Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Ил-2 Ил-2 5.07.1943 Боевое применение СССР

Штурмовик «Ил-2»

В.И. Перов, О.В. Растренин

На Западном направлении

30 сентября 1941 г. ударом 2-й танковой группы генерала Гудериана и 2-й полевой армии генерала Вейхса по левому крылу Брянского фронта на участке Жуковка-Шостка началось наступление германских войск по плану операции "Тайфун".

2 октября основными силами (4-я и 9-я полевые армии и приданные им 3-я и 4-я танковые группы) командующий группой армий "Центр" генерал-фельдмаршал фон Бок нанес мощные удары из районов севернее Духовщины и восточнее Рославля по войскам Западного и Резервного фронтов.

В результате Брянский и Западный фронты были прорваны. 3 октября пал Орел. Через три дня немцы заняли Брянск и Карачев. Создалось угрожающее положение на тульском направлении. Войска Брянского фронта, неся потери, с боями стали отходить на восток. 7 октября в районе Вязьмы немцы окружили войска 16-й, 19-й и 20-й армий из оперативной группы генерал-лейтенанта Н.В.Болдина Западного фронта, 32-й и 24-й армий Резервного фронта. Возникла реальная угроза прорыва германских войск на Москву по минскому шоссе через Можайск и по варшавскому шоссе через Малоярославец.

В соответствии с решением Ставки ВГК для усиления ВВС Брянского фронта уже с 3 октября привлекались 6-я РАГ генерала А.А.Демидова в составе 6 полков (425-й, 509-й и 42-й иап, 74-й и 299-й шап, 244-й ббап) и основные силы ДБА РВГК (40-я, 42-я, 51 -я, 52 и 81 -я ад). ВВС Западного и Резервного фронтов помогали части 6-го иак ПВО (95-й и 27-й иап) и ВВС МВО (в том числе 502-й шап). 10 октября Резервный фронт был расформирован, а его войска и авиация переданы в состав Западного фронта. Авиационная группировка западного направления была пополнена 16 авиаполками, из них 7 истребительных на МиГ-3 (519-й и 28-й иап), ЛаГГ-3 (524-й и 415-й иап), Як-1 (427-й и 436-й иап) и Пе-3 (208-й иап), 4 штурмовых на Ил-2 (61 -й, 62-й, 237-й и 243-й шап) и 5 бомбардировочных на Пе-2 (46-й и 136-й ббап) и СБ (1-й, 34-й и 459-й сбап), а также одной 39-й тяжелобомбардировочной эскадрильей на ТБ-3. На можайское направление в помощь 77-й сад ВВС МВО (с 12.10.41 г. ВВС 5-й армии) была брошена наспех сформированная авиагруппа п-ка Н.А.Сбытова (41-й, 120-й и 172-й иап, 65-й шап и эскадрилья У-2). Подтягивались к Москве и авиационные резервы из Закавказья и Забакайкалья.

Бои в воздухе в этот период отличались исключительным упорством. Особенно активно действовали немецкие истребительная авиация и зенитная артиллерия. Прикрытие армейских группировок и мотомехколонн вермахта малокалиберной зенитной артиллерией, обеспечивавшей значительную поражаемость низколетящих самолетов, значительно усилилось.

Согласно трофейным документам "стандартное" зенитное прикрытие немецкой мотомехдивизии включало один дивизион 37 и 20-мм зенитных автоматов (всего 27 37-мм орудий и 18 20-мм орудий) приданных сил, одну штатную батарею 37-мм автоматов (12 орудий) и по две батареи 37-мм автоматов (по 4 орудия) в каждом моторизованном полку. Кроме того, в дополнение к имеющимся зенитным средствам немцы в голове и в хвосте колонны располагали до 60-70 ручных пулеметов для стрельбы по низколетящим советским штурмовикам.

Из-за отсутствия опыта действий по целям, сильно прикрытых зенитными средствами, бронированные штурмовики Ил-2 практически в каждом боевом вылете несли потери и получали многочисленные повреждения. Боевая живучесть Ил-2 в штурмовых авиаполках московского направления в октябре составила 8,6 боевых вылетов на одну боевую потерю.

Тем не менее, в этих сложных условиях летчикам-штурмовикам Красной Армии все же удавалось наносить противнику вполне ощутимый урон.

3 октября 1941 г. 3 Ил-2 215-го шап 47-й сад под прикрытием 6 МиГ-3 из 129-го иап нанесли бомбоштурмовой удар по мотомехколонне войск противника в районе д.Карпово. Сбросив 12 бомб ФАБ-50 и выпустив 24 PC-132 и 1000 снарядов к пушкам ШВАК, группа уничтожила и повредила до 12 автомашин с грузом и 2-3 батареи полевой артиллерии.

