Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Ил-2 Ил-2 5.07.1943 Боевое применение СССР

Штурмовик «Ил-2»

В.И. Перов, О.В. Растренин

Операция «Уран»

13 ноября 1942 г. Ставкой ВГК был окончательно утвержден план контрнаступления под Сталинградом.

В соответствии с планом главный удар наносился войсками Юго-Западного и Сталинградского фронтов. Сходящимися мощными ударами намечалось окружить основные силы 6-й армии Паулюса и 4-й танковой армии Гота в междуречье Волги и Дона.

Донской фронт наносил два удара: один - из района Клетской на юго-восток, а другой - из района Качалинской вдоль левого берега Дона на юг.

Для участия в контрнаступлении на сталинградском направлении от ВВС КА привлекались три воздушные армии: 17-я Юго-Западного, 16-я Донского и 8-я Сталинградского фронтов.

В целях усиления 17-й ВА из резерва ВГК прибыл 1-й сак генерал-майора В.И.Шевченко в составе 288-й над и 267-й шад. Кроме того, директивой Ставки ВГК от 6 ноября 1942 г. часть сил 2-й ВА Воронежского фронта была оперативно подчинена командующему Юго-Западного фронта.

Особое внимание командование ВВС КА уделило пополнению 8-й ВА, которая в период обороны Сталинграда понесла наибольшие потери.

К 12 ноября в состав 8-й ВА вошли части вновь сформированного 2-го сак РВГК генерал-майора И.Т.Еременко в составе 214-й шад, 201-й и 235-й над.

В общей сложности авиация Красной Армии под Сталинградом насчитывала 1414 боевых самолетов различного типа. В том числе 2-я ВА - 163 (из них 24 неисправных), 17-я ВА - 423 (из них 51 неисправных), 16-я ВА - 329 (из них 80 неисправных), 8-я ВА - 499 (из них 232 неисправных) и 102-я над ПВО - 88 боевых самолетов (из них 65 неисправных).

19 ноября перешли в наступление войска Юго-Западного и правого крыла Донского фронтов, а на следующий день - войска Сталинградского фронта.

23 ноября в 16.00 части 4-го танкового корпуса Юго-Западного и 4-го мех-корпуса Сталинградского фронтов соединились в районе Калач, хутор Советский. 13-й мехкорпус и стрелковые соединения 57-й и 64-й армий Сталинградского фронта вышли юго-западнее Сталинграда на рубеж реки Червленая, перекрыв пути отхода противнику на юг. Путь на запад был отрезан войсками Юго-Западного фронта. В окружении оказались 22 дивизии противника - около 330 тыс. солдат и офицеров.

За весь период прорыва обороны и окружения немецкой группировки (с 19 по 30 ноября) Ил-2 всех четырех воздушных армий совершили 1598 самолетовылетов, что составило среднесуточное напряжение на один исправный самолет всего 0,31, хотя напряжение на каждый летающий экипаж (в плохих метеоусловиях) было более высоким и доходило до 3-4 боевых вылетов в день.

Главной причиной такого сравнительно слабого напряжения боевых действий Ил-2 являлись сложные метеоусловия. В этот период было: летных дней - 3, нелетных - 3, ограниченно летных - 6. Кроме того, боевая деятельность 16-й ВА, а также некоторых авиачастей 8-й ВА (201-я и 235-я над, 214-я шад и 272-я нбад), перебазировавшихся в ходе наступления на западный берег Волги (на аэродромы Малые и Большие Чапурники, Райгород, Зеты, Абганерово) в известной степени тормозилась перебоями в снабжении горючим и боеприпасами, что, в свою очередь, объяснялось как недостаточным количеством автотранспорта в тыловых частях воздушных армий, так и ограниченной пропускной способностью переправы (всего одной) через Волгу и затянувшимся ледоставом.

Так, вследствие отсутствия на складах БАО необходимого количества и ассортимента авиабомб, вооруженцам авиачастей только в редких случаях удавалось произвести загрузку штурмовиков бомбами в полном соответствии с решаемыми задачами и типами целей. При этом основным типом расходуемых бомб по всем целям были бомбы типа ФАБ-100. В достаточном количестве имелись только зажигательные авиабомбы типа ЗАБ-250. Однако последние, в силу нерегулярности боевых вылетов, не снаряжались, так как при хранении в снаряженном состоянии свыше 3-5 суток они приходили в негодность.

Поскольку в подавляющем большинстве дней боевой работы из-за низкой облачности бомбометание осуществлялось с малых высот, то расход взрывателей замедленного действия был велик. Запас же последних на складах БАО всегда внушал опасения срыва боевой работы.

