Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Ил-2 Ил-2 5.07.1943 Боевое применение СССР

Штурмовик «Ил-2»

В.И. Перов, О.В. Растренин

Противник номер один

Активное участие штурмовиков Ил-2 в операциях по прорыву немецких укрепрайонов, весьма сильно оснащенных огневыми средствами ПВО, привело к резкому росту боевых потерь "Илов" от огня зенитной артиллерии противника.

Так, если в 1943 г. от огня немецкой зенитной артиллерии всех калибров ВВС КА потеряли 1468 Ил-2, то в 1944 г. (Яссо-Кишиневская, Севастопольская, Выборгская, Белорусская и др. наступательные операции) "Илов" было потеряно 1859 машин, а за первые шесть месяцев 45-го (Висло-Одерская, Кенигсбергская и Берлинская операции) число сбитых "Илов" составило 1048 самолетов. При этом рост потерь Ил-2 от огня немецкой зенитной артиллерии сопровождался неуклонным снижением потерь от действий истребителей люфтваффе. Если в 43-м в воздушных боях было сбито 1090 Ил-2, то в 44-м - 882 машины, а в 45-м (на 1 мая) - 369 "Илов". То есть в воздушных боях в небе 44-го "ильюшиных" было потеряно в 2,1 раза меньше, чем от огня ЗА всех калибров, а в 45-м -уже в 2,8 раза меньше.

Суммарные же боевые потери штурмовиков Ил-2 практически остались на прежнем уровне: в 1943 г. ВВС КА потеряли на фронтах 3515 Ил-2, в 1944 г. - 3344 боевые машины, а в 45-м (на 1 мая) - 1691.

Столь резкое уменьшение потерь Ил-2 от истребительной авиации люфтваффе на заключительных этапах войны обуславливалось рядом вполне объективных причин.

Во-первых, в этот период произошло резкое снижение численности группировок истребительной авиации люфтваффе на основных операционных направлениях восточного фронта.

Во-вторых, уменьшение численности истребителей люфтваффе сопровождалось снижением качества подготовки немецких летчиков. Это были уже не те "зубры", которые господствовали в небе начала войны. Училищного опыта немецкой молодежи не хватало для проведения успешных воздушных боев с советскими летчиками, боевое мастерство которых к этому времени значительно выросло.

В-третьих, тактика воздушного боя Ил-2 с немецкими истребителями и взаимодействия штурмовиков со своими истребителями прикрытия достигла совершенства.

В ВВС КА в этот период уделялось исключительно большое внимание отработке групповой слетанности штурмовиков, поскольку целостность боевого порядка и непрерывное огневое взаимодействие между самолетами являлись важнейшими способами снижения потерь от истребителей противника.

Опыт войны показал, что хорошо слетанная группа в составе 8-10 Ил-2 в условиях боев этого периода сосредоточенным огнем воздушных стрелков гарантированно сбивала один истребитель люфтваффе, атакующий группу со стороны задней полусферы.

Наставление по боевым действиям штурмовой авиации (НША-44), введенное в действие приказом Главкома ВВС КА А.А.Новиковым 19 декабря 1944 г., требовало от каждого летчика постоянно сохранять свое место в боевом порядке группы, а выход из него без уважительных причин рассматривался как преступление.

Кроме того, на снижении боевых потерь штурмовиков благоприятно сказалось увеличение численного состава групп до 12-36 и даже 54 самолетов Ил-2 в группе. Такие группы, помимо хороших собственных оборонительных возможностей, сопровождались и значительным количеством истребителей прикрытия, что увеличивало надежность отражения атак "мессершмиттов" и "фокке-вульфов".

Быстрый рост боевых потерь Ил-2 от огня зенитной артиллерии немцев объясняется прежде всего тем, что на подходе к целям на поле боя "Илам" приходилось преодолевать сплошную стену зенитного огня. По данным Управления воздушно-стрелковой службы штаба ВВС КА во время атаки Ил-2 наземных целей в полосах обороны немецких УР по штурмовику в секунду могло быть выпущено до 8000-9000 пуль крупного калибра (13 мм) и до 200-250 малокалиберных (20-37 мм) снарядов.

