Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
ЛаГГ-3 Ла-5 Ла-7 Лавочкин Боевое применение СССР

Ла-5. Боевое применение.

Сергей Мороз

Год 1942. Сталинград.

13 августа 1942 г. в 49-й Краснознаменный ИАП прибыли первые Ла-5 М-82А — полку поставили задачу провести войсковые испытания (ВИ) нового истребителя. Самолет вызвал настороженное отношение: фамильное сходство с ЛаГГ-3 было не лучшей рекомендацией, мощный мотор — это хорошо, но как он покажет себя в бою? Вопрос был далеко не праздный. Уже было известно, что командование ВВС планировало среди прочих перевооружить на Ла-5 один из лучших авиаполков — 434-й ИАП, но несколько летчиков полетали на новом самолете, дали отрицательный отзыв, и комполка В.И. Сталин добился, чтобы его часть перевооружили на Як-9.

Тем временем 49-й КИАП вместе с другими частями 1-й ВА вел ожесточенные бои в ходе тяжелейшего Ржевско-Сычевского контрнаступления Калининского, Западного и Брянского фронтов. Полк приступил к боевой работе на новой машине 14 августа и до 29 августа, дня окончания ВИ, сделал на Ла-5 180 боевых вылетов, налетав 130 ч и сбив в 27 воздушных боях 16 самолетов противника ценой 10 «Лавочкиных».

В целом начало боевой биографии самолета оказалось трудным. В письме № 416756сс от 21 августа 1942 г. главный инженер ВВС генерал Репин писал в НКАП, что дефекты Ла-5 вызывают поломки и аварии: регулярно наблюдаются самопроизвольная уборка хвостового колеса, трещины в баках, разрушение выхлопных коллекторов... Качество сборки было низким, командир 1-го ИАК генерал-майор Белецкий отмечал это в письме № 051 от 9 октября 1942 г., причем послание свое он адресовал не только главкому ВВС Новикову, наркому Шахурину, но и в ЦК ВКП(б).

Однако Ла-5 поступал в войска во все больших количествах, и уже летом 1942 г. в Верхней Ахтубе (низовья Волги) была сформирована 287-я ИАД — первое соединение, полностью вооруженное Ла-5.

В те дни на юге начиналось сражение, которое станет одним из поворотных пунктов всей войны. Противник начал наступление с целью отрезать центр СССР от нефти Баку и Гурьева. Узловым пунктом был Сталинград. 17 августа части вермахта форсировали Дон. Остановить танковые колонны пытались сводные группы по 10-30 Ил-2 и Пе-2 с 10-15 истребителями прикрытия, причем лучшими — Як-1 и Ла-5. С 18 по 22 августа они выполнили около 1000 боевых вылетов с напряженностью до трех в день на машину, командование же требовало не менее пяти.

Защитников Сталинграда поддерживали две воздушные армии: 8-я генерал-майора Хрюкина и 16-я генерал-лейтенанта Степанова. В начале сражения небольшое количество Ла-5 было только в распоряжении Хрюкина. В целом истребители занимались сопровождением ударных групп, на прикрытие войск сил уже не оставалось, и бомбардировщики противника действовали безнаказанно. Советское командование регулярно направляло на критический участок фронта пополнения. Так, во второй половине августа под Сталинград прибыл 240-й ИАП, только что получивший Ла-5. Продержаться он смог лишь 9 дней. С 20 по 29 августа полк провел 58 воздушных боев, сбил 10 самолетов противника и лишился почти всех Ла-5. На первом этапе Сталинградской битвы, несмотря на количественное превосходство, советские истребители не смогли завоевать господство в воздухе.

С летным составом были проведены занятия, в ходе которых рекомендовалось использовать тактику эшелонированного построения групп, разделение функций подгрупп прикрытия, ударной и резерва. Принимались и организационные меры: 28 сентября командующим 16-й ВА стал генерал-лейтенант Руденко. Продолжалось наращивание сил и поступление новой техники. Например, в сентябре перевооружили на Ла-5 180-й ИАП 235-й ИАД. В оперативное подчинение командованию 8-й ВА придали 2-й смешанный авиакорпус резерва Ставки Верховного Главнокомандования (САК РВГК). А после начала под Сталинградом советского контрнаступления в дело вступила 17-я ВА генерал-лейтенанта Красовского.

Особое значение придавалось авиагруппе под командованием п-ка В.А. Срывкина. Ее специально создали для поддержки наступавших войск и перебросили на правый берег Волги, сначала на аэродром Абганерово, а затем на полевые площадки Большие и Малые Чапурники, Райгород, Плодовитое и Трудолюбие. Ударную силу группы составляли 214-я ШАД, часть экипажей 206-й ШАД и 25-го Гв. НЛБАП, к которым чуть позднее присоединился 596-й НЛБАП. Поддерживать их предстояло истребителям 201-й и 235-й ИАД, а также по одному полку из 218-й и 268-й ИАД. «Лавочкины» находились на вооружении 13-го ИАП 201-й ИАД и 181 -го ИАП 235-й ИАД. Боевая работа пошла 1 декабря. Зенитная артиллерия у окруженной 6-й армии вермахта была сильной, особенно малокалиберная, резко выросла активность истребителей. Противник быстро вскрыл расположение баз советской авиации и начал бомбить их. Было решено нанести ответные удары по вражеским аэродромам, и 10 декабря на штурмовку аэродрома Питомник вылетели 4 Ил-2 из 622-го ШАП под прикрытием четырех Ла-5 из 13-го ИАП. На подходе их атаковали вражеские истребители, которые отсекли Ла-5 от штурмовиков и быстро сбили три «горбатых». Четвертый ушел, но над линией фронта его догнали 4 Bf 109G, и он совершил вынужденную посадку на своей территории.

