Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайтеEnglish
 
Люди и самолеты Люди Летчики о самолетах Алексеев Голодников Ковачевич Летчики о Ла-7

И-16

Была ли надпись «За Сталина!» на самолете

Бориса Сафонова


В 1941 году летчики красоваться не любили. В условиях немецкого превосходства в воздухе всякий нестандартно окрашенный самолет подвергался особо ожесточенным атакам и риск быть сбитым многократно увеличивался. Хотя бывали и прямо противоположные примеры. Комэск 72-го смешанного полка старший лейтенант Борис Сафонов летал на И-16 с надписями «За Сталина» и «Смерть фашистам» и имел при этом самые высокие на севере результаты побед. Под стать Сафонову был и сержант Сурженко — на его «ишачке» была надпись «ЗА СССР» и «ЗА ВКПб». Такова была официальная версия и ее долго придерживались.

Однако, так ли это? Анализ Юрия Рыбина позволяет сделать вывод, что это не так.

Первые четыре И-16 тип 24 (№№ 24Р218-91, 24Р218-100, 24Р219-3 и 24Р219-4) появились в составе ВВС Северного флота в начале апреля 1941 года. На базе этих четырех «ишаков» 10 апреля в составе 72-го САП была сформирована учебная группа, в которую вошли 20 молодых летчиков, прибывших накануне в Заполярье из разных военных училищ. По сути, это была учебная эскадрилья, в которой молодые летчики осваивали новый для себя истребитель.

Возглавил вновь сформированную эскадрилью 26-летний старший лейтенант Сафонов. Кстати, отсюда и родился миф о том, что Б.Сафонов был «отцом» многочисленной плеяды североморских асов. 16 апреля во время учебно-тренировочных полетов на посадке из-за отказа мотора потерпел аварию И-16 №24Р218-91 (летчик младший лейтенант Животовский). Поэтому к 22 июня в строю оставались три И-16. На одном из них 24 июня, во втором с начала войны боевом вылете, Борис Сафонов сбил Ю-88. Судя по многочисленным статьям того периода, именно в этот день и появились на борту первого сафоновского И-16 надписи «Смерть фашизму!» и «За ВКП(б)!» («Краснофлотец» № 149 от 26 июня 1941 г.).

Пример был заразителен. Борта двух других И-16 также украсились боевыми призывами:

на И-16 старшего лейтенанта А.А. Коваленко с тактическим номером «11» появились надписи «За Сталина!» и «За Коммунизм!» («Краснофлотец» №235 от 20 сентября 1941 г.);

на И-16с бортовым номером «13», в кабине которого был сфотографирован С.Сурженко, появилась надпись «За СССР!» (неизвестно, была ли какая-либо надпись на другом борту этого самолета).

26 июня, то есть еще до начала активных боевых действий на Мурманском направлении, боевой состав 72-го САП существенно пополнился двенадцатью И-16 тип 24. 29 июня, в первый день немецкого наступления в Заполярье, полк потерял сразу пять И-16 из этой партии.

Но уже 10 июля истребительная авиация Северного флота вновь была усилена - в состав 72-го САП прибыли десять И-16, половина из которых была 28-го типа. Один из этих пушечных истребителей выбрал себе Борис Сафонов - это был И-16 тип 28 №2821395. На этом самолете североморский ас воевал с 10 июля по 3 октября 1941 года.

10 июля Сафонов произвел четыре боевых вылета, и возможно, что некоторые из них были выполнены им на только что полученном И-16 тип 28. Кстати, в этот же день командиру эскадрильи 72-го Сафонову присвоили очередное воинское звание «капитан».

С 10 июля по 3 октября Борис Сафонов произвел 145 боевых вылетов, провел 27 воздушных боев и записал на свой боевой счет 13 сбитых вражеских самолетов. Из этих вылетов 109 были выполнены именно на И-16 № 2821395. Отсюда можно сделать вывод, что Сафонов иногда летал и на других «ишаках» 72-го САП.

Далее возникает вопрос, «перенес» ли Сафонов свои боевые призывы на «новый» истребитель? Абсолютно все, кто хорошо знал Бориса Сафонова, говорили о том, что он не любил показухи. Его характеру были присущи серьезность и деловитость во всем. Эйфория первых дней, когда казалось, что всё закончится быстро, как в предвоенных прогнозах, «малой кровью и на чужой территории», с началом активных боевых действий на земле и воздухе быстро улетучилась. Обстановка, сложившаяся на фронте к 10 июля, когда Сафонов «пересел» на другой И-16, вряд ли способствовала тому, чтобы снова браться за кисть и «разукрашивать» свой истребитель эффектными лозунгами. Несмотря на то, что Сафонова после его первой воздушной победы в течение всего лета неоднократно фотографировали, кажется странным, что нет ни одной фотографии, где он был бы запечатлен у И-16 с надписями «Смерть фашизму!» или «За ВКП(б)!». Вероятнее всего, что, когда для газеты понадобилась фотография первого североморского аса, военкорр Евгений Халдей снял Бориса Сафонова не у его самолета, а у И-16 Александра Коваленко с боевым призывом «За Сталина!». Впрочем, можно предположить, что на втором самолете Сафонова все же были надписи, но могли ли они сохраниться на истребителе после того, как его хозяин пересел на «Харрикейн»? 3 октября 1941 года Борис Сафонов в последний раз поднялся в небо на своем «ишачке», вылетев в составе звена из трех И-16 на разведку погоды. Следующий боевой вылет, 16-го октября, уже во время формирования нового 78-го истребительного авиаполка, он произвел на английском истребителе «Харрикейн».