Зенитная артиллерия обычно устанавливалась немцами на вероятных направлениях полетов советской авиации на участках предполагаемого наступления частей Красной Армии. В некоторых случаях против "Илов" немцы использовали так называемые кочующие зенитные батареи, засады и т.п.

Ближе всех к переднему краю обороны немцев располагались крупнокалиберные зенитные пулеметы. На удалении 1 -2 км от линии фронта располагались батареи МЗА, а батареи среднего и крупного калибров - от 3 до 5 км. Расчет каждой зенитной точки составлял от 4 до 14 человек. Каждая батарея МЗА (12 20-мм или 37-мм орудий) занимала площадь около 100x100 м, а батарея ЗА среднего калибра (4 88-мм и 2 20-мм орудия) - от 200x200 м до 400x400 м.

Наибольшую опасность для Ил-2 представляли малокалиберная (20-37 мм) зенитная артиллерия и крупнокалиберные зенитные пулеметы, поскольку их огонь был наиболее губительным на тех высотах, с которых обычно действовали Ил-2. Дело в том, что бронирование Ил-2 обеспечивало защиту главным образом от пуль нормального и частично от пуль крупных калибров.

По наблюдению Героя Советского Союза летчика-штурмовика 140-го шап Н.Т.Полукарова его Ил-2 в среднем в каждом четвертом боевом вылете получал хотя бы одно повреждение в результате прямого попадания снаряда МЗА.

Официальная же статистика более сурова - по опыту штурмовых авиачастей 3-й ВА (Витебская, Полоцкая, Двинская, Белорусская и Шауляйская операции) на один поврежденный зенитной артиллерией "Ил" приходилось 2-3 боевых самолето-вылета при общей живучести Ил-2 в этот период около 36 самолето-вылетов (41 час налета) на одну боевую потерю.

Анализ боевых повреждений штурмовиков 3-й ВА, полученных в период с июня по октябрь 44-го, показывает, что: 10% всех повреждений конструкции Ил-2 приходилось на центроплан (обшивка, нервюры, лонжероны), 15% - на фюзеляж (обшивка, стрингера, шпангоуты), 20% - на плоскости (консоли), 10% - на элементы конструкции шасси (пирамида, подкосы, цилиндры выпуска), 20% -на хвостовое оперение с проводкой управления, 2% повреждений - на мотор и капоты, 3% - на радиаторы, 2% - на маслобак, 3% повреждений составляли пробоины лопастей и цилиндра перестановки шага винта и оставшиеся 15% пришлись на различные агрегаты и детали самолета (костыль, бронеспинка, бронелюки мотора, выхлопные патрубки и т.д.).

Около 10% поврежденных штурмовиков Ил-2 отправлялись в ремонтные органы или списывались ввиду невозможности ремсГнта. Остальные 90% поврежденных "Илов" восстанавливались силами техсостава и полевых авиаремонтных мастерских.

Из общего количества поврежденных штурмовиков Ил-2 3-й ВА, сумевших вернуться с боевого задания и сесть на вынужденную на своей территории, только 6% вынужденных посадок были связаны с ранением летчика или нарушением работы мотора.

Средний процент пробития брони от огня зенитной артиллерии оказался почти вдвое больше, чем от огня истребителей противника. Характер пробоин бронекорпусов списанных штурмовиков Ил-2 (ввиду невозможности ремонта) позволяет сделать вывод, что угловой конус поражения Ил-2 при обстреле немецкой зенитной артиллерии не превышал в горизонтальной плоскости 20-25° к нормали и в вертикальной плоскости - 10-15° к нормали. То есть, все попадания в бронекорпус "Ила" от пушечно-пулеметного зенитного огня приходились исключительно на его боковую часть, тогда как поперечная броня, а также верхняя и нижняя части продольной брони попаданий от зенитного огня практически не имели.

Высоты эффективной стрельбы МЗА составляли от 500 до 2000 м, а для пулеметов - не более 600-800 м. Наклонная дальность эффективной стрельбы МЗА существенно зависела от высоты выхода Ил-2 на цель. Так, если штурмовики подходили к цели на высоте порядка 1000 м, то уже в 1-1,5 км от ЛБС они могли быть обстреляны огнем МЗА, поскольку наклонная дальность, например, для немецкой 37-мм зенитной пушки 3.7cm FlaK36 составляла около 3000 м, а для 20-мм зенитной пушки 2cm FlaK38 - 2000 м.