После 8 дней боев у Срывкина осталось всего 38 исправных самолетов, и среди них — ни одного Ла-5. В середине декабря остатки некогда мощного соединения вывели за Волгу. Но свою задачу авиаторы выполнили, внеся весомый вклад в окружение вражеской группировки.

Важнейшей задачей люфтваффе теперь стало снабжение «сталинградского котла». Для работы воздушного моста использовались значительные силы транспортной авиации, в т. ч. многомоторные самолеты, но это не помогло. Из появившихся под Сталинградом в начале января 1943 г. восемнадцати FW 200 в считанные дни были потеряны 5, а из двух Ju 290 один потерпел катастрофу, а второй подбили Ла-5, и он совершил вынужденную посадку.

Одним из самых удачливых «охотников за транспортниками» стал молодой летчик П. Базанов из 3-го ГИАП, который пришел в полк из училища в августе 1942 г. Его первой победой стал набитый шнапсом, табаком и деликатесами Ju 52m3, упавший прямо на границе аэродрома 3-го ГИАП. 11 декабря группа Ла-5 этого полка перехватила 18 «тримоторов», и Базанов сбил три из них. Артиллерия Ла-5 оказалась эффективнее против этих прочных самолетов, чем комбинированное вооружение Як-1 и Як-7.

В ходе Сталинградской битвы советские летчики широко практиковали «свободную охоту», и это дало хорошие результаты. Так, воевавшие на Ла-5 пилоты 5-го ГИАП сбили, используя такую тактику, с 15 декабря и до конца сражения 45 самолетов противника.

В целом Сталинградская стратегическая наступательная операция «Уран» стала для Ла-5 суровым испытанием. Среди новых типов истребителей отечественного производства уровень потерь Ла-5 оказался самым высоким: один «Як» ВВС РККА теряли за 45 боевых вылетов, ЛаГГ-3 — за 43, а Ла-5 — за 40. Однако и успехи у полков, вооруженных Ла-5, тоже были. Приказом НКО от 14 мая 1943 г. несколько частей и соединений получили почетное наименование «Сталинградских», среди них — и вооруженный Ла-5 181-й ИАП.

В завершении этой главы стоит упомянуть один вылет группы 5-го ГИАП, который состоялся в районе Сталинграда уже после завершения грандиозного сражения. 10 марта 1943 г. 12 Ла-5 (ведущий — комполка подп-к В.А. Зайцев) прикрывали войска. На подходе к линии фронта советские летчики обнаружили три FW 189, шедшие строем без прикрытия, очевидно, на штурмовку наших позиций (в этом качестве «рамы» применялись довольно активно). «Лавочкины» внезапной атакой заставили противника сломать строй, затем три пары Ла-5 отошли в сторону, прикрывая одновременную атаку остальных. И вот все FW 189 оказались на земле. Но ведущий уже получил сообщение: истребители неизвестного типа атакуют Ил-2! Группа 5-го ГИАП быстро прибыла к указанному месту и встретила FW 190, которые ретировались ввиду малочисленности. Дальше настала очередь большой группы Ju 87. Наверное, их и должны были прикрывать те самые «фоккеры», да погнались за легкой добычей. Ла-5 сбили еще 7 бомбардировщиков и без потерь вернулись домой.

Год 1943. Борьба за господство в воздухе.

К 1 января 1943 г. ВВС РККА располагали 7337 истребителями новых типов. Больше всех было Як-1, Як-7 и Як-9 (3564 в сумме). Ла-5 занимали 5-е место — в строю их насчитывалось 717, меньше чем даже «Харрикейнов», которых к тому времени оказалось 862.

Уроки первого периода войны не прошли даром. Постепенно улучшалась не только техника, но и тактика истребительной авиации, предпринимались меры для поднятия уровня подготовки летного состава. Например, перевооружившийся осенью 1942 г. на Ла-5 896-й ИАП из 286-й ИАД 16-й ВА почти за полгода боев на орловском направлении смог сбить 21 самолет противника, потеряв 18 своих. В полк был командирован представитель воссозданного Главного управления боевой подготовки ВВС Семенов, который две недели «натаскивал» строевиков в воздухе и на теоретических занятиях. В итоге за две недели, прошедшие после завершения «ликбеза», полк сбил 17 вражеских самолетов, потеряв лишь 1 свой.

Улучшалось взаимодействие истребительной и ударной авиации. Операции становились все сложнее, подтверждением тому стали действия ВВС Балтийского флота 21 апреля 1943 г.