По данным журнала боевых действий полка, над целью огнем зенитной артиллерии был сбит и погиб ведущий группы ст. л-т А.Новиков.

9 октября звено Ил-2 (ведущий л-т Г.М.Мошинец) 74-го шап 6-й РАГ нанесло чувствительные потери немецкой моторизованной колонне на дороге Орел-Мценск, выведя из строя около 15 бронемашин и 3 бензоцистерны.

12 октября экипажи 243-го шап 77-й сад в сложных метеоусловиях (облачность 10 баллов, дымка, туман, видимость 100-400 м) выполнили 18 самолето-вылетов на уничтожение мотомехвойск и переправы противника через р.Угра в районе Товарково и Плетнево и на дорогах на Синявино, Боровск. В результате атак сожжено 10 автомашин с грузами и выведено из строя до 25 бронемашин. В воздушном бою ст. политрук Дяченко сбил один Bf109. Из боевого задания не вернулось 3 Ил-2. Сержант Лукъянченко сел на вынужденную у дер. Ноздрево.

14 октября звено Ил-2 из вновь прибывшего в состав 77-й авиадивизии 237-го шап (ведущий л-т А.Н.Петров) штурмовала колонну пехоты и техники на дороге Устье-Карамышево. Несмотря на сильный снегопад (видимость 50 м), летчикам удалось в двух заходах уничтожить до 10 немецких автомашин. В этот же день звено ст.л-та Азаренкова выполнило боевой вылет для нанесения бомбоштурмового удара по войскам противника в районе Юхнов-Калуга. Над целью огнем МЗА был подбит Ил-2 мл.л-та Г.Я.Цыганкова. Сам Цыганков был ранен, однако сумел посадить штурмовик на лес и через 5 суток выйти к своим.

В этот же день 6 Ил-2 из 243-го шап в период 9.47-11.20 атаковали немецкие мотомехчасти на участке Юхнов-Малоярославец и обозы в районе дер. Карманово. В результате ударов было уничтожено до 15 автомашин. Из боевого вылета не вернулись мл. л-т Пуртов, л-т Галкин и с-т Лахурин.

17 октября два звена Ил-2 (ведущие м-р В.М.Романов и к-н В.Г.Болотов) из 215-го и 61-го шап в двух заходах сожгли и вывели из строя 8 единиц бронетехники (танки, бронемашины), 7 автомашин и 2 автобензоцистерны.

22 октября звено Ил-2 к-на В.Г.Болотова, основательно "поутюжив" немецкую колонну в районе дер.Соколово, уничтожило и повредило до 6 единиц бронетехники и 35 автомашин.

Не менее десятка танков потеряли немецкие танкисты 27 октября в результате бомбоштурмового удара 5 Ил-2 65-го шап м-ра А.Н.Витрука (с 15.02.42 г. - 765-й шап) авиагруппы Сбытова совместно с 3 И-153 и 3 МиГ-3 из 120-го иап 6-го иак ПВО.

На следующий день эскадрилья л-та Г.Т.Невкипелова, также из 65-го шап, действуя по колонне противника, уничтожила и вывела из строя 10 автомашин, а 29 октября в районе дер. Ливаново в двух заходах - до 12 единиц бронетехники, 17 автомашин и 2 автобензоцистерны.

Примечательно, что большинство боевых вылетов в октябре 41-го советские штурмовики выполнили в крайне неблагоприятных погодных условиях, в то время как немецкие войска защиты от люфтваффе не получали. Требование поднимать самолеты независимо от погодных условий было характерным атрибутом почти всех приказов этого периода.

О том, в каких невероятно тяжелых условиях приходилось выполнять боевые вылеты пилотам Ил-2, можно судить из следующего примера. 26 октября командиру 237-го шап м-ру А.А.Ложечникову была поставлена задача нанести удар по танкам и бронемашинам на дороге Черышня-Тарутино. В задании особо указывалось, что над целью необходимо быть ровно в 7.30 при любых метоусловиях. Предполагалось, что к этому времени наземные войска перейдут в наступление и обеспечат окончательный разгром колонны противника. Ввиду сложных метеусловий (высота облачности - 15-20 м, видимость - 400 м), Ложечников принял решение для выполнения боевого задания выделить только одно наиболее подготовленное звено л-та А.Н.Петрова. Первый разворот после взлета летчики звена Петрова выполнили на высоте 20 м. Самолеты сразу же скрылись в облаках и пилоты потеряли друг друга. Петров принял решение прекратить полет. Следом за ним с большим трудом сел л-т Косоруков. Второй ведомый мл.л-т Г.М.Симаков получил приказ выполнять боевое задание одному. Пробившись к цели, Симаков удивительно точно (с высоты 15 м) накрыл бомбами и РСами цель, чем обеспечил успех удара наземных войск. Вернуться на свой аэродром Симаков уже не смог и сел на аэродром соседей.

