Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Ил-2 Ил-2 5.07.1943 Боевое применение СССР

Штурмовик «Ил-2»

В.И. Перов, О.В. Растренин

От сражения до сражения

Весной 1943 г. германское командование, рассчитывая воспользоваться выгодным начертанием линии фронта, приступило к подготовке двух встречных ударов из районов южнее Орла и севернее Харькова в общем направлении на Курск, имеющих целью окружение и уничтожение войск Центрального и Воронежского фронтов, занимавших Курский выступ, и получение свободы маневра для обхода Москвы по кратчайшему направлению. План наступления получил кодовое название "Цитадель".

Ставка Верховного Главного командования Красной Армии своевременно раскрыла план летнего наступления противника. 12 апреля 1943 г. Ставкой было принято решение о преднамеренной обороне, имеющей целью измотать противника активной глубокоэшелонированной обороной, обескровить его ударные группировки и резервы, а затем, перейдя в контрнаступление, разгромить их.

В соответствии с этим командование, Военный совет и штаб ВВС КА, получив ориентировку Генерального штаба, начали подготовку к предстоящим сражениям. Она выражалась, прежде всего, в создании крупной авиационной группировки в районе Курского выступа, в подготовке аэродромной сети, в укомплектовании частей и соединений личным составом и техникой. Вместе с этим Ставкой было решено активными действиями авиацией нарушить планомерную подготовку вермахта к летним операциям. С этой целью Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин (приказ № 0328 от 04.05.43 г.) и Ставка ВГК поставили перед командованием воздушных армий и АДД задачи по уничтожению немецких самолетов на аэродромах и в воздухе, срыву железнодорожных перевозок и дезорганизации автомобильного движения на дорогах.

Операция по уничтожению немецких самолетов на аэродромах была назначена на 6 мая 1943 г. Время первого массированного удара по аэродромам для всех воздушных армий фронтов определялось с 4.30 до 5.00. В последующем аэродромы противника должны были подвергаться огневому воздействию со стороны ВВС КА еще в течение трех суток. После двухсуточного перерыва следовала еще одна трехсуточная серия ударов по аэродромам люфтваффе.

В своей директиве №10/233 от 5 мая 1943 г. временно исполняющий обязанности командующего ВВС КА генерал-полковник авиации Г.А.Ворожейкин потребовал от командующих воздушными армиями: "Удар по аэродромам наносить крупными группами, выделяя из их состава необходимое количество авиационных средств для подавления зенитной обороны противника. Штурмовикам, бомбардировщикам при нападении на аэродромы в составе бомбозаправок иметь: 60% осколочных, 30% зажигательных и 10% фугасных бомб..."

Воздушные армии должны были действовать: 1 -я ВА Западного фронта - по 5 аэродромам, в том числе в районах Сещи и Брянска, 15-я ВА Брянского фронта - по двум аэродромам в районе Орла, 16-я ВА Центрального фронта - по пяти аэродромам в районах Орла и Навли, 2-я ВА Воронежского фронта - по восьми аэродомам, главным образом Харьковского аэроузла, 17-я Юго-Западного и 8-я ВА Южного фронтов - по трем аэродромам каждая.

Вполне удачными в этот день были действия Ил-2 17-й ВА генерал-лейтенанта авиации С.А.Красовского, что объясняется, кроме внезапности, еще и довольно грамотным планированием удара.

На рассвете 6 мая аэродром Краматорская, на котором по данным армейской разведки было сосредоточено до 100 немецких самолетов различного типа, был подвергнут бомбоштурмовому удару истребителей 207-й над п-ка А.П.Осадчего и штурмовиков 290-й шад п-п-ка П.И.Мироненко 3-го смешанного авиакорпуса генерал-майора авиации В.И.Аладинского.

В 5.00 аэродром был блокирован десяткой Ла-5 5-го гиап, которая несколько позже, совместно с шестеркой Як-1 814-го иап, связала боем 14 подошедших "мессершмиттов" и "фокке-вульфов" и этим обеспечила в период 5.10-5.27 свободу действий в районе аэродрома двух восьмерок Ил-2 из 775-го и 299-го шап. Обе группы штурмовиков практически беспрепятственно со стороны истребительной авиации противника расстреливали и бомбили немецкие самолеты на аэродроме, выполнив по несколько заходов. Истребители прикрытия, сбив 2 Bf109G, после ухода "Илов" также провели штурмовку аэродрома.