Разведка обнаружила в северной части Нарвского залива конвой, и для его уничтожения направили две эскадрильи Ил-2. Непосредственное прикрытие осуществляли 18 Як-7, а 12 «Лавочкиных» из 4-го ГИАП ВВС КБФ должны были расчистить воздушное пространство, еще 4 таких истребителя оставались в резерве. Ла-5 вылетели последовательно: сначала звено к-на Цыганова, через 20 мин — к-на Васильева и еще через 10 — четверка командира полка В. Голубева.

Штурмовики появились над целью, их попытались атаковать 12 истребителей финских ВВС, но звено Цыганова смогло не пропустить их к «Илам», сбив один самолет и заставив ретироваться остальные. Следующую попытку предприняли 6 немецких FW 190, которых встретило звено Голубева, сбившее один «фоккер». Противник нарастил силы, направив 16-18 FW 190A и Bf 109G. Враг смог прорваться к Ил-2, но Як-7 сорвали атаку, «завалив» несколько вражеских самолетов. Один «мессер» уничтожило и звено Цыганова. У «Лавочкиных» уже заканчивалось горючее, и они стали выходить из боя, но тут появились 14 финских истребителей. Стремительной встречной атакой Ла-5 сбили четырех финнов... Штурмовикам удалось «обработать» цель. Ценой этого успеха стали 1 Ла-5, 3 Як-7 и 2 Ил-2.

В конце апреля 1943 г. состоялась конференция, на которой строевых летчиков познакомили с трофейной техникой и приемами, позволявшими реализовать преимущества отечественных истребителей. «На закуску» летчик-испытатель Никашин провел на Ла-5ФН серию учебных боев с Bf 109G-2, в которых показал превосходство советской машины на малых высотах. Настал час решающих сражений за господство в воздухе.

В воздушном сражении на Кубани Ла-5 принимали ограниченное участие, т.к. ВВС РККА использовали там в основном истребители других типов, включая «Яки» и «Аэрокобры». Однако как минимум одну дивизию, вооруженную «Лавочкиными», на этот участок фронта перебросили в разгар боев.

Особенно напряженная обстановка сложилась в районе Курска, где линия фронта выгнулась на запад дугой. Советское командование осознавало опасность ударов противника по флангам этого выступа, однако сухопутные войска не могли начать немедленно новое наступление и выровнять фронт. В мае, чтобы помешать неприятелю сосредотачивать резервы на наиболее угрожающих направлениях, решили использовать авиацию. При этом были спланированы предварительные удары по аэродромам люфтваффе, призванные сковать вражеские истребители и расчистить небо для штурмовиков.

6 мая в 5.00 над аэродромом Краматорская, где находилось до 100 самолетов противника, появились 10 Ла-5 из 5-го ГИАП и 6 Як-1 из 814-го ИАП. Они не дали взлететь истребителям до подхода 16 «Илов», и те 17 минут безнаказанно «утюжили» стоянки. Кроме того, «Лавочкины» и «Яки» не позволили прорваться к штурмовикам 14 Bf 109 и FW 190, прибывшим с других аэродромов. В тот день было совершено еще несколько таких налетов, в которых, по докладам экипажей, удалось уничтожить на земле 23 самолета и 12 повредить, а в воздушных боях сбить 11 истребителей и 3 повредить. Свои потери составили 6 Ил-2 и 1 Ла-5. Правда, «наверх» пошел скорректированный в сторону уменьшения побед доклад штаба 17-й ВА.

В тот же день по Харьковскому аэроузлу отработала 2-я ВА. Ранним утром были одновременно атакованы все 5 аэродромов, на которых базировались вражеские истребители. 18 Ла-5 прикрывали 12 Ил-2, штурмовавших аэродром Рогань. Штурмовики сделали по 2-3 захода, используя все свое вооружение, а Ла-5 поучаствовали в штурмовке и подавлении позиций МЗА. Противник поднять истребители не смог. Немцы потеряли 50 самолетов, что подтвердила аэрофотосъемка. В 15.00 состоялся повторный налет. К нему неприятель был уже готов: рассредоточил и замаскировал технику, устроил засады МЗА и полевые площадки для истребителей. В итоге авиаторы ощутимых результатов не добились, потеряв 6 Ил-2 и 3 истребителя.

Готовя операцию «Цитадель», немцы смогли сосредоточить в районе Курского выступа значительные силы, в т.ч. авиационные: части 2-го, 4-го, 6-го Воздушных флотов и 2-го авиакорпуса ВВС Венгрии. В воздушной группировке насчитывалось около 500 истребителей FW 190A и Bf 109G, 660 средних бомбардировщиков, 540 пикировщиков и штурмовиков, включая дебютировавших на Восточном фронте FW 190F. На этом участке находилось еще более 200 боевых самолетов других типов.

С советской стороны использовались полностью или частично силы четырех воздушных армий, включавших более 600 Ла-5. В общей сложности, небо «дуги» должны были закрыть 2650 самолетов.

