Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
МиГ-3 Боевое применение СССР

МиГи под Москвой


1 2 3 4

Ставка Верховного Главнокомандования правильно определила западное (московское) направление как главное, где противник возобновит наступление. Из глубокого тыла, с Урала и Сибири, на Западный фронт подтягивались резервы, в том числе авиационные. Понесенные в августе - сентябре потери удалось восполнить за счет переброски новых частей. Так, ВВС Западного фронта (командующий генерал Ф.Г.Мичугин) в сентябре безвозвратно лишились более 100 боевых машин, в т. ч. 77 погибли в боях или на аэродромах. Тем не менее, на 1 сентября в ВВС фронта насчитывалось 246 самолетов, а 1 октября -272. Аналогично были усилены Брянский и Резервный фронты (командующие ВВС генералы Ф.П.Полынин и Е.М.Николаенко).

На 1 октября в действующей армии могли использоваться 3286 самолетов, в том числе 1716 - во фронтовой авиации это ВВС фронтов и армий, хотя они имели разных командиров), 697 - в истребительной авиации ПВО, 472 - в дальнебомбардировочной авиации и 401 - в ВВС ВМФ. Из этого количества 69,5% самолетов были боеспособны.

На московском направлении во фронтовой авиации имелось 568 самолетов (389 исправных), а в 6-м истребительном корпусе ПВО (командир - полковник И.Д.Климов) - 432 (343 исправных). Поскольку через несколько дней после начала битвы Ставка привлекла к ударам по немецким войскам пять авиадивизий ДБА, то можно говорить о примерном количественном равенстве сил с врагом на 1 октября 1941 г. В различных источниках нередко сопоставляют всю немецкую группировку с исправными советскими машинами или не учитывают истребители ПВО Москвы, что дает люфтваффе преимущество в 1,7 - 2,0 раза, но такое сравнение некорректно.

Соотношение сил авиации накануне наступления
ВВС КА ФА1 ДБА ИА ПВО Всего Люфтваффе
Бомбардировщики 2102 368 - 578 7203
Истребители 285 - 423 708 4204
Штурмовики 36 - - 36 40
Разведчики 37 - 9 46 1405
Итого 568 368 432 1368 1320

1 - 272 самолета входили в состав ВВС Западного, 126 - ВВС Резервного и 170 - ВВС Брянского фронтов.

2 - Фронтовая авиация Западного фронта имела 28 самолетов ТБ-3.

3 - В том числе около 250 Ju87.

4 - Включая 50 Bf 110.

5 - С учетом разведчиков армейского командования.

Не соответствует действительности утверждение, что под Москвой были использованы в основном устаревшие самолеты. Наоборот, удельный вес новых типов Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, Пе-2 и Ил-2 у защитников Москвы непрерывно возрастал, а летный состав приобрел определенный опыт. Командованию удалось устранить многие недостатки первых месяцев войны. Например, командующий ВВС Западного фронта генерал Ф.Г.Мичугин своим приказом подчинил себе все имевшиеся на Западном фронте авиадивизии, изъяв их из армейского подчинения. Здесь же впервые штабы начали производить разборы воздушных боев и анализировать тактику противника. Но нерешенных проблем оставалось немало.

Одной из них являлась высокая аварийность. Так, по данным штаба ВВС за два месяца - август и сентябрь 1941 г. - только в тыловых районах страны произошла 121 катастрофа и 114 аварий. В результате погибло 196 человек и 52 получили ранения.

Причины летных происшествий были разные, но одна из основных состояла в том, что, несмотря на суровые требования военного времени, многое в ВВС Красной Армии делалось «на авось».

Трагически закончился перелет 20 МиГ-3 49-го иап по маршруту Рассказово - Лебедин. До места назначения 13 сентября добрались лишь 12 истребителей: два сгорели, пять скапотировали и требовали ремонта, а один оказался поврежден незначительно. При этом младший лейтенант Медведев погиб, а старшие лейтенанты Забаиров и Михин получили серьезные ранения. Расследование показало, что на трассе одна из групп оторвалась от лидера - самолета Пе-2, и это явилось основной причиной небоевых потерь. А ведь полк успел получить боевой опыт и считался одним из лучших на Северо-Западном фронте.

