Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Ил-2 Ил-2 5.07.1943 Боевое применение СССР

Штурмовик «Ил-2»

В.И. Перов, О.В. Растренин

Операция «Цитадель»

4 июля немецкие войска в 16.00 предприняли разведку боем из района Томаровки против боевого охранения Воронежского фронта. Захваченные в бою пленные показали, что наступление должно начаться в 2.30 5 июля. В то же время взятый в плен разведчиками 15-й сд Центрального фронта сапер 6-й пехотной дивизии вермахта показал, что наступление немецких войск на этом участке фронта намечено на 3.00 5 июля. В сложившейся ситуации было принято решение о проведении 5 июля в 2.20 в полосе Центрального и в 3.00 в полосе Воронежского фронтов предусмотренную планами фронтов и Ставки артиллерийско-авиационную контрподготовку.

Если артконтрподготовка в целом была успешной, хотя и не достигла желаемых результатов, то предусмотренная планом авиационная контрподготовка проведена не была. Вместо этого 2-я и 17-я воздушные армии в 4.30 нанесли одновременные массированные удары по аэродромам харьковского аэроузла - Микояновка, Сокольники, Померки, Основа, Рогань, Барвенково, Краматорская. К удару привлекалось 132 Ил-2 и 285 истребителей прикрытия.

2-я ВА действовала по аэродромам Микояновка, Сокольники, Померки. Каждый аэродром был атакован группой от 18 до 24 Ил-2. Их действия обеспечивались истребителями непосредственного сопровождения, блокирования аэродромов базирования немецких истребителей, а также выделением значительных сил для патрулирования над линией фронта с целью отсечения истребителей люфтваффе от штурмовиков, возвращавшихся с задания. По остальным аэродромам "работала" 17-я ВА.

Надо признать, удары воздушных армий по немецким аэродромам были малоэффективны ввиду плохой их подготовки. Отсутствие доразведки немецких аэродромов не позволило командованию армий своевременно установить время начала подготовки немецких экипажей к боевым действиям. В результате к моменту подлета советских экипажей значительная часть авиации люфтваффе уже была в воздухе (первый бомбовый удар по советским войскам зафиксирован в 4.25) и действовала в интересах своих войск.

Так, командир 1 -го шак 2-й ВА генерал В.Г.Рязанов по результатам авиационного удара по немецким аэродромам доносил следующее: "В момент удара на аэродроме Померки было всего лишь 14 самолетов противника, а на аэродроме Рогань не оказалось ни одного вражеского самолета... Лишь на аэродроме Сокольники было атаковано 50 его самолетов, которые понесли значительный урон".

Трагически сложился боевой вылет на уничтожение немецких самолетов на аэродроме Основа (6 км южнее Харькова) для летчиков 237-го шап 305-й шад 9-го смешанного авиакорпуса 17-й воздушной армии. Поданным авиаразведки на аэродроме "находилось до 150 немецких самолетов. Аэродром прикрывался 6 батареями зенитной артиллерии. В светлое время на аэродроме всегда находилась готовая к вылету дежурная группа истребителей. Бомбоштурмовой удар предполагалось нанести силами 16 Ил-2 в составе двух групп по 8 машин в каждой. Ведущим двух групп, он же ведущий первой группы, был назначен командир эскадрильи к-н Г.Я. Цыганков, ведущим второй группы - заместитель командира полка м-р Г.М.Карбинский.

Первая группа "Илов" должна была атаковать немецкие самолеты с высоты 1000-1200 м, а следующая за ней вторая группа - с бреющего полета. Предполагалось, что в этом случае система ПВО аэродрома будет дезориентирована и ее огонь будет не эффективным.

Боевая загрузка Ил-2 состояла из 500 кг фугасных и осколочных бомб, 4-6 РС-132 и полного боекомплекта к пушкам и пулеметам.

Штурмовиков прикрывали 10 Ла-5 из 31-го иап 295-й над, две пары которых должны были за 3 минуты до подхода штурмовиков к аэродрому выйти вперед и блокировать аэродром.

Полет до линии фронта выполнялся на высоте 400 м, затем на подходе к аэродрому первая группа набирала необходимую для атаки высоту, а вторая - снижалась до бреющего. Выход в эфир до пересечения линии фронта категорически запрещался, радиосвязь - только на прием.

Казалось бы, сделано все для обеспечения скрытности удара, но судьба распорядилась иначе. Подлетая к линии фронта, "Илы" и "лавочкины" встретили несколько групп Не 111Н и Bf 109G, которые летели для нанесения бомбовых ударов по войскам Красной Армии. Ни советские летчики, ни экипажи люфтваффе в бой не вступали. Каждый решал свою задачу. Однако было совершенно очевидно, что и внезапного налета на аэродром Основа не будет. Наверное, командованию 237-го шап или ведущему группы следовало бы прекратить выполнение поставленной боевой задачи и ударить по запасной цели на линии фронта, но этого не случилось...

На рубеже Старый Салтов немцы встретили советские штурмовики хорошо организованным трех-четырех слойным зенитным огнем, а около 10 Bf 109G атаковали Ла-5. На высоте 1500 м завязался воздушный бой. В результате обе группы Ил-2 оказались без прикрытия и пошли к цели самостоятельно. Выделенная для блокирования аэродрома группа Ла-5 к этому времени также была связана боем с немецкими истребителями и прикрыть штурмовики над целью не могла.