Еще накануне сражения началась настоящая охота за немецкими самолетами-разведчиками, которые противник активно использовал, стараясь точнее вскрыть расположение и силы советских войск. Особенно трудной целью считался FW 189. В перехватах «рам» особо отличились летчики 88-го ГИАП, вооруженного Ла-5 М-82А. С 22 мая по 1 июля они сбили 4 FW 189 и несколько разведчиков других типов, а за июль, самый горячий месяц Курской битвы, специально выделенная эскадрилья этого полка уничтожила 10 FW189.

Как известно, Генштабу Красной Армии удалось раскрыть замысел операции «Цитадель». В качестве привентивной меры было решено в ночь, предшествовавшую немецкому наступлению, провести артиллерийскую и авиационную контрподготовку. 5 июля в 2.20 на Центральном и в 3.00 на Воронежском фронтах заговорила артиллерия, и начался подъем самолетов. По предварительному плану, авиация должна была действовать по передовому эшелону противника, однако буквально за несколько часов до начала операции задачу изменили — главными целями снова стали вражеские аэродромы. В частности, для удара по аэродрому Основа под Харьковом, где, по данным разведки, находилось до 150 немецких самолетов, отправились16 Ил-2 из 237-го ШАП под прикрытием 10 Ла-5 из 31-го ИАП 295-й ИАД. К сожалению, внезапности достичь не удалось. На подходе к цели первую восьмерку «Илов» атаковали сверху-сзади 10 Bf 109G, которые отсекли прикрытие. Затем на штурмовиков из задней полусферы вертикальными «ножницами» обрушились еще 20 «худых» и почти сразу сбили 4 самолета. Четыре оставшихся смогли отбомбиться по практически пустым стоянкам, а на отходе от аэродрома «Мессершмитты» сбили три из них. Второй восьмерке Ил-2 удалось в полном составе атаковать восточную стоянку, где самолетов противника оказалось больше. Однако затем и эта группа подверглась истреблению: непосредственно у аэродрома и по дороге домой вражеские зенитчики сбили 4 «Ила», «мессеры» — 2. «Лавочкины» потерь не понесли и смогли уничтожить 4 Bf 109G, но с прикрытием штурмовиков они не справились.

Неудачно сработали Ла-5 и 116-го ИАП, прикрывавшие 3 шестерки Ил-2, безуспешно штурмовавших переправу через Северный Донец. Из 9 «Илов» 8 сбили «мессеры».

С 4.25 немецкая бомбардировочная и штурмовая авиация начала наносить систематические удары по советским войскам на всю глубину обороны. По данным постов ВНОС, противник к 11.00 сделал почти вдвое больше вылетов над полем боя, чем более многочисленная советская авиация. Вернувшись к поддержке войск, командование 16-й и 2-й ВА не смогло правильно выделить главные направления и распылило силы штурмовиков. Истребительной авиации, пытавшейся бороться с мелкими группами истребителей противника на большом пространстве, не удалось прикрыть ни ударную авиацию, ни войска. Таким образом, в первый день сражения ВВС РККА свои задачи не выполнили.

В ночь на 6 июля было решено изменить тактику истребительной авиации. Комдивам поставили задачу выделить силы на действия по вызову сухопутных частей и на «расчистку» воздушного пространства. Поступил приказ выдвинуть часть самолетов на передовые площадки...

Обе стороны в воздухе над Курской дугой несли тяжелейшие потери. Так, 5 июля в бою с Ла-5 были сбиты группенкомандер I/JG 54 м-р Цейлер (102 победы) и его ведомый л-т Хюнерфельд (28 побед). С советской стороны 8 июля погибли командиры 40-го и 88-го Гвардейских ИАП, а третий комполка той же 8-й ГИАД 5-го ИАК РВГК посадил поврежденный Ла-5 на минное поле и вернулся в часть только на следующее утро.

Характерный воздушный бой состоялся 9 июля в районе села Поныри. 14 Ил-2 из 218-го ШАП атаковали колонну танков и пехоты. Прикрывали их Ла-5 из 165-го ИАП. Они отбили первую атаку шести FW 190A, позволили «Илам» отбомбиться по цели, а когда появилась следующая группа из 8 FW 190, дали время штурмовикам встать в оборонительный круг. Не сбив ни одного «фоккера», Ла-5 спасли все штурмовики, а те «завалили» 3 «Фокке-Вульфа».

Советское командование в середине июля перебросило в район «дуги» новые авиаполки. С Калининского фронта прибыл вооружейный Ла-5 63-й ГИАП, в котором сражался и одержал свою первую победу вернувшийся в строй после ампутации обеих ног Алексей Маресьев. Отличился пришедший под Курск в разгар битвы 32-й ГИАП, воевавший на Ла-5ФН. В 25 воздушных боях летчики этого прославленного полка сбили 33 вражеских самолета, из них 21 FW 190. Прибыли и три полка Ла-5 201-й Сталинградской ИАД. За успешные действия в районе Курска и вклад в освобождение Харькова эта дивизия в августе 1943 г. была преобразована в 10-ю гвардейскую.