В одной из директив штаба ВВС Красной Армии отмечалось, что «потери ориентировки стали носить характер стихийных бедствий и являются результатом расхлябанности, разгильдяйства и неорганизованности. Дело дошло до того, что ориентировка теряется при благоприятных метеоусловиях на простейших, богатых ориентирами маршрутах, как одиночными экипажами, так и целыми группами».

Разбирая указанные выше случаи, 3 октября 1941 г. зам. начальника особого отдела НКВД Мильштейн сделал вывод: основной причиной большого числа происшествий «является низкий уровень дисциплины летного состава, граничащий с воздушным хулиганством». Однако имеющаяся статистика не подтверждает этих слов. Примерно половина аварий и катастроф произошли из-за слабой подготовки летного состава. Количество недоученных пилотов, ускоренными темпами отправленных на фронт, было особо велико осенью 1941 г.

Непредвзятый анализ выявил две основных проблемы советской фронтовой авиации в это время: недостаточная дисциплинированность опытных летчиков и низкая выучка остальных. Далеко не все благополучно обстояло и в небе над Москвой. В сентябре 1941 г. против вражеских разведчиков и ночных бомбардировщиков авиаторы 6-го иак выполнили 6620 вылетов. Считалось, что удалось отразить 11 налетов противника и лишь 51 вражеский самолет прорвался к городу. Однако ни один из 80 взлетавших ночью истребителей не смог поразить врага. По официальным сводкам, в светлое время суток было сбито десять немецких разведчиков. За указанный месяц в частях корпуса не вернулись с боевых заданий шесть летчиков (судьба их так и осталась неизвестной). Кроме того, произошло пять катастроф, 14 аварий, 40 мелких поломок, семь случаев потери ориентировки... После обследования мест предполагаемых падений неприятельских машин, удалось обнаружить только пять из десяти. (Пять потерянных разведчиков подтверждают и немецкие документы.) Три Ju88 упали после таранных ударов...

22 сентября 1941 г. начальник Генерального штаба Красной Армии маршал Б.М. Шапошников издал директиву о повышении эффективности использования ВВС. В ней, в частности, отмечались такие недостатки, как «большое количество самолето-вылетов без удара по противнику». Так, истребители, прикрывавшие бомбардировщиков, очень редко штурмовали немецкие войска. Еще реже обстреливали противника экипажи бомбардировщиков. Директива требовала сокращения «холостых» вылетов, усиления воздействия на войска неприятеля днем и ночью.

Предъявлялись претензии и к разведывательной авиации. Директива требовала, чтобы она «прочесывала лесные укрытия пулеметным огнем и бомбами». С подобным использованием разведывательной авиации вряд ли можно согласиться. К тому же, надо признать, что в сентябре фронтовая разведка стала намного эффективнее. Имевшаяся в составе Западного фронта 38-я разведывательная эскадрилья освоила Пе-2 и МиГ-3 с фотоаппаратами. В ходе выполнения заданий ее самолеты прикрывались ЛаГГ-3. Наиболее важная информация передавалась по радио, а результаты фотографирования дешифрировались и анализировались. Удалось своевременно обнаружить усиление активности на аэродромах, занятых люфтваффе.

О подготовке вермахта к крупному наступлению докладывалось и в Ставку. Верховный Главнокомандующий сначала считал силы противника преувеличенными, а затем приказал Западному и Брянскому фронтам мобилизовать войска для создания жесткой обороны. Однако, как показали дальнейшие события, действенные меры приняты не были.

Иногда на земле оказывалось столь же тесно, как в воздухе. Поврежденный И-16 младшего лейтенанта Козлова из 188-го иап 77-й авиадивизии при посадке на нейтральной полосе столкнулся с МиГ-3 из 177-го иап ПВО, который приземлился несколько раньше. Оба пилота не пострадали. Кстати, одной из особенностей боев в конце октября было то, что летчики фронтовой авиации и ИА ПВО базировались на одних аэродромах и нередко получали сходные задания.