В 19.00 этого же дня аэродром Краматорская вторично был подвергнут совместному бомбоштурмовому удару 8 штурмовиков Ил-2 и 12 истребителей Як-1.

По докладу начальника штаба 3-го сак п-ка Назарова в результате бомбоштурмовых ударов экипажей по аэродрому Краматорская, а также в 8 воздушных боях "...было уничтожено и повреждено до 49 самолетов противника, из них 23 самолета сожжено на аэродроме, 12 самолетов сильно повреждено пулеметно-пушечным огнем при штурмовых атаках, 11 истребителей сбито в воздушном бою и 3 самолета подбито в воздушном бою. Взорван один склад с горючим и подавлено 2 орудия зенитной артиллерии и несколько точек зенитных пулеметов".

Потери корпуса генерала Аладинского составили: 6 Ил-2 (3 летчика и 2 воздушных стрелка погибли) и 1 Ла-5 (летчик спустился на парашюте на территории противника).

В ночь с 6 на 7 мая аэродром Краматорская четыре раза бомбили летчики-ночники 449-го бап м-ра И.И.Малова, 734-го и 370-го нбап м-ра А.В.Стяжкова и п-п-ка К.Д.Василевского соответственно. Было отмечено 10 прямых попаданий по местам стоянок самолетов, 16 -по бетонной площадке и 6 - по батареям зенитной артиллерии.

Отметим, что количество уничтоженных немецких самолетов люфтваффе на аэродроме Краматорская, показанных в отчете штаба 3-го сак, завышено примерно в 2,5-3 раза. Это следует как из оценки боевых возможностей Ил-2 по результатам полигонных испытаний и анализа боевого опыта применения штурмовика, подтвержденного данными работы специальных комиссий воздушных армий и НИИ ВВС КА., так и из характера расположения самолетов на аэродроме Краматорская по данным разведки.

По всей видимости, в штабе 17-й воздушной армии также усомнились в достоверности донесения штаба 3-го сак, так как в итоговом докладе командующему ВВС КА о боевых действиях армии в период 6-8 мая потери противника на аэродроме Краматорская 6 мая были уменьшены до 6 самолетов сбитых в воздушном бою, 21 уничтоженных и 12 поврежденных самолетов на аэродроме. Свои потери армия также уменьшила до 2 Ил-2, сбитых зенитной артиллерией, и одного Ла-5 - в воздушном бою.

Командующий 2-й ВА генерал С.А. Красовский также смог неплохо организовать первый бомбоштурмовой удар по немецким аэродромам. Имея точные данные о сосредоточении авиации противника на Харьковском аэроузле (150 истребителей и до 200 бомбардировщиков), командующий принял решение в 5.30 6 мая нанести одновременный массированный удар по аэродромам Рогань, Основа, Сокольники, Померки и Полтава силами 30 Ил-2, 38 истребителей и 6 бомбардировщиков A-20G: 12 Ил-2 под прикрытием 12 Як-7б "работали" по аэродрому Померки, 12 Ил-2 и 18 Ла-5 - по аэродрому Рогань, 6 Ил-2 и 8 Як-7б - по аэродрому Сокольники, а 6 "Бостонов" наносили удар по аэродрому Полтава с высоты 6000 м без прикрытия истребителей.

Выбор времени удара был выбран исходя из того, что летная жизнь на немецких аэродромах в последние 3 дня начиналась в 6.00 и личный состав прибывал на аэродром к 5.00.

Перед вылетом на задание с летным составом были тщательно изучены фотопланшеты аэродромов, на земле проиграны боевые порядки и маневры над целью, порядок выхода из атаки и сбор группы после атаки, установлено количество заходов на цель.

В расчетное время 4.50 выделенные группы штурмовиков и истребителей вылетели на выполнение боевой задачи. Перелет линии фронта выполнялся на высоте 1000-1200 м, подход к цели на высоте 1500 м. Не доходя до аэродромов 10-12 км, Ил-2 перестраивались в "пеленг" пар и на приглушенных моторах подходили к цели, снижаясь до высоты 1100 м. Выйдя на цель, каждая пара с пологого пикирования самостоятельно атаковывала цель, сбрасывая бомбы с высоты 400-500 м. После бомбометания штурмовики, став в круг, растреливали самолеты противника из пушек, пулеметов и PC, выполнив по 2-3 захода. Во всех случаях зенитная артиллерия аэродромов открывала огонь неорганизованно и лишь только тогда, когда Ил-2 уже отходили от цели.

