до 10 исправных СБ, которые в основном использовались для нападений на немецкие аэродромы.

В мае 1942 г. за успешные боевые действия 33-й сбап получил наименование 10-го Гвардейского бомбардировочного полка. На своих СБ полк принимал участие в уничтожении армии Паулюса под Сталинградом плоть до конца 1942 г. В 1943 г. 10-й Гвардейский бап перевооружили на самолеты «Бостон». Летчик B.C. Ефремов за боевые действия на СБ в звании капитана был удостоен звания Героя Советского Союза (позднее он был удостоен этого звания второй раз).

Приведенный пример 33-го сбал является лишь частным случаем огромной войны, развернувшейся в России летом 1941 г. Не смотря на отчаянное сопротивление, Красная армия отступала и при этом несла значительные потери. За три месяца непрерывных боев были утрачены практически все фронтовые бомбардировщики СБ приграничных военных округов. С учетом поступления дополнительных соединений из тыла по состоянию на 1 октября 1941 г. на фронте насчитывалось 130 (из них 47 неисправных) СБ.

К осени 1941 г. все более начала осложняться обстановка под Москвой. В этот период для усиления авиационной группировки в районе советской столицы из глубокого тыла были переброшены дополнительные соединения авиации. 1-й сбап в составе 20 СБ вылетел из Ашхабада, преодолел по воздуху 4800 км и 10 октября благополучно прибыл в Егорьевск. Вместе 34-м и 459-м полками, в каждом из которых насчитывалось по 20 СБ, 1-й сбап действовал с 20 октября южнее Москвы. Против немецких войск эффективно использовались не только обычные авиабомбы, но и выливные приборы с фосфоросодержащей смесью (наподобие напалма) .

Своевременное введение свежих резервных авиационных частей смогло заметно замедлить выдвижение 2-й немецкой танковой армии к Туле и снизило опасность обхода Москвы с юга.

Под Москвой экипажи СБ 1-го, 34-го и 459-го полков столкнулись с неожиданной проблемой. Базирование на южных аэродромах не подразумевало использования зимнего шасси и лыжи поэтому не использовались. Когда в ноябре 1941 г. начались обильные снегопады, а лыжи по прежнему отсутствовали, одному из первых самолетов приходилось укатывать в снегу колею, по которой взлетали следующие.

Севернее Москвы в ноябре 1941 г. воевали СБ 46-й авиадивизии. 136-й и 150-й сбап на СБ прибыли из Сибири и вплоть до декабря успешно действовали против 3-й танковой группы пытавшейся обойти Москву с северо-запада. В декабре 1941 г., когда немецкое наступление было остановлено, оставшиеся СБ 46-й авиадивизии перебросили под Калинин (Тверь).

Именно в этот период СБ начинают использоваться преимущественно в ночное время, поэтому немецкие наблюдатели даже отмечают отсутствие этого типа самолета. Впрочем, количественно их оставалось действительно мало. По состоянию на 5 декабря 1941 г. во фронтовых соединениях ВВС Красной Армии насчитывалось 97/37 бомбардировщиков СБ и 14/6 разведчиков.

К летним боям 1942 г. за счет дополнительного поступления из тыла количество вновь увеличилось. Неизвестно точное поступление СБ из запасных, тыловых и резервных полков. Однако лишь из летных и технических училищ ВВС в действующую армию с начала боевых действий поступило 200 СБ.

По состоянию на 1 мая 1942 г. имелось 171/45 СБ.

К 1 июля 1942 г. в связи с непрерывным боевым использованием эта цифра уменьшилась до 115/22 бомбардировщиков СБ и 14/1 разведчиков. Точное количество к концу года не установлено, известно, что к контрнаступлению Красной Армии под Сталинградом 19 ноября 1942 г. на фронте насчитывалось 70/23 фронтовых бомбардировщиков СБ и Су-2.