В летные дни конца.октября советские авиаторы выполняли под Москвой по 600 - 700 боевых вылетов в сутки, из которых примерно две трети приходились на долю истребителей 6-го авиакорпуса. Последние не ограничивались прикрытием войск и столицы, а периодически наносили удары по немецким аэродромам. Один из наиболее мощных налетов был совершен 24 октября на аэродром Калинина. По имеющимся данным здесь базировались не только истребители, транспортные и разведывательные самолеты, но и периодически садились бомбардировщики, участвовавшие в налетах на Москву. Для удара по авиабазе были выделены наиболее опытные экипажи 208-го иап во главе с командиром полка майором И. Кибириным и штурманом Ф. Кононовым, а также звено из 95-го иап (всего 27 самолетов Пе-3), которых прикрывали МиГи из 27-го и 28-го иап.

Внезапности добиться не удалось. Несмотря на раннее время налета, противник на подступах к Калинину встретил группу сильным огнем зенитной артиллерии. Сразу вспыхнул самолет командира эскадрильи старшего лейтенанта А.Крутилина (штурман - Л.Тещин). Летчик сумел прорваться к аэродрому и совершил огненный таран. В атаку пошли остальные Пе-3 и МиГ-3. Вскоре немецкий аэродром Калинин-ГВФ был охвачен пожаром. Горели бензозаправщики, автомашины, самолеты. Один Bf 109F (в донесениях их в то время часто называли Хе-113) был сбит на взлете и разбился вместе с пилотом. По советским оценкам, немцы лишились не менее 30 самолетов ценой гибели пяти Пе-3, в том числе командирской машины Кибирина.

К сожалению, найти отражение этих событий в немецких документах не удалось. В журнале боевых действий эскадры JG51 появилась в этот день такая запись: «Несмотря на понесенные потери, вражеские авиационные налеты не ослабевают. Предполагается, что на аэродромы вблизи Москвы подводятся резервы из Сибири. Качество этих пилотов довольно низкое, так как почти всегда на них возможно внезапное нападение. Вероятно, они попали на фронт прямо из авиашкол, без фронтового опыта, неуклюжие в бою и медлительные в решениях.

Майор Лютцов (Lutzow) добился своей 100-й победы в воздухе...»

Но не все советские пилоты имели низкий уровень подготовки. Немало летчиков, особенно в 6-м авиакорпусе ПВО Москвы, приобрело большой налет еще в довоенное время. Они были опасными противниками для экипажей люфтваффе. В представлении к званию Героя Советского Союза лейтенанта И.Ф. Голубина из 16-го иап ПВО отмечены бои, которые он провел в конце октября .

Дата и время Участники боя Место боя Потери пр-ка В т.ч. сбиты Голубиным
24.10.1941 14 ч 20 мин 6 Миг-3 против 10 Bf109,18 Ju87 Наро-Фоминск 6 1 Ju87
25.10.1941 12 ч 40 мин 8 Миг-3 против 7Ju87,5Ju88, 10Bf109 Каменка 7 1 Bf109
25.10.1941 16 ч 45 мин 7 МиГ-3 против 18 Bf109, 25Ju87 Каменка 5 1 ВМ09
29.10.1941 9 ч 50 мин 8 МиГ-3 против 12Ju87, 8Bf109 Наро-Фоминск 7 1 Ju87 и 1 Bf109
29.10.1941 12ч 10мин 9 МиГ-3 против 16Bf109 Воробьи 6 2Bf109

1. О советских потерях в этих боях данные отсутствуют.

2. По немецким документам, потери люфтваффе в указанных районах составили четыре - пять самолетов, в том числе на Bf109E погиб командир отряда капитан Г. Шафep (H.Schafer).

3. Всего с 24 октября по 15 декабря И.Ф. Голубин, представленный к званию Героя Советского Союза, сбил, по официальным данным, семь Bf 109, три Ju87 и еще два Bf109 в группе.

Надо сказать, что и у немецких асов далеко не все победы подтверждаются советскими документами. Однако следует признать, что 24 октября 1941 г. майор Г.Лютцов действительно имел успех. Как видно из отчетов 6-го авиакорпуса, после внезапных атак фашистского «охотника» из-за облаков погибли в районе Тучково отличные летчики: лейтенанты А.И.Щербатых из 34-го иап и Б.А.Васильев из 11 -го иап. В это время командир JG3 майор Г.Лютцов, который по совместительству командовал и эскадрой JG51, замещая раненного майора Ф.Бека (F.Beckh), перебрался со своим штабом из Юхнова в Рузу, что позволило ему оказаться в непосредственной близости от района наиболее ожесточенных боев.