На подходе к аэродрому Основа Ил-2 были перехвачены примерно 20 Bf109G, которые парами и четверками атаковали (со стороны задней полусферы одновременно сверху и снизу) отдельные штурмовики (главным образом отставшие) группы Цыганкова, шедшей первой. В первые же минуты боя были сбиты младшие лейтенанты Городников (воздушный стрелок с-т Новицкий), Быков (без воздушного стрелка), Трусков (воздушный стрелок с-т Зорин) и Русакевич. Огневое взаимодействие в группе нарушилось. К аэродрому пробиться все же удалось. Однако вместо обещанных разведкой 150 самолетов на аэродроме экипажи обнаружили лишь две небольшие группы немецких машин: одна поменьше - на старте и вторая побольше - на северо-восточной окраине аэродрома. Одна пара Ил-2 ударила по первой группе, а другая пара - по второй группе немецких самолетов. Каждая пара штурмовиков бомбила и обстреливала свои цели самостоятельно. В результате удара несколько немецких самолетов загорелись. Во время атаки огнем МЗА был поврежден самолет ведущего группы к-на Цыганкова (сел на вынужденную в 5 км от аэродрома Основа). Оставшиеся штурмовики выходили из атаки разрозненно и безо всякого огневого взаимодействия, вследствие чего "Илы" младших лейтенантов Малышева и Кралина были сбиты "мессершмиттами". Самолеты упали в районе цели...

Группа м-ра Карбинского вышла к цели в полном составе и парами атаковала немецкие самолеты на северо-восточной окраине. Во время и на выходе из атаки огнем МЗА были сбиты Ил-2 м-ра Карбинского (воздушный стрелок с-т Рушенцев) и мл. лейтенантов Соболева (воздушный стрелок с-т Клевковский) и Балабанова (без воздушного стрелка). Самолеты командира эскадрильи капитана Силенберга и комзвена мл. л-та Шмидта были сбиты Bf 109-ми на отходе от цели и места их падения никто не наблюдал.

На свой аэродром (Покровское) на изрешеченном самолете вернулся лишь экипаж ст.л-та К.Шакурского. По воспоминаниям очевидцев, старший лейтенант долго плакал в кабине, а воздушный стрелок с-т Черняк от перенапряжения никак не мог освободиться от парашюта. Это был их первый боевой вылет. Лейтенант И.Данильченко (воздушный стрелок с-т Зайков) на поврежденном Ил-2 сел на соседнем аэродроме в Уразово и после дозаправки и мелкого ремонта перелетел на свой аэродром. Его "Ил" имел большие и малые повреждения. Данильченко доложил, что наблюдал на аэродроме Основа, до 17 горящих немецких самолетов на северо-восточной окраине, где последние стояли скученно. Позже вернулись сбитые над аэродромом к-н Цыганков, мл. л-т Трусков вместе со своим воздушным стрелком сержантом Зориным (в бою ранен в руку) и мл. л-т Соболев (попал в плен, но вскоре освобожден).

Таким образом, общие потери, понесенные 237-м штурмовым авиаполком в ударе по аэродрому Основа составили: 13 самолетов, 10 летчиков и 11 воздушных стрелков. Из них 9 Ил-2 потеряны от воздействия истребительной авиации противника и 4 машины - от огня зенитной артиллерии. При этом, в первой группе штурмовиков (группа Цыганкова) из 8 машин 6 Ил-2 были сбиты истребителями люфтваффе и только 1 Ил-2 сбит немецкими зенитчиками. Во второй группе (группа Карбинского) 3 самолета сбиты зенитной артиллерей и 3 "Ила" - истребителями.

Воздушный бой истребителей 31-го пап закончился в пользу советских летчиков. Два Bf109G записал на свой счет л-т Горбинов и по одному "мессершмитту" сбили комполка м-р П.Ф.Муташев и л-т П.И.Якубовский. Своих потерь полк не имел.

Анализ показывает, что причинами случившегося являются как плохая подготовка летного состава к ведению боевых действий в составе групп самолетов, так и плохое планирование боевого вылета групп полка со стороны командования 305-й шад (командир - п-к Н.Г.Михевичев) и 9-го сак (командир -генерал-майор О.В.Толстиков).

Летный состав 237-й шап, по сути, не был готов к выполнению такой сложной боевой задачи, как удар по аэродрому противника. Летчики полка были обучены боевым действиям лишь в составе пар самолетов. Боевой опыт на Ил-2 из всего полка имели только два пилота -к-н Цыганков и м-р Карбинский, один боевой вылет был у мл. л-та Дъяченко. Много воевал лейтенант Данильченко, но на У-2. Остальные летчики полка и воздушные стрелки 5 июля выполняли свой первый боевой вылет.

Собственно, во всем корпусе только 672-й шап из 306-й шад имел боевой опыт. Другие полки хотя и участвовали в боях в 1941-42 гг., но из-за потерь и полной замены личного состава боевого опыта не имели. Молодежь 305-й шад за время учебы в 1 -и заб не выполнила в полном объеме 2-й раздел программы боевой подготовки - боевое применение. Многие летчики нуждались в большой летной тренировке и в обучении ведению групповых и индивидуальных воздушных боев с истребителями противника.

В результате в условиях сильного противодействия истребительной авиации и зенитной артиллерии атака целей экипажами 237-го шап выполнялась в составе пар самолетов, которые действовали по отдельным целям. Это совершенно не обеспечивало как надежного подавления целей, так и огневого взаимодействия во время атаки истребителей противника. Кроме того, прикрытие 16 штурмовиков Ил-2 всего десяткой истребителей Ла-5 нельзя признать достаточным и соответствующим степени защищенности цели.

Именно по этим причинам немцы, сразу же введя в бой крупные силы своих истребителей, смогли отсечь истребители 31-го иап от сопровождаемых ими штурмовиков, а затем разгромить обе группы Ил-2, уничтожая отдельные пары штурмовиков. К тому же, с началом воздушного боя наращивание сил своих истребителей командованием корпуса и 295-й над организовано не было.

Удар штурмовиков и истребителей 1 -го сак генерал-майора В.И.Шевченко 17-й ВА по аэродрому Краматорская был более удачным. Летчики корпуса, что называется, "подловили" немцев на взлете. Подавив в первом заходе зенитную артиллерию ПВО аэродрома и уничтожив самолеты, изготовившиеся к взлету, "ильюшины" в последующих заходах действовали почти как на полигоне. В результате, по сообщениям экипажей штурмовиков и истребителей прикрытия, пулеметно-пушечным огнем было повреждено и уничтожено до 50 "юнкерсов" и "мессершмиттов".