Уже в 1943 г. бомбардировщики СБ как боевые самолеты становятся достаточно экзотическими. В действующей армии по состоянию

на 1 июля 1943 г. СБ насчитывается 41/18 экземпляр. Распределение по различным участкам фронта было таково: 13-я ВА(Воздушная армия) - 1/0, 14-я ВА - 3/0, 6-я ВА - 3/2, 1-я ВА - 7/1, 2-я ВА - 6/3, 8-я ВА - 10/7, 4-я ВА — 9/5, Резерв — 2/0. Кроме этого, в различных подразделениях имелось 9/2 разведчиков. То есть всего на фронте оставалось 50 СБ, из которых 20 являлись неисправными.

В 1944 г. во всех подразделениях ВВС Красной армии насчитывалось 140 СБ. 35 самолетов до конца года были потеряны в авариях и катастрофах и 105 самолетов списали как окончательно изношенные. Осенью 1944 г. 12 СБ имелось в училище морских летчиком им. Леваневского, однако скорее всего и они были исключены из списков действующих до конца года.

Весной 1945 г. 5 СБ числилось в Энгельской Высшей авиашколе пилотов (ВАШП) Приволжского военного круга. Очевидно это были последние летные СБ, так как именно эта пятерка перелетела в Москву для проведения большого авиационного парада, назначенного на 19 августа 1945 г. Парад этот не состоялся по причине сильных дождей и низкой облачности, не превышающей 200 м.

СБ ВВС Черноморского флота в 1941 - 1942 гг.

Основные силы сухопутной авиации Черноморского флота в июне 1941 г. состояли из 62-й истребительной и 63-й бомбардировочной авиабригад. В 63-ю авиабригаду входили 40-й скоростной бомбардировочный авиаполк (сбап), 2-й минно-торпедный авиаполк (мтап) и две отдельные эскадрильи. Всего насчитывалось 61 ДБ-3 и 75 СБ — последние в основном в составе 40-го сбап.

Основные силы 63-й авиабригады были рассредоточены на аэродромах Крыма, а 78-я отдельная авиаэскадрилья на самолетах СБ базировалась в районе Одессы.

22 июня 1941 г. бомбардировщики 63-й авиабригады получили приказ нанести удар по военно-морским базам Румынии, вступившей в войну на стороне Германии. Около 7 часов утра 23 июня был совершен первый массированный налет на румынский порт Констанцу, в котором участвовали 33 ДБ-3 и 27 СБ 63-й авиабригады. В целом операция была хорошо подготовлена и оказалась внезапной для противника. Самолеты заходили на цель с высоты 5000 — 7000 м, бомбометание выполнялось на планировании с высоты 3500 — 5000 м с выходом под кромку облачности. С задания не вернулся 1 СБ.

Второй удар по Констанце, нанесенный днем 24 июня, не был подготовлен и фактически явился повторением предыдущей операции. Над целью бомбардировщики были встречены истребителями и понесли ощутимые потери.

25 июня 7 СБ 40-го сбап изменили тактику и прилетели в Констанцу в 6.40 утра. Тем не менее на подходе к цели бомбардировщики были встречены группой истребителей Bf 109. Из боя не вернулись 3 СБ, воздушные стрелки 4 других экипажей заявили о двух сбитых истребителях.

26 и 29 июня 7 СБ бомбили румынские суда в районе Тульча и заявили о потоплении монитора. О своих потерях не сообщалось, однако судя по всему они имелись, ибо 4 июля 1941 г. последовал запрет на использование бомбардировщиков крупными группами в дневное время и без прикрытия истребителей.

В июле использование бомбардировочной авиации Черноморского флота являлось не столь активным, ночные вылеты чаще совершались мелкими группами. В августе обстановка на южном участке фронта значительно ухудшилась: румынская группировка замкнула кольцо вокруг Одессы, немецкая 11-я армия

неудержимо продвигалась по югу Украины. Возобновившиеся с крымских аэродромов дневные вылеты 63-й бригады вновь омрачились тяжелыми потерями.