27 октября в Подмосковье в очередной раз изменилась погода. Антициклон двигался с запада на восток. На немецкой стороне днем уже было достаточно ясно, а в Москве и восточнее ее шел дождь, и только к вечеру следующего дня облака поднялись с 200 м до 2000 м. Командование люфтваффе решило не упустить свой шанс. Но расчеты немцев не оправдались, так как на каждый их самолето-вылет ВВС Красной Армии отвечали двумя. В завязавшихся воздушных боях решающую роль снова сыграли истребители 6-го иак. Они атаковали немецкие самолеты в районе Кубинки, Наро-Фоминска, Клина... Над Клином капитан А.М.Винокуров из 171-го иап сбил два Вf109 и один Bf 110, причем две победы подтверждаются немецкими документами. Вероятно, этот вылет в ходе Московской битвы был одним из самых удачных для летчиков авиакорпуса, поскольку других упоминаний о подобных успехах более не встретилось.

Не ослабевали и штурмовые удары советских воинов. Пять раз взлетали в короткий световой день 27-го летчики 120-го иап и 65-го шап, нанеся врагу немалый урон. Оперативные сводки ВВС МВО скупо свидетельствовали:

08.00 - 5 И-153, 5 МиГ-3 и 6 Ил-2 нанесли удар по пехоте западнее Серпухова;

08.52 - 3 И-153, 3 МиГ-3 и 5 Ил-2 атаковали танки в р-не Спасса;

10.20 - 6 И-153, 3 Миг-3 и 3 Ил-2 штурмовали колонну, идущую на Серпухов;

15 ч - 10 И-153 и 3 МиГ-3 атаковали скопление танков южнее Волоколамска;

17.10 - 11 И-153, 7 МиГ-3 и 5 Ил-2 штурмовали дорогу западнее Серпухова.

Наиболее результативным оказался второй вылет. Атака застала немецких танкистов во время заправки горючим. Советские летчики считали уничтоженными не менее дюжины танков Т-III. Через несколько дней командующий ВВС МВО Н.А.Сбытов, ставший генерал-майором, представил к званию Героев Советского Союза командира 65-го шап майора А.Н.Витрука и командира эскадрильи этого же полка лейтенанта Г.Т.Невкипелого. В наградном материале отмечались заслуги полка и одной из его эскадрилий, хотя указывалось, что Витрук совершил 21, а Невкипелый 29 боевых вылетов. Автору впоследствии не приходилось встречать представлений к высшей степени отличия СССР на нескольких человек по одному наградному листу.

Жестокий бой над пригородами Москвы разгорелся 29 октября. Более 600 вылетов совершили экипажи 2-го воздушного флота, из которых 429 пришлись на долю ударных самолетов. Ночной налет на Москву с участием 59 бомбардировщиков оказался самым мощным в этом месяце. Хотя Совинформбюро передало, что за день сбито 39 немецких самолетов, а затем уточнило, что их было 47, итоги оказались не в нашу пользу. Немцы признали потерю 12 машин, в то время как ВВС Красной Армии - не менее 22, из которых 16 принадлежали 6-му авиакорпусу. Части ПВО потеряли трех летчиков погибшими и восемь - не вернувшимися с боевых заданий. Больше всего самолетов с обеих сторон упали в юго-западном секторе обороны. Особенно тяжелые потери понесли 171-й и 423-й иап.

Последний был застигнут налетом «стодесятых» в момент перебазирования на аэродром Волынцево, севернее Тулы. Над летным полем погибли хорошо подготовленные летчики: младшие лейтенанты В.И. Довгий, А. Денисенко, Н.Г. Заболотный, каждый из которых успел одержать победу над врагом. За успех авиагруппа II/SKG210 заплатила потерей одного экипажа. Видимо, дело было не в превосходстве Bf 110 над МиГ-3 на малой высоте. На результате боя сказалась внезапность атаки. Если немецкие асы Й.Люттер (J.Lutter), Г.Тонне (G.Tonne), Г.Куча (H.Kutscha) успели провести сотни боев (первые двое получили «Рыцарские Кресты» в начале октября 1941 г.), то советские летчики из-за специфики работы в системе ПВО практически впервые встречались с вражескими истребителями. Можно предположить в этом основную причину больших потерь 6-го авиакорпуса в октябрьских боях. Именно в октябрьские дни погибли герои летних сражений за столицу: Б.А.Васильев, П.В.Еремеев и В.В.Талалихин. Те, кому посчастливилось выйти из множества схваток стали гораздо более опасными противниками для экипажей люфтваффе.