К сожалению, вопросы обеспечения надежного взаимодействия штурмовиков с войсками в условиях быстро меняющейся наземной обстановки все еще оставались до конца не решенными. Связь с общевойсковыми штабами зачастую отсутствовала. В результате бомбоштурмовые удары наносились Ил-2 нередко по второстепенным и даже случайным целям противника, а иногда и по своим войскам...

В этот период имели место и такие негативные явления, как фактическое отсутствие необходимого управления авиачастями и авиасоединениями со стороны вышестоящего командования. Например, 77-я сад Героя Советского Союза п-ка И.Д.Антошкина в течение 15 суток (с 07.10 по 22.10.41 г.) боевые задачи получала сразу из трех инстанций: из штаба ВВС КА, штаба ВВС МВО и штаба ВВС Резервного фронта. Естественно, это приводило к путанице и фактической невозможности выполнения боевых задач как из-за отсутствия достаточных сил и средств, так и вследствие того, что боевые задачи, поставленные разными начальниками, зачастую взаимно исключали друг друга. В одном из своих донесений п-к Антошкин с горечью писал: "...и решите наконец вопрос, кому мне подчиняться, чьи приказы выполнять".

Выполнение боевых задач в известной мере осложнялось и неблагополучным положением дел с материально-техническим обеспечением штурмовых авиаполков.

В полках в это время ощущался недостаток запасных частей к Ил-2, особенно к моторам. С большими перебоями осуществлялась доставка РСов и авиабомб. В связи с чем подготовка к повторным боевым вылетам Ил-2 затягивалась до 1,5-2-х часов. Частыми были отказы стрелково-пушечного вооружения, в основном из-за неправильного его обслуживания техническим составом штурмовых авиачастей.

Из-за плохого обеспечения автотранспортом имелись случаи запаздывания вылетов штурмовиков на задания, а иногда и срывы боевых вылетов.

БАО практически не занимались вопросами снабжения полков теплой обувью, шапками и т.д. Питание летного и технического составов организовывалось из рук вон плохо. "Приготовление пищи низкого качества. Летный состав получает пищу по одинаковым нормам с техническим составом, вместо повышенной нормы по приказу наркома обороны. На этой почве появляется ряд нездоровых настроений и разговоров", -писал в одном из донесений начальник политотдела 146-й сад ВВС Западного фронта ст. батальонный комиссар М.А.-Лозинцев.

Совершенно очевидно, что подобные явления не могли не сказаться на дисциплине в полках, что проявилось прежде всего в снижении требовательности командования полков к подчиненым, в игнорировании наставлений по производству полетов и т.д. Чрезвычайно плохо обстояли дела с учетом аварий, катастроф и поломок матчасти. Приказ Наркома обороны о "непременном расследовании каждого случая аварии самолетов" фактически не выполнялся.

Положение усугублялось еще и низкой эксплуатационной надежностью (особенно по ВМГ) и качеством заводской сборки "Илов", а также резким снижением уровня профессиональной подготовки инженерно-технического состава, произошедшим в условиях массового освоения новой авиатехники, поскольку переподготовка вновь прибывающего инженерно-технического состава практически не проводилась.

Инженерно-авиационная служба авиачастей в это время на 90% была укомплектована техническим составом без специального образования, не имевшим ни достаточного опыта, ни глубоких знаний правильного обслуживания и ремонта неисправностей и боевых повреждений современных боевых самолетов, оснащенных моторами жидкостного охлаждения. Вследствие этого новая боевая техника вполне успешно "калечилась" на своих аэродромах без "помощи" противника.

По состоянию на 1 октября 1,941 г. в действующей армии почти половина -48,6%, имевшихся в наличии штурмовиков Ил-2 были неисправными, а 5 декабря-31,4%.

Кроме того, резко возросло число небоевых потерь материальной части, процент которых в некоторых полках порой доходил до 40-50% от общих потерь. Так, в 188-м иап боевые безвозвратные потери в период 22.10.-12.11.41 г. составили 5 самолетов, а небоевые -4, в 237-м шап, соответственно, 6 и 3, в 606-м лбап - 6 и 4, в 62-м шап - 13 и 1.

