Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайтеEnglish
 
Периодика ВОВ Советская Сибирь Британский союзник ВВФ Flight Аббревиатуры

Немецкая система радиолокации и способы преодоления ее действий

Гвардии майор Н. Варваров

В системе ПВО Германии в настоящее время широко используются средства радиолокации, т. е. обнаружения находящихся в воздухе самолетов при помощи радиоволн.

1. Радиолокационные средства и методы их использования

Основными типами наземных немецких радиолокационных установок являются радиолокаторы типа «Фрайя», большой и малый «Вюрцбург», «Хординг». Самолетная радиолокационная установка — типа «Лихтенштейн».

Каждый из указанных радиолокаторов состоит из двух основных частей: передающей и принимающей, работающих комбинированно.

Передающая часть установки представляет собой мощный ультракоротковолновый радиопередатчик, излучающий волны короче 10 м.

Излучение волн производится короткими импульсами — толчками, число которых колеблется от 1500 до 3700, в зависимости от дальности действия: чем больше дальность, тем меньше число импульсов в секунду.

Излучение радиоволн происходит строго направленно, узким пучком, наподобие узкого и плотного светового луча, отбрасываемого обычным прожектором.

Встречая на своем пути металлические массы, радиоволны отражаются ими, подобно тому как отражается световой луч непрозрачными предметами. Отраженные радиоволны улавливаются чувствительным приемником радиолокационной установки.

Время между излучением импульса и получением его отражения — «эхом» — служит мерилом расстояния между радиолокатором и облученным объектом.

Чтобы судить об интервале времени между излучением и «эхом», достаточно произвести простой подсчет.

Если расстояние до самолета, облучаемого радиолокатором, составляет 150 км, то на приемном устройстве «эхо» будет обнаружен через 1 миллисекунду, так как общий путь радиоволн будет равен 300 км. Чем больше расстояние от радиолокатора до облучаемого объекта, т. е. чем больший путь прошли радиоволны, тем больше будет интервал на осциллографе (oтметчике локатора), по которому определяется расстояние до облучаемого объекта.

Нормальное оборудование локаторных станций состоит из одной установки локатора дальнего действия (до 300 км) «Фрайя», указывающей направление и скорость, и двух установок «Вюрцбург», определяющих высоту и курс на коротких дистанциях — 40-60 км.

Следует отметить, что определение высоты и направления полета, осуществляемое немецкой службой радиолокации, является достаточно точным.

Система ПВО Германии, имеющая на вооружении радиолокационную аппаратуру в наземных и самолетных вариантах, организует службу радиообнаружения, наведения и перехвата. В зависимости от важности направления наземные радиолокационные станции расставляются в шахматном порядке, с таким расчетом, чтобы их радиусы действия перекрывали друг друга и создавали сплошное поле радиообнаружения.

Наведение и перехват при помощи средств радиообнаружения немцы производят в основном двумя методами, которые описываются ниже применительно к условиям налетов наших бомбардировщиков на объекты вражеского тыла.

По первому методу наблюдение за самолетом противника и своим истребителем осуществляется при помощи двух установок «Вюрцбург», причем истребитель посредством радиотелефона наводится на бомбардировщик. Если в зоне находится только один потребитель, то станция «Вюрцбург» работает с ним до окончания преследования им противника. Если же в зоне находятся два и более истребителя, то станция последовательно наводит каждого из них.

Вторым методом немцы пользуются тогда, когда требуется перехватить наши самолеты на большом расстоянии (200—300 км). Здесь применяются установки «Фрайя» и наблюдение ведется попеременно за бомбардировщиком и за истребителем. Истребителю с земли даются данные о скорости и курсе бомбардировщика.

Станция «Фрайя», имея большую дальность действия, дает меньшую точность, чем станция «Вюцбург» и определяет только курс летящего самолета к его скорость.

Установками «Фрайя» или «Хординг» ведется первоначальный поиск цели (до 300 км). В дальнейшем, при выходе самолета в зону действия установок «Вюрцбург» (40—60 км), наведение на него осуществляется этими станциями, одна из которых наводит истребителей, а другая — огонь с земли.

Когда истребитель выходит по курсу следования бомбардировщика, строго ему в хвост, он получает данные на выравнивание высоты, а при сближении по радиотелефону подается команда включить свой самолетный локатор (радиоприцел).

Когда от истребителя получен ответ, что цель поймана, наведение прекращается. Истребитель сближается с бомбардировщиком и, увидев его, открывает огонь по-зрячему.

Следует отметить, что радиоприцел истребителя (локатор типа «Лихтенштейн») имеет глубину до 8000 м. в зависимости от высоты полета. На высотах ниже 3 000 м практически он мало применим, так как при угле зрения 30°, который имеет этот прибор, при малой высоте на экране осциллографа появляются штрихи (импульсы) от наземных предметов. Грубо говоря, обнаружение цели при помощи прибора «Лихтенштейн» возможно на глубину, пропорциональную высоте полета. Например, при высоте полета 4000 м локатор обнаруживает цель на расстоянии в среднем 4 000 м.

Истребители, вооруженные самолетным радиолокатором типа «Лихтенштейн», немцы называют «кошачьим глазом». В большинстве своем приборы «Лихтенштейн» установлены на многоместных истребителях-перехватчиках и «крейсерах» «Ю 88», «С-6» и «Ме-110», действующих по принципу свободного полета — поиска цели.

Имея хорошую связь с землей, истребители-перехватчики грубо наводятся наземными локационными установками на наши самолеты. При входе в зону действия самолетного локатора (на расстоянии 4 000—8 000 м, в зависимости от высоты полета) истребитель включает его и идет на сближение с бомбардировщиком. С дистанции 70—150 м он открывает прицельный огонь по-зрячему.