Борьба на подступах к Москве изобиловала множеством непредсказуемых моментов. 31 октября 1941 г. Совинформбюро сообщило: «На одном из участков Калининского направления дальнобойная батарея под командованием лейтенанта Беликова разгромила вражеский аэродром, уничтожив 14 неприятельских самолетов». Результативность огневого налета подтверждают немецкие документы: 30 октября на аэродроме Калинин, в 160 км от Москвы, серьезно пострадали 8 Bf109 группы II/JG52 и 3 Hs126 отряда 2(Н)/23, причем два «мессершмитта» оказались разрушены полностью. По воспоминаниям унтер-офицера К.Вармбольда (K.Warmbold) из эскадры JG52, потери от артиллерийского налета составили даже 17 самолетов, в основном из авиагруппы II(Sch)/LG2.

Первое время МиГи мало использовались в роли штурмовиков. Действительно, вооружение из трех пулеметов не могло считаться смертоносным, а реактивные снаряды на МиГ-3 стали устанавливать позже, чем на другие истребители новых типов. По-настоящему эти машины проявили себя с лучшей стороны при уничтожении живой силы и техники неприятеля в битве под Москвой.

24 сентября 1941 г. вышел приказ НКАП об оборудовании пятидесяти МиГ-3 шестью реактивными орудиями под крыльями к началу октября. С 4 по 16 октября (когда началась эвакуация) ежедневно РСами оснащались по шесть машин. По донесениям военпредов всего завод № 1 установил около 180 (а по заводским материалам — 217) комплектов реактивных орудий на истребители. Вскоре оборудование МиГ-3 шестью или восемью РСами начали также осуществлять во фронтовых условиях.

По воспоминаниям Н.Н. Штучкина, в его 120-м иап еше в сентябре восемь ракетных орудий смонтировали под крыльями МиГов по образцу установок на И-153. Перед началом использования инженеры проверяли правильность подвески снарядов. Однажды по неизвестной причине произошел самопроизвольный пуск (к счастью, обошлось без жертв и разрушений), который продемонстрировал всему летному составу огромные возможности нового оружия.

Как известно, первые штурмовые удары по прорывающемуся противнику датировались 2 октября 1941 г.. когда авиаторы 6-го иак начали атаковать противника в районе города Белый. Спустя несколько дней последовали еше более интенсивные налеты по прорвавшейся через наш фронт юхновской группировке противника. При этом основными типами самолетов, участвовавших в бомбоштурмовых ударах, были И-16, И-153 и Пе-3.

Иная ситуация наблюдалась в ноябре. Многие летчики МиГов начали активно использовать реактивное оружие, что расширило боевые возможности истребителей. Так, авиаторы ВВС Западного фронта израсходовали за 30 дней снарядов РС-82 примерно столько же, сколько за все предыдущее военное время. Из отчетов 28-го иап следовало, что за последний осенний месяц 1941 г. экипажи выпустили 549 PC. а сбросили лишь две ФАБ-25. Их коллеги из 27-го иап в эти дни эффективно использовали реактивные снаряды не только по наземным, но также по воздушным целям.

Как отмечач в одном из отчетов начальник истребительного отдела НИИ ВВС военинженер 1 ранга В.Н. Фролов, «установка на МиГ-3 шести орудий РО-82 оказалась очень эффективна, поскольку позволила исправить неудовлетворительное вооружение истребителя. Бомбовое вооружение на них (как и других типах истребителей) применяется ограниченно, ввиду малой точности; очень часто стрельба реактивными снарядами заменяет сброс бомб».

За три последних дня ноября 1941 г. части 6-го иак выполнили 370 самолето-вылетов (из них около 100 на МиГ-3) по мотомеханизированным частям противника, наступавшим от Солнечногорска на Хоругвино и Литвиново (в обход столицы с севера). По донесениям экипажей налетами было уничтожено и повреждено 77 танков, 263 автомобиля с грузом и пехотой, 18 крытых фургонов, 13 орудий и рассеяно несколько тысяч солдат и офицеров вермахта.