Всего по данным штаба ВВС КА на аэродромах Харьковского аэроузла, подвергшихся ударам советской авиации, было уничтожено и повреждено до 60 немецких самолетов.

Тем временем на земле развертывалось гигантское сражение: в 5.30 против войск Центрального фронта перешла в наступление группа армий "Центр", а в 6.00 по позициям Воронежского фронта - группа армий "Юг".

С орловского плацдарма, в полосе 13-й армии Центрального фронта, немцы при поддержке крупных сил 6-го воздушного флота наступали на Ольховатку и Гнилец.

В 4.25 бомбардировочная авиация 6-го воздушного флота одновременно с артиллерийской подготовкой нанесла мощный бомбовый удар по огневым позициям артиллерии, полковым опорным пунктам, боевым порядкам танков и пехоты левого фланга 13-й армии в районе Панская, ст.Малоархангельск в общем направлении на Малоархангельск, где противник наносил отвлекающий удар с целью дезориентации советского командования. В первом налете принимало участие свыше 150 бомбардировщиков под прикрытием около 60 истребителей, большая часть которых с началом удара, разбившись на группы по 4-6 самолетов, проникла в тыл 13-й армии на 10-15 км для перехвата советских истребителей на подходе к полю боя.

В дальнейшем группы немецких бомбардировщиков (по 50-100 машин в каждой) сменяли друг друга над полем боя через каждые 10-15 минут, подвергая массированным бомбовым ударам войска 13-й армии и смежные с ней фланги 48-й и особенно 70-й армий на глубину до 6-8 км, а в некоторых случаях -до 10 км. Войска на второй линии обороны практически не подвергались авиационному воздействию.

Истребители люфтваффе, обеспечивая непрерывный конвейер своих бомбардировщиков, как и в первом ударе, появлялись (50-60 машин) над районом боевых действий за 5-10 минут до подхода своих подопечных и, вытеснив истребители ВВС КА из района, мелкими группами проникали в глубь советской территории, создавая там завесу с целью перехвата краснозвездных самолетов.

В промежутках между бомбоштурмовыми ударами командование люфтваффе выделяло небольшие группы истребителей-"охотников", которые действовали на вероятных направлениях полетов штурмовиков и бомбардировщиков Красной Армии.

Патрулирование над расположением своих войск немцами не применялось, поэтому вначале бомбардировщики люфтваффе непосредственно не прикрывались, однако с усилением воздушной борьбы последние стали действовать только в сопровождении своих истребителей.

Необходимо отметить хорошую организацию взаимодействия видов авиации противника и наращивание усилий над полем боя. Вызов авиации по радио немецкими летчиками был отработан в совершенстве и доведен до автоматизма. В 7.30 немцы, введя в бой главные силы (пять пехотных и три танковые дивизии - до 500 танков и штурмовых орудий), при массированной поддержке авиации повели наступление на левом фланге 13-й армии на фронте Согласный, Архангельское, Ясная Поляна в общем направлении на Ольховатка. В девятом часу противнику удалось подойти и атаковать передний край обороны 81 -и и 15-й стрелковых дивизий 13-й армии. Находясь под мощными ударами бомбардировщиков люфтваффе, части этих дивизий стали медленно отходить на юг. Одновременно противник силой до двух пехотных дивизий и 100 танков, поддержанных авиацией, нанес сильный удар по 132-й и 280-й сд 70-й армии, но прорвать оборону дивизий не смог.

К 10.30 немецкие танкисты и мотопехота ценой больших потерь овладели населенными пунктами: 1-я Никольская, Озерки, Ясная Поляна. Вскоре, до 60 танков прорвались у 1 -я Никольская и начали развивать наступление в направлении на 1-е Поныри, а более 100 танков, прорвавшихся на участке 15-й сд, наступали в направлениях Снова и Подолянь.

Одновременно бомбардировщики люфтваффе перенесли свои удары с участка 13-й армии на правый фланг 70-й армии - по позициям 132-й и 280-й стрелковых дивизий, которые после повторных атак немецких танков и мотопехоты были вынуждены начать отход в направлении на Гнилец ...

После прорыва первой линии обороны в полосе 81-й и 15-й сд немецкие танки возобновили наступление на малоархангельском направлении и вынудили 148-ю сд своим левым флангом отойти на юго-восток в район Троена.

Четкая организация боевых действий авиации позволила немецкому командованию обеспечить наивысшую интенсивность бомбоштурмовых ударов по позициям красноармейцев. Уже к 11.00 постами ВНОС Центрального фронта было зафиксировано 1000 самолето-пролетов немецких самолетов, из которых 800 боевых вылетов выполнили бомбардировщики. К исходу дня экипажи 6-го воздушного флота выполнили еще 1257 боевых вылетов.

Жесткому прессингу пилотов люфтваффе противостояли летчики 6-го иак (генерал-майор А.Б.Юмашев, с 10.07.43 г. генерал-майор Е.Е.Ерлыкин) и 1-й над (п-п-к И.В.Крупенин) 16-й ВА. Однако в этот период их действия носили эпизодический характер - к 11.00 воздушная армия выполнила лишь 520 самолетовылетов.

Разработанный план боевого использования авиации 16-й ВА и графики боевых вылетов по прикрытию боевых порядков войск фронта были введены в действие только в 9.30, когда первая атака немецких танков была уже отбита. Только начиная с этого момента, истребители армии перешли от отражен ия налетов немецких самолетов к непосредственному прикрытию боевых порядков войск фронта путем патрулирования группами по 10-12 машин. Напряженность боев была такова, что остававшийся на аэродроме плановый резерв дивизий в размере 16 экипажей, готовых к немедленному вылету по вызову, расходовался в первые же минуты после его выделения. Во второй половине дня, из-за больших потерь и расхода истребителей на патрулирование, дежурные подразделения вообще не выделялись. В результате у командования армии не было никакой возможности для наращивания сил в воздушном бою с самолетами люфтваффе.