В результате бомбоштурмовых ударов 2-я воздушная армия уничтожила и повредила до 50 немецких самолетов. Данные подтверждены фотоснимками разведчиков-контролеров.

Повторный удар в 15.00 был плохо организован и не так тщательно подготовлен в смысле разведки. Поэтому в повторном ударе положительных результатов достигнуто не было. К моменту повторного удара противник успел рассредоточить исправную матчасть по другим аэродромам. Система ПВО приведена в повышенную готовность, а истребители посажены на аэродромы засады. В итоге все экипажи 2-й ВА встретили организованное противодействие со стороны зенитной артиллерии и истребителей противника, свои задачи выполнить не смогли и потеряли сбитыми 9 машин: 6 Ил-2 и 3 истребителя.

По мнению офицера Генерального штаба Красной Армии при штабе 2-й воздушной армии м-ра Филиппова, расчет выделенных сил штурмовиков и бомбардировщиков не соответствовал поставленным целям. "...Опыт показывает, что удары по аэродромам дают высокую эффективность при условии, когда высылается наряд самолетов в соотношении один к одному, т.е. состав нашей группы должен численно соответствовать самолетам противника, находившимся на аэродроме...", - отмечал Филиппов в своем докладе на имя начальника группы офицеров Генштаба генерал-майора Дубинина.

Значительно менее успешными в этот день были действия летчиков 16-й ВА генерал-лейтенанта авиации С.И.Руденко, которая в 14.27 силами 200 самолетов (24 Пе-3 3-го бак, 64 Ил-2 2-й гвардейской и 299-й штурмовых авиадивизий и 112 истребителей 1-й гвардейской, 283-й и 286-й истребительных авиадивизий) нанесла массированный удар по аэродромам Орловского аэроузла (Орел-Военный, Орел-Гражданский, Б.Куликовка, Хмелевая, Хомуты), на котором находилось до 220 самолетов люфтваффе. На аэродромах по докладам экипажей было уничтожено и повреждено до 54 самолетов противника различного типа, 15 автомашин, 5 складов с горючим и боеприпасами, подавлено 9 огневых точек МЗА и создано свыше 20 очагов пожара. Кроме этого, в воздушном бою сбит 21 самолет и подбито 2 самолета противника.

К сожалению, командованию 16-й ВА не удалось достичь внезапности ударов. Не были в достаточной мере подавлены зенитные точки аэродромов (выделенные для этой цели силы были недостаточными). Соседние аэродромы противника не были своевременно заблокированы истребителями 1 -й гиад (экипажи прибыли к цели с опозданием). Как следствие, Ил-2 и истребители прикрытия подверглись над целью ожесточенным атакам немецких истребителей, эффективность действия которых была усилена нарушением боевого порядка "Илов" и истребителей прикрытия (вследствие сильного огня зенитной артиллерии аэродромов). Положение осложнялось еще и тем, что в воздушной армии после апрельского затишья еще не было в должной мере отработано взаимодействие штурмовиков и истребителей прикрытия (основной состав армии к началу апреля был отведен на тыловые аэродромы для приведения в порядок авиационной техники и ввода в строй молодого летного состава). В результате, при выполнении налетов на аэродромы противника 5 мая 16-я ВА потеряла 30 Ил-2 и 8 истребителей.

Несмотря на явную неудачу всех без исключения повторных ударов, ВВС КА на рассвете 7 мая провели третий массированный удар по 22 аэродромам противника, в котором участвовало 405 боевых самолетов. Вернувшись на свои базы, советские экипажи доложили о 23 поврежденных и 79 уничтоженных немецких самолетах на земле, а также о 21 сбитом в воздушных боях истребителе. Свои потери составили 49 самолетов. То есть результативность этого удара была значительно ниже планируемой, так как противодействие немецкой противовоздушной обороны и истребительной авиации резко возросло. Например, 12 Ил-2 и 14 Як-1 16-й ВА вообще не смогли прорваться к аэродрому Хмелевая.

В этой связи 8 мая 1-я и 16-я воздушные армии по аэродромам не действовали, 8-я, 15-я и 17-я армии "работали" только ночью и результаты налетов установить не удалось. Удары экипажей 2-й воздушной армии были совершенно не результативными. При одном истребителе противника, сбитом в воздушном бою, собственные потери армии составили один самолет.