Один из самых знаменитых поединков в небе «дуги» состоялся 6 июля. Летчик 88-го ГИАП А.К. Горовец, возвращаясь на Ла-5 М-82А из боевого вылета, увидел группу Ju 87. В напряженной схватке он сбил 9 «лапотников», но затем погиб сам. Споры вокруг этого легендарного боя не утихают до сих пор, и пока не опубликованы документальные данные, позволяющие однозначно подтвердить или опровергнуть достижение Горовца. Однако стоит заметить, что он был опытным бойцом, летал с начала 1930-х гг., служил летчиком-испытателем. К июлю 1943 г. он уже сбил 2 самолета лично и 6 в группе. И еще — высокие летные данные, мощное вооружение и солидный боезапас Ла-5 вполне позволяли сделать это.

И все же, на Курской дуге немецкие пикировщики, штурмовики и даже неповоротливые Не 111Н чувствовали себя весьма вольготно. А то, что вермахт не смог реализовать план «Цитадель», стало, главным образом, заслугой сухопутных войск.

Курская битва стала первой крупной операцией, в которой участвовали Ла-5Ф и ФН. Они вели бои на оптимальных высотах, как правило, в условиях численного перевеса, так почему же и им не удалось достичь господства в воздухе? Причин несколько. Во-первых, на протяжении всей операции действия ВВС РККА носили, в основном, оборонительный характер, а инициатива принадлежала врагу. Во-вторых, противник использовал более прогрессивную тактику, широко применяя эшелонированные построения и вертикальный маневр. Советские истребители все еще дрались на виражах. В-третьих, использование передовых аэродромов, налаженное взаимодействие с другими частями люфтваффе, наземной ПВО и сухопутными войсками позволяли не только совершать больше вылетов, но и сосредотачивать усилия на наиболее важных участках. В-четвертых, плохое материальное обеспечение обусловило большой процент небоеготовых самолетов в частях ВВС РККА. И еще один немаловажный аспект. На фронте оказалось много молодых летчиков, которые не только не имели ни одного боевого вылета, но до прибытия в строевую часть в глаза не видели Ла-5. Однако не везде было так. Участвовавший в Курской битве 116-й ИАП, где вводу в строй молодежи уделялось большое внимание, а в самые трудные дни действовал принцип «в бой идут одни старики», за период с 5 июня по 15 октября 1943 г. сбил 71 самолет противника, потеряв лишь 3 Ла-5.

В Курской наступательной операции, которая завершилась 23 июля, враг не был отброшен далеко на запад, но ему удалось нанести тяжелейшие потери, в том числе и в авиации. Среди самых результативных полков советских ВВС на Курской дуге был 5-й ГИАП 207-й ИАД (с 24 августа —11-й ГИАД) 2-й ВА. К августу полковой счет воздушных побед перевалил за 500. Его командир п-к Зайцев сбил к концу войны 34 самолета лично и 19 в группе. Понесшая в начале битвы тяжелые потери 5-я ГИАД достойно ответила врагу — ее летчики сбили в воздухе и сожгли на аэродромах 250 самолетов противника.

В конце лета немцы группами до 40 бомбардировщиков под сильным прикрытием нанесли удары по большинству аэродромов Воронежского фронта. Отражая налеты, летчики 5-го ГИАП выполнили на своих Ла-5 М-82А около 100 боевых вылетов и сбили 17 вражеских самолетов, потеряв 6 летчиков, еще двое попали в госпиталь. Вскоре после освобождения Харьков подвергся тяжелейшему авианалету за всю войну, отразить который истребительная авиация не смогла. Даже победы под Курском, Орлом, Белгородом и Харьковом не дали нашей авиации полного господства в воздухе.

Летом 1943 г. упорные бои шли и на Балтике. 19 июля Ла-5 из 3-го ГИАП ВВС КБФ повредили FW 190A командира IV группы эскадры JG 54 «Зеленое Сердце» гауптмана Рудорффера, который вынужден был покинуть машину, едва дотянув до территории Финляндии. Через 3 дня пара Ла-5 из этого полка перехватила 3 звена из той же группы. Ведущим снова оказался группенкомандер, в паре с ним шел опытный пилот Тереке, но остальные были «желторотиками». В коротком бою Тереке погиб, а Рудорфферу опять пришлось воспользоваться парашютом. Лето 1943-го оказалось для JG 54 очень тяжелым, и основные потери эскадра понесла именно в схватках с Ла-5. В т.ч. при столкновении с этими истребителями были сбиты и попали в плен командир I/JG 54 м-р Адамайт (166 побед) и опытный ас Броэндле (58 побед).

Большое воздушное сражение, в котором принимали участие и полки, вооруженные Ла-5, развернулось осенью 1943 г. на юге. На реке Миус враг создал укрепрайон и сосредоточил мощную авиационную группировку. В этих боях советским летчикам удалось нанести асам люфтваффе такие потери, после которых они уже не смогли полностью оправиться. Важным фактором успеха стало использование ВВС РККА преимущественно истребителей «Аэрокобра», Як-1б и Ла-5ФН.