Эффективность боевой работы штурмовых авиачастей в этот период в значительной степени была снижена и вследствие неорганизованности и несогласованности действий тыловых органов - БАО и РАБ. Например, 206-я шад, имевшая к началу ноября 42-го аэродромный узел, состоящий из 4-х аэродромов, во второй половине ноября была вынуждена все свои пять полков сосредоточить только на двух аэродромах -Конституция и Солодовка. Дело в том, что распоряжением начальников 32-й и 27-й РАБ 427-й и 796-й БАО, обслуживавшие два других аэродрома дивизии - Избаченков и Большой Караколь, не только без согласования с командованием 206-й шад, но даже без предупреждения были сняты со своих аэродромов. В результате 811-й и 945-й шап оказались без всякого обеспечения. Непредвиденная же скученность на двух аэродромах всех полков 206-й шад, принимая во внимание слабую оснащенность батальонов обслуживания на этих аэродромах - отсутствие компрессоров для производства сжатого воздуха, недостаточное количество заправочных средств и средств подогрева, недостаток автотранспорта для подвоза боеприпасов и т.д., создала большие трудности как в отношении размещения личного состава, так и в отношении нормального обеспечения боевой работы полков.

Помимо этого, на активность штурмовой авиации Красной Армии определенное влияние оказала и удаленность базирования штурмовых авиачастей от районов боевых действий фронтов. Например, в 8-й ВА еще до начала наступления удалённость аэродромов базирования от линии фронта уже составляла 100-130 км, а к моменту борьбы с Котельниковской группировкой (12-30 декабря) до ближайших заволжских аэродромов было 200-350 км и радиуса действия Ил-2 стало катастрофически не хватать для успешного выполнения боевых задач. Остро встала проблема увеличения дальности полета Ил-2...

Блокада «Котла»

Для обеспечения окруженных войск 6-й полевой армии и соединений 4-й танковой армии боеприпасами, горючим, продовольствием, медикаментами и другими необходимыми припасами германское командование стало налаживать переброску необходимых грузов по воздуху самолетами транспортной и бомбардировочной авиации.

С этой целью немцы спешно подготовили аэродромы Тацинская (емкость до 600 самолетов типа Ju52 и Ju86 - 11 групп) и Морозовск (емкость до 400 самолетов) в качестве основных баз снабжения окруженных войск, а аэродромы Чернышковский, Котельниково, Зимовники и Сальск - в качестве вспомогательных.

Внутри кольца окружения для приема транспортных самолетов немецкое командование использовало 5 аэродромов (Б.Россошка, Басаргино, Питомник, Гумрак, Воропоново), на которых имелось до 20 истребителей Bf 109, поднимаемых для встречи транспортников.

На помощь "котлу" были брошены лучшие кадры люфтваффе - 406-я и 700-я группы транспортной авиации и 3-я авиагруппа особого назначения. Кроме этого, для транспортировки грузов были привлечены 55-я и 57-я бомбардировочные эскадры. Позже к переброске грузов было решено привлечь и часть сил 4-й, 6-й и 27-й бомбардировочных эскадр.

По состоянию на 24 ноября 1942 г. для снабжения "котла" 4-й воздушный флот имел 308 транспортных самолетов типа Ju52 (из них 66 боеготовых) и 355 бомбардировщиков Не111 (исправных 153).

В период с 9 по 14 января 43-го под Сталинград дополнительно прибыло 222 Ju52, 62 Не111, 20 Fw200 и 30 Не177. К 20 января в район Сталинграда прибыла 1 -я учебная эскадра тяжелых транспортных планеров с 64 самолетами-буксировщиками и 170 грузовыми планерами типа DFS230 и Go242. В составе транспортной группировки люфтваффе имелось также 60 Ju86.

Таким образом, к середине января на 6 аэродромах, расположенных в 150-300 км юго-западнее Сталинграда за внешним кольцом окружения, немецкое командование сосредоточило до 600 транспортных и бомбардировочных самолетов, предназначенных для снабжения окруженной группировки необходимыми грузами и войсками.

Массовый пролет немецких транспортных самолетов в район Сталинграда группами по 20-40 машин под прикрытием истребителей Bf109 и Bf 110, специально оборудованных подвесными бензобаками, начался 23-25 ноября. Интенсивность полетов германской транспортной авиации в окруженную группировку в конце ноября фиксировалась на уровне 100-150 самолето-пролетов ежедневно.

В этой связи перед авиацией Красной Армии со всей остротой встала задача ведения эффективной борьбы с немецкими транспортными самолетами.

С этой целью А.А.Новиков 30 ноября 1942 г. отдал командующим 16-й ВА генералу С.И.Руденко и 8-й ВА генералу Т.Т.Хрюкину директиву № 005/Н о выделении одного истребительного и одного штурмового авиаполков специально для борьбы с транспортной авиацией противника. Выделенным для этих целей авиаполкам ставилась задача -уничтожать немецкую транспортную авиацию на аэродромах посадки и в воздухе, а также блокировать с воздуха аэродромы Большая Россошка и Подсобное хозяйство. Кроме этого, для перехвата транспортных самолетов требовалось организовать засады на посадочных площадках Качалинская, совхоз "Котлубань" (16-я ВА) и Бузиновка (8-я ВА) по 4 истребителя и 4 штурмовика на каждой.