Численность группировки штурмовиков Ил-2 на фронтах неуклонно снижалась, несмотря на поступление машин из тыла. Например, в 74-м шап 6-й РАГ Брянского фронта к исходу 29 октября не осталось ни одного Ил-2, в 299-м шап этой же авиагруппы - всего 3 "Ила", из которых исправным был лишь один, а в 190-м шап имелось всего 2 исправных " ильюшина".

Не лучшим образом обстояли дела и в других штурмовых авиаполках, действовавших на московском направлении.

Накануне 2-го этапа операции "Тайфун" 15 ноября 1941 г. в составе ВВС Калининского и Западного фронтов действовало 50 Ил-2, из них 30 машин - на Западном фронте (в составе 312-го, 232-го и 62-го шап) и 20 - на Калининском (в составе 569-го шап).

Этого было явно недостаточно для эффективного противодействия 2-й, 3-й и 4-й немецким танковым группам, которые в период 15-18 ноября перешли в наступление на правом крыле Западного фронта. В этой связи широко практиковались совместные удары бомбардировщиков и штурмовиков по одной и той же цели с интервалом 3-5 минут. При этом Ил-2, как правило, выходили на цель после нанесения по ней удара бомбардировщиками. В этом случае в момент удара Ил-2 противник еще был дезорганизован и не мог оказать эффективного противодействия огнем МЗА. Это позволяло "Илам" выполнять по нескольку заходов на цель, добиваясь ее надежного подавления. Практиковались и комбинированные удары с участием истребителей. При этом из числа истребителей формировались ударная группа и группа прикрытия. Ударная группа истребителей обеспечивала подавление расчетов ЗА и МЗА противника, а группа прикрытия - защиту от истребителей люфтваффе. Таким образом, над целью создавались вполне благоприятные условия для эффективной работы бомбардировщиков и штурмовиков.

Надо сказать, результативность таких комбинированных ударов была довольно высокой. Так, 146-я сад (1 -й сбап, 130-й ббап, 20-й иап, 232-й шап, 611-й лбап) Западного фронта, применяя такой прием, только 25 ноября на сталиногорском направлении уничтожила и вывела из строя до 25 танков и бронемашин, 60 автомашин с грузами, 5 орудий и 10 повозок с боеприпасами.

Высокую эффективность действий советской авиации в этот период подтверждают и немецкие источники. В журнале боевых действий 4-й немецкой танковой группы от 24 ноября имеется такая запись: "Налеты русских бомбардировщиков и штурмовиков причиняют большие потери". Командующий 2-й танковой группы генерал-полковник Гудериан в своем докладе Верховному командованию вермахта отмечал: "Бронированные штурмовики неприятно воспринимаются немецкими войсками..."

"...Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя", - признает позже начальник штаба 4-й танковой армии вермахта генерал Блюментрит.

Начиная с 28 ноября 1941 г. летчики 47-й сад, базировавшейся на аэродроме Тушино (312-й шап на Ил-2 и 519-й иап на МиГ-3), впервые применили, как оказалось впоследствии, очень эффективные реактивные снаряды РБС-82, РБС-132 и РОФС-132. Боевые заряды бронебойных снарядов РБС-82 и РБС-132 обеспечивали пробитие 50-мм и 75-мм танковой брони, соответственно, а заряд осколочно-фугасного снаряда РОФС-132 поражал осколками живую силу и технику противника в радиусе 8-10 м. Причем, как показали полигонные испытания, бронебойные PC сначала пробивали танковую броню и затем взрывались, нанося сильные разрушения внутри танка и уничтожая экипаж...

К сожалению, несмотря на прекрасные результаты боевого применения бронебойных и осколочно-фугасных PC, Наркомат вооружения так и не смог наладить их устойчивое серийное производство практически до середины войны. Массовое применение на полях сражений РБС-132 и РОФС-132 отмечается лишь с весны 43-го, а РБС-82 - с лета 1944 г.

В связи с острой нехваткой в строевых частях ВВС КА технических средств для уборки от снега и укатки взлетно-посадочных полос в некоторых штурмовых авиаполках самолеты Ил-2 стали использовать с неубирающимися лыжами. В тех же авиаполках, где производилась укатка взлетно-посадочных полос, штурмовики Ил-2 продолжали летать на колесах.

Государственные испытания Ил-2 АМ-38 с неубирающимися лыжами производства завода № 381 (зав. № 381403) завершились в НИИ ВВС КА 21 января 1942 г. (ведущий летчик-испытатель -СМ.Коробков, ведущий инженер -Н.С.Куликов).