Практическая стрельба велась немцами осколочно-фугасными и осколочно-зажигательными снарядами.

Боевой опыт и полигонные испытания показали, что для поражения штурмовика Ил-2 в среднем было достаточно 1 -2 попаданий снарядов калибра 37 мм.

При этом одно попадание 37-мм снаряда в консоль крыла, в любую часть мотора, в передний и задний бензобаки, в кабины летчика и стрелка, а также в фюзеляж самолета выводило последний из строя. Для вывода штурмовика из строя путем поражения центропланной части крыла необходимо было обеспечить 2-3 попадания 37-мм снарядов. Попадание снарядов калибра 37 мм в киль, элерон, стабилизатор, рули высоты и поворота разносили их в клочья, вызывая падение самолета.

Характер поражений конструкции штурмовика Ил-2 зенитными снарядами калибра 20 мм практически ничем не отличается от таковых при попадании 20-мм снарядов немецких авиационных пушек.

В отличие от ЗА крупного и среднего калибров, прицелы немецкой МЗА были построены на основе предположения, что воздушная цель движется прямолинейно и равномерно в горизонтальной или наклонной плоскостях, то есть прицелы учитывали углы пикирования и кабрирования. На каждом зенитном орудии имелся командный прибор, поворотом которого устанавливались необходимые поправки на скорость и курс самолета. Скорость выставлялась по типу самолета, а курс по визуальному наблюдению. Два наводчика (в вертикальной и в горизонтальной плоскостях) "брали" штурмовик в прицел и сопровождали его в прямолинейном полете в горизонтальном и в пикирующем положении.

На подготовку к открытию огня от момента обнаружения самолетов до первого прицельного выстрела батарея МЗА затрачивала около 20 секунд. Поправки на изменение курса, угла пикирования, скорости и дальности до цели личным составом батарей МЗА вводились в течение 2-3 секунд.

Поскольку курс и дальность цели расчетом МЗА определялись на глаз, то ошибки в стрельбе получались главным образом за счет неточности определения этих данных. Практика показала, что ошибки при стрельбе по маневрирующему штурмовику составляли в среднем 5°, что на дистанции 2000 м давало вертикальное и боковое отклонения до 20 м. Однако эти ошибки компенсировались рассеиванием отдельных орудий и сосредоточением огня нескольких орудий по одному самолету.

Боевой опыт показал, что при стрельбе 9-12-орудийной батареи МЗА на дистанцию 2000 м с прицеливанием по "среднему самолету" с одинаковой вероятностью могли быть поражены все Ил-2, удаленные от него на 50-70 м.

Кроме этого, было установлено, что маневр только курсом, высотой или скоростью не давал желаемого результата - "Илы" несли потери. Дело в том, что орудия МЗА обладали высокой маневренностью как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях и, кроме этого, корректировка стрельбы ими велась по трассе, а не по разрывам снарядов. То есть эффективное противодействие огню МЗА штурмовики могли обеспечить лишь путем резкого и одновременного изменения курса, высоты и скорости.

Другими словами, зенитные орудия калибра 37 и 20 мм были для "Илов" весьма и весьма опасными противниками, так как, кроме значительной поражающей силы снарядов, эти пушки имели и достаточно высокую скорострельность - от 188 (3.7cm FlaK36) до 480 (2cm FlaK38) выстрелов в минуту, что и позволяло им обеспечивать довольно приличную вероятность поражения Ил-2.

МЗА противника играла особенно решающую роль в боевых потерях Ил-2, открывая огонь перед самым заходом "ильюшиных" на цель, особенно губительный, если экипажи "Илов" пренебрегали противозенитным маневром, поскольку в момент перестроения самолетов в "круг" (ввод в пикирование Ил-2 ведущего группы с последующим замыканием "круга") штурмовики, следовавшие за командиром группы, продолжали некоторое время лететь неизменным курсом, а затем разворачивались по одному за впередиидущим. Расчеты немецкой МЗА быстро вводили поправки в свою стрельбу и наносили тяжелые поражения "Илам". Обычно наводчики противника не успевали сопровождать огнем "Ил" ведущего группы (если, конечно, огонь не велся по головному самолету) и вели огонь по машинам, летящим следом за ним. Поэтому если отсутствовал противозенитный маневр, то ведомые "Илы", что называется, "напарывались" на центр рассеивания снарядных трасс и, как следствие, несли значительные потери.