Учитывая обстановку, заместитель командующего ВВС КА генерал-полковник авиации Г.А.Ворожейкин отдал, надо сказать, весьма запоздалое приказание командующим воздушными армиями о прекращении на три-четыре дня массированных действий по немецким аэродромам и переходе "...к широким действиям по автотранспортным и железнодорожным перевозкам силами "охотников"..."

13 мая 1943 г. командующий ВВС КА А.А.Новиков лично доложил Верховному Главнокомандующему следующие итоговые данные о действиях авиации в воздушной операции за 6, 7 и 8 мая: "За трое суток нашими ВВС произведено 1392 самолето-вылета, уничтожено на аэродромах противника 373 самолета, повреждено -51, сбито в воздушных боях - 67 и подбито - 10. В итоге противник потерял 501 самолет. Эти данные основаны на показаниях летчиков, сведениях партизан и фотоснимков. Наши потери составили 122 самолета, из них сбито в воздушных боях -21 самолет, зенитной артиллерией противника - 8, не вернулось с боевого задания - 93 самолета".

В докладе указывалось, что в первом массированном ударе на один потерянный самолет ВВС КА приходилось 21,7 самолето-вылетов, во втором - 8,1 ив третьем - 8,4.

По мнению авторов, потери люфтваффе в воздушной операции ВВС КА завышены советской стороной примерно в 2-3 раза.

В период 8-10 июня 1943 г. по решению Ставки ВГК была проведена еще одна воздушная операция по разгрому авиации противника на аэродромах базирования. К участию в ней привлекались авиасилы 1-й, 15-й и 2-й воздушных армий. Ударам подверглись первоначально 15, а затем еще 13 аэродромов люфтваффе.

По данным штаба ВВС КА в результате массированных ударов по немецким аэродромам были уничтожены и повреждены 8 июня - 141 самолет, 9 июня - 92 и 10 июня - 16 машин.

По данным оперативного управления ВВС КА боевая живучесть Ил-2 при налетах на аэродромы противника в операциях воздушных армий в мае-июне 43-го в среднем составила 15,2 самолетовылетов на одну потерю штурмовика и одно повреждение на 42,8 самолетовылетов. Средняя результативность ударов штурмовиков Ил-2 составила от 0,51 до 1,42 уничтоженных и поврежденных на аэродромах самолетов, приходящихся на один самолето-вылет участвующих в налете штурмовиков.

Удары по целям на аэродромах обычно производились с планирования с высот 600-700 м под углом от 20-25° до 30° или с бреющего полета. Дальность открытия огня - 600-400 м.

Способ атаки зависел от расположения самолетов на аэродромах, степени их маскировки и рельефа местности (наличия скрытых подступов к аэродрому).

Для уничтожения самолетов на аэродромах применялись осколочные авиабомбы АО-10, АО-15, АО-25 и т.д. или АО-2,5 в кассетах (осколки всех этих бомб, как правило, выводили самолет из строя), пулеметно-пушечный огонь, реактивные снаряды и зажигательные средства.

Склады боеприпасов и горючего уничтожались фугасными авиабомбами ФАБ-50, ФАБ-100 с взрывателями замедленного действия и зажигательными бомбами ЗАБ-2,5, заправочные средства - огнем пушек, пулеметов и PC.

Оптимальной боевой зарядкой при действиях Ил-2 по аэродромам считалась следующая: 80-85% мелких осколочных и зажигательных авиабомб и 15-20% фугасных бомб калибра 50 кг.

Что касается стрелково-пушечного вооружения, то, как показали полигонные испытания и боевой опыт, наилучшую эффективность давали осколочно-зажигательные снаряды к авиапушкам ВЯ-23. Снаряды ОЗТ-23 при стрельбе с дистанции 100-400 м по дюралевой обшивке немецких самолетов в среднем давали размер входного отверстия (75-225)х(90-200) мм. При этом задняя обшивка поражалась осколками на площади (600-800)х(400-700) мм и образовывалось рваное отверстие.

Эффективность снарядов ОЗТ-20 к пушке ШВАК была примерно в 1,5-2 раза ниже. Тем не менее, и они наносили довольно значительные разрушения самолетам противника.