12 августа было потеряно 12 СБ, вылетевших под прикрытием И-153 для прикрытия наземных войск.

9 сентября 1941 г. Маршал Советского Союза Кулик изъял из подчинения командования Черноморского Флота всю бомбардировочную авиацию и оперативно подчинил ее командиру 9-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанту Батову. В связи с обострившейся обстановкой на подступах к Крыму экипажам СБ, ДБ-3, Пе-2 было приказано делать по 5 дневных вылетов. Основной целью при бомбардировках являлись немецкие войска, стремящиеся через Перекопский перешеек войти в Крым. К сожалению, такое подчинение сухопутному командованию оказалось поистине трагическим: без должной согласованности и взаимопонимания боевые приказы отдавались весьма неопределенно, прикрытие истребителями обеспечивалось не всегда.

25 сентября 1941 г. 4 СБ под прикрытием 4 И-16 вылетели для бомбардировки немецких войск в районе Перекопа. Над целью СБ были атакованы немецкими истребителями. Не смотря на прикрытие истребителей, все 4 бомбардировщика были сбиты и упали горящими на своей территории.

В ноябре 1941 г., когда аэродромы Крыма были потеряны, оставшиеся бомбардировщики 63-й авиабригады перелетели на Кавказ. В этот период в районе Севастополя с небольших площадок продолжала действовать группа разнотипных одномоторных самолетов.

В 1942 г. СБ из состава ВВС Черноморского флота применялись преимущественно одиночно в ночное время. Известно, что по состоянию на 22 июля 1942 г. в составе 40-го сбап 63-й авиабригады насчитывалось 7 СБ (из них 2 неисправных) и 1 УСБ.

По состоянию на 22 декабря 1942 г. здесь насчитывалось 3 СБ (из них 1 неисправный) и 1 УСБ. В 1943 г. несколько СБ использовались в авиации Черноморского флота для вспомогательных целей.

На Северном флоте

В конце декабря 1940 г. для усиления авиации Северного флота из состава Белорусского военного округа прибыла эскадрилья самолетов СБ, которая совместно с истребителями И-16, И-15бис и И-153 вошла в состав 72-го смешанного авиаполка (сап), базирующегося в основном на аэродроме Ваенга под Мурманском. К началу боевых действий летом 1941 г. в 72-м сап числилось 11 СБ, 28 И-15бис и 17 И-153. Согласно приказа Наркома ВМФ СССР от 3 августа 1941 г. для усиления 72-го сап с Балтики направили дополнительно 9 СБ.

В 1941 г. СБ 72-го сап совместно с МБР-2 118-го авиаполка в основном применялись для нанесения бомбовых ударов в районе Варан-гер-фьорда по портам Киркенес и Петсамо. Всего было совершено свыше 500 самолетовылетов, экипажи доложили о потоплении двух транспортов и повреждении нескольких судов.

В апреле 1942 г. в составе авиации Северного флота насчитывалось 10 СБ, однако уже к середине года это количество уменьшилось до 5 экземпляров, которые вошли в состав 29-го бомбардировочного авиаполка. 29-й бап в начале 1943 г. перевооружили на самолеты Пе-2. В апреле 1943 г. в составе авиации Северного флота оставался 1 СБ, который выбыл до наступления 1944 г.

СБ в ВВС Тихоокеанского флота

В июне 1941 г. авиация Тихоокеанского флота насчитывала 758 боевых самолетов, среди которых имелось 99 СБ в составе 29-й авиабригады. В течение войны часть самолетов была отправлена на фронт, неустановленное количество списали в результате износа и аварий.

По состоянию на 9 сентября 1945 г. в ВВС Тихоокеанского флота имелось 27 СБ (из них 4 неисправных). Наиболее вероятно эти самолеты использовались ограниченно, данных о участии СБ в боевых действиях против Японии не имеется.

Источники

  • "Скоростной бомбардировщик СБ. Война" /Михаил Маслов/

©AirPages
2003-