Опыт боевого применения Ил-2 показал, что наилучшим маневром в этих условиях оказывался разворот на цель всей группы штурмовиков еще до ее атаки, то есть до момента построения "круга" всей группой. Однако выполнение этого маневра приводило к нежелательному увеличению дистанции между машинами и, как следствие, к нарушению огневого взаимодействия между "Илами" и непрерывности воздействия на цель. Совершенствование этого маневра требовало увеличения максимальной скорости полета Ил-2 минимум на 100 км/ч и вертикальной скорости на малых высотах на 50% по сравнению с существующими.

Боевой порядок "круг" для Ил-2 являлся лучшим видом противозенитного маневра для ЗА всех калибров. "Круг" затруднял установку на прицелах курса, скорости и дальности, а также лишал противника возможности вносить правильные поправки в данные для стрельбы.

В первый момент расчеты МЗА обычно брали упреждение по касательной к "кругу", а при длительном пребывании штурмовиков на "круге", начиная с 3-4 захода, упреждение бралось уже по хорде, то есть внутрь "круга".

Стрельба по Ил-2, летящим по "кругу", велась обычно сопроводительным огнем по отдельным самолетам и, как исключение, заградительным, ожидая подхода следующего сзади штурмовика.

При этом чем меньше был радиус "круга" в проекции, тем больше были ошибки в стрельбе МЗА и к тому же меньшее количество зенитных расчетов могло участвовать в стрельбе, то есть вероятность поражения Ил-2 уменьшалась. Так, если не бралось упреждение по хорде, то средняя ошибка при стрельбе на дистанцию 2000 м и при радиусе разворота Ил-2 около 2000 м равнялась 5е, что вызывало ошибку трассы снарядов по вертикали и по направлению около 10 тысячных дальности (или 20 м).

Ввиду быстрого перехода Ил-2 в пикирование и малого времени пребывания на боевом курсе (максимум 4-6 сек) расчеты орудий МЗА зачастую не успевали ввести в прицел поправки на угол пикирования (в среднем для введения поправок в прицельные данные им было необходимо затратить 1 -2 сек, при этом введение поправок не уменьшало темпа стрельбы) и вели стрельбу обычным способом - без учета угла пикирования, как бы по самолету в горизонтальном полете, корректируя огонь только подводом трассы. Вероятность поражения в этом случае понижалась, но при выходе Ил-2 из пикирования без разворота в ту или иную сторону вероятность поражения вновь возрастала и становилась даже выше прежнего значения. Если расчеты зенитных орудий все же успевали вводить поправку в прицел на угол пикирования и горизонтальную составляющую скорости, то стрельба с этими поправками была весьма кратковременной: всего 1-2 секунды - сами же поправки были приближенными, а корректура стрельбы на основе наблюдения за отклонением трассы требовала дополнительного времени, превышающего продолжительность пикирования Ил-2. То есть вероятность поражения "Илов" на пикировании уменьшалась значительно.

Другими словами, наименьшего противодействия со стороны МЗА и ЗА штурмовики могли достигнуть построением "круга" не в горизонтальной плоскости, а в наклонной, приближающейся, в предельном случае, к вертикальной плоскости. Однако для построения оптимального с точки зрения уменьшения вероятности поражения самолета (угол наклона приблизительно 50-40°, угол пикирования - 50°) "круга" самолет Ил-2 не обладал необходимой для этого вертикальной маневренностью.

Эффективность огня зенитных средств противника значительно снижалась в тех случаях, когда "Илы", после атаки цели с "круга", уход от нее выполняли с противоположным к направлению "круга" разворотом.

Самым же радикальным способом снижения потерь Ил-2 от огня ЗА на заключительном этапе войны оставалось огневое подавление зенитных средств силами самих "Илов".