Не менее интенсивные действия происходили в первые дни контрнаступления Красной Армии под Москвой. Особенно много неприятностей нанесли МиГи противнику огнем реактивных снарядов в районах Красная Поляна, Белый Раст, Кочергино, Каменка (Дмитровское направление). По данным штабов 6-го иак ПВО, 5 декабря, несмотря на морозную погоду с дымкой, а местами с метелью, соединение выполнило 481 вылет, из которых 99 было направлено на поражение наземных войск противника.

Наиболее эффективными оказштись удары, нанесенные в первые дни контрнаступления. Только за 10 и 11 декабря истребители 6-го иак всех типов выполнили 300 вылетов на штурмовку отходящих колонн врага у станции Румянцево и Ново-Петровское (по Волоколамскому направлению). Обычно в составе звеньев или более крупными подразделениями МиГи проносились над дорогами, забитыми техникой неприятеля. Некогда стройная система германской войсковой ПВО была деморализована в результате неожиданного для немцев поворота событий и стала неспособной прикрывать перегруппировку и отход наземных войск. Потери наших истребителей в те дни были незначительными.

В зимние месяцы 1941 — 1942 гг. при штурмовках неприятеля типичными стали действия смешанных групп самолетов. При этом МиГ-3, как правило, шли первыми на скоростях, близких к максимальным. В их задачи входило связывание боем патрулей «мессершмиттов» и отвлечение на себя огня зенитной артиллерии. Иногда до подхода групп бомбардировщиков и штурмовиков МиГи залпами реактивных снарядов поражали обнаруженные огневые точки противника.

Определенные итоги контрнаступления под Москвой были подведены 4 марта 1942 г., когда девятерым летчикам 6-го иак были присвоены звания Героев Советского Союза. Семеро из них (старший лейтенант И.Н. Заболотный и лейтенанты И.П. Шумилов и И.Ф. Голубин — все из 16-го иап, младший лейтенант В.Н. Матаков из 27-го иап, старший лейтенант А. Г. Лукьянов из 34-го, а затем 487-го иап, старшие лейтенанты Е.М. Горбатюк и И.М. Холодов — оба из 28-го иап) воевали на МиГ-3.

Подмосковные поля были действительно усеяны разрушенной или просто брошенной техникой поспешно отходящего противника. Наша авиация, включая многочисленные части на МиГ-3, внесла заметный вклад в успехи наземных войск. По данным штаба войск ПВО, летчиками 6-го иак до конца 1941 г. было уничтожено 311 танков, до 3000 автомобилей, 58 бронемашин, 16 бензоцистерн, 650 повозок с грузом; подашген огонь 50 батарей, 175 зенитных пулеметных точек; рассеяно и частично уничтожено не менее 15 000 немецких солдат и офицеров.

Необходимо отметить важную роль МиГов-разведчиков. Они впервые вступили в бой на Западном фронте 4 августа. К этому времени командование различных уровней осознало важность оперативного получения объективных данных о противнике. Пренебрежение в предвоенные годы к развитию разведывательной авиации сказалось самым пагубным образом на ходе операций на земле и в воздухе.

При этом штабы отмечали: качество выполнения поставленных задач оставалось невысоким. Нашим экипажам удавалось вскрывать лишь наиболее крупные колонны противника, но они не умели устанавливать состав и принадлежность их. Не хватало специально подготовленных экипажей и оборудованных фотоаппаратурой самолетов, особенно новых типов.

Поэтому, когда 3 июля А.И. Микоян доложил А.И. Шахурину о завершении инициативной работы по оборудованию одного МиГ-3 фотоаппаратом АФА-И для плановой съемки, эту работу сочли очень важной. В тот же день вышел приказ НКАП № 608 с пометкой «Срочно!», предписывающий, в частности, Микояну к 5 июля оборудовать еще три истребителя в варианте ближнего фоторазведчика.