Сафоновский И-16 доверяли лишь самым опытным летчикам полка и, как правило, на нем летал командир эскадрильи «ишаков», сначала капитан Адонкин, а затем - сменивший его капитан Агейчев.

Североморский ас Василий Адонкин. С 14.11.1941г. по 13.06.1942г. был командиром эскадрильи И-16 и летал на сафоновском «ишаке». За этот период на свой личный боевой счет записал три сбитых Me-109. (Погиб 17-го марта 1944 года, когда во время боевого задания его самолет «Аэрокобра» подвергся обледенению и сорвался в штопор.)

Валентин Агейчев, с 13.08.1942 по 5.06.1943 был командиром 3-й эскадрильи 27-го ИАП. С июня 1942 по январь 1943 года летал на сафоновском И-16. За этот период на свой личный боевой счет записал два сбитых Me 109. 5 июня 1943 года погиб в воздушном бою на «Харрикейне» во время прикрытия транспортов в Мотовском заливе.

Боевая карьера сафоновского И-16 закончилась в самом начале 1943 года. 24 января четверка И-16 во главе с командиром эскадрильи капитаном Агейчевым вылетела к линии фронта на «отвлечение истребителей противника». На 5-й минуте полета у ведущего звена начал сдавать мотор. Капитану Агейчеву пришлось совершить вынужденную посадку на фюзеляж вне взлетной полосы. При этом самолет сильно пострадал, а летчик получил ушибы. Тщательное расследование, проведенное сразу после аварии, выявило, что летчик на взлете сильно перегрел двигатель, что и стало причиной его отказа. Самолет был отправлен в авиамастерские (ЦВМА, Ф.2385,оп.1,д.5,л.13).

Вот, при таких обстоятельствах и закончилась боевая деятельность второго сафоновского И-16. К тому моменту И-16 № 2821395 совершил в составе ВВС Северного флота 518 полетов, 109 раз им управлял Борис Сафонов. Сохранилась фотография этого разбитого И-16. Авария произошла в период полярной ночи и качество снимка оставляет желать лучшего, но, тем не менее хорошо просматривается часть бортового номера и звезда в тонкой белой окантовке, расположенные на борту у кабины пилота. Также отчетливо видно, что никаких надписей на самолете нет.

11 марта 1943 года в газете «Красный флот» было отмечено, что вчера, 10 марта, закончил сборку истребителя Бориса Сафонова его боевой соратник техник-лейтенант Бондаренко, награжденный орденом «Красной Звезды». После закрытия московской выставки дальнейший путь сафоновского И-16 лежал в «северную столицу» - Ленинград.

Только 28 июля 1946 года, в День Военно-морского флота вновь открыл свои двери обновленный Центральный военно-морской музей. В его новой экспозиции «Действия Военно-морских сил в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг.» для самолета Б.Ф. Сафонова места не нашлось. До весны 1946 года он в разобранном виде, укрытый брезентом, простоял под колоннами биржи. Той же весной началась очередная реконструкция экспозиции музея, во время которой сафоновский «ишачок» затащили через окно в 6-й зал музея. Перед тем, как подвесить истребитель на стальных тросах под северными хорами этого зала, к нему присоединили крылья и для облегчения сняли двигатель.

4 июля 1948 года все та же газета «Красный флот» в очередной раз сообщила своим читателям о помещении в экспозицию Центрального военно-морского музея, посвященную Великой Отечественной войне, истребителя Б.Ф. Сафонова с килевым №51 и 14 победными звездами на борту.

К сожалению, в России каждая политическая власть пишет свою историю. Исчезла политическая шелуха, а с ней и политические лозунги с бортов фюзеляжа. В современном прочтении самолет несет только килевой номер 51.

Источники

  • "Истребитель И-16." /Михаил Маслов/; приложение к журналу "М-ХОББИ", №2 1997 г.
  • "Размышления об И-16 Бориса Сафонова." /Юрий Рыбин/; журнал "авиАМастер", №5 2003 г.

©AirPages
2003-