Для вывода самолета типа Не111Н из строя было достаточно 1 -2-х попаданий снарядов ОЗТ-20 и ОЗТ-23 в мотор, бензобаки и в кабину пилота, 4-х попаданий снарядов ОЗТ-23 в консоль крыла и 7 попаданий снарядов ОЗТ-20. В среднем, для поражения двухмоторного бомбардировщика типа Не111Н было достаточно 4-8 попаданий осколочно-зажигательных снарядов к пушкам ВЯ и ШВАК, а для поражения одномоторного истребителя типа Bf109 - 1 -2 попаданий.

Прямое попадание в самолет реактивных снарядов любого типа приводило к уничтожению самолета.

Оценки показывают, что хорошо подготовленный летчик-штурмовик в типовых условиях атаки с планирования под углом 30" при стрельбе из пушек ВЯ с дистанции порядка 400 м мог обеспечить вероятность поражения двухмоторного самолета на земле (типа Не111Н) в одном заходе примерно 0,32-0,34. То есть учитывая, что штурмовики Ил-2 при нанесении бомбоштурмовых ударов по аэродромам в среднем производили в это время 2-3 захода, для уничтожения одного самолета на аэродроме необходимо было выделять как минимум пару бронированных "Илов".

Удары с целью срыва железнодорожных перевозок и дезорганизации автомобильного движения предусматривались на протяжении 10 суток начиная с 6 мая. Для решения поставленной задачи в каждой воздушной армии выделялось по одному штурмовому и одному истребительному авиаполку, которые должны были действовать мелкими группами (обычно в составе 2-4 самолетов, редко 6 и более) способом "свободной охоты".

Для того чтобы действия "охотников" носи*ли систематический и непрерывный характер на каждое железнодорожное направление выделялась постоянная группа "охотников", в пределах которого командиры частей самостоятельно организовывали разведку и вылеты штурмовиков. Благодаря этому летчикам удалось в короткое время изучить порядок движения немецких поездов, рельеф местности, противовоздушную оборону на каждом участке дороги и успешно вести борьбу с перевозками противника.

Для увеличения глубины действия Ил-2-"охотников" в воздушных армиях широко применялся способ подскока выделенных групп на передовые аэродромы или площадки вблизи линии фронта.

Основными объектами действия штурмовиков Ил-2 являлись железнодорожные эшелоны на перегонах и станциях. Основные разрушения подвижному составу на станциях наносились в результате пожаров и взрывов боеприпасов, а на перегонах - в результате крушения поездов. Действия Ил-2 по зданиям, водокачкам, депо и другим станционным сооружениям давали низкий эффект, так как даже полное разрушение этих объектов обычно не приводило к прекращению перевозок.

Опыт войны показал, что для остановки и частичного уничтожения эшелона в движении на перегоне требовалась группа Ил-2 в составе 6-7 машин. При этом наилучшие результаты получались при атаке эшелона всей группой одновременно в строю "пеленг" с заходом вдоль поезда под углами 5-30° к направлению железнодорожных путей. Атака парой или одиночным самолетом была, как правило, малоэффективной и сводилась в основном к удару по паровозу. Пара Ил-2 в одном боевом вылете в среднем могла уничтожить 2-3 единицы подвижного состава.

Количество заходов в зависимости от обстановки колебалось от 4 до 6. При наличии остатка боеприпасов после атаки и крушения поезда Ил-2 разрушали железнодорожное полотно спереди и сзади места крушения эшелона с целью затруднения восстановительных работ.

Самым эффективным средством поражения железнодорожных эшелонов, как показал боевой опыт, являлись бомбы ФАБ-100, ЗАБ-100, ФАБ-50 или АО-25, которые сбрасывались серией в первой или во второй атаке. Чтобы обеспечить наилучшее поражение цели, заход строился под углами 5-30° к направлению железнодорожных путей. Штурмовики стремились в первую очередь вывести из строя паровоз. Это достигалось огнем пушек (бронебойными снарядами) и реактивными снарядами. Бомбами паровоз поражался только при прямом попадании. Неэффективным было применение пулеметов ШКАС, поэтому их огонь использовался главным образом в качестве трассы для пристрелки пушечного огня.

Атака паровоза выполнялась с высот 500-600 м с планирования под углами 20-30° или с бреющего полета строго в лоб или сбоку под углами, близкими к 90°, чтобы избежать рикошетов снарядов и обеспечить поражение котла. Огонь PC открывался с дистанции 600-800 м, а пушечный - с дистанции 400-500 м и продолжался до возможного предела сближения.

Боевой опыт показал, что эффективность пушечного огня и PC по паровозам достаточно высокая.