Быстро выяснилось, что принятые меры явно недостаточны. Несмотря на полное господство авиации Красной Армии в районе окруженной группировки, транспортные самолеты противника все же прорывались и производили посадки на аэродромы в кольце окружения, а штурмовики Ил-2, ввиду своей малочисленности и сильного противодействия со стороны истребителей люфтваффе и зенитных средств, не могли уверенно подавлять немецкие аэродромы, неся при этом значительные потери.

Так, утром 30 ноября во время бомбоштурмового удара по аэродрому Питомник, на котором, по данным штаба 214-й шад, произвели посадку 25 самолетов противника типа Ju52 и Не111, из 3 экипажей 622-го шап, вылетевших на боевое задание, вернулся только "...ст.л-т Ольховенко сильно раненым и на подбитом самолете". Заместитель командира полка к-н Доброхотов и с-т Пятилетов на свой аэродром не вернулись. По данным штаба полка, на аэродроме Питомник группа Доброхотова уничтожила и повредила "6 самолетов на земле и 4 в воздухе. Два самолета в воздухе сбил ст.л-т Ольховенко".

Всего 30 ноября 622-й шап потерял погибшими 5 экипажей* и 6 самолетов, еще 5 "Илов" получили серьезные повреждения.

В соответствии со сложившейся обстановкой командующий 8-й ВА уже к 1 декабря перебросил на правый берег Волги (аэродром Абганерово) все полки 201 -й и 235-й истребительных и 214-й штурмовой авиадивизий (всего 77 Ил-2), а также сводную группу из экипажей от 206-й (503-й, 811 -й и 945-й шап - всего 19 Ил-2) шад, 296-й иап 268-й над, 11 -й иап 218-й над и 16 экипажей 25-й гнбап 272-й нбад. 3 декабря в сводную авиагруппу прибыл 596-й нбап. Командовал сводной авиагруппой командир 206-й шад п-к В.А.Срывкин.

За каждой из них были закреплены зоны ответственности. Базировались полки на аэродромах Б.Чапурники, Райгород, Плодовитое, Трудолюбие, Абганерово. Штурмовики находились на аэродромах совместно с истребителями, что облегчало организацию взаимодействия между ними.

Со стороны 16-й ВА привлекались 228-я шад, 220-я и 283-я над, а от сталинградского корпусного района ПВО -102-я над.

На удары по немецким аэродромам в ноябре - декабре 1942 г. штурмовики Ил-2 в среднем затратили до 25% всех самолето-вылетов, на воздушную разведку - 20%, а на "свободную охоту" и перехват самолетов противника до 15%. Остальные боевые вылеты штурмовиками были выполнены на оказание непосредственной авиационной поддержки своим войскам, действуя по войскам противника на поле боя и его резервам в местах сосредоточения.

Борьба с транспортными самолетами противника в воздухе велась самолетами Ил-2 в этот период обычно парами, а на участках особо интенсивных полетов - звеньями и эскадрильями. Атака производилась с различных направлений, но преимущественно с задней полусферы на дальностях от 400 до 50 м. Немецкие самолеты поражались главным образом стрелково-пушечным огнем. Однако отмечалось применение против транспортных самолетов и PC. Лучшие летчики-штурмовики работали с минимально коротких дистанций, порядка 180-200 м, и добивались прямых попаданий реактивных снарядов в одиночные немецкие самолеты. Наилучшие результаты получались при стрельбе РСами по плотным боевым порядкам. В этом случае огонь велся залпом по 2-4 реактивных снаряда или серией по 2 PC. При этом дистанционные трубки устанавливались на различные дистанции с временным интервалом 0,15-0,2 сек.

Аэродромы блокировались днем -истребителями и штурмовиками, а ночью - самолетами У-2, которые, непрерывно сменяя друг друга, дежурили в воздухе и при включении на аэродромах ночных световых стартов сразу же сбрасывали авиабомбы.

Удары Ил-2 по самолетам и объектам на аэродромах строились, как правило, на внезапности появления над целью и обычно производились с планирования или, чаще всего, с бреющего полета. Способ атаки цели зависел от расположения самолетов на аэродроме, степени их маскировки и наличия скрытых подступов к аэродрому. Наиболее выгодными для действий Ил-2 по аэродромам считались высоты от бреющего до 600 м.

Число заходов определялось степенью защищенности аэродрома средствами ПВО. Как правило, ПВО немецкого аэродрома состояла из 6-7 батарей зенитной артиллерии (каждая батарея имела либо 4 88-мм и 2 20-мм зенитных орудия, либо 9-12 20-мм или 37-мм автоматов), 4-х зенитно-пулеметных точек (ЗПТ), сосредоточенных в одном месте, 3-х звукоулавливателей и 2-х прожекторов.

Все огневые средства ПВО располагались таким образом, чтобы прикрыть места стоянок самолетов и в то же время иметь возможность вести огонь в любом направлении. При этом на наиболее вероятных направлениях ударов штурмовиков Ил-2 на основных высотах их боевого применения немцы создавали трех-пятислойный зенитный огонь.

