Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Ил-2 Ил-2 5.07.1943 Боевое применение СССР

Штурмовик «Ил-2»

В.И. Перов, О.В. Растренин

На Юго-западном направлении

8 мая немцы, остановив неумело организованное наступление войск Крымского фронта генерал-лейтенанта Д.Т.Козлова, прорвали оборону в полосе 44-й армии и вклинились в глубину на расстояние до 8 км.

11 боеготовых штурмовиков Ил-2 (по состоянию на 1 мая) - вся штурмовая авиация фронта, естественно, не могли оказать эффективную помощь наземным войскам и остановить танки 11 -й германской армии, продвижение которых обеспечивалось массированными действиями 8-го авиационного корпуса и 4-го воздушного флота. В результате немецкая ударная танковая группировка 14 мая вышла к окраинам Керчи - Крымфронт потерял свои основные силы и почти всю боевую технику. Войска оказались в катастрофическом положении. Пришлось оставить Керчь. Вследствие этого осложнилось положение в Севастополе. 4 июля 1942 г. после 9 месяцев осады Севастополь был оставлен.

12 мая войска Юго-Западного фронта, нанося два удара: один из района Волчанска, другой - из барвенковского выступа, начали крайне рискованное (левый фланг фронта со стороны Краматорской не был обеспечен в должной мере ни силами, ни средствами) наступление на Харьков. За трое суток войска Юго-Западного фронта продвинулись на 25-50 км.

Наступление поддерживало 67 штурмовиков Ил-2 Юго-Западного фронта, действовавших в составе 431-го шап 4-й РАГ, 92-го, 243-го, 285-го и 619-го шап ВВС армий и фронта и 5-й РАГ (входила в состав Южного фронта и придавалась в оперативное подчинение командующего ЮЗФ) армейской группы. Кроме того, из состава воздушных сил Южного фронта дополнительно привлекалось еще 18 Ил-2.

Общее число боевых машин различного типа, работавших в полосе наступления войск Красной Армии на юго-западном направлении, составляло 423 самолета Юго-Западного фронта и 233 боевые машины Южного фронта.

Утром 17 мая 11 немецких дивизий из группы армий Клейста, прорвав оборону 9-й и 57-й армий Южного фронта (из района Славянск-Краматорск), начали стремительное продвижение во фланг левого крыла Юго-Западного фронта.

Уже через два дня обстановка на этом направлении стала катастрофической -ударная группировка немцев вышла в тыл войскам Юго-Западного фронта. Ставка ВГК приказала прекратить наступление на Харьков и повернуть главные силы барвенковской ударной группировки против армейской группы Клейста. Было, однако, уже поздно. Войска фронта с большими потерями были вынуждены отойти за реку Оскол, пытаясь закрепиться на тыловых рубежах.

29 мая в составе Юго-Западного фронта начали боевые действия штурмовики Ил-2 211 -го и 505-го шап 228-й шад п-ка В.В.Степичева, которые уничтожали танки и мотопехоту противника в районах Валуйка, Купянск, Изюм.

30 мая вступили в бой Ил-2 226-й шад п-ка М.И.Горлаченко в составе 504-го и 800-го шап, прибывшие на пополнение ВВС фронта 24 мая.

В 7.15 6 Ил-2 800-го шап (ведущий к-н П.А.Русаков) нанесли весьма эффективный бомбоштурмовой удар по аэродрому Курск-Западный, на котором находилось до 40 самолетов противника. Прикрытие обеспечивали 10 ЛаГГ-3 из 31 -го иап. Подход к цели и уход от нее осуществлялся на предельно малой высоте. Удар производился в одном заходе вдоль стоянок немецких самолетов с выскакиванием на высоту 100-150 м. Несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии, "Илы" и поддержавшие их атаку ЛаГГи (ввиду отсутствия в районе цели истребителей противника) по докладам экипажей уничтожили и повредили до 15 самолетов люфтваффе. Своих потерь не было.

Бомбоштурмовой удар штурмовиков 800-го шап, нанесенный ранним утром следующего дня по аэродрому Курск-Восточный, на котором базировалось до 50 бомбардировщиков люфтваффе, вынудил командование немецкого 4-го ВФ перебазировать самолеты Курского аэроузла подальше от линии фронта.

В течение последующих 10 суток авиация Юго-Западного фронта с целью снижения активности люфтваффе нанесла три массированных удара по шести аэродромам: Харьков (Центральный), Харьков (Основа), Рогань, Чугуев, Мал. Камышеваха, Марьевка, Ахтырка, Полтава, Лебедин и Б.Даниловка. Из этого числа по трем аэродромам работали штурмовики фронта. "Илы" 619-го и 285-го шап из маневренной авиагруппы действовали по аэродрому Харьков (Центральный), а экипажи 505-го и 211 -го шап 228-й шад - по аэродромам Рогань и Чугуев. Удары по всем трем аэродромам производились одновременно.