Для немедленной остановки паровоза в среднем достаточно 3-4 пробоин в котле от бронебойных снарядов БЗ-23 и БЗ-20 к пушкам ВЯ и ШВАК, одного попадания PC любого типа, либо 6-8 пробоин от бронебойных пуль калибра 12,7 мм Б-32. При этом летчиками отмечалось, что снаряды БЗ-23 к пушке ВЯ поражали котел паровоза с первой очереди, а снаряды БЗ-20 к пушке ШВАК давали рикошеты, поэтому для нанесения паровозу требуемых поражений необходимо было выполнить 3-4 прицельных захода.

Стрельба бронебойными пулями нормального калибра и осколочными снарядами к пушкам ШВАК и ВЯ по котлу паровозов совершенно неэффективна, так как в большинстве случаев приводила только к разрушению верхнего кожуха и асбестовой прокладки без пробития котла. При стрельбе же по тендеру осколочные снаряды к пушкам ШВАК и ВЯ производили сильные разрушения приборов управления паровозом и наносили поражения личному составу бригады.

Средний расход бронебойных снарядов, приходящийся на одно пробитие котла, по опыту боевых действий, при дальности открытия огня 400 м составлял 35 снарядов БЗ-23 и 52 снаряда БЗ-20. При этом паровоз выводился из строя в среднем на 2-3 часа.

Попадание одного реактивного снаряда РС-82 или PC-132, либо РОФС-132 или РБС-132 в паровоз или вагон эшелона приводило к его поражению, а в некоторых случаях даже к крушению состава. К сожалению, большое рассеивание реактивных снарядов всех типов и применявшиеся большие дистанции пуска серьезно ограничивали их общую эффективность. Например, при стрельбе РС-82 с дистанции порядка 700 м для обеспечения одного попадания в паровоз требовалось, как показал боевой опыт, осуществить 115 (!) пусков PC, то есть совершить 15-29 самолето-вылетов.

Оценки показывают, что применительно к типовым условиям боевого применения самолета Ил-2 вероятность поражения паровоза в одном заходе при стрельбе из пушек ВЯ (угол планирования 30°, дальность начала стрельбы порядка 400 м) летчиком-штурмовиком, имеющим хорошую летную и стрелковую подготовку, могла составлять примерно 0,24. При этом средний расход боекомплекта, гарантирующий вывод из строя паровоза, равнялся 160-180 снарядам.

Основным средством поражения автомобильных колонн были осколочные авиабомбы (АО-10 и т.д.), реактивные снаряды, пушечно-пулеметный огонь и зажигательные средства.

Атаки автоколонн и одиночных автомашин производились с высот не более 400 м с планирования под углами 10-25°. При этом в первую очередь подвергались атаке легковые и штабные автомашины, автоцистерны с горючим и специальные автомашины (передвижные радиостанции и т.д.).

Прицеливание осуществлялось по отдельной автомашине. Основной урон обеспечивался стрелково-пушечным вооружением - дальность ведения эффективного огня 200-600 м. Огонь велся короткими очередями (по 8-10 снарядов к каждой пушке и по 10-15 патронов к каждому пулемету).

Основной целью первой атаки являлось создание затора. В последующих атаках, которые производились из боевого порядка "круг" самолетов, каждая группа Ил-2 наносила удар по наиболее компактной части колонны.

Если автоколонна была достаточно длинной и отсутствовало противодействие зенитных средств противника, то атака самолетами Ил-2 такой цели осуществлялась с планирования под углами 5-10° путем последовательного переноса огня с одной точки на другую без ухода в сторону для занятия нового исходного положения перед атакой.

Боевой опыт и полигонные испытания показывают, что 1 -2 попаданий осколочно-зажигательных или 2-4 попаданий бронебойно-зажигательных снарядов к пушкам ШВАК и ВЯ в автобензоцистерну достаточно для возникновения пожара или утечки горючего, а для полного поражения автомашины - одного попадания в мотор.

Оценки показывают, что хорошо подготовленный в стрелковом и летном отношении летчик на штурмовике Ил-2 в боевых условиях мог обеспечить в одном заходе (угол планирования 30°, дальность начала стрельбы 400 м) вероятность поражения автобензоцистерны при стрельбе из пушек ВЯ или ШВАК порядка 0,3-0,4. При этом для гарантированного поражения автобензоцистерны необходимо было в среднем израсходовать 120-130 снарядов. Вероятность же поражения автомашины в этих же условиях не превышала 0,10-0,13.