Кроме этого, посты системы ВНОС немцев имели отличную организацию, вследствие чего работали чрезвычайно эффективно. Долететь "Илам" до немецкого аэродрома незамеченными удавалось далеко не всегда. Немецкие посты глубоко эшелонировались в глубину своей территории и располагались довольно плотно. Расстояние между ними на линии боевого соприкосновения редко превышало 10км.

Поэтому летчики "Илов" старались выполнять удары по немецким аэродромам с одного захода, так как повторные заходы были сопряжены с риском больших потерь. Однако при первой же возможности число заходов на цель увеличивалось до двух-трех (обычно) и более. В этом случае после первого захода Ил-2 уходили со снижением в район, где не было средств ПВО противника, выполняли разворот и вторично атаковывали цель. Кроме того, очень часто при выполнении второго захода часть группы выделялась для подавления зенитных средств противника. Уход от цели осуществлялся "ильюшинами", как правило, на бреющем полете.

При повторных ударах по аэродромам командиры полков старались не менять ведущих групп и по возможности сохраняли тот же состав групп.

К сожалению, несмотря на предпринятые руководством ВВС КА и страны меры, в действиях советских истребителей прикрытия все еще имелись серьезные недостатки. Истребители же люфтваффе, наоборот, действовали в это время весьма грамотно и эффективно.

Именно по этим причинам сводная авиагруппа п-ка Срывкина 8-й ВА уже через 7 дней боевой работы с аэродрома Абганерово потеряла 14 Ил-2. По состоянию на 8 декабря в ее составе имелось всего 5 Ил-2, 15 Як-1 и 18 У-2.

Трагически сложился боевой вылет летчиков 622-го шап к-на И.А.Емельянова 10 декабря на штурмовку аэродрома противника Питомник. В течение дня на штурмовку вылетало 7 Ил-2 в двух группах по 3 (ведущий.- мл.л-т Опалев) и 4 (ведущий - л-т Карпов) самолета в каждой. Согласно данным "Журнала боевых действий полка" на свой аэродром вернулось только 3 самолета: "...Группа мл.л-та Опалева не вернулась с боевого задания, причины не известны. Из группы Карпова не вернулся мл.л-т Горячев с воздушным стрелком Разумновым, причины не известны. Подбиты самолеты у летчиков Мордавцева и Догалева..."

Позже выяснилось, что 4 Ла-5 13-го иап (ведущий к-н Иконников) из 201-й над не смогли надежно прикрыть своих подопечных. В результате все машины группы Опалева были сбиты истребителями противника. Ил-2 сержанта Дольберидзе был подбит уже над линией боевого соприкосновения в результате атаки 4 Bf 109 и сел на вынужденную на своей территории. Самолеты Кузнецова и Опалева были подбиты в районе аэродрома противника, сели на вынужденную на нейтральной полосе вблизи немецких окопов и только стремительная атака роты красноармейцев при поддержке двух танков спасла летчиков от неминуемой гибели.

8 воздушном бою с "мессершмиттами" заместитель командира 2-й авиаэскадрильи по политчасти капитан Артемьев, летевший за воздушного стрелка у сержанта Кузнецова, огнем из УБТ сбил один Bf 109. Один "мессер" коронным приемом штурмовиков удалось сбить младшему лейтенанту Опалеву. Когда пара Bf 109-х взяла его самолет в "клещи", Опалев резко сбросил газ и пулеметно-пушечной очередью точно поразил проскочивший вперед ведущий "мессершмитт". Последний задымил и упал на землю в районе аэродрома Питомник.

Несмотря на активное противодействие истребителей люфтваффе, паре Опалева все же удалось выполнить два захода на штурмовку аэродрома Питомник, после которых на стоянках наблюдались три пожара.

Ровно через месяц боев летчики-штурмовики 622-го шап сполна расквитались с немцами за потерю своих боевых товарищей.

9 января 1943 г. 7 Ил-2 622-го шап под командованием капитана Бахтина в сопровождении 7 истребителей Як-1 из 236-го иап (ведущий - комэск ст. л-т Белоусов) нанесли настолько эффективный бомбоштурмовой удар по аэродрому Сальск, что он вошел во все учебники по тактике, став классикой боевого применения штурмовой авиации.

Аэродром Сальск, после выхода войск Красной Армии в район Тацинская и Морозовск стал основной базой немецкой транспортной авиации. К этому времени на аэродроме Сальск, по данным воздушной разведки, скопилось до 150 транспортных самолетов противника, стоящих крыло к крылу.

Первый заход в 11.08 группы Ил-2 был совершен с юга из-за облаков и поэтому оказался для противника внезапным. В первых двух заходах экипажи самостоятельно выбирали цели и производили бомбометание с высоты 400 м. В последующих четырех заходах штурмовики расстреливали немецкие самолеты реактивными снарядами и пулеметно-пушечным огнем.