В первые недели войны фоторазведка, к сожалению, велась от случая к случаю. Ситуация на Западном фронте изменилась в лучшую сторону после создания в Монино 38-й разведывательной авиационной эскадрильи (раэ). В состав подразделения входили 4 МиГ-3, 4 Пе-2 (все оснащенные фотооборудованием) и 6 ЛаГГ-3, выполнявших функции прикрытия. Экипажи набирались среди сотрудников НИИ ВВС, успевших получить боевой опыт в первые дни войны в составе 430-го шап. Командовал эскадрильей подполковник Н.И. Малышев.

Разведывательная эскадрилья начала боевую работу с аэродрома Новое Село (13 км севернее Вязьмы). Прежде всего разведка велась вдоль дорог. Экипажи, наряду с визуальным наблюдением, фотографировали двигавшиеся колонны, что давало хорошие результаты. С другой стороны, с трудом удавалось определять скопление войск в населенных пунктах, лесах и боевых порядках на поле боя.

Противник всячески мешал нашим экипажам выполнить задание. 6 августа, на третий день боевых действий, погибли в воздушном бою два экипажа Пе-2. 18 августа на разведку вражеских железнодорожных перевозок вылетел на МиГ-3 с фотоаппаратом капитан В.Д. Козуля, который возглавлял в эскадрилье звенья истребителей МиГ-3 и ЛаГГ-3. Одиночный истребитель-разведчик был атакован «мессерами», и на аэродром летчик не вернулся. Лишь впоследствии стало известно: Козуля был сбит и только после 42 месяцев плена и четырехмесячной проверки в советском лагере вернулся домой.

В течение сентября 1941 г. воздушная разведка велась наиболее полно. Нашим авиаторам удавалось предупреждать наземное командование о действиях противника. В частности, экипажи 38-й раэ смогли точно определить районы сосредоточения германских ударных группировок накануне операции «Тайфун». Вот только полностью информацию, добытую с таким трудом, наше командование использовать не сумело.

Вскоре отсутствие пополнения в самолетах-разведчиках привело к заметному снижению боеспособности эскадрильи. Любопытно, что во многих случаях МиГи заменили У-2, которые успешно выполняли задания в сложных метеоусловиях и ночью. Окончательно 38-ю раэ вывели на переформирование в январе 1942 г. За время боевой работы погибли или пропали без вести 13 летчиков (из них трое на МиГ-3), 7 летнабов и 5 стрелков.

МиГ-3 в действующей армии
ИАП Преобразован В действ армии Подчинение Соединение Фронт/округ Типы/самолетов
7 ИАП 14 гиап 07.03.42 22.06.41 07.03.42 06.41-07.41
07.41-02.42
5 иад
7ИАК ПВО
ЛенВО/Сев.фронт
Лен. фронт
И-16/И-153/МиГ-3
10 ИАП С-З фронта 494 иап дек.41 22.06.41 16.07.41 06.41-07.41
07.41-08.41
7 сад
1 ВШШ
ПрибОВО/С-З фр
Моск. ВО
И-16/МиГ-3
И-16->МиГ-3
10 ИАП С-З фронта 494 иап дек.41 02.08.41 21.10.41 07.41-10.41
10.41-12.41
ВВС 24А
8 ЗАП
Зап. фронт
Приволжский ВО
МиГ-3
МиГ-3->Як-1
10 ИАП Калининского
фронта
69 гиап 18.03.43 25.10.41 по 16.02.42 10.41-01.42
01.42-02.42
02.42-03.42
ВВС КФ
240 иад
2 ЗАП
Калининский
фронт
Моск. ВО
МиГ-3