Естественно, что реальные результаты атак немецких автоколонн штурмовиками Ил-2 конкретных авиаполков были несколько хуже. Например, опыт 61 -го штурмового авиаполка показал, что прицельная стрельба по автотранспорту давала 8-10% попаданий у летчика с отличной стрелковой подготовкой, 5-7% у летчика с хорошей и 2-4% - у летчика с удовлетворительной стрелковой подготовкой.

По данным оперативного управления ВВС КА боевая живучесть Ил-2 при нанесении бомбоштурмовых ударов по автоколоннам противника в мае-июне 43-го в среднем составила 18-20 самолето-вылетов на одну потерю штурмовика и одно повреждение на 33 самолето-вылета.

Последующие события показали, что активные действия ВВС КА по срыву железнодорожных и'автомобильных перевозок несколько затормозили сосредоточение немецких войск на Курском выступе и в конечном итоге повлияли на перенесение германским командованием сроков начала наступления с июня на июль, что дало возможность войскам Красной Армии врыться в землю.

Накопление сил

Предстоящие бои на Курской дуге поставили перед Ставкой ВГК, Генеральным штабом и командованием ВВС КА ряд сложнейших трудноразрешимых задач.

Во-первых, к лету 1943 г. немецкие ВВС еще обладали значительной силой. Истребителями, равными немецким по всему комплексу летно-боевых качеств, в составе ВВС КА были только Ла-5ФН и, отчасти, Як-9. Но последних к началу Курской битвы в авиаполках воздушных армий было немного - не более двух сотен. Составлявшие же основную массу советских ВВС истребители Ла-5, Як-76 и Як-1 не отвечали требованиям этого периода войны, уступая немецким машинам по определяющим характеристикам - максимальной скорости, вертикальному маневру и разгонным характеристикам... Для того чтобы побеждать немецкие "мессершмитты" на Ла-5Ф необходимо было иметь отличную летную, стрелковую и тактическую подготовку, чем большинство советских летчиков похвастаться еще не могло: пилоты-инструкторы имели налет на боевом самолете не более 20 часов, а "желторотики" - существенно меньше. ВВС Красной Армии, как и под Сталинградом, все еще оставались в положении "отстающей-догоняющей". ..

Во-вторых, в районе Курского выступа люфтваффе имели преимущество в аэродромном базировании авиации. Значительная часть аэродромов немецкой истребительной авиации располагалась в 18-30 км от линии фронта, а отдельные посадочные площадки находились всего лишь в 5-6 км от переднего фронта. Такое базирование авиации позволило немцам в первые дни сражения удерживать превосходство истребительных сил в воздухе над полем боя, несмотря на численное преимущество ВВСКА.

И в-третьих, для борьбы с советской авиацией перед фронтом наступления немцы сосредоточили большое количество огневых средств ПВО. По данным армейской разведки на орловском направлении в полосе наступления противника шириной 36 км было сосредоточено до 20 батарей среднекалиберной зенитной артиллерии, 242 зенитных автоматов МЗА и 240 крупнокалиберных зенитных установок. Перед Воронежским фронтом в районе Тросное, Змиев, Лебедин действовало свыше трех зенитных дивизий, причем только воздушной разведкой были обнаружены 121 батарея зенитной артиллерии среднего калибра и 68 прожекторов. Согласно немецким документам в одной зенитной дивизии имелось 81 прожектор, до 36 105-мм или 150-мм зенитных орудий, 108 88-мм орудий и 270 20-мм или 37-мм зенитных автоматов. Наличие такого количества зенитных средств обеспечивало на направлении главного удара противника трехслойный огонь зенитной артиллерии среднего калибра и четырехслойный огонь МЗА со всеми вытекающими из этого последствиями для ВВС КА...

На аэродромах в районах Орла, Белгорода и Харькова немецкое командование сосредоточило свои лучшие авиационные силы. Ударную группу немецких войск в районе Курска должен был поддерживать 6-й воздушный флот, севернее Харькова - 4-й воздушный флот и 2-й венгерский авиационный корпус, на орловском направлении - 1-я воздушная дивизия из состава 6-го воздушного флота.

Группировка люфтваффе, предназначенная для участия в предстоящем сражении, насчитывала 2050 боевых самолетов всех типов: 660 дневных и 80 ночных бомбардировщиков, 440 пикирующих бомбардировщиков, 100 штурмовиков, 630 истребителей и 140 самолетов-разведчиков, что составляло 80% всей авиации Восточного фронта.

