Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Як-7 Як-3 Як-9 Яковлев Боевое применение Як «Нормандия» СССР

Булгаковщина в 7-ой ГвИАД

(Странные закономерности в потерях 7-ой ГвИАД в Орловско-Курской битве)

1. Урожай Войны.

Интересные закономерности просматриваются в количестве потерь в личном составе 7-ой ГвИАД в Орловско-Курской битве, самой кровопролитной для этой дивизии. На каждый полк приходится около 10-ти человек погибшими. В журнале потерь 7-ой ГвИАД следующие цифры:

1 ГвИАП - 10 человек.

89 ГвИАП - 11 человек.

146 ИАП - 13 человек.

Причем, при казалось бы несколько выделяющимся в большую сторону количестве потерь в 146-ом ИАП - чертова дюжина - 13, на самом деле в количестве погибших перебора нет. 5 летчиков из 146-го во время Орловской наступательной операции попали в плен. Из них троим удалось бежать и вернутся в часть!!! Что интересно - из них же двое были сбиты в один день, оба Григории Ивановичи и у обоих фамилии начинаются на букву Ф - Филатов и Федосеев, и оба бежали из плена!

Но тогда получается недобор в 146-ом полку по количеству жертв? На этот вопрос однозначно ответить не получается... Среди пленных был командир части полковник Шестаков А.С., пленен с перебитыми ногами, в плен попал и его ведомый Можеев Н.Н. - один из самых молодых летчиков полка, которому удалось бежать и вернутся в часть. На сегодня известно, что Шестаков погиб в плену, тем самым пополнив список смертей из 7-ой ГвИАД. Неизвестна судьба еще одного пленного из 146-го полка первым попавшего в плен - Булыгина Михаила Васильевича, в журнале потерь проверяющим журнал он помечен как умерший, что возможно соответствует действительности. Так же, что загадочно, умершим помечен и ведомый Шестакова - Можеев, не смотря на информацию о том что, он вернулся в часть. В интернете есть данные о том, что он был жив после войны и служил в Крыму, но информация не проверена. Так что получается, что жертвами войны в Орловско-Курской битве в 146-ом стали все те же 10-11 человек.

2. Проклятье наземной службы в 1 ГвИАП.

Как уже писал выше, война в Орловско-Курской битве забирала из полков 7-ой ГвИАД 10-11 человек. Ни меньше, ни больше! Но летчики 1-го ГвИАП упорно не хотели пополнять этот список, за них это сделали бойцы из наземной службы, причем это проклятье пало только на головы персонала 1-го ГвИАП. Согласно Журналу потерь 7-ой ГвИАД потери наземного персонала распределились следующим образом:

1 ГвИАП - 3 человека.

89 ГвИАП - 0 человек.

146 ИАП - 0 человек.

Мало того проклятье наземных "работников войны" из 1-го ГвИАП было особо таинственным и заразным. Первая потеря техника из 1-го ГвИАП было вообще первой потерей в 7-ой ГвИАД. А последняя потеря - последней потерей в 7-ой ГвИАД. Было это так, в самом начале участия 7-ой ГвИАД в Орловско-Курской битве при передислокации дивизии на прифронтовые аэродромы заместитель командира эскадрильи из 89-го ГвИАП, опытный летчик Борис Владимирович Лебедев берется "подбросить до места" моториста из соседнего 1-го ГвИАП Казанцева Дмитрия Тимофеевича. "Заразное проклятие" забирает первые жертвы из 7-ой ГвИАД, оба гибнут в авиакатастрофе 19.06.43. Это проклятье заражает весь 89-ый ГвИАП и уже к 16 июля полк потеряв почти все свои самолеты первым из дивизии покидает поле боя.

А последней потерей 7-ой ГвИАД становится авиамеханик из того же 1-го ГвИАП Скутов Федор Иванович, "заразив" еще более опытного летчика взявшего с собой "опасного" попутчика, при перелете с аэродрома на аэродром - инструктора дивизии по технике пилотирования (!) Вернова Александра Николаевича, кадрового офицера с 1931-го года! Погибли оба. Это случилось 05.08.43 года когда дивизия уже выбыла (? официально с 20 августа, но последняя боевая потеря зафиксирована 4 августа) из строя в связи с многочисленными невосполнимыми потерями.

А в самой середине битвы 15.07.43 гибнет (единственная женщина среди погибших из 7-ой ГвИАД) стрелок 1го ГвИАП Зайцева Глафира Александровна во время бомбардировки аэродрома самолетами противника.

3. Тайна гибели полковника Шестакова.

Самым же известным летчиком из списка потерь 7-ой ГвИАД становится командир 146-го ИАП Шестаков Семен Александрович - один из наиболее известных, но и наиболее засекреченных "Сталинских Соколов".