Для подавления зенитного огня выделялись специальные экипажи, количество которых зависело от общего числа штурмовиков в группе и от предполагаемого прикрытия цели ЗА. В каждом штурмовом авиаполку ряд экипажей стали специальным образом "натаскиваться" на подавление огневых точек немецкой зенитной артиллерии. Эти экипажи и составляли ядро группы подавления.

При действиях по целям сильно насыщенными средствами ПВО в группу подавления выделялось в среднем до одной трети всего состава "Илов", а в случаях особо сильной ПВО и до 50-100% всего состава.

Однако имелись и исключения из правил. Так, в Будапештской операции, когда штурмовые полки 306-й шад встретили чрезвычайно сильное противодействие ЗА немцев, обычного наряда сил, выделяемого для ее подавления, оказалось недостаточно. Тогда для подавления ЗА стали выделять 50% состава в каждой группе. Быстро выяснилось, что и этого мало: штурмовики оказывали незначительное воздействие на батареи ЗА. В этих условиях командир 306-й шад приказал подавлять ЗА в первом заходе всей группой. В результате огонь расчетами немецких зенитных батарей открывался только в момент ухода "горбатых" от цели, что, естественно, давало весьма небольшое поражение штурмовиков.

В Севской операции 1944 г. (18.08-02.09) во время действия в районе Шведчиковы командир 9-го шак генерал И.В.Крупский, ввиду беспрецедентной плотности немецкого зенитного огня на участке прорыва наземных войск (до 4-х батарей ЗА малого и среднего калибров на один км фронта), был вынужден перед вводом в действие основных сил корпуса нанести массированный бомбоштурмовой удар по средствам ПВО немцев с целью разрушения его огневой системы. К удару были привлечены 50 Ил-2 (10 групп по 5 машин каждая), которые в общем боевом порядке "круг групп" в течение 35 минут "утюжили" позиции немецких зенитчиков. Сила удара была настолько высока, что уже после 3-го захода расчеты немецкой ЗА повсеместно прекратили огонь. В результате этого удара немцы лишились около 20 зенитных орудий среднего калибра разбитыми (их обнаружили наземные войска на второй день наступления) и некоторого числа орудий поврежденными (сведений о потерях орудий МЗА отсутствуют). 9-й же шак в течение почти четырех дней выполнял боевые задания на поле боя практически без противодействия со стороны немецкой ЗА.

Экипажи, выделяемые для подавления зенитных точек противника, обычно следовали впереди ударной группы, если расположение ЗА противника было известно, и сзади на 400-500 м и с превышением на 100-150 м, если расположение зенитных огневых средств было заранее неизвестно. При этом считалось обязательным, чтобы "ильюшины" из группы подавления не были связаны с боевым порядком ударной группы, а командир всей группы "Илов" во всех случаях освобождался от выполнения задачи подавления огня ЗА.

Основными средствами поражения зенитных средств противника являлись реактивные снаряды, пушки и мелкие авиабомбы, сбрасываемые на выводе из пикирования, в частности, АО-10 и АО-25. Осколки этих авиабомб выводили из строя не только личный состав орудий, но и само орудие. Для поражения зенитной точки, как показал боевой опыт, было достаточно 3-х попаданий снарядов ОЗТ-23 или ОЗТ-20. Огонь из стрелково-пушечного вооружения по зенитным точкам "ильюшины" открывали, как правило, с дистанций 1200-1500 м. Несмотря на то, что эти дистанции почти в 3 раза превышали дальности действительного огня из пушек ВЯ и ШВАК (400-500 м), такой прием, как показал боевой опыт, не давая высокой эффективности поражения, существенно мешал расчетам вести прицельный огонь по штурмовикам, снижая тем самым потери "Илов". С выходом же на дальность действительного огня немецкие зенитчики получали "по полной программе".