Всего было израсходовано 26 ФАБ-100, 56 РС-82, 1386 снарядов к пушкам ВЯ, 300 снарядов к пушкам ШВАК, 120 патронов к пулеметам УБТ и 3820 патронов к пулеметам ШКАС.

Во время удара Ил-2 по аэродрому истребители прикрытия вели воздушный бой с 4 Bf109. ПВО аэродрома (до 7 батарей зенитной артиллерии) пришла в себя лишь после первого захода штурмовиков и открыла сильный огонь по штурмовикам и "Якам".

В результате атаки группы Ил-2 по официальному подтверждению лиц, работавших во время удара на аэродроме, было повреждено и уничтожено 72 самолета Ju52, два Bf109 были сбиты воздушными стрелками над аэродромом в воздушном бою и одного "мессера" завалили "Яки" из группы прикрытия. Два "ильюшиных" были подбиты зенитной артиллерией и совершили вынужденную посадку на территории, занятой противником. Из состава группы истребителей прикрытия с боевого задания не вернулось два "Яка".

Таким образом, потери самолетов противника, приходящиеся на один самолето-вылет штурмовиков Ил-2 в этом бою, составили свыше 10 самолетов. Конечно же, этот случай исключительный - средняя результативность ударов Ил-2 по аэродромам противника была на порядок ниже.

Результат от воздушной блокады ВВС КА был исключительно высоким. По данным воздушных армий и штабов Донского и Сталинградского фронтов почти за два месяца воздушной блокады на аэродромах и в воздухе было уничтожено и выведено из строя без возможности ремонта 1057 немецких транспортных и бомбардировочных самолетов, из них в воздухе - 467 машин (в том числе 250JU52).

По данным бывшего начальника научно-исследовательского отдела ВВС Германии фон Родена (Н. von Roden) 4-й воздушный флот Германии в воздушных боях под Сталинградом за период с 24.11.42 г. по 31.01.43 г. потерял 488 самолетов, из них: Ju 52 - 266 машин, Не 111 - 165 самолетов, Ju 86 - 42 машины, Fw 200 - 9 самолетов, Не 177 - 5 самолетов и Ju 290 - 1 машину. С учетом уничтоженных машин на земле общие потери составили свыше 800 транспортных и бомбардировочных самолетов. Безвозвратные потери флота в летном составе составили 1000 человек. Средний процент потерь 4-го флота по отношению к общему числу боевых вылетов для транспортных самолетов Ju 52 составил - 10%, для Fw 200 - 9,7%, для самолетов-бомбардировщиков Не111 -5,5%, для Ju86 - 21% и для Не177 - 26%.

Отличие оценок количества потерянных люфтваффе боевых машин под Сталинградом с советской и немецкой сторон можно объяснить лишь тем, что фон Роден в своих подсчетах не учел самолеты, уничтоженные или захваченные бойцами Красной Армии во время своего наступления. Например, на аэродроме Б.Россошка красноармейцам досталось 173 поврежденных и относительно сохранившихся самолетов, еще 150 машин находилось на аэродромной свалке. На аэродроме Гумрак было захвачено - 120 поврежденных и неисправных самолетов люфтваффе, на аэродроме Карповка - 60 машин, а на аэродроме Тацинская - 72 транспортника.

Провал Манштейна

12 декабря 1942 г. немецкая группировка "Дон" генерал-фельдмаршала Манштейна превосходящими силами (вновь созданная немецкая 4-я танковая армия - 6-я, 23-я и 17-я танковые дивизии, отдельный батальон тяжелых танков Pz.VI Ausf H "Tiger I" и 4-я румынская армия - четыре пехотные дивизии) начала прорыв внешнего фронта окружения из района Котельниково в полосе войск 51 -й армии генерала Ф.И.Толбухина.

Контрнаступление группировки Манштейна началось с массированных ударов немецкой авиации по аэродромам и войскам Красной Армии.

Утром 12 декабря 13 Bf110 под прикрытием 9 Bf109 нанесли довольно эффективный бомбоштурмовой удар по аэродрому Абганерово. В результате налета в сводной авиагруппе 8-й ВА были повреждены 4 Ил-2 811 -го шап, 3 истребителя И-16 (один из них восстановлению не подлежал) и один У-2 (восстановлению не подлежал). В авиагруппе осталось только 3 боеготовых Ил-2, которые ранним утром 13 декабря буквально перед носом немецких "мессершмиттов" перелетели на аэродром Солодовка - очередной удар 8 истребителей-бомбардировщиков люфтваффе пришелся по пустому аэродрому... Ослабленные в ходе ноябрьского контрнаступления советские войска не смогли0 сдержать натиск противника. Фронт был прорван, и уже через три дня основные силы немцев сходу форсировали реку Аксай-Есауловский. 19 декабря в районе хут. Верхне-Кумский части 51 -й армии отошли за реку Мышкова. До Сталинграда оставалось 40 км. Возникла реальная угроза соединения танковых и моторизованных частей Манштейна с окруженной группировкой Паулюса.