Кроме этого, штурмовики Ил-2 бомбоштурмовыми ударами пытались остановить поддерживаемые массированными действиями люфтваффе танковые и моторизованные группы противника в районах Моспанова, Волчий Яр, Михайловка, Граково и переправ через реки Северский Донец, Таволжанка и Старица. Однако ничего из этого не получалось. В качестве основных недостатков в действиях Ил-2 командующий ВВС фронта генерал Ф.Я.Фалалеев в указаниях по боевому применению авиации от 02.06.42 г. (исх. № 0229), составленных на основе опыта боевых действий в период с 11.05 по 31.05.42 г., отмечал следующие:

"...а) ...Средний состав групп бывает 6-10 и редко 15-20 самолетов. В этом одна из наших главных ошибок. Малочисленная группа в воздухе сковывалась противником, теряла инициативу в бою, рассыпалась, несла потери за счет одиночно действующих самолетов. ...д) По-прежнему пребывание наших самолетов над целью, особенно над полем боя, бывает непродолжительным. Атака целей производится, как правило, с одного захода, боеприпасы сбрасываются залпом... ж) Наши штурмовики ...не всегда в первую очередь атакуют танки как основное и главное оружие противника, нередко предпочитают атаке танков удары по автомашинам, подводам и другим менее важным целям... з) Предполетная подготовка поставлена плохо. Постановка задач нечеткая, неконкретная... и) ... Причины потерь не анализируются и не выясняются. .. .л) На аэродромах отсутствует четкий порядок ... не организованы отдых, учеба, подготовка к полету летного состава и материальной части.... Все пущено на самотек и не способствует организации боевой деятельности на аэродромах..."

Сложившаяся на всем юго-западном направлении крайне напряженная обстановка потребовала чрезвычайных мер командования Красной Армии.

Приказом Наркома Обороны № 00119 от 09.06.42 г. на базе ВВС армий и армейских авиагрупп фронтового подчинения Юго-Западного фронта создавалась 8-я воздушная армия (командующий генерал-майор авиации Т.Т.Хрюкин).

Однако воевать генералу Хрюкину фактически было нечем. 13 июня 8-я ВА для поддержки войск фронта могла выставить только 20 штурмовиков Ил-2 и 18 бомбардировщиков...

Тем не менее, штаб 8-й ВА доложил командующему ВВС КА об уничтожении авиаполками армии в период с 10 по 14.06.42 г. 202 танков вермахта, что составляло до 40% (!) от численности всех танков противника, действовавших на харьковском направлении. Командование ВВС КА вполне справедливо посчитало их не только неправдивыми, но и неправдоподобными. Действительно, если учесть, что наземные части Юго-Западного фронта в этот период также уничтожали танки вермахта и притом в значительно больших количествах, чем это могла сделать авиация, то, казалось бы, из-за больших потерь в танках, близких к 90-100% от первоначального состава, наступление немецких армий должно было бы остановиться. Между тем танковое наступление противника на этом направлении 14 июня и в последующие дни продолжалось с неубывающей силой.

По поводу причин случившегося штаб ВВС КА в своих указаниях № 332309 от 20.06.42 г. писал следующее:

". ..неправдоподобность донесений штабов воздушных армий является следствием того, что результаты боевых действий авиации никем не контролируются, и донесения обычно составляются на основании докладов экипажей самолетов, летавших на выполнение задания". К середине июня был полностью выбит и отправлен в тыл на переформирование 800-й шап п-п-ка П.М.Шишкина. Вместо 800-го шап в состав 226-й шад 18 июня был включен изрядно потрепанный в боях, но не утративший боеспособность 505-й шап м-ра Л.К.Чумаченко из 228-й шад. 504-й штурмовой авиаполк м-ра Ф.З.Болдырихина, также понесший большие потери, из боя не выводился, а был доукомплектован одной авиаэскадрильей с завода (часть летчиков-перегонщиков осталась в полку) и оставшимися машинами 800-го полка. Одновременно на пополнение 228-й шад из составов 4-й РАГ и маневренной авиагруппы фронта передавались наиболее боеспособные штурмовые авиаполки - 431 -й и 285-й шап. При этом обе авиагруппы расформировывались, а 243-й и 619-й шап маневренной авиагруппы выводились в тыл на доукомплектование матчастью и личным составом.