Осенью разгорелись тяжелые бои и над переправами через Днепр, причем численное превосходство чаще было у противника. Однако успехи наших сухопутных войск вынудили врага использовать истребители для штурмовки переправ, чем воспользовалась советская авиация. Например, 14 октября 8 Ла-5 провели бой с сотней пикировщиков и истребителей-бомбардировщиков противника и благодаря отсутствию эффективного прикрытия сбили 10 из них без потерь со своей стороны. В воздушной поддержке форсирования Днепра снова отличился 5-й ГИАП, только что перевооруженный на Ла-5ФН. Показал себя с лучшей стороны в боях за Днепр и 240-й ИАП. Сражавшийся в его рядах л-т И.Н. Кожедуб сбил за 10 дней 11 самолетов противника.

К концу 1943 г. большое количество Ла-5 находилось на всех фронтах и в ВВС всех флотов, кроме Крайнего Севера. В наступавшем 1944 г. их ждали новые сражения.

Год 1944. Вперед, на запад!

ВВС РККА стали все шире практиковать наступательное применение истребителей, в т. ч. «свободную охоту». На это выделялись целые полки, одним из них стал 19-й Краснознаменный ИАП, который после перевооружения на Ла-5 прибыл 8 января 1944 г. в распоряжение командования 2-й ВА на 1-й Украинский фронт. До 26 мая часть выполнила 1055 боевых вылетов, сбив 47 самолетов, из них 25 истребителей, ценой 9 Ла-5 и 6 летчиков, еще 2 самолета были разбиты, при этом погиб 1 пилот. За умелые действия в этот период полк наградили орденом Александра Невского.

Перешла к наступательным действиям и советская морская авиация. 19 мая Ла-5 ВВС Балтфлота блокировали аэродромы противника на берегу Финского залива, обеспечили эффективное прикрытие ударных самолетов, что позволило штурмовикам потопить 13 судов разного тоннажа. 16 июля 16 «блокировщиков» Ла-5 из 1-й гвардейской Краснознаменной Выборгской ИАД ВВС КБФ избавили от помех 28 Пе-2 и 4 «Бостона», которые в порту Котка потопили немецкий крейсер ПВО «Ниобе» (по германской классификации — тяжелую зенитную плавбатарею).

В начале 1944 г. советские войска вышли на южном участке фронта к границе с Румынией, но в конце апреля наступление 5-й и 7-й гвардейских танковых армий было остановлено. Этому способствовали и действия люфтваффе, значительные силы которых противник сосредоточил на угрожающем направлении. Ежесуточно немцы выполняли вдвое больше самолето-вылетов, чем противостоявшая им 5-я ВА. Советское командование, стремясь изменить создавшееся положение, провело пополнение частей этой армии, а также приданных ей 4-го и 7-го ИАК РВГК. Причем процент самолетов типа Ла-5 увеличился. Так, на 1 мая в полках 7-го ИАК было 71 Як-1/Як-7 и 50 Ла-5, а 1 июня уже 91 Як-1/Як-7 и 118 Ла-5.

30 мая враг перешел в контрнаступление силами 10 дивизий, при этом его авиация работала уже втрое интенсивнее нашей. Тогда командование 5-й ВА изменило тактику, начав применять эшелонированные построения, а вместо непосредственного прикрытия штурмовиков — «расчистку воздуха» за 3-5 минут до их прибытия. Особое внимание было уделено взаимодействию ударных и прикрывающих групп. Характерный воздушный поединок состоялся 1 июня. Восьмерка Ла-5 из 240-го ИАП, которую вел Кирилл Евстигнеев, заметила большую группу Ju 87. Опытный ведущий понял, что если прикрытия с ними нет, то оно где-то рядом, и появившиеся «мессеры» внезапности не достигли. Уклонившись от атаки, «Лавочкины» сбили один пикировщик, остальные сбросили бомбы и, построившись оборонительной «змейкой», развернулись домой. Теперь настало время разобраться с истребителями. Противник оказался неслабый — Bf 109G-10/AS из II/JG 52, но в скоротечном бою 3 вражеских самолета были сбиты, 240-й ИАП и сухопутные войска потерь не понесли.

На 3 июня немцы задумали массированный удар по узловым пунктам советской обороны, собрав для этого 290 бомбардировщиков и штурмовиков. Но приближающуюся армаду засекла радиолокационная станция «Редут», недавно поступившая на КП 4-го ИАК. Ее расчет выполнил наведение 29 групп истребителей Ла-5 из 302-й ИАД, которые не допустили противника до позиций своих войск. Особо отличился 240-й ИАП, в котором воевал И.Н. Кожедуб. Приказом НКО от 02.07.1944 г. 302-я ИАД была преобразована в 14-ю ГИАД, а 240-й ИАП стал 178-м гвардейским.

Советские летчики смогли к 5 июня захватить господство в воздухе, что помогло остановить наступающего врага. На следующий день он был вынужден перебросить часть своей авиации на другие участки Восточного фронта и на запад, где началась высадка союзников в Нормандии...

В апреле-мае на территории СССР был сформирован 1 -й чехословацкий ИАП, который получил 24 Ла-5ФН. В конце августа словацкие партизаны и подразделения национальной армии подняли восстание против фашистов, и 17 сентября этот полк был переброшен на словацкую авиабазу Жолна, а оттуда — на аэродром Три Дуба. Перед летчиками поставили задачу уничтожить немногочисленную авиацию противника на аэродромах. 18 сентября полк выполнил свой первый боевой вылет. На земле, по докладам пилотов, было сожжено 10 и повреждено 15 вражеских самолетов. Далее 1-й ИАП стал привлекаться для обеспечения действий тяжелых бомбардировщиков В-24 из 15-й ВА США, бомбивших части вермахта и промышленные объекты в Словакии.

