Авиация Второй мировой На главнуюПоиск на сайтеEnglish
 
Оглавление Налёт на Кёльн English

МОТИВАЦИЯ

3. КРИЗИС БОМБАРДИРОВОЧНОЙ АВИАЦИИ

<< 3 >>

Когда в сентябре 1940 года, Люфтваффе была побеждена в битве за Британию, полное значение этой победы было сначала не осознано. Перестройка научного и промышленного потенциала от обороны к наступлению, шла медленнее, чем можно было ожидать. До июня 1941 года, пока Гитлер не напал на Россию, только несколько человек были уверены, что опасность вторжения миновала. И на протяжении 1941 года угроза со стороны немецких подводных лодок и от воздушных налетов на корабли наших морских поставок довлела над умами всех наших лидеров. Эта озабоченность, вместе с требованиями отвлечения сил на зарубежные театры военных действий, означала, что значительное расширение действий Бомбардировочной авиации в течение года полностью уходило на решение других задач.

К осени 1941 года обстановка крушения иллюзий сдерживала проведение наступательных бомбардировок. Статистический анализ ночных фотографий, сделанных с помощью экипажей бомбардировщиков показал, что в рейдах над Рурской областью, где были расположены основные важнейшие цели, ни одна бомба из десяти не упала ближе пяти миль от своей цели. С поразительной ясностью стало очевидно, что малые цели военного значения, и даже близко расположенные производственные площади, было невозможно регулярно бомбить существующими средствами. Можно выделить два основных политические последствия в данной ситуации. Установление, в феврале 1942 года, областей бомбардировочной политики, предписывалось не ограничиваться важными промышленными объектами в этих районах, а выбирать также точки для бомбардировки в больших населенных пунктах. Другой состоял в давлении Адмиралтейства и Войскового командования на быстрое переназначение бомбардировочной авиации на достижение победы в войне. Они утверждали, что было просто упрямой глупостью проводить наступление при трагическом расточении усилий, в то время, как созрела острая необходимость в концентрации всей воздушной мощи для прямой поддержки других служб. "Если мы проиграем войну на море," сказал сэр Дадли Паунд, начальник морского штаба, "мы проиграем войну», и это было неоспоримым. Первый Лорд Адмиралтейства потребовал немедленной передачи шести с половиной эскадрилий Веллингтонов прибрежного командования и еще двух эскадрилий бомбардировщиков на Цейлон для ведения дальней разведки, и предупредил, что эти требования не может быть ни в коем случае окончательным. Эскадрильи дальних бомбардировщиков должны быть тщательно обучены технике самонаведения на вражеские военно-морские силы и для бомбардировок движущихся целей на море. За этими минимальными требованиями быстро последовали требования создания реплик прибрежных команд на всех зарубежных театрах боевых действий и передачи им в местное прибрежное командование бомбардировщиков дальнего радиуса действия для проведения противолодочных и разведывательных операций. Между тем военное ведомство просило передать несколько эскадрилий на Ближний Восток для проведения наступления против коммуникаций Роммеля, и на Дальний Восток для защиты Индии. В обоих случаях требования включали специальную подготовку летных экипажей для выполнения связанных с этим задач. Единственным возможным источником самолетов и экипажей было дальнейшее оголение бомбардировочной авиации.

В то время в военно-морских и военных кругах считалось, что основание для критики высшего направлении войны лежало в контроле и направлении ударов RAF. 1 Оба начальника имперского генерального штаба и Фунт и Брук, считали, что это была прерогатива штабов, заставлять выделять самолеты для служб на различные театры военных действий и на бомбардировки Германии. Это было совершенно недопустимо, что RAF продолжали решать свои задачи, находясь в такой зависимости. Для всех других родов войск это была прерогатива своих штабов. Почему так нельзя было сделать в RAF?

1 The Business of War, by Major-General Sir John Kennedy (Hutchinson).

Позиция штабов ВМС и Главного командования состояла в очередности для выделения воздушных сил:

1. Истребительная защита Британских островов.

2. Основные потребности ВМФ.

3. Основные потребности армии.

4. Оставшиеся силы для выполнения стратегических бомбардировок.

Командование RAF считало, что первые две задачи были "в основном оборонительными, а третья не приводила и не могла привести в течение очень длительного времени к крупному конфликту с главным врагом, Германией. Истинная функция тяжелого бомбардировщика была в сосредоточении на стратегических атаках против сердца врага. В этом и состояла его главная угроза для всех сил противника.

Однако, существовал еще один аргумент, который выступал против претензий Бомбардировочной авиации. Так как Гитлер напал на Россию, и объявил войну США после агрессии Японии, общая стратегия войны стала гораздо более размытой. Придется преодолеть много трудностей, чтобы в обозримом будущем увидеть массированные бомбардировки Германии всеми возможными средствами союзников, особенно в свете допущенных неудач 1940 и 1941 годов. Это было время окончания рассеянных бомбардировок немецкой сельской местности и сосредоточивания всех наших вооруженные сил на новых стратегических концепциях для достижения победы в войне.

Венцом унижение для бомбардировочной авиации, в глазах своих врагов, и даже некоторых из своих друзей и широкой общественности, стало 12 февраля 1942 года, когда немецкие боевые крейсеры Шарнхорст и Гнейзенау, вместе с крейсером Принц Ойген, прошли невредимым через канал. Двести пятьдесят бомбардировщиков, практически вся сила командования, не смогли произвести ни одного боевого вылета. Тот факт, что день был выбран немцами очень удачно при плохой погоде, и что бомбардировка в этих условиях была безнадежна, не хотели брать во внимание. Не было это известно, что оба линейных крейсеров были повреждены, один из них серьезно, на минах от предыдущих рейдов бомбардировочной авиации. Чистая правда, казалось состояла в том, что Бомбардировочная авиация, широко разрекламированная уничтожением точечных целей в Германии, в эту в ночь не смогли даже попасть в цель с расстояния в 250 ярдов среди бела дня на пороге своего дома.

Возникла двухдневная дискуссия о военной ситуации с последующим обсуждением в течение двух недель в Палате общин. В ходе этой дискуссии, многие сомнения были высказаны членами палаты о политике бомбардировки Германии, а продолжению к приверженности значительной части наших военных усилий по созиданию бомбардировочной авиации, а также обсуждение того, возможно ли лучшее использование наших ресурсов. Сэр Стаффорд Криппс, лорд-хранитель печати и Лидер палаты, напомнил членам, что существующая политика было инициирована, когда Британия была однв в борьбе с объединенными силами Германии и Италии, бомбардировочные рейды тогда казались самый эффективным способом борьбы с врагом. С расширением агрессии против России, и огромным потенциалом Соединенных Штатов, настоящая политика должна быть пересмотрена. "Я могу заверить Палату", сказал он, "то, что правительство в полной мере осведомлены о других вариантах расходования наших ресурсов, и как только они будет принято решение, обстоятельства потребуют изменений, которые будут приняты в политике".

Этот серьезный кризис в делах бомбардировочной авиации совпал с прибытием, 22 февраля 1942 г., маршала авиации, главнокомандующего RAF Харриса.

<< | >>


©AirPages
2003-