По состоянию на 1 июля 1942-го в составе двух штурмовых авиадивизий 8-й ВА - 226-й (504-й и 505-й штурмовые авиаполки) и 228-й (211-й, 285-й и 431-й штурмовые авиаполки) имелось всего 14 исправных (из 29) штурмовиков Ил-2 при наличии 81 подготовленного летчика. В этой ситуации командующий 8-й ВА генерал-майор Т.Т.Хрюкин в своем приказе от 02.07.42 г. потребовал от командиров авиаполков обеспечивать не менее 5 боевых самолето-вылетов на каждый исправный самолет Ил-2. Фактически же штурмовые авиадивизии армии были небоеспособны и нуждались в срочном пополнении самолетами. Подобное положение дел было и в истребительной авиации фронта...

Над полем боя

Широкое привлечение в этот период штурмовиков Ил-2 для огневой поддержки наземных войск (до 75-80% всех боевых вылетов) обострило проблему практического отсутствия на вооружении частей эффективной тактики боевого применения Ил-2 на поле боя.

Дело в том, что штурмовые удары с бреющего полета, в силу специфических недостатков последнего, принципиально не могли дать должного эффекта. Кроме того, в штурмовых авиаполках в это время появилось очень много молодого летного состава, еще не в полной мере овладевшего техникой пилотирования самолетом Ил-2 на предельно малой высоте.

В результате основные высоты боевого применения Ил-2 при действии по объектам противника непосредственно на поле боя были повышены до 600-1200м, а в штурмовых авиачастях Красной Армии стали широко осваивать методы нанесения бомбоштурмовых ударов с пикирования под углами 25-30°.

По опыту 228-й шад тактика нанесения "огневых штурмовых ударов с пикирования" заключалась в следующем.

Группа из 6-8 Ил-2 подходила к цели в боевом порядке "змейка" пар самолетов на высоте 800-1200 м и, находясь в стороне от цели на удалении, обеспечивающем защиту от огня МЗА и крупнокалиберных пулеметов, и маневрируя по горизонту и высоте, выбирала наилучший способ атаки цели (заход со стороны солнца, удар вдоль колонны в местах наибольшего скопления техники, в местах заправок, переправ и т.д.). Атака производилась из растянутого строя "змейка" или перестроением в "пеленг" с последующим переходом в пикирование под углом 25-30° с индивидуальным прицеливанием по целям, "создавая наращивание огневого удара (один самолет за другим)". В первой атаке цель поражалась PC или бомбами, в последующих заходах - пулеметно-пушечным огнем. Бомбометание осуществлялось на выходе из пикирования с высоты 400-600 м серией "с установкой взрывателей на мгновенное действие". Стрельба из стрелково-пушечного оружия открывалась с высоты 300 м и продолжалась до высоты 50 м, дистанция стрельбы составляла 600-100 м.

В случае сильного противодействия в районе целей со стороны истребителей люфтваффе, а также при бомбардировке площадных целей (скопления войск, населенные пункты, ж.д. узлы и т.д.) бомбовые удары производились с горизонтального полета с высоты 800 м и выше.

Переход к действиям со средних высот повысил боевую эффективность штурмовых авиачастей, хотя проблема борьбы с танками панцерваффе так и осталась не решенной.

Основным средством поражения бронетанковой техники противника летом 1942 г. продолжали оставаться авиабомбы. Роль авиабомб еще более возрастала при атаках укрепленных пунктов и живой силы противника на поле боя. Однако во многих штурмовых авиаполках в это время имела место явная недооценка авиабомб как основного средства поражения противника, поэтому очень часто практиковались боевые вылеты на штурмовку войск без бомбовой нагрузки. В связи с этим 17 июня 1942 г. вышел приказ НКО № 0490, который категорически запрещал выпуск Ил-2 в боевой вылет без бомбовой нагрузки. Более того, максимальная бомбовая нагрузка для Ил-2 была поднята с 400 кг до 600 кг.

С целью повышения эффективности бомбометания с Ил-2 со средних высот в марте 1942г. ГУ ВВС КА выдало заводу № 589 НКВ задание на создание временного механизма штурмовика (ВМШ).

В июне этого же года точно такое же задание было дано кафедре бомбометания ВВА им. Н.Е.Жуко.вского, где за эту работу взялся преподаватель кафедры М.К.Цветков. Сконструированный им ВМШ в июле 1942 г. прошел специальные полигонные испытания в НИП АВ ВВСКА.

Испытания показали, что применение ВМШ повышает точность бомбометания с горизонтального полета по сравнению с прицеливанием по существующим меткам на бронекапоте. Так, вероятность попадания одной бомбы ФАБ-50 в полосу 20x100 м при бомбометании с высоты 200 м при помощи ВМШ составила 0,049, а серией из 4-х ФАБ-50 - 0,085.

К основным недостаткам ВМШ Цветкова относились: дискретность выбора и ограниченность диапазона высот боевого применения, а также отсутствие режима бомбометания на выходе из пикирования.