Расчеты, основанные на результатах полигонных испытаний и анализе боевого опыта, показывают, что для гарантированного уничтожения штурмовиками Ил-2 зенитной точки с уязвимой площадью порядка 2 м2 при дальности открытия огня 300-400 м и угле пикирования 30° (летчик имеет хорошую летную и стрелковую подготовку) в среднем необходимо было израсходовать 300-400 снарядов к пушкам ШВАК или ВЯ. То есть для уничтожения зенитной точки противника стрелково-пушечным огнем штурмовика Ил-2 необходимо было выделять наряд сил в составе не менее 6-7 машин. Если же принять во внимание эффективность применения "Илами" бомбового (бомбометание на выходе из планирования серией из 4-х АО-25) и ракетного оружия (стрельба залпом из 4-х РС-82), то для уничтожения в двух-трех заходах зенитной точки потребный наряд сил уменьшается до 4-5 Ил-2.

В случае, когда штурмовики выделяли звено "Илов" из состава группы для огневого подавления позиции зенитной точки противника, вероятность поражения в одном заходе расчетом зенитной установки атакующих цель Ил-2 снижалась примерно в 1,7-2 раза.

С целью повышения боевой живучести Ил-2 и, в первую очередь, защиты стрелка в ОКБ С.В.Ильюшина весной 1944 г. был разработан удлиненный бронекорпус, включающий кабину стрелка с перераспределенной, в полном соответствии с опытом боевого применения штурмовика на фронте, толщиной брони. Вес бронедеталей самолета увеличился до 1015 кг. Кроме этого, был предложен и "ремонтный комплект" дополнительного бронирования Ил-2.

12 июня 1944 г. на совещании у заместителя наркома авиапромышленности Кузнецова совместно с представителями ВВС КА было принято решение, согласно которому директор завода № 125 "тов.Свет" обязывался "...подать заводу № 30 три удлиненных бронекорпуса с перераспределенной броней по чертежам Главного конструктора тов.Ильюшина к 1.7.44 г." В свою очередь, директор 30-го авиазавода должен был "...подать заводу № 125до 16.06 с.г. три комплекта всех новых деталей (стальных и дюралевых) для изготовления первых трех удлиненных корпусов Ил-2; изготовить 3 самолета Ил-2 с новым удлиненным бронекорпусом с перераспределенной броней по чертежам Главного конструктора тов. Ильюшина и передать первый самолет на госиспытания в НИИ ВВС КА к 15.7.44 г..." Кроме того, этим же решением "с целью улучшения бронезащиты стрелка на серийно выпускаемых заводами НКАП самолетах Ил-2... директор завода № 30 тов.Смирнов был обязан к 18.6.44 г. передать на госиспытания в НИИ ВВС КА один самолет Ил-2 с дополнительным съемным бронированием кабины стрелка, выполненным по чертежам Главного конструктора тов.Ильюшина".

В связи с успешным окончанием государственных испытаний штурмовиков Ил-2 с улучшенным бронированием член Военного совета ВВС КА генерал Н.С.Шиманов 31 августа 1944 г. обратился к А.И.Шахурину с письмом, в котором просил дать все необходимые указания о внедрении в серийное производство модифицированного Ил-2 (крыло со "стрелкой") с удлиненным бронекорпусом с перераспределенной толщиной брони, а также комплектов полевого варианта дополнительного бронирования кабины стрелка, как отвечающих требованиям ВВС и опыту воздушной войны.

Несмотря на требование ВВС, решение о запуске Ил-2 с улучшенным бронированием в серийное производство так и не последовало. Наркомат авиапромышленности ограничился лишь распоряжением о налаживании производства "ремонтных комплектов" бронирования кабины стрелка на авиазаводах №№ 1 и 30.

Штурмовики Ил-2 продолжали выпускаться без удлиненного бронекорпуса. При этом часть штурмовиков комплектовались съемным комплектом бронирования. Однако комплекты дополнительного бронирования, как это не странно, отправлялись в строевые части железнодорожными эшелонами. Последние же находились в пути до 2-3-х месяцев...

По этому поводу в феврале 45-го начальник ГУЗ ВВС КА генерал Н.П.Селезнев в письме на имя Н.С.Шиманова писал, что "...массовый выпуск Ил-2 с удлиненным бронекорпусом задерживается исключительно из-за отсутствия соответствующего приказа по НКАП... отправка ремонтного варианта бронекорпуса в части по железной дороге является недопустимой..."

К февралю 1945 г. авиазаводами № 1 и 30 было выпущено всего 800 комплектов ремонтного варианта бронекорпуса Ил-2 (300 и 500 соответственно).