Став военным авиатором в 1918 году Семен Шестаков участвовал в гражданской войне, боролся с басмачеством в Средней Азии совершив в то время больше сотни боевых вылетов. После Семен Александрович становится летчиком-испытателем у Туполева, личным пилотом начальника ВВС Страны Советов, в 1926 году входит в секретную комиссию по закупки у немцев тяжелых бомбардировщиков ЮГ-1. Становится командиром авиационного отряда особого назначения, в 1927 году совершает рекордный перелет Москва-Токио-Москва на самолете Туполева Р-3, а в 1929-ом первым совершает длительный межконтинентальный перелет Москва-Нью-Йорк на первом советском двухмоторном цельнометаллическом самолете АНТ-4 (ТБ-1) названом "Страна Советов". Триумфально встреченный в США экипаж первым (и последним?) из советских пилотов трижды облетает вокруг статуи Свободы.

Это событие увековечено в Нью-Йорке памятной мемориальной доской. Сам перелет сопровождался помимо триумфа еще тайнами и загадками, так например Сталин не хотел, что бы экипаж возглавлял Шестаков из-за его демонстративного протеста за год до перелета, тогда во время партийного собрания Семен Александрович в знак протеста бросил партийный билет на стол председателя. Конкретная причина заставившая его совершить этот дерзкий поступок остается до сих пор неизвестной. Правда потом Шестакова уговаривают забрать билет обратно, но сам факт остается и Сталина с трудом удается убедить, что иной кандидатуры на этот перелет нет. И это несмотря на сформировавшийся к тому времени неплохой список "перелетчиков". Шестаков хорошо знает этот самолет и знает тяжелую "Дикую трассу" по востоку страны. Еще одна тайна этого перелета теперь уже известна, в начале перелета из Москвы вылетел один самолет, а в Нью-Йорк прилетел другой. Дело в том, что под Читой первая "Страна Советов" потерпела катастрофу и невезучим летчикам, во главе и без того уже "проштрафившегося" Шестакова пришлось в тревоге три дня ожидать из Москвы распоряжения о своей участи. Но власть решила не карать, летчикам разрешили вернутся в Москву, и на самолете-дублере снова попытать счастья, как теперь известно - удачно. Но на верху все помнили и уже вскоре Шестаков совершил еще один перелет из Москвы на Дальний восток во главе эскадрильи новеньких бомбардировщиков ТБ-1, там на Дальнем востоке его и оставили командовать этим подразделением. После все-таки возвращают из "ссылки" опального летчика обратно - испытывать самолеты. Насколько известно последним самолетом испытанным Семеном Александровичом стал известный Пе-2 - 16 октября 1941 года. А уже с февраля по март 1942 Шестаков командует 22-м полком дальней бомбардировочной авиации, и снова неудача, не прошло и месяца, как полк расформировывают. В ноябре 1942 года по непонятным причинам известного летчика-"тяжеляка" назначают командиром полка истребительной авиации, переводя его в совершенно не свойственную ему область. 31.07.43 - накануне последнего полета Шестакова полк затыкает брешь образовавшуюся в результате выбывания "заразившегося" неудачей 89-го ГвИАП. И в жесточайшем бою с немецкими асами полк несет чудовищные потери в технике и людях - выбывает сразу пять командиров и асов 146-го полка. Немцы мстят за своего, уничтоженного 27.07.43 двадцатилетними "сопляками" из 146-го, аса, кавалера Рыцарского креста Йозефа "Пепи" Йенневайна (86 побед) из I/JG-51, правда и сам "Пепи" был молодым - 24 года, но уже довольно опытным асом.

Как бы там ни было, но к 1 августа 1943 года в 146-ом полку, практически, почти некому и не на чем летать, ведущим к 22-летнему молодому пилоту Николаю Можееву идет сам командир Шестаков - нужно было прикрывать свои наземные войска.

Думаю Шестаков прекрасно понимал, что они идут на верную гибель, у немцев в воздухе против этой двойки имелась целая колода тузов, в том числе сбитый в один день с "Пепи" но выживший командир эскадрильи из той самой I/JG-51 еще один ас Люфтваффе Йоахим Брендель (командир 1./JG-51). И 1-го августа Шестаков и Можеев сбиты и попадают в плен, дальше тянется шлейф загадок в этой истории, Можеев бежит из лагеря и 11 ноября 43-го прибывает в часть, но все равно остается в списках убитых, когда как другие вернувшиеся "беглецы" переводятся в разряд живых.

Можеев появляется снова после войны, просит о встрече своего дядю, тот приезжает, но поздно, ему сообщают: "сильно волновавшийся молодой человек вас не дождался, уехал"... Тайна гибели полковника Шестакова так и остается загадкой.

Послесловие:

   А уже 1 мая 1945 года летчики 7-ой Гвардейской Истребительной Авиационной Дивизии сбрасывают два 6-ти метровых красных флага на купол Рейхстага в Берлине, они единственные из советских летчиков кто, таким образом, водрузил красные флаги на Рейхстаг. А внизу еще сутки шел бой...

RUBUZ

Примечание: сокращения встречающиеся в тексте: Гв. - Гвардейский

ИАП - Истребительный Авиационный Полк.

ИАД - Истребительная Авиационная Дивизия.

Дата публикации на сайте: 05.11.2010

   Комментарии на форуме


Библиография

  • "Книга учета потерь 7 ГвИАД"
  • "Авиация в Курской битве" /В.Горбач/
  • "Жизнь в авиации" /Красовский С.А./
  • www.obd-memorial.ru

©AirPages
2003-