В соответствии с решением Ставки ВГК к боевым действиям на Курском выступе привлекались три воздушные армии: 2-я (Воронежский фронт) и 16-я (Центральный фронт) воздушные армии прикрывали курское и орловское направления, а 17-я ВА (Юго-Западный фронт) - белгородско-харьковское направление.

Кроме того, для помощи 16-й ВА на орловском направлении предполагалось задействовать часть сил 15-й воздушной армии Брянского фронта.

В тылах Центрального и Воронежского фронтов разворачивался резерв Ставки ВГК - Степной военный округ (09.07.43 г. переименован в Степной фронт), который обеспечивался 5-й воздушной армией. Предполагалось, что войска Степного военного окурга будут введены в сражение в случае прорыва немецкими войсками обороны Воронежского или Центрального фронтов, а в период контрнаступления - для окончательного разгрома противника в районе Харькова и Белгорода.

Накануне сражения 17-я ВА имела 657 боевых самолетов всех типов, из них 231 (22 неисправных) Ил-2 и 255 истребителей: Ла-5 - 113 (7 неисправных), Як-1 и Як-7 - 142 (21 неисправных).

2-я ВА насчитывала 1153 боевых самолетов всех типов, из них 311 Ил-2 (32 машины были неисправными) и 601 истребитель: Ла-5 - 216 (21 неисправных), Як-1 и Як-7 - 381 (при 74 неисправных) и 4 единицы ретро-истребителей И-16.

В 16-й ВА имелось 1218 боевых самолетов всех типов, из них 295 Ил-2 (28 были неисправными) и 558 истребителей: Ла-5 - 170 (7 неисправных), ЛаГГ-3 - 7, Як-1 и Як-7 - 278 (35 неисправных), Як-9 - 43 при 5 неисправных и Р-39 -64 машины (4 неисправных).

В составе 15-й ВА из 967 боевых самолетов всех типов имелось 314 исправных и 33 неисправных штурмовика Ил-2 и 484 самолетов-истребителей: Ла-5 - 130 (8 неисправных), Як-1 и Як-7 - 350 (48 неисправных), И-16 - 3 и И-15бис (!) - 1 машина.

7 мая с целью повышения боеготовности строевых авиачастей по предложению командования ВВС КА ГКО было принято постановление, согласно которому отвод авиачастей с фронта в запасные авиационные полки для доукомплектования был прекращен. Пополнение штурмовых авиачастей стало осуществляться непосредственно на фронте за счет подготавливаемых в запасных полках авиаэскадрилий, звеньев и одиночных экипажей. Это позволило уже к концу 1943 г., в известной мере, изжить поспешность в обучении летного состава, часто допускавшуюся в предыдущие годы. Как следствие, число авиачастей в 1943 г., прошедших через запасные полки, уменьшилось по сравнению с 1942 г. почти в 2 раза и составило 65 штурмовых аиаполков, из которых 6 авиаполков прошли переформирование 4 раза, 12 полков - 3 раза, 30 полков - 2 раза и 17 полков - только один раз.

К сожалению, несмотря на предпринятые меры, командование ВВС КА все же не смогло в полной мере преодолеть все трудности. Отпущенного войной времени хватило лишь для укомплектования частей личным составом и техникой, но обучить летный состав боевому применению в полном объеме, главным образом, в составе групп самолетов - не удалось.

Это привело к тому, что в воздушных армиях Красной Армии, предназначенных для участия в боях на Курском выступе, боеготовых экипажей накануне сражения оказалось значительно меньше, чем боевых самолетов. Так, во 2-й и 17-й воздушных армиях на 733 исправных самолетов-истребителей приходилось только 586 боеготовых летчиков, а на 488 исправных штурмовиков Ил-2 - 359 боеготовых экипажей. В 16-й ВА Центрального фронта на 507 исправных истребителей приходилось всего 386 боеготовых летчиков, а на 267 исправных Ил-2 и того меньше - 109 боеготовых экипажей. Соответственно достигнутое количественное превосходство в боевых самолетах практически сводилось на нет отсутствием достаточного резерва подготовленных летчиков, в основном, летчиков-истребителей. Уже во время битвы командование ВВС Красной Армии не сможет оперативно скомпенсировать свои просчеты в организации и планировании боевых действий авиации на начальном этапе сражения...

©AirPages
2003-