МиГ-3->ЛаГГ-3
11 ИАП (2-й)   02.43 01.10.43 02.43-06.43
06.43-10.43
6 ИАК ПВО
319 иад ПВО
Московский фронт ПВО МиГ-3
15 ИАП 22.06.41 по 13.07.41 06.41-07.41
08.41-12.41
12.41-06.42
8 сад
8 иад
1 ЗАП
С-З фронт
Лен. фронт
?
МиГ-3/И-153/И-16
МиГ-3
МиГ-3->ЛаГГ-3
16 ИАП   22.06.41 01.10.43 06.41-10.43 6 ИАК ПВО Московская зона ПВО МиГ-3/И-16
17 ИАП Лен. фронта 485 иап в январе 1942 27.07.41 05.01.42 07.41-08.41
08.41-12.41
6 иак ПВО
39 иад
Моск. зона ПВО
Лен. фронт
МиГ-3
19 ИАП 176 гиап 19.08.44 22.06.41 17.12.41 06.41-07.41
07.41-08.41
08.41-12.41
3 иад
7 ИАК ПВО
7 ИАК ПВО
Лен.ВО/Сев.фр.
Сев.фронт
Лен. фронт
И-16/И-153/МиГ-3
23 ИАП (1-й) 526 иап 09.1941 22.06.41 22.07.41 06.41-09.41 15 САД КОВО/Ю-З фронт МиГ-3/И-16/И-153
25 ИАП   22.06.41 06.42
06.42 03/1943
06.41-09.41 25 иад, 135 иад, ВВС 51А, ВВС 47А
237 иад, ВВС ЗКФ
Крымский фронт
Закавк. фронт
МиГ-3
27 ИАП 129 гиап 09.10.43 22.06.41 31.07.42 06.41-07.41
07.41-07.42
24 иад
6 ИАК ПВО
Моск. ВО
Моск. р-н ПВО
МиГ-3/И-16
28 ИАП 22.06.41 01.10.43 06.41-09.41
09.41-06.43
15 сад
6 ИАК ПВО
КОВО/Ю-З фронт
Моск. зона ПВО
МиГ-3/И-16
МиГ-3/Р-39/Р-40
31 ИАП 22.06.41 15.07.41 06.41-07.41
07.41-10.41
8 сад
1ВШШ
С-З фронт
Моск. ВО
И-153/И-16/МиГ-3
И-16/МиГ-3
33 ИАП 22.06.41 18.02.45 06.41-07.41 10 сад Моск. зона ПВО И-153/И-16/МиГ-3
34 ИАП 22.06.41 01.10.43 06.41-07.41
07.41-04.42
24 иад
6 ИАК ПВО
Моск. зона ПВО
Моск. фронт ПВО
И-16/МиГ-3
МиГ-3
35 ИАП   16.01.42 01.09.44 01.42-09.44 ИА ПВО ТС Батумский р-н ПВО И-153/МиГ-3/ЛаГГ-3/Р-40
38 ИАП 21 гиап 3.05.42 22.06.41 05.45 06.41-12.41     И-153/МиГ-3/И-16
41 ИАП   22.06.41 22.06.41 9 сад, 43 иад Западный фронт И-153/МиГ-3
120 ИАП ПВО 12 гиап 7.03.42   оборона Москвы 6 ИАК Моск. р-н ПВО И-153/МиГ-3 с окт 41
124 ИАП ПВО 102 гиап 7.07.43   обор. Москвы   Моск. р-н ПВО МиГ-3
129 ИАП 5 гиап 7.07.43       Западный фронт И-153/МиГ-3/ЛаГГ
145 ИАП 19 гиап 7.03.42       обор. Мурманска, Архангельска И-16/МиГ-3 до 42г
146 ИАП 115 гиап 2.09.43       Западный фронт, Брянский фронт И-16/МиГ-3 до 03.42г
147 ИАП 20 гиап 7.03.42       обор. Мурманска, Архангельска И-153/МиГ-3 до весны 42г
148 ИАП       4-я РАГ ЗФ/ЮЗФ И-153/МиГ-3 с 20.09.41
154 ИАП 29 гиап 21.11.42   обор. Ленинг.   под Псковом И-16/МиГ-3
171 ИАП     обор. Тулы, Ленинг.     МиГ-3->Ла-5 в янв 43
176 ИАП ПВО     обор. Москвы 6 ИАК Моск. р-н ПВО И-153/И-16/МиГ-3
177 ИАП ПВО     обор. Москвы 6 ИАК Моск. р-н ПВО МиГ-3/И-16
180 ИАП 30 гиап 22.11.42       Зап. фронт И-16/МиГ-3 до 03 42
Захваченный противником МиГ-3 МиГ-З командира 423-го иап А.Е. Сидорова Штурмовики из 65 шап
1 2 3 4

Источники

  • МиГ-3. Первый фронтовой высотный истребитель /Ал. Медведь, Дм. Хазанов/
  • Неизвестная битва в небе Москвы 1941-1942гг. /Дмитрий Хазанов/
  • Асы Сталина 1918-1953. /Томас Полак/

©AirPages
2003-