Штурмовая и бомбардировочная авиация армии (3-й бак генерал-майора А.З.Каравацкого, 6-й сак генерал-майора И.Д.Антошкина, 2-я гшад п-ка Г.И. Комарова и 299-я шад п-ка И.В.Крупского) вступили "в дело" лишь после того, как было установлено направление главного удара противника.

Учитывая создавшееся тяжелое положение на левом фланге и в центре 13-й армии, командующий фронтом приказал бросить на этот участок все наличные силы бомбардировочной и штурмовой авиации 16-й ВА. Штурмовикам была поставлена задача группами по 8-12 самолетов в течение всего дня уничтожать танки, орудия и живую силу противника на поле боя в районах Васильевка, Сеньково, Верх. Тагино, Озерки, Архангельское и в местах их сосредоточения. Однако, ввиду отсутствия необходимого количества истребителей прикрытия, напряжение боевой работы штурмовой авиации 16-й ВА было незначительным. Имея в своем составе 267 исправных "Илов", штурмовые авиаполки армии выполнили в течение 5 июля лишь 225 боевых самолето-вылетов. Для сравнения, истребители в этот день выполнили 817 самолето-вылетов, а бомбардировщики - 105. Фактически наземные войска фронта остались без должной огневой поддержки с воздуха...

Как следствие, к исходу 5 июля немцы сумели "продавить" оборону правого крыла Центрального фронта на ольховатском направлении на 6-8 км и на участке шириной 15 км выйти ко второй оборонительной полосе.

В полосе войск Воронежского фронта наиболее напряженные бои развернулись на томаровско-обоянском и белгородско-корочанском направлениях, где оборонялись 6-я и 7-я гвардейские армии.

Введя в бой два танковых и один армейский корпуса 4-й танковой армии (до 700 танков и САУ) вдоль шоссе Белгород-Обоянь, немцы стремились кратчайшим путем прорваться к Курску с юга для соединения с 9-й армией, наступавшей с севера.

Вспомогательный удар силами 11 -го армейского и 3-го танкового корпусов (до 300 танков и САУ) противник наносил на корочанском направлении юго-восточнее Белгорода, где после артиллерийской и авиационной подготовки начал форсирование р.Сев.Донец одновременно в восьми пунктах: Пушкарное, Дальние-Пески, Дорогобужи, Соломино, Пуляевка, Маслова Пристань, Приютовка, Безлюдовка.

Немецкие войска поддерживались почти всей авиацией 4-го воздушного флота, который группами по 100-120 бомбардировщиков и 50-60 истребителей активно "работал" на поле боя, действуя на главном направлении в районе Сырцево, Герцовка, Терновка. Сосредоточив основные усилия на обеспечении продвижения своих танков на узком участке фронта Бутово-Драгунское (ширина по фронту 10-15 км и вглубь - не более 5-10 км), 4-й воздушный флот только за первый час боевых действий по данным постов ВНОС произвел 400 самолето-пролетов, а к исходу 5 июля - 1958 самолето-пролетов, из них бомбардировщики - 1600.

Основные усилия штурмовой авиации 2-й (обоянское направление) и 17-й (корочанское направление) воздушных армий были направлены на уничтожение немецкой танковой группировки в районе Зыбино, Мощеное, Томаровка, Стрелецкое в полосе 6-й гвардейской армии, наступления противника оказать эффективной помощи войскам фронта, так как оставшиеся на аэродромах 356 штурмовиков (21Т машин во 2-й ВА и 145 самолетов в 17-й ВА) из-за нехватки истребителей прикрытия действовали совершенно не активно и "погоды не делали". Наличных сил 5-го иак одновременно для борьбы с бомбардировщиками противника и для обеспечения сопровождения своих штурмовиков не хватало. Лишь после посадки 4-го иак 2-й ВА и частей 3-го и 9-го сак 17-й ВА, которые по плану выделялись для сопровождения штурмовиков и бомбардировщиков, последние стали действовать несколько интенсивнее. Однако командование армий, стремясь одновременно поразить большое количество целей, распылило силы штурмовиков, которые действовали небольшими группами по 6-8 машин и, естественно, не могли надежно подавлять наземные цели. Если еще учесть, что в течение 5 июля Ил-2 2-й ВА выполнили 220, а 17-й ВА - 152 самолето-вылетов, то следует признать, ильюшинские штурмовики значительного влияния на ход боев наземных войск Воронежского фронта в первый день сражения не оказали.

К исходу дня на обоянском направлении противнику удалось продвинуться на 8-10 км, а на корочанском направлении - на 3-4 км. Перед 2-й и 17-й ВА были поставлены задачи на уничтожение танков на поле боя и оказание содействия своим войскам в удержании 2-й линии обороны, не допуская подхода резервов противника.

Таким образом, первый день воздушных боев на Курской дуге показал, что на всех направлениях боевых действий авиация Красной Армии не выполнила поставленных перед ней задач, распылив свои усилия на подавление и уничтожение большого количества целей на поле боя.

Вследствие серьезных недостатков в организации ведения воздушных боев истребителей Красной Армии, в управлении ими в районах боевых действий, а также в системе оповещения о приближении немецких бомбардировщиков, люфтваффе удалось захватить инициативу в воздухе.

В отличие от немецкой истребительной авиации, советским истребителям в этот период ставились в основном пассивные задачи: непосредственное сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков, а также патрулирование над своими войсками в определенных зонах и со сменой патрулей по времени. Другими словами, у советских летчиков были как бы "связаны руки" - привязанные к боевому порядку или к участку патрулирования они были вынуждены вести бои в основном оборонительного характера, изначально отдавая инициативу противнику.

Кроме этого, действия советских истребителей как во время патрулирования, так и при решении задачи сопровождения штурмовиков и бомбардировщиков были не всегда тактически грамотными. Краснозвездные ястребки охотно ввязывались в воздушные бои с истребителями люфтваффе, оставляя без прикрытия своих подопечных или без огневого воздействия бомбардировщики противника.