Противник обнаружил появление в своем тылу полка современных истребителей и перебросил в Словакию эскадрильи из лучших соединений люфтваффе — истребительной JG 52 и штурмовой JG 77. Но хуже было другое — плохо вооруженные повстанческие части не могли противостоять регулярным войскам, и крах был неизбежен. 29 октября оставшиеся Ла-5 полка перелетели на занятую советскими войсками территорию. Летчики 1 -го чешского ИАП совершили 573 боевых вылета, в основном, на штурмовку и разведку. Им также удалось сбить 7 истребителей, 2 бомбардировщика, 2 разведчика FW 189 и 2 связных самолета. 10 Ла-5ФН были потеряны от огня зениток, в летных происшествиях или оставлены неисправными на аэродроме Три Дуба, где их позднее уничтожила немецкая авиация. Полку присвоили почетное наименование «Зволенский» в честь городка, который стал центром Словацкого национального восстания.

23 июня в Белоруссии началась стратегическая наступательная операция «Багратион». Противник использовал леса и болота для маскировки опорных пунктов и маневренных групп, а у ВВС РККА постоянно не хватало самолетов-разведчиков, и на выручку пришла «народная смекалка» — в 21-м ИАП фотоаппараты установили на несколько Ла-5. Но основной задачей этого полка, как и всей 259-й Городокской ИАД, стало сопровождение Ил-2. Организовав расчистку воздушного пространства и смену групп в расчетных точках, командование 3-й ВА смогло обеспечить высокую эффективность бомбоштурмовых ударов. За вклад в освобождение Белоруссии 21-й ИАП получил почетное наименование «Витебский». Среди других вооруженных Ла-5 полков, принимавших участие в этой операции, были отмечены 18-й ГИАП, также ставший «Витебским», и 159-й Новороссийский ГИАП, который получил орден Красного Знамени.

Итогом «Багратиона» стали выход на белорусский участок государственной границы СССР и начало освобождения Прибалтики. В боях за Ригу и Вильнюс отличился воевавший на Ла-5 63-й ГИАП, удостоенный ордена Кутузова и почетного наименования «Виленский».

Внесли свой вклад Ла-5 и в прорыв блокады Ленинграда, освобождение Карелии. В частности, перевооружившийся с «Лавочкиных» первой модификации на Ла-5ФН один из лучших полков ВВС 159-й ИАП П.А. Покрышева особо отличился в освобождении города Пушкино, превращенного гитлеровцами в мощный опорный пункт.

В конце 1944 г. Ла-5 все же появились на Севере, например, в 761-м ИАП 261-й ИАД. Но пока летчики части освоили самолет, боевые действия там практически прекратились

Согласно официальной советской статистике, за 1944 г. потери в воздушных боях составили: 10 Ла-5 М-82А, 112 Ла-5Ф и 42 Ла-5ФН. Огнем ЗА были сбиты 8, 69 и 33 истребителя, соответственно. Не вернулись с заданий по неизвестным причинам 20 Ла-5Ф и 7 Ла-5ФН. Убыль по износу составила 217, 373 и 113 машин, а в авариях и катастрофах погибло больше всего Ла-5 — 61, 426 и 249 самолетов вышеназванных модификаций. Для сравнения: потери Як-1 от истребителей противника составили 84 машины, Як-9 — 141, Р-39 — 58. Зенитки сбили 49, 94 и 35 самолетов этих типов. Выработали свой ресурс и пошли на слом 802 Як-1, 268 Як-9 и 169 Р-39. Разбились 297 Як-1, 455 Як-9 и 243 «Аэрокобры».

Год 1945. Год победы.

Еще в 1944 г. в строевых частях начали заменять Ла-5 истребителями новых типов. В отчетах командования и сводках Совинформ-бюро все чаще упоминались Як-3, Як-9У и Ла-7, однако «пятерки» приняли участие практически во всех крупных операциях завершающего периода войны. «Старые» Ла-5ФН уступали новейшим машинам в летных данных, но были более надежными. Так, именно из-за дефектов новой техники отменили уже начавшееся перевооружение 5-го ГИАП на Як-9У ВК-107А. В результате многие соединения сохранили Ла-5 до конца войны. Среди них можно назвать 229-ю ИАД 4-й ВА. Три ее полка, 159-й и 163-й гвардейские, а также 979-й ИАП, успешно действовали при освобождении Польши. На этом участке наиболее сильным противником в 1945 г. были FW 190A-8 из II/JG 1.

В боях в Венгрии, включая очень напряженную Будапештскую наступательную операцию, участвовал 116-й ИАП 295-й ИАД (остальные два полка этой дивизии перешли на Ла-7). На этом участке основным истребителем противника был «Мессершмитт» последних модификаций G-10/AS, G-14, К-4, а «Фокке-Вульфы» использовались, в основном, как штурмовики.

