Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте 
Люди и самолеты Люди Летчики о самолетах Алексеев Голодников Ковачевич Летчики о Ла-7

Аэркобра

Боевое применение

Александр Клубов

Клубов Александр Федорович

Клубов Александр Федорович
гвардии капитан
(18.08 1918 - 1.11.1944).

Клубов Александр Федорович, родился 18 августа 1918 г. в деревне Яруново Вологодской области.

С 1939 года в Красной Армии - курсант Чугуевской военной школы пилотов, которую окончил в 1940 году в звании "лейтенант".

В годы Великой Отечественной войны А.Ф. Клубов воевал в истребительной авиации, приняв свой первый бой в августе 1942 года в составе 84-го истребительного авиационного полка, на Северном Кавказе на И-153 "Чайка", выполнил 240 боевых вылетов, сбив в воздушных боях 4 вражеских самолета. 2 ноября 1942 года в воздушной схватке под Моздоком его самолёт был подбит. До последнего пытаясь сохранить машину, А.Ф. Клубов боролся с пламенем, охватившим его "Чайку", получил ожоги лица и кистей рук, но, в конце концов, был вынужден воспользоваться парашютом.

После продолжительного лечения в госпитале, в мае 1943 года лейтенант Клубов А.Ф. получил назначение в 16-й гвардейский истребительный авиационный полк, воевавший на аэркобрах. Именно на аэркобре, в 9-й Гвардейской истребительной авиадивизии знаменитого Покрышкина Клубов одержал наибольшее число побед. Особо отличился в боях на Кубани и в битве за Днепр.

... 16-й Гв.ИАП планировали перевооружить на Ла-7. Первые новые Ла-7 для полка, командир 9-й гвардейской истребительной авиадивизии А.И. Покрышкин и его боевые товарищи Г.А. Речкалов, А.В. Федоров и А.И. Труд получили на московском авиационном заводе № 381 21 сентября 1944 г. Самолеты были построены на средства земляков Покрышкина; на бортах фюзеляжей красовались надписи: «Александру Покрышкину от рабочих Новосибирска».

1 ноября 1944 года на на аэродроме Езове, расположенном в 25 км от польского города Сталева Воля, состоялись учебные полеты, которые закончиличь гибелью одного из лучших асов полка. Покрышкин А.И. видит в этом вину и руководителя полетов, командира 16-го ГвИАП, майора Григория Андреевича Речкалова, ибо проводить полеты при сильном боковом ветре и не полностью отремонтированной после бомбежки бетонной полосе не было никакой необходимости, если не считать нашу обычную показуху.

На Ла-7 Клубова ушла жидкость из гидросистемы, распространенный дефект на самолетах Лавочкина. Сейчас трудно сказать, произошло это в полете, или Клубов вылетел уже на неисправном самолете. Садиться пришлось с убранными закрылками, на большей скорости при сильном боковом ветре.

На втором заходе, сев с небольшим перелетом, самолет выкатился в конце пробега с полосы и увязнув в мягком грунте скапотировал. Клубов умер через полтора часа после катастрофы, травма от удара о прицел оказалась не совместимой с жизнью.

Александр Иванович Покрышкин в своей книге "Небо войны" так пишет о потере боевого товарища и друга:

« Счастье мирной жизни Клубов уже оплатил тяжелыми испытаниями. Ребята рассказывали, как трудно он перенес ожог лица. Оно все было забинтовано. Кормили его друзья — заливали ему в рот сквозь прорезанный бинт жидкую пищу.

Девятнадцать лет спустя я прочел в книге Юрия Жукова "Один МИГ из тысячи" о том, что говорил ему Александр Клубов в свою предпоследнюю ночь. Его высказывания напоминали исповедь человека перед друзьями, перед Родиной. "Нашему народу не нужно с нас, летчиков, иконы писать. Ты так о нас расскажи, чтобы любой школьник прочел и подумал: "Да, трудное это дело. Но если с душой взяться..."

Он был чистый, могучий человек... Да, я говорю наперед, он был... Если бы его не подвела машина... Но он погиб. Нелепо и трагически погиб.

В самолете, на котором он тренировался, отказала гидросистема. Я видел, как Клубов раз зашел на посадку и не сел. Он проскочил посадочный знак, наверное, потому, что не выпустились закрылки, уменьшающие скорость.

Когда он пошел на второй круг, я уже не мог заниматься ничем другим и напряженно следил за ним. (Я был тогда в штабе корпуса.) Над крышей как-то тревожно прогудел "Лавочкин", набиравший высоту. Через несколько минут он опять зашел на посадку. И на сей раз он немного перетянул, но колеса шасси уже "схватились" за землю, помчали. Увидев это из машины, я облегченно вздохнул и подумал уже, что зря волновался. Когда с самолетом в воздухе не все в порядке, тебе, на земле, кажется, что ты сам летишь в нем.