Плохая организация оповещения о приближении немецких бомбардировщиков вынуждало командование ВВС КА прикрывать войска непрерывным патрулированием в воздухе, что приводило к большому расходу сил. Группы патрулей практически не эшелонировались по высотам, дежурили, как правило, над своей территорией, а иногда совершенно "...не в тех зонах, где требовала обстановка, не искали противника, действовали пассивно или попросту утюжили воздух". Очень часто, ввиду запаздывания очередной смены воздушных патрулей с приходом в зону патрулирования и ухода дежурной смены (из-за выработки горючего) на свои аэродромы, "...в прикрытии создавались разрывы, которые и использовались противником для бомбежки". Более того, советские "...патрули в 6-12 самолетов нередко оказывались недостаточными для серьезного противодействия крупным группам бомбардировщиков, приходившим под сильным истребительным прикрытием, так как связывались воздушным боем, а подкрепление в этих случаях запаздывало и приходило на поле боя к шапочному разбору, когда бомбардировщики противника уже уходили на свою территорию".

Все эти недостатки позволяли немецким бомбардировщикам безнаказанно отбомбиться по советским войскам, что "...вызывало справедливые нарекания со стороны наземного командования на плохую работу нашей авиации".

Управление истребительной авиацией Красной Армии в воздухе было организовано также крайне неудовлетворительно: радиостанции наведения были установлены на большом удалении от линии боевого соприкосновения, а находящиеся на них командиры, к сожалению, не могли правильно оценивать воздушную обстановку, анализировать тактику немецкой авиации, наращивать силы и управлять истребителями непосредственно в ходе воздушного боя. Командиры же авиационных корпусов и дивизий, находясь далеко от районов боевых действий, не стремились лично управлять своей авиацией с земли и не добивались от нижестоящих командиров быстрой и правдивой информации о воздушной обстановке над полем боя, вследствие чего, по сути, не являлись подлинными органами управления.

Эти и другие недочеты в действиях истребительной авиации Красной Армии на Курской дуге стали предметом анализа в директиве временно исполняющего должность начальника штаба ВВС КА генерал-лейтенанта авиации Кроленко № 502829с от 29.07.43 г.

Недостатки в организации боевых действий ВВС КА, а также применение новой тактики борьбы с Ил-2 позволили немцам в первые же дни сражения нанести штурмовикам Красной Армии ощутимые потери.

Не выделяя специально истребителей для непрерывного прикрытия своих танков и мотопехоты, немцы защищали их с воздуха методом "свободной охоты". Как только показывались Ил-2 истребители люфтваффе немедленно появлялись в угрожаемом районе. Сигнал вызова часто подавался со специального самолета-наблюдателя, постоянно находившегося над полем боя. Отмечалось и такое новшество. Над передним краем барражировала пара "мессершмиттов", которая, заметив приближение Ил-2, выпускала цветные ракеты, предупреждая свои войска об опасности, и вызывала по радио на помощь свои истребители.

Поскольку бои развертывались на узком участке фронта, немцы, применяя такой метод, имели возможность серьезно экономить свои силы, быстро вызывая по радио подкрепление в любой район боя. Успеху такой тактики способствовало и приближенное к линии фронта расположение аэродромов базирования немецкой истребительной авиации.

Кроме того, для борьбы с Ил-2 стали создаваться специальные смешанные авиационные группы истребителей, в состав которых входили Bf 109 (75% от состава группы) и Fw 190 (25% от состава группы). Первые, как более маневренные, атаковывали "ильюшиных" перед входом в пикирование и сковывали своими активными действиями советские истребители сопровождения, отвлекая их внимание от прикрываемой группы штурмовиков. "Фокки" же, обладавшие лучшим бронированием и более мощным пушечным вооружением, встречали "Илы" на малой высоте и атаковывали штурмовики снизу, расстреливая последних на выходе из пикирования, когда строй штурмовиков рассыпался.

В этих условиях экипажу "ильюшина" было очень трудно, а подчас и невозможно самостоятельно отразить атаку немецких истребителей. Летящий следом экипаж Ил-2 занимался в это время обработкой цели и помочь своему товарищу ничем не мог. Штурмовики несли потери...

Так, 5 июля три группы Ил-2 175-го шап 17-й ВА по 6 машин в каждой, выполняя боевую задачу по уничтожению переправы через реку Сев.Донец в районе Соломине на подходе к цели были встречены истребительным заслоном из 16 Bf 109 и сильным огнем МЗА, которые не позволили прицельно отбомбиться. Бомбы, сброшенные на выходе из планирования, легли рядом с переправой и вреда ей не нанесли.

Во время атаки огнем МЗА был подбит и загорелся Ил-2 ведущего первой группы к-на А.П.Долгова (воздушный стрелок начевязи полка ст. л-т П.К.Песиголовец). Объятая пламенем машина упала на скопление немецких автомашин в селе Бессоновка.

Оставшиеся Ил-2 на выходе из атаки были атакованы "мессершмиттами", которым удалось отсечь от штурмовиков истребители прикрытия из 116-го иап. В последовавшем исключительно тяжелом воздушном бою были сбиты и погибли: мл. л-т А.В.Шелегов (воздушный стрелок мл. с-т И.Ф.Майоров), комзвена л-т Н.Е.Золотухин (воздушный стрелок мл. с-т П.Т.Подывайло), мл. л-т Н.И. Ранеев (воздушный стрелок ст. с-т М.З.Сивков), мл. л-т В.В.Стадухин (воздушный стрелок с-т Б.М.Иванов), мл. л-тТ.Т.Марьянченко (воздушный стрелок мл. с-т Н.М.Маров), летчик ст. с-т А.В. Игнатьев (воздушный стрелок мл. с-т М.В.Колесников), летчик с-т В.Я.Голубев. Таким образом, 175-й штурмовой авиаполк за один боевой вылет потерял 9 Ил-2, 8 летчиков и 7 воздушных стрелков.