Предъявленный на испытания Ил-2 был идентичен штурмовикам первых четырех серий производства завода № 18. Вес комплекта лыж составил 181 кг, против веса комплекта колес - 112 кг. Удельная нагрузка на лыжи 1375 кг/м2. Испытания показали, что установка неубирающихся лыж снизила максимальную скорость полета у земли (полетный вес 5500 кг, 200 кг бомб, без PC) до 317 км/ч, на высоте 2150 м - до 339 км/ч. Время набора высоты 1000 м выросло до 2,9 минут. Дальность полета уменьшилась до 428 км (на 0,9 Vmax).

Столь резкое снижение летных данных штурмовика Ил-2 с неубирающимися лыжами, естественно, не могло не вызвать нареканий у летного состава. Например, в донесении 312-го шап 47-й сад по этому поводу указывалось:

"...летный состав берется "за голову" при полетах на самолете с лыжами. Основное требование увеличение скорости диктуется условием встречи с истребителями противника. Данная скорость (без лыж) удовлетворительна. .."

Вскоре на авиазаводах НКАП был налажен выпуск убирающихся лыж для Ил-2 (госиспытания проводились в НИИ ВВС с 29 января по 3 февраля 1942 г.; ведущий летчик-испытатель - В.В.Лисицын, ведущий инженер - В.С.Холопов), которые уменьшали скорость полета всего на 10-12 км/ч.

Серийный одноместный Ил-2 (зав. №181904) производства авиазавода № 18 на контрольных государственных испытаниях при полетном весе 5670 кг показал максимальную скорость полета у земли 380 км/ч, на высоте 2300 м - 400 км/ч.

Максимальная скорость этого же штурмовика на колесном шасси у земли составляла 391 км/ч, а на высоте 2300 м - 416 км/ч.

Отметим, что результаты, показанные Ил-2 (зав. №181904) на колесном шасси, незначительно отличались от данных Ил-2 (зав. № 182402) производства этого же авиазавода и проходившего государственные испытания в июне 1941 г.

Забегая вперед, укажем, что в 1942 г. для работы с раскисших в весеннюю распутицу аэродромов разрабатывался вариант Ил-2 АМ-38 с гусеничным шасси Чечубалина. Известно, что такой самолет строился, но о завершении этих работ сведений не обнаружено.

5-6 декабря 1941 г. войска Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов перешли в решительное контрнаступление на калининском, клинском, волоколамском, сталиногорском и богородицком направлениях.

Накануне контрнаступления группировка штурмовой, авиации на московском направлении включала 10 штурмовых авиаполков. В их составах имелось 82 Ил-2 (15 машин в составе Калининского, 13 - в составе Юго-Западного и 54 - в составе Западного фронтов), из них 23 были неисправными (6 Ил-2 на Калининском, 13 - на Западном и 4 машины на Юго-Западном фронтах). Кроме этого, ВВС трех фронтов имели: бомбардировщиков (Пе-2, Су-2, СБ, ТБ-3) -115 исправных и 91 неисправных, истребителей (Як-1, МиГ-3, ЛаГТ-3, И-16, И-153) - 272 исправных и 141 неисправных, ночных легких бомбардировщиков Р-5, P-Z - 45 машин, из них 12 неисправных. В общей сложности авиационная группировка, обеспечивающая контрнаступление Красной Армии под Москвой, включала 746 боевых самолетов. Люфтваффе в полосе группы армий "Центр" могли задействовать около 615 боевых машин.

При активной поддержке авиации войска Красной Армии в течение первых дней прорвали тактическую зону обороны противника и продвинулись на 10-12 км вглубь. Немцы начали отход, пытаясь удержать Калинин, Клин, Крюково, Солнечногорск.

На всех дорогах к западу от Москвы образовались большие скопления автомашин, танков, бронемашин и другой боевой техники. По докладам экипажей мотомехколонны противника имели "бесконечную длину", танки, бронемашины, автомашины и другая боевая техника располагались в 4-5 рядов. Кроме того, ввиду общей паники и неразберихи, сопутствующих массовому отходу войск, прикрытие мотомехколонн огневыми средствами ПВО зачастую не организовывалось вовсе, а если и организовывалось, то из рук вон плохо. В этих условиях штурмовик Ил-2 с блеском продемонстрировал свои лучшие качества, помноженные на возросший боевой опыт советских летчиков. Именно в этих боях, "горбатый" получил у немцев прозвище - "черная смерть"...

©AirPages
2003-