— Он скапотировал! — закричал шофер.

Я успел увидеть, как самолет медленно переворачивался "на спину".

Когда мы подъехали к месту происшествия, Клубов лежал под самолетом.

Мы извлекли его оттуда. Он еще дышал. Приехавший врач спасти его не мог.

Ему покорялось огромное небо. А торфяное болотце, в которое закатился самолет и увяз колесами, принесло ему гибель,

Вся дивизия оплакивала Клубова. Он лежал в гробу, установленном перед Ли-2, на котором мы должны были перевезти его во Львов. Все техники, летчики сошлись сюда, чтобы проводить товарища в последний полет. Над нами с грохотом проносились истребители, стреляя в воздух длинными очередями из пушек и пулеметов. Казалось, они пытались растерзать пулями и снарядами саму смерть, впервые навестившую полк после того, как он остановился в селе у Вислы. Она отступала перед Клубовым, бежала от него прочь, когда он носился в небе, и подстерегла, когда он оказался на земле.

Мы, его друзья, произносили речи, не стыдясь мужских слез, говорили о бессмертии храбрых и честных воинов. Трофимов, Труд, Иванков — ведомый Клубова, защитивший его в десятках атак, — поднялись в самолет вместе с другими, чтобы проводить тело Героя на родную советскую землю.

Через несколько дней после гибели Клубова, как раз перед Октябрьскими праздниками, радио передало Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении его второй медалью "Золотая Звезда". Он был отмечен этим высоким званием как живой. Мы потом всегда представляли себе Клубова только живым, только стоящим плечом к плечу с нами.

В моей жизни Клубов занимал так много места, я так любил его, что никто из самых лучших друзей не мог возместить этой утраты. Он был беззаветно предан Родине, авиации, дружбе, умный и прямой в суждениях, горячий в споре и тонкий в опасном деле войны.»

За период своего участия в Великой Отечественной войне, с 10 Августа 1942 года по 1 Ноября 1944 года, помошник командира по воздушно - стрелковой службе 16-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии Капитан А. Ф. Клубов произвёл 457 успешных боевых вылетов, из них: на штурмовку войск и техники противника - 25, прикрытие наземных войск - 224, расчистку воздуха - 19, прикрытие штурмовиков и бомбардировщиков - 146, разведку войск противника - 16, "свободную охоту" - 17. Проведя 95 воздушных боёв, уничтожил 31 самолёт лично и 19 в группе с товарищами.

— После гибели в 1944 году А.Ф. Клубов был захоронен во Львове на холме Славы. В 2001 году был перезахоронен в Вологде. В городе есть улица Клубова, мемориальная доска, аэроклуб, названный его именем, школа. Стратегическому бомбардировщику присвоено его имя. Нынешний год, девяностолетие со дня его рождения, в Вологодской области назван годом Александра Клубова.

Характеристики
1942 год
Вид Дата Тип сбитого Часть
личная 04.09.42 Ме-109 84-А иап
в паре 29.09.42 Ме-109 -//-
личная 31.10.42 Ме-110 -//-
-//- 23.07.43 Ме-109 16- гиап
-//- 16.08.43 ФВ-189 -//-
-//- 26.08.43 Ме-109 -//-
-//- 30.08.43 Ю-88 -//-
-//- 30.08.43 Ю-87 -//-
-//- 31.08.43 Ме-109 -//-
-//- 31.08.43 Хш-129 -//-
-//- 31.08.43 Хш-129 -//-
-//- 02.09.43 Ме-109 -//-
-//- 19.09.43 Ме-109 -//-
-//- 26.09.43 Хе-111 -//-
-//- 28.09.43 Ме-109 -//-
-//- 01.11.43 Ю-87 -//-
-//- 01.11.43 Ю-87 -//-
-//- 30.05.44 Ю-87 -//-
-//- 30.05.44 ФВ-190 -//-
-//- 30.05.44 ФВ-190 -//-
-//- 30.05.44 Ю-87 -//-
-//- 03.06.44 Ме-109 -//-
-//- 04.06.44 Ю-88 -//-
-//- 16.07.44 Ю-87 -//-
-//- 16.07.44 Ю-87 -//-
-//- 16.07.44 ФВ-190 -//-
-//- 25.08.44 Ме-110 -//-

Дата публикации на сайте: 21.09.2008

Источники

  • " Небо войны."/Покрышкин А.И., Воениздат, М. 1980./
  • "Асы Сталина" /Томас Полак/

©AirPages
2003-