Экипажам 955-го шап 17-й ВА повезло больше. При атаке переправы в районе Безлюдовка, несмотря на ураганный огонь МЗА и сильные атаки истребительной авиации, было потеряно только 2 "Ила" (экипажи живы) из 18. Однако и атака штурмовиков цели не достигла -сброшенные на выходе из пикирования бомбы в переправу не попали. Наблюдались лишь три сильных взрыва вблизи переправы в месте скопления немецкой техники. В воздушном бою "лавочкины" прикрытия из 104-го иап "завалили" один Bf109, который упал у Безлюдовки.

874-й шап 299-й шад 16-й воздушной армии, выполнив к 9 июля 105 боевых самолето-вылетов, от атак истребителей люфтваффе потерял 16 машин и только один "Ил" - от огня зенитной артиллерии. Потери среди летного состава составили: 9 летчиков и 7 воздушных стрелков.

"Черным днем календаря" для 874-го шап стал третий день битвы - 7 июля 43-го. В этот день прославленный полк, произведя 24 боевых самолето-вылетов, потерял 9 "ильюшиных", 6 летчиков и 4 воздушных стрелков. Все потери полка пришлись на долю истребительной авиации люфтваффе.

Утром 7 июля во время атаки группой Ил-2 874-го шап (10 машин) немецких танков и автомашин в районах ст.Малоархангельск, Бузулук, Семеновка в воздушном бою с истребителями люфтваффе был сбит одноместный Ил-2 мл. л-та А.С.Баранова (по докладам экипажей горящая машина упала на скопление танков противника). Одноместный "Ил" л-та В.Г.Бенуа и двухместный "ильюшин" л-та К.С.Проценко (воздушный стрелок Б.С.Первунин) получили серьезные повреждения и вышли из боя. Лейтенант Проценко сел на вынужденную в районе Малоархангельска, а л-ту Бенуа удалось довести израненную машину (перебиты система выпуска шасси, сильно повреждены хвост, плоскости и т.д.) на свой аэродром (при посадке отвалился хвост, летчик остался жив). Во втором боевом вылете летчиков полка (группа в составе 7 Ил-2) на штурмовку этих же целей немецкие истребители подбили "Ил" А.В.Трубецкова, который сел на вынужденную в районе с.Юдиновка. Третий боевой вылет 874-го шап в район ст.Малоархангельск, Бузулук, Семеновка был самым драматичным. Над целью группа "горбатых" (ведущий группы л-т И.П.Удовенко) была перехвачена 18 истребителями люфтваффе (10 Bf109 и 8 Fw190). В результате из 7 Ил-2, участвовавших в этом вылете, 5 машин было сбито... В донесении заместителя начальника штаба полка по оперативно-разведывательной работе м-ра А.М.Эдельштейна в этой связи указывалось:

Группа лейтенанта Удовенко с контролирующим летчиком Юткевичем в количестве 7 самолетов после атаки цели была атакована 10 Me-109 и 8 ФВ-190. Сопровождающие истребители не принимали надлежащих мер по отражению атак противника, в результате не вернулись с боевого задания:

1) коммунист, летчик, л-т Удовенко Иван Петрович,

2) б/п, летчик, ком-р 1 аэ Юткевич Григорий Борисович,

3) коммунист, летчик, мл.л-т Спиридонов Генадий Константинович,

4) коммунист, летчик, мл.л-т Кротков Вениамин Михайлович,

5) комсомолец, возд. стрелок Шевцов Иван Тимофеевич,

6) комсомолец, возд. стрелок Чуринов Филипп Сергеевич,

7) б/п, возд. стрелок Королев Леонид Иванович.

С задания вернулись летчики Блинов и Манякин, судьба остальных неизвестна. По докладу сопровождавших истребителей и вернувшихся экипажей один самолет горящим упал на цель..."

То есть боевая живучесть Ил-2 874-го шап за первые 5 дней оборонительного сражения составила всего 6 (!) боевых вылетов. Усреднение за весь июль месяц дает 11 самолето-вылетов на одну боевую потерю Ил-2. Это немногим больше среднего налета на одну боевую потерю, показанного авиаполком в самый трудный период войны - июль-сентябрь 42-го. Тогда одноместный Ил-2 терялся в среднем за 9 боевых вылетов. Что касается абсолютных потерь, то за 30 дней июля 43-го 874-й шап лишился почти такого же количества машин, как и за 84 боевых дня июля-сентября 42-го - 24 Ил-2 против 26. А это составляет 19,8% (!) от полных безвозвратных потерь полка, понесенных за все время войны - с 27.06.42 г. по 27.04.45 г.

Тяжелый бой выдержала 5 июля семерка Ил-2 (ведущий ст. л-т Смирнов) 431-го шап 15-й воздушной армии в районе южнее ст. Поныри. На втором заходе на цель штурмовики на высоте 400 м были атакованы 8 Fw190. Истребители прикрытия (7 Ла-5), находясь на высоте 650 м и в стороне от цели, не успевали отсечь противника. Группа Ил-2, а это были опытные бойцы, перестроилась в оборонительный круг, но одному "фоккеру" удалось в первой же атаке нанести повреждения замыкающему "Илу" ст. л-та Опарникова. Несмотря на ранения, Опарников не вышел из круга, а его воздушный стрелок сбил один Fw190. Лейтенант Пчелинцев, отбивая вторую атаку на самолет Опарникова, подбил еще один "фокке-вульф". Пчелинцев преследовал его и добил, но сам был атакован парой Fw190 и получил ранения. Подоспевшие "лавочкины" прикрытия надежно защитили своих подопечных...

266-я, 292-я и 291 -я шад 2-й ВА в воздушных боях с немецкими истребителями 5 июля потеряли 27 самолетов Ил-2. И это при том, что интенсивность боевых вылетов штурмовиков в этот день была менее одного самолето-вылета на каждый исправный "Ил".

К 11 июля безвозвратные потери матчасти штурмовых авиадивизий 2-й ВА достигли 107 самолетов, а к 18 июля -138 Ил-2. Средний налет на одну боевую потерю Ил-2 составил 16-17 боевых вылетов.