Поскольку решением Ставки ВГК от 15.12.42 г. 226-я шад была выведена в резерв на переформирование, то выполнение боевых задач на котельниковском направлении легло на плечи сводной авиагруппы 8-й ВА, в которую вошли все боеготовые экипажи 206-й шад, 268-й над, 218-й над и 272-й нбад.

18 декабря из состава 206-й шад, понесшей перед этим большие потери, была сформирована специальная оперативная штурмовая авиагруппа во главе с заместителем командира авиадивизии подполковником Л.К.Чумаченко, в которую вошли 10 наиболее подготовленных экипажей из 503-го, 686-го, 811 -го и 945-го шап. В состав этой группы решением Т.Т.Хрюкина были также включены 6 Ил-2 226-й шад (по два самолета экипажа от каждого авиаполка дивизии).

Экипажам пришлось действовать в условиях плохой видимости и низкой облачности как на маршрутах, так и в районах целей. Действовали на малых высотах, в основном мелкими группами, зачастую без прикрытия истребителями, выискивая скопления танков и мотопехоты противника и пробиваясь к ним сквозь плотный зенитный огонь. "Ильюшины" несли чувствительные потери.

18 декабря 6 Ил-2 (ведущий - командир эскадрильи М.Н.Слободниченко) 686-го шап в сложной наземной, воздушной и метеорологической обстановке нанесли точный бомбоштурмовой удар по танкам и автомашинам противника, укрывшихся в балках 2 км южнее высоты 147,0 и в балках Лескина и Неклинская. К несчастью при подлете к цели два истребителя Як-1 из группы прикрытия вследствие неисправности машины ведущего возвратились на свой аэродром. Оставшаяся пара "Яков" во время штурмовки "Илами" цели потеряла из виду прикрываемую группу. В результате штурмовики над целью остались без прикрытия и на выходе из атаки были атакованы четверкой истребителей люфтваффе (2 Bf109 и 2 Bf110). Первая атака "мессершмиттов" была неточной. Это позволило советским лётчикам совершить второй заход на танки противника. В этом заходе Ил-2 ведущего был подбит, и ему пришлось выйти из боя. Загорелся "Ил" и второго ведущего. Группа Ил-2 распалась. В дальнейшем вместо организации обороны оставшиеся штурмовики стали предпринимать попытки по одиночке уйти на бреющем полете от немецких истребителей. В итоге все Ил-2 были сбиты. Два из них совершили вынужденную посадку в районе хут. Верхне-Кумский в расположение танкистов 59-й мехбригады. О судьбе остальных ничего не известно...

19 декабря группа Чумаченко с аэродрома Плодовитое совершила два боевых вылета под прикрытием истребителей 268-й над. Оба полета проходили в крайне напряженной обстановке.

В первом из них 4 Ил-2 503-го и 945-го шап под прикрытием 6 Як-1 на подходе к цели курсом 230° в районе Кош нос к носу встретились с шестеркой пикирующих бомбардировщиков люфтваффе Ju87, направлявшихся в сторону фронта. Штурмовики атаковали "юнкерсов", расстроили их боевой порядок и один их них сбили. После этого группа Ил-2 нанесла бомбоштурмовой удар по скоплению немецкой техники (до 20 танков и 50 автомашин) в балке Неклинская и оврагах севернее Клыков, в результате которого было уничтожено и повреждено 2 танка и 3 автомашины противника.

Во втором вылете 5 Ил-2 из составов 686-го и 811 -го шап во время штурмовки наступавших войск противника при выходе из атаки на встречном курсе врезались в строй шестерки Ju87 и восьми прикрывавших их Bf109F. В ходе завязавшегося скоротечного воздушного боя 3 "юнкерса" были сбиты. Своих потерь "ильюшины" не имели.

В этот же день пара Ил-2 686-го шап (комэск к-н Петренко и командир звена л-т Драгуна) в сопровождении двух Як-1 из 11 -го иап, проводя разведку в районе южнее с.Громославка, обнаружила до 130 танков противника и 80 автомашин с пехотой, которые были сильно защищены средствами ПВО. Над целью штурмовики были атакованы четверкой Bf109F. "Якам" сопровождения удалось на некоторое время связать немецкие истребители воздушным боем, что дало возможность штурмовикам продолжить разведку. Однако "мессерам" все же удалось прорваться к "Илам" и подбить машину ведущего - к-на Петренко, который был вынужден выйти из боя. В этой ситуации л-ту Драгуна ничего не оставалось, как покинуть поле боя, уйдя в облака. Разведданные были благополучно доставлены командованию. Капитану Петренко удалось дотянуть до переднего края и посадить машину на фюзеляж в расположении 3-й гвардейской сд.