ВМШ Цветкова срочно передали на завод № 589, где с учетом результатов полигонных испытаний была создана его улучшенная модификация, получившая обозначение ВМШ-2.

Дальнейшая доработка ВМШ-2 и отработка методики его боевого применения затянулись почти на два года. Только в апреле 44-го ВМШ-2 был официально запущен в серийное производство (Постановление ГКО №3137 от 06.04.44 г.) и стал устанавливаться на всех выпускаемых штурмовиках Ил-2.

Несмотря на столь длительную доводку, ВМШ-2 все же не нашел широкого применения в строевых частях штурмовой авиации ВВС КА. Как ни старались привить уважение летчиков к этому прибору и заставить пользоваться им, ничего из этого не получилось, хотя временной механизм и просуществовал на вооружении до самого окончания войны.

Основным недостатком ВМШ-2 являлось то, что сбрасывание авиабомб при бомбометании с пикирования, или, другими словами, вывод из пикирования, всегда происходил на одной и той же высоте - 400 м, хотя ввод в пикирование мог осуществляться с различных высот (600-1200 м). Это приводило к однообразию тактических приемов над целью, вследствие чего противник наносил Ил-2 тяжелые потери огнем МЗА.

Повышение высот боевого применения штурмовиков Ил-2 и их переход к бомбометанию с пикирования (25-30°) выявило существенный недостаток взрывателей АПУВ и АПУВ-М, применявшихся в головном снаряжении фугасных авиабомб различного калибра. Из строевых частей ВВС КА в большом количестве стали поступать донесения о преждевременном срабатывании этих взрывателей на небольшом удалении бомбы от самолета после сброса, что приводило, в большинстве случаев, к потере экипажа и самолета.

Взрыватели типа АПУВ пришлось срочно дорабатывать, однако, ввиду имевших место нарушений в технологии производства взрывателей на заводах НКБ, случаи подрыва штурмовиков от своих же авиабомб продолжали встречаться.

Кардинально эта проблема была решена только в сентябре 1944 г., когда Главный инженер ВВС КА А.И.Репин категорически запретил ввертывание этих взрывателей в головное очко авиабомбы. Применение АПУВ разрешалось только в донном снаряжении.

С учетом опыта войны был доработан и взрыватель АВ-1, время замедления которого было слишком большим. В середине 1942 г. на вооружении штурмовых авиачастей появился взрыватель АВ-1ДУ (двойная установка), обеспечивавший замедление в 10 и 22 секунды.

По результатам боевого применения стоящих на вооружении осколочных авиабомб в ЦКБ-22 был разработан и в конце 1942 г. принят на вооружение штурмовой авиации взрыватель АВШ-2, имевший время замедления 7 сек. Его применение существенно повысило эффективность действий Ил-2 по мотомехколоннам противника, хотя с поднятием высот боевого применения Ил-2 до 600-800 м надобность в нем несколько снизилась. В целом же, взрыватель АВШ-2 был хорош и простоял на вооружении до конца войны.

В ноябре 1942 г. бронекорпуса штурмовиков Ил-2 стали изготавливаться из авиационной брони АБ-2 с меньшим, чем у АБ-1, содержанием никеля (в два раза) и молибдена (в три раза) из-за их острого дефицита. Пулестойкость новой брони осталась прежней, но технологический процесс штамповки стал сложнее. Впоследствии была разработана еще более экономичная по рецептуре броня АБ-3.

С августа 1942 г. на Ил-2 (к сожалению, не на всех) стали устанавливаться радиополукомпасы РПК-10. К концу года самолеты штурмовой авиации ВВС КА были оборудованы РПК-10 в соотношении 1:4 - 1:5.

Летом 1942 г. в 233-й шад 1-й ВА одноместный Ил-2 был успешно использован для транспортировки технического и штабного состава при перебазировании авиаполков. Ил-2 без каких-либо существенных изменений оказался способным перебросить 3-4 "пассажиров". Люди размещались в люках шасси и в бомбоотсеках. Шасси в таких полетах, естественно, не убиралось, что несколько снижало дальность полета. Более того, применялись специальные меры предосторожности, исключающие случайные . уборку шасси и открытие створок бомболюков.

Положительно оценивания столь смелое начинание командира 233-й шад п-ка О.В.Толстикова, командующий 1-й ВА генерал-майор авиации С.А.Худяков своим приказом № 0153 от 02.06.42 г. ввел в действие "Инструкцию по использованию Ил-2 для переброски техсостава при перебазировании", самому Толстикову объявил благодарность, а от командиров штурмовых авиадивизий потребовал в срок "до 10.06.42 г. проверить опыт 233 шад в своих полках и донести результаты".

В дальнейшем опыт перевозки на Ил-2 техсостава получил широкое распространение в штурмовых авиадивизиях на всех фронтах...

©AirPages
2003-