Убыль штурмовиков Ил-2 6-го сак, 299-й и 2-й гвардейской штурмовых авиадивизий 16-й воздушной армии за первые 5 суток сражения составила 148 машин.

Абсолютным "рекордсменом" по потерям на Курской дуге стала 305-я шад п-ка Н.Г.Михевичева из 17-й воздушной армии. За первые трое суток сражения дивизия, выполнив 137 боевых вылетов, потеряла 61 Ил-2, 38 летчиков и 32 воздушных стрелка, что составило 66% первоначального состава штурмовиков. То есть боевая живучесть составила всего 2,2 (!) боевых самолето-вылетов на одну потерю Ил-2 и 3,6 (!) боевых вылетов на одного погибшего летчика. В результате 8 июля 305-я шад была выведена в тыл для пополнения матчастью и летным составом...

Отметим, что при оценке потерь советских штурмовиков в июле 43-го необходимо учитывать реальную боевую загрузку авиаполков в это время. Так, если в течение всего 1942 г. число боевых дней штурмовых авиаполков Красной Армии (то есть, когда летчики полков совершали боевые вылеты) по отношению к общему числу дней пребывания полков на фронте составляло в среднем примерно 30-33%, то в период 05.07-31.08.43 г. этот коэффициент равнялся 60-63%. Столь высокая боевая загрузка штурмовых полков отмечалась еще только в 1945 г. - в период берлинской операции.

Критически оценивая сложившуюся ситуацию, командование ВВС КА, командующие воздушными армиями изменили формы и способы действий авиации Красной Армии. Основной упор при этом был сделан на нанесение массированных ударов по наступающим войскам противника, а в промежутках между ними предполагалось непрерывно действовать мелкими группами штурмовиков и бомбардировщиков.

Кроме того, были внесены серьезные коррективы и в организацию боевых действий истребительных авиачастей и соединений ВВС КА. Была упорядочена система обнаружения немецких самолетов и наведения на них своих истребителей. Командиры истребительных авиасоединений стали выезжать на передовые пункты управления, откуда непосредственно управляли подчиненными частями. Зоны патрулирования истребителей были вынесены на территорию противника, а пункты управления приближены к линии фронта. Истребители стали наводиться по радио. Кроме этого, с целью наращивания сил групп истребителей прикрытия были введены в практику вызовы с аэродромов основного базирования дежурных подразделений. От патрулирования на одной высоте в общем строю перешли к одновременному патрулированию взаимодействующих между собой небольших групп (по 4-6 машин в группе) истребителей, эшелонированных по высоте. Ведущими групп стали назначаться преимущественно командиры полков.

Переход штурмовиков от действий небольшими группами к сосредоточенным ударам большого числа самолетов обеспечивал не только надежное поражение наземных целей, но и эффективное подавление системы ПВО противника.

Истребительная авиация Красной Армии стала очищать небо от немецких истребителей до появления Ил-2 над районом цели. Поскольку Ил-2 атаковывали танки волнами, истребители оставались в районе цели на разных высотах до тех пор, пока Ил-2 не завершали свою работу. Кроме того, вместе со штурмовиками шла небольшая группа истребителей непосредственного прикрытия, а на случай преследования их истребителями люфтваффе назначался специальный рубеж отсечения.

Однако предпринятые меры все же не дали ожидаемых результатов. Краснозвездные ястребки, высылавшиеся вперед для расчистки воздушного пространства над целью, не чувствовали ответственности перед штурмовиками в той мере, в какой чувствуют летчики-истребители непосредственного сопровождения. Бывали случаи, когда истребители выметали немецкие истребители вообще не там, где это было нужно. В результате штурмовики, появившись над целью, несмотря на предварительную расчистку неба, все же встречали большие группы истребителей люфтваффе.

Поэтому по предложению командира 291 -й шад п-ка А.Н.Витрука часть истребителей сопровождения - группа непосредственного прикрытия - стала летать в одном строю со штурмовиками, располагаясь, как правило, сзади (на 200-400 м) сбоку на одной высоте с Ил-2. Эта группа истребителей предназначалась для отражения атак немецких истребителей, направленных непосредственно против сопровождаемых "Илов" в течение всего времени полета и атаки целей последними. Для более надежного обеспечения прикрываемых штурмовиков группа непосредственного прикрытия следовала отдельными парами и звеньями, расположенными вокруг прикрываемых самолетов. Именно эта группа истребителей прикрытия и вступала в схватку с немецкими "фоккерами" в момент, когда "ильюшины" выходили из атаки. Некоторые из них, наиболее опытные летчики-истребители, снижались даже ниже штурмовиков. На фоне неба им было лучше видны "фоккеры". Это был опасный маневр, учитывая насыщенность боевых порядков немецких войск огневыми средствами ПВО, но его пришлось применять ввиду высокой эффективности.

Другая часть истребителей прикрытия - ударная группа - следовала над штурмовиками с превышением, обычно на 800-1000 м, сзади сбоку с сохранением зрительной связи с ними, имея задачей в любой момент вступить в бой с "мессершмиттами" и не допустить их к прикрываемой группе "Илов". При приближении к району нанесения бомбоштурмового удара ударная группа истребителей прикрытия должна была выходить вперед, окаймлять район действий или выдвигаться в сторону вероятного появления противника, не теряя при этом из виду Ил-2 и группу непосредственного прикрытия.

Если позволяли наличные силы истребителей прикрытия, то формировалась группа резерва, которая, находясь по отношению к ударной группе и группе непосредственного прикрытия в стороне или сзади с превышением над ударной группой в 600-800 м, должна была при завязке боя ударной группой или группой непосредственного прикрытия своими внезапными атаками влиять на его исход. В состав этой группы включались только летчики с большим опытом - мастера воздушного боя.

Кроме этого, из состава группы штурмовиков выделялась пара Ил-2, которая шла с превышением над основной группой и в случае сковывания наших истребителей брала прикрытие всей группы на себя, ведя активный бой с истребителями противника. Естественно,что такая задача поручалась лишь летчикам-штурмовикам с отличной летной и стрелковой подготовкой.