20 декабря танки и мотопехота немецкой 17-й танковой дивизии вели атаки в районе хут. Нижне-Кумский, с.Громославка, пытаясь переправиться на левый берег р.Мышкова, части 6-й танковой дивизии вели бои в районе д.Васильевки, а 23-й танковой дивизии - на участке хут.Капкинский, хут.Кругляков. Несмотря на все усилия, немецким танкистам и мотопехоте так и не удалось сбить с занимаемых позиций части 2-й гвардейской армии, успевшей к этому времени врыться в землю на левом берегу р.Мышкова на рубеже хут.Нижне-Кумский, д.Ивановка, хут.Капкинский, высота 104,0. Однако и командарму Р.Я.Малиновскому не удавалось ликвидировать плацдармы противника.

В сложившейся ситуации командующий 8-й ВА генерал Т.Т.Хрюкин в своем приказе от 20 декабря потребовал "...от всего личного состава 8-й воздушной армии особо напряженной работы по уничтожению врага с воздуха в тесном взаимодействии с войсками фронта".

Поскольку 20 декабря облачность понизилась до 250-300 м и видимость значительно ухудшилась, то на штурмовку войск противника в районе боев вылетали только пары Ил-2. Тем не менее, 8-я ВА произвела в этот день наибольшее число самолето-вылетов (393) за все время операции Сталинградского фронта на этом направлении.

К сожалению, 20 декабря был омрачен тяжелым происшествием. Звено Ил-2 503-го шап (ведущий А.В.Демехин) из-за потери ориентировки нанесла удар по своим войскам в районе хут.Верхне-Царицынский вместо хут.Верхне-Кумский. Налету подверглись подразделения 20-й иптабр из резерва 2-й гвардейской армии. Проведенное по горячим следам комдивом В.А.Срывкиным расследование случившегося показало, что наряду с виной ведущего группы А.В. Демехина, потерявшего ориентировку при следовании на боевое задание, большая доля вины ложится на командира 503-го шап, который при постановке боевой задачи не добился четкого уяснения ее ведущим и группой. В итоге разбирательства А.Демехин был отдан под суд Военного трибунала, а командир 503-го шап снят с должности.

21 и 22 декабря продолжалась упорная борьба на левом берегу р.Мышкова. Немцы удерживали плацдарм у Васильевки. По данным разведки к исходу 22 декабря в районе Васильевки противник сосредоточил до 300 танков и САУ и до пяти полков мотопехоты. На следующий день немцы ударили в стык между 2-й гвардейской и 51-й армий и овладели д.Васильевка и хут.Бирзовой. Попытка развить успех на Табектенеровку успеха не имела. Под контрударами частей 2-й гвардейской армии противник в ночь на 23 декабря отошел с рубежа Нижне-Кумский, Громославка, Капкинский к югу, на уровень Верхне-Кумский. Наступление противника было остановлено.

Финал сталинградской эпопеи

10 января 1943 г. войска Донского фронта после 55 минутной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление, прорвали оборону противника и 2 февраля ликвидировали в северной части Сталинграда последнюю немецкую группировку. В битве за Сталинград была поставлена точка.

Подводя итоги боевых действий штурмовиков Ил-2 в битве за Сталинград, можно констатировать, что ставка командования Красной Армии на эти самолеты вполне оправдалась. В ходе битвы роль бронированных штурмовиков Ильюшина неуклонно возрастала. Так, если в оборонительный период (12 июля - 18 ноября) Ил-2 совершили только 8,6% всех самолето-вылетов (что составило 6673 боевых вылетов), то в период контрнаступления (19 ноября - 2 февраля) удельный вес боевых действий "горбатых" почти удвоился и составил 15,2% всех самолето-вылетов (или 5463 боевых вылетов). При этом в 82% случаях "ильюшины" действовали непосредственно в интересах наземных войск на поле боя, около 9,6% самолето-вылетов было затрачено ими на удары по аэродромам, 3,9% - на патрулирование и воздушную разведку, 1,4% боевых вылетов - для действий по резервам, железнодорожным и автомобильным перевозкам противника, на прочие задачи пришлось 3,1% самолето-вылетов.

Вместе с тем, тактика и способы выполнения повторных атак штурмовиками Ил-2 все еще оставались не отработанными. Продолжительность огневого воздействия на противника была небольшой, боевые задачи зачастую выполнялись наспех, без должной подготовки на земле, а атаки целей - с одного захода без учета обстановки и характера цели. Сигналы для перестроения,

перехода в атаку и сбора группы экипажами не отрабатывались, вследствие чего штурмовики продолжали нести неоправданные потери от истребительной авиации и зенитной артиллерии противника.

По поводу недостатков в боевой работе штурмовиков Ил-2 в период контрнаступления под Сталинградом в директиве командующего 8-й ВА генерал-майора авиации Т.Т.Хрюкина №0059 от 7 марта 1943 г. указывалось следующее: "...Применение боеприпасов в соответствии с характером цели и тактической обстановкой не всегда было грамотным.