В штурме Восточной Пруссии участвовал 18-й Витебский дважды Краснознаменный ордена Суворова ГИАП 303-й ИАД. Два других полка этой дивизии — знаменитый французский «Нормандия-Неман» и советский 523-й — были вооружены более новыми Як-3 и Ла-7. Во взятии Кенигсберга и в боях против асов из эскадр JG 51 и SG 1 отличился 927-й Краснознаменный ордена Александра Невского ИАП 330-й ИАД, вооруженный Ла-5ФН. Его боевое знамя украсил титул «Кенигсбергский».

На Балтике Ла-5 оставались до конца войны в 159-м Пушкинском ИАП, правда, за командиром этого полка П.А. Покрышевым был закреплен единственный в части Ла-7. «Лавочкины-5» сохранили два из трех полков 1-й ГИАД ВВС Балтфлота: 4-й Краснознаменный ордена Ушакова ГИАП был полностью вооружен ими, а 10-й Краснознаменный ГИАП частично, остальную часть авиапарка составляли Ла-7.

Последние крупные воздушные сражения Великой Отечественной развернулись в ходе боев за столицу Третьего рейха, для обороны которой противник сосредоточил лучшие силы, в т. ч. FW 190D-9 из JG 3 и JG 4. Во время Берлинской операции особо отличился вооруженный Ла-5ФН 5-й Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого ГИАП, к титулам которого добавили почетное наименование «Берлинский». А свои последние боевые вылеты в войне летчики этого полка выполнили над Прагой уже после 9 мая. Вот некоторые итоги боевого пути этой прославленной части. 22 летчика стали Героями Советского Союза, и еще 2 — дважды. 50 пилотов одержали 5 и более воздушных побед, а всего на счет полка записали 739 сбитых самолетов противника. Свои потери составили 89 летчиков (36 в воздушных боях, 7 — от огня ЗА, 16 — в летных происшествиях, 7 — на земле по разным причинам, 23 пропали без вести).

В последних боях в Чехословакии участвовал 180-й Сталинградский Краснознаменный ГИАП, который летал на Ла-5 до августа 1945 г. Практически одновременно с ним перевооружился на новую технику и 181-й ГИАП из той же 15-й ГИАД. В освобождении Словакии участвовала полностью вооруженная Ла-5 309-я ИАД, в состав которой входил 49-й Краснознаменный ИАП — полк, в котором начиналась боевая карьера Ла-5.

В последний период войны особенностью действий советской истребительной авиации, в т.ч. Ла-5, стало то, что противник уже не располагал силами, позволявшими даже претендовать на господство в воздухе. Зато количество наземных целей все увеличивалось. В частности, на территории Германии пришлось столкнуться с большим числом укрепленных позиций и опорных пунктов, для уничтожения которых стали часто, как никогда раньше, использовать Ла-5 в качестве бомбардировщиков и штурмовиков. Основным вооружением были 50-кг бомбы, чаще переделанные из 152-мм артиллерийских снарядов. Многие летчики до того ни разу не занимались бомбометанием и даже не изучали его теоретически, а бомбодержатели во многих полках лишь числились, и пришлось их завозить самолетами. Вот рядовой эпизод весны 1945-го. 14 апреля 9 Ла-5ФН и 8 Ил-2 из 1-й чехословацкой САД атаковали позиции вермахта у деревни Ольца на пути к Остраве. Прикрытие оказалось ненужным, и пушки истребителей дополнили артиллерию «Илов».

Скоростные качества Ла-5ФН пригодились для взаимодействия с новыми штурмовиками Ил-10, за которыми Як-9 уже не поспевали. Например, 18 апреля четверка Ла-5 сопровождала 12 Ил-10, которые на шоссе Коттбус-Шпремберг в районе городка Гросс-Оснинг уничтожили и повредили 14 грузовиков, танк и артиллерийское орудие.

Основными противниками Ла-5 в последний год войны оставались все те же Bf 109G, FW 190A, реже — «динноносые» FW 190D. Бомбардировщики стали редкостью, а среди штурмовиков доминировали FW 190F/G.

Финальным аккордом в боевой биографии Ла-5 стало участие в скоротечной войне с Японией в августе 1945 г. Например, «пятерками» был вооружен 939-й ИАП из 297-й ИАД ПВО, который базировался на аэродроме Улан-Удэ. В его задачи входили прикрытие города и объектов Транссибирской железной дороги от возможных налетов авиации противника, а также воспрещение полетов самолетов-разведчиков и транспортных самолетов, пытавшихся забрасывать в советский тыл разведывательно-диверсионные группы. Однако в целом Ла-5 применялись на этом ТВД мало. Работы у истребителей там почти не оказалось, да и сам «Лавочкин» с его скромной дальностью полета плохо подходил для действий на огромных просторах Дальнего Востока.

Ла-5 и Ла-7, аэродром Летнани, окрестности Праги, 1 июня 1945 г.

Линейка истребителей Ла-5 и Ла-7, аэродром Летнани, окрестности Праги, 1 июня 1945 г.

Источники

  • "Авиация и время/ Победитель" /№ 5, 2006 г., Сергей Мороз/

©AirPages
2003-