С целью обеспечения свободы действий истребительных групп прикрытия считалось целесообразным в каждой группе назначать своего командира с самостоятельными правами.

При таком построении группы истребителей сопровождения и штурмовиков немецким летчикам стало практически сложно добиться сколько-нибудь заметного успеха. Потери в 291-й шад пошли на убыль, а предложенная тактика взаимодействия Ил-2 и истребителей получила широкое распространение и в других воздушных армиях.

Так, 9 июля 1943 г. на белгородском направлении 14 Як-1 270-го иап 2-й над 17-й ВА, возглавляемых командиром полка майором В.А.Меркушевым, сопровождая 8 Ил-2 94-го гвардейского шап 5-й гшад, встретились в районе цели с двумя группами Bf109 и Fw190 общей численностью до 15 самолетов. Группа непосредственного прикрытия в составе 6 Як-1 продолжала следовать в боевом порядке Ил-2, прикрывая последних. Ударная группа из 8 Як-1 во главе с Меркушевым, успешно отразила все атаки истребители люфтваффе. "Илы" и "Яки" выполнили боевую задачу и без потерь вернулись на свои аэродромы.

В этот же день 14 Ил-2 218-го шап 16-й ВА под командованием комполка м-ра Н.К.Лысенко, прикрываемая группой Ла-5-х из 165-го иап, на подходе к району Понырей, где "ильюшины" должны были штурмовать танки и живую силу противника, были атакованы шестеркой Fw190. Между "лавочкинами" и "фокками" завязался воздушный бой. В это время, уже во время штурмовки цели, Ил-2 были атакованы второй группой немецких истребителей - восьмеркой "фоккеров". Вовремя заметив опасность, "Илы" встали в "круг", смещая последний в течение боя в сторону своей территории. В итоге боя от оборонительного огня стрелков Ил-2 немцы потеряли три машины. Штурмовики потерь не имели. Воздушный бой между "фокками" и "лавочкинами" закончился вничью - 0:0.

Родоначальники же новой тактики -летчики 291-й шад, в 68 оборонительных воздушных боях с немецкими истребителями, проведенными в периоде 5 по 11 июля 43-го, сбили 48 машин люфтваффе. Летчики 1-го шак генерала В.Г.Рязанова добились еще более значительных результатов, сбив за этот же период в 131 воздушном бою 121 самолет противника.

Другим тактическим приемом борьбы с советскими штурмовиками Ил-2, примененным немцами в период Курской дуги, явилось построение истребителями люфтваффе при атаке "ильюшиных", ставших в оборонительный "круг", обратного (по направлению) "круга", имеющего уже наступательный характер. То есть немецкие истребители, как правило, это были "фокке-вульфы", обладавшие хорошим бронированием и достаточно мощным пушечным вооружением, атаковывали Ил-2 на встречных курсах. И в этом был свой резон - попадание одного-двух 20-мм снарядов к пушкам MG-FF или MG-151/20 в винтомоторную группу "Ила" было достаточным для вывода его из строя. Стрелок же Ил-2 в этом случае уже не мог оказать огневого воздействия на истребитель противника, а летчику "ильюшина" было все же сложно на такой тяжелой машине, как Ил-2, вести воздушный бой на встречных курсах с более маневренными "фокками". Оценки, основанные на теории воздушной стрельбы, анализе боевого опыта и полигонных испытаниях эффективности действия германского стрелково-пушечного вооружения по штурмовику Ил-2, показывают, что потенциальная вероятность сбития Ил-2 пушечным огнем Fw190A-4 при атаке в передней полусфере могла составлять величину порядка 0,73, тогда как при атаке "фокке-вульфом" двухместного "Ила" со стороны задней полусферы вероятность сбития последнего не превышала 0,63. Однако такую тактику борьбы с бронированными "Илами" могли успешно применять лишь летчики, имевшие во всех отношениях отличные летную и стрелковую подготовки и обладавшие к тому же определенной выдержкой, поскольку "ильюшинские" 23-мм пушки в умелых руках представляли собой грозное оружие и могли разнести "фоккер" или "мессер", как говорится, в "пух и прах". Мощь пушек ВЯ-23 заставляла на протяжении всей войны считаться с ними летчиков люфтваффе, которые в своем большинстве по возможности избегали лобовых атак Ил-2.

В дальнейшем, по мере того как классных летчиков в люфтваффе становилось все меньше и меньше, а боевое мастерство советских летчиков-штурмовиков неуклонно возрастало и, кроме этого, налаживалось их прикрытие истребителями сопровождения, подобная тактика атак немецкими истребителями штурмовиков Ил-2 сошла на нет.

Принятые советским командованием меры благотворно сказались на изменении воздушной обстановки над Курским выступом в пользу Красной Армии. Медленно, но верно господство в воздухе стало переходить в руки ВВС КА. Как следствие, потери штурмовиков и бомбардировщиков снизились.

На участке Центрального фронта 16-я ВА, при содействии части сил 15-й ВА, прочно овладела инициативой в воздухе к исходу 9 июля.

В полосе Воронежского и Юго-Западного фронтов, где действовали 2-я и 17-я ВА, немцам, несмотря на привлечение командованием ВВС КА к борьбе за господство в воздухе, кроме 5-го иак, еще и 4-й иак (освобожденного в этой связи от задачи сопровождения штурмовиков и бомбардировщиков) и 256-ю над (приступившей к боевым действиям 9 июля в составе 2-й ВА), удалось удерживать господство в воздухе вплоть до 10 июля. Только начиная с 11 июля инициатива в воздухе на этом направлении стала переходить в руки летчиков Красной Армии.

Надо сказать, что, пока истребительная авиация советских воздушных армий не завоевала господство в воздухе над Курским выступом, штурмовики вели боевые действия с небольшим напряжением. Массированные удары Ил-2 в этот период носили эпизодический характер и только, начиная с 10-11 июля стали повсеместно наноситься сосредоточенные удары крупными силами, что положительно сказалось на положении наземных войск.

©AirPages
2003-