При действии по танковым колоннам применялись пушки ШВАК, РС-82, а иногда и пулеметы ШКАС без учета типа танков, тогда как по танкам типа Артштурм и Т-3 эти средства малопригоды... Разведка и доразведка, а особенно фотографирование целей и контроль выполнения поставленных задач поставлены плохо. Вследствие недостаточного изучения летным составом поставленной задачи, маршрута следования, характера цели и тактической обстановки, а также стремления выполнить задачу без детального просмотра цели и выбора наивыгоднейших точек прицеливания, имелись случаи поражения своих войск, а также бомбометание и штурмовка по нескольку раз по уже уничтоженным или поврежденным танкам и автомашинам".

В свою очередь, приказ командующего ВВС КА генерал-полковника авиации А.А.Новикова от 17 марта 1943 г., определявший порядок оценки эффективности действий штурмовой авиации, констатировал: "Наблюдением за боевой работой... штурмовой авиации установлено, что командиры соединений и частей не занимаются решением огневой задачи и не интересуются окончательными результатами боевых действий своих частей, а именно установлением, в какой степени оказалось действительно поражение заданной цели..."

В этой связи командующий ВВС потребовал от командующих воздушных армий "...впредь до отработки фотоконтроля боевой работы штурмовиков оценку боевых действий групп давать не на основании доклада ведущего, а на основании наблюдения контролера в воздухе от полка или дивизии".

По официальным данным штаба ВВС КА боевые потери штурмовиков Ил-2 различных модификаций по всем воздушным армиям и ВВС фронтов в 1942 г. составили 1676 машин, из них: 169 самолетов были сбиты в воздушных боях с немецкими истребителями, 203 штурмовика уничтожены огнем зенитной артиллерии, 14 машин потеряно на аэродромах и 1290 "Илов" не вернулось с боевого задания (необходимо иметь ввиду, что большая часть этих потерь приходится на истребительную авиацию люфтваффе).

К этому числу необходимо добавить штурмовики Ил-2, потерянные авиацией флота. Согласно официальным данным штаба ВМФ КА, ВВС флотов в период с 22.06.41 г. по 21.06.42 г. потеряли 66 Ил-2, из которых 39 машин погибли на Черном море, остальные - на Балтике (списанные по акту "ильюшины" при подсчете не учитывались).

Средний налет на одну боевую потерю штурмовиков Ил-2 всех модификаций по всем воздушным армиям и ВВС фронтов во второй год войны составил примерно 17 боевых самолето-вылетов. При этом необходимо учитывать, что в начале 42-го боевые потери "ильюшиных" были значительно выше, чем в конце года, так как после перевооружения штурмовых авиачастей на двухместный Ил-2, увеличения численности и изменения тактики их боевого применения боевые потери "Илов" уменьшились в среднем в 1,5-2 раза.

Так, если в период с 22.06.41 г. по 01.07.42 г. средний налет, приходящийся на одну боевую потерю Ил-2 по всем фронтам по официальным данным ВВС, составил 13 самолето-вылетов, то в период с 01.08.42 г. по 01.06.43 г. - уже 26 самолето-вылетов на одну боевую потерю.

Ясно, что усреднение по отдельным полкам и направлениям даст результат, отличающийся от приведенного выше. Например, 567-й шап 2-й РАГ Северо-Западного фронта в период 31.03-14.06.42 г. имел средний налет на одну боевую потерю Ил-2 - 6-7 боевых вылетов (6 часов налета), 874-й шап 267-й шад 2-й ВА Воронежского фронта в период 27.07-18.09.42 г. - 9 боевых вылетов, 945-й шап 206-й шад 8-й ВА Сталинградского фронта в период 13.10-22.12.42 г. - 11 боевых вылетов, и т.д. Для сравнения, в период битвы под Сталинградом на одну боевую потерю истребителя ЛаГГ-3 пришлось 43 боевых вылета, Ла-5 - 40, Як-1 - 45, а бомбардировщика Пе-2 - 54 боевых самолето-вылетов.

Средний процент неисправных Ил-2 в штурмовых авиачастях в 1942 г. снизился до 21,4% (с 32% в 1941 г.). Однако в отдельных случаях процент неисправной техники оставался весьма и весьма высоким. В декабре 42-го в 8-й ВА, "из-за неправильной экплоатации материальной части и халатности со стороны командного, летного и технического состава произошло 39% общего количества неисправностей". Последнее же "в значительной степени отражалось на интенсивности боевой работы..."

Другими словами, напряженность боев была чрезвычайно высокой, а подготовка летного и технического состава штурмовых авиачастей Красной Армии во всех отношениях оставляла желать лучшего.

Надо сказать, что подобное положение дел с матчастью наблюдалось и на других фронтах. Поэтому в начале февраля 1943 г. состояние самолетного парка ВВС КА стало предметом специального обсуждения Государственным Комитетом обороны. В результате вышло Постановление ГКО № 2819 от 03.02.43 г., согласно которому количество неисправной авиатехники в строевых частях в ВВС КА отныне не должно было превышать 15%. Этим же постановлением при Управлении ИАС ВВС КА было создано Управление полевого ремонта и Управление капитально-восстановительного ремонта, а в воздушных армиях и округах - Отделы полевого ремонта.

©AirPages
2003-