В частях штурмовой авиации полевой вариант дополнительного бронирования Ил-2 встретили "на ура". Первые же бои показали его высокую эффективность. Броня хорошо защищала воздушного стрелка. Например, в 311 -й шад 1 -й ВА был случай, когда в кабину стрелка попали два 20-мм снаряда, но стрелок остался жив.

Однако только весной 1945 г. 1-й и 30-й авиазаводы приступили к серийному выпуску Ил-2 с удлиненным бронекорпусом и к концу года сумели поставить в ВВС, соответственно, 186 и 407 модифицированных штурмовиков.

Таким образом, основным противником Ил-2 становилась немецкая зенитная артиллерия, в связи с чем летно-технические характеристики штурмовика, особенно на малых высотах, все больше и больше вступали в противоречие с тактико-техническими требованиями, предъявляемыми к самолету-штурмовику на завершающих этапах войны.

В заключение повествования о "боевых машинах пехоты" С.В.Ильюшина приведем немного статистики. По состоянию на 10 мая 1945 г. в составе воздушных армий фронтов насчитывалось 3075 штурмовиков Ил-2 и Ил-2У (450 из них были неисправными), 120 исправных и 26 неисправных самолетов Ил-10 и 214 Ил-2КР (из них 17 неисправные). Кроме этого, в ВВС ВМФ имелось 197 Ил-2 и 12 ИЛ-10.

В общей сложности за годы войны было произведено 34943 штурмовиков Ил-2 и 1211 Ил-2У. Из этого числа на долю завода № 1 приходится 11920 Ил-2, 15099 машин этого типа выпущено авиазаводом № 18, 8865 самолетов -авиазаводом № 30 и 270 штурмовиков заводом № 381. К концу 1945 г. на 1-м и 18-м авиазаводах было произведено 2328 штурмовиков Ил-10 и 228 Ил-10У, из них 893 Ил-10 и все Ил-10У выпущены заводом № 1, остальные - заводом № 18.

Боевые потери штурмовиков за все годы войны составили 10759 самолетов ВВС КА (28,9% к общему числу потерянных в войне самолетов) и 807 "Илов", потерянных ВВС ВМФ КА.

Среднее количество боевых вылетов Ил-2, приходящихся на одну боевую потерю за годы войны составило 53,5 самолето-вылетов. Для сравнения усредненная за период войны живучесть истребителей составила 104,5 боевых вылетов, а бомбардировщиков - 80 самолето-вылетов. Всего в годы войны было подготовлено и отправлено на фронт 356 штурмовых авиаполков, из этого числа 140 полков проходили переформирование в тылу один раз, 103 авиаполка - дважды, 61 -трижды, 31-4 раза и 21 - пять раз.

Налет при подготовке одного летчика-штурмовика в запасных авиаполках в 1941 г. составил 3-5 часов, в 1942 г. -13 часов и в 44-м - 20 часов.

Боевые потери летчиков-штурмовиков за все время войны составили 7837 человек, или 28,4% общих боевых потерь летного состава ВВС КА. Распределение боевых потерь по степени подготовки летчиков показывает, что 27% всех потерь приходится на первые 10 боевых вылетов на фронте, 40% потерь составляли летчики, имевшие налет на фронте от 10 до 30 боевых вылетов, примерно 18% - летчики с налетом от 30 до 50 вылетов, около 10% - пилоты с налетом от 50 до 100 боевых вылетов, 4% -пилоты, имевшие налет от 100 до 150 вылетов и 2% - летчики с налетом свыше 150 боевых вылетов.

При этом потери комсостава (комполка, комэски, комзвена, их заместители и старшие летчики) составили примерно 41% от общего числа потерь летчиков-штурмовиков, остальные потери составили рядовые летчики.

Штурмовики Ил-2 8-го гвардейского шап ВВС ЧФ на старте перед боевым вылетом, 1943

Штурмовики Ил-2 8-го гвардейского шап ВВС ЧФ на старте перед боевым вылетом, 1943г.

Источники

  • "Авиация и космонавтика 2001. Штурмовик «Ил-2» /В.И. Перов, О.В. Растренин/

©AirPages
2003-