2. Особенности воздушного боя бомбардировщиков с ночными истребителями противника

Боевыми действиями установлено, что свои крупные и наиболее важные объекты противник прикрывает двумя группами ночных истребителей. В первой группе идут истребители-перехватчики (и большинстве своем «Ю-88» и «Ме 110»), которые атакуют наши самолеты на маршруте. Наличие локаторных установок на борту этих самолетов облегчает им поиск цели. Атаки в большинстве случаев производятся этими истребителями снизу сзади справа или слева с темной стороны горизонта на светлую. Если же наши бомбардировщики идут над облаками, истребители атакуют их сверху сзади, так как на фоне облаков хорошо видны силуэты самолетов.

Вторая группа патрулирует непосредственно в районе цели, атакуя бомбардировщики снизу сзади с темной стороны горизонта на светлую или сзади сверху, когда бомбардировщики находятся над облаками, в прожекторах или в сфере площадного освещения САБ. При помощи радиосигналов я ракет эта группа взаимодействует с ЗА и прожекторами охраняемого объекта.

Наблюдение наших бомбардировщиков при налетах на крупные железнодорожные узлы дало возможность установить, что у немцев существует определенный порядок взаимодействия истребителей с их наземными средствами ПВО. В темные, безоблачные ночи при подходе к цели экипажи отмечали периодическое появление в воздухе красных ракет. Было установлено, что ракеты сбрасываются истребителями-перехватчиками. Особенно это практиковалось в районах расположения средств ЗОС: «мигалок», прожекторов и т. д.

Над целью, в световых прожекторных полях, особенно если они совпадают с направлением захода или ухода наших бомбардировщиков, ракеты, парные и одиночные САБ зажигаются непрерывно.

Раскрыв немецкую систему организации взаимодействия, наши экипажи научились своевременно обнаруживать атакующие или преследующие истребители, правильно и умело сочетать огонь с противоистребительным маневром. Это дало им возможность смело и решительно отбивать все атаки врага и своевременным маневром уходить от него.

Воздушный бой складывается из следующих этапов.

Первый этап — поиск. Здесь каждая сторона старается первой обнаружить врага, так как это дает несомненное преимущество в бою. Экипаж бомбардировщика в целях лучшего поиска должен помнить, что в лунную ночь истребители противника находятся по отношению к вероятному маршруту полета наших бомбардировщиков в стороне, противоположной луне, и несколько ниже вероятной высоты полета, так чтобы силуэты наших бомбардировщиков были заметны на светлом фоне луны и неба.

При поиске над облаками истребители противника патрулируют выше заданной высоты полета наших бомбардировщиков.

Не следует производить полет под тонкой облачностью, так как на фоне таких облаков, сквозь которые светит луна, силуэт самолета очень рельефно выделяется.

В безлунную ночь поиск значительно затруднен. Истребители противника, вооруженные локаторными установками, грубо наводятся на наши самолеты. Наводка производится ниже заданной высоты полета бомбардировщиков, чтобы при сближении истребители могли видеть пламя из выхлопных патрубков бомбардировщиков.

Второй этап — сближение. Основная задача истребителя на этом этапе — достижение внезапности атаки.

Основная цель бомбардировщика при невыгодных условиях для ведения боя — оторваться от преследования или открытием огня с дальней дистанции вынудить истребителя противника отвалить в сторону, не дать ему возможности сблизиться для ведения прицельного огня.

Третий этап — атака. Истребитель противника стремится занять наивыгоднейшую позицию для атаки и, прицеливаясь, ведет огонь.

Цель истребителя — с первой очереди сбить бомбардировщик.

Цель бомбардировщика — своевременным открытием огня опередить атаку, маневром создать выгодные условия своим стрелкам для ведения оборонительного боя.

Четвертый этап — выход из боя. Для истребителя он может быть свободным, когда бомбардировщик сбит, и вынужденным, если бомбардировщик оказывает огневое противодействие. Для бомбардировщика целесообразно по возможности избегать воздушного боя.

Почему истребители противника стремятся сбить бомбардировщик с первой очереди? Во-первых, потому, что если истребитель «промажет» и бомбардировщик увидит очередь, то последний примет все необходимые меры к точу, чтобы вести активный оборонительный бой и при благоприятной обстановке уйти от преследования. Во-вторых, потому, что ночью трудно найти, но очень легко потерять противника.

Экипаж бомбардировщика, имея основную задачу — поразить цель своими бомбами, должен принимать все меры к тому, чтобы избежать встречи с истребителями противника. Если же встреча произошла, энергично вести воздушный бой.

При соблюдении минимума требований к выполнению полета бомбардировщик имеет все шансы выйти из боя победителем. Подтверждением этого могут служить следующие проведенные нашими бомбардировщиками воздушные бои ночью.

При полете к цели в лунную, безоблачную ночь штурман тов. Тихонов и стрелок тов. Анцупов заметили на маршруте истребителей противника, один из которых шел в стороне справа на параллельном курсе, а другой — слева сзади.

Все члены экипажа немедленно были оповещены об этом.

Командир экипажа разворотом на юг в темную сторону горизонта ушел от преследования. Через 1—2 минуты истребители появились вторично: один — строго сзади, другой — снизу справа сзади на дистанции около 500 м. Стрелок и радист с дистанции 300—400 м по команде открыли огонь.

После первой очереди истребители ушли в сторону. Сделав еще четыре аналогичных по маневру, но безрезультатных попытки сблизиться на дистанцию действительного огня, истребители отвалили и ушли, так как каждый раз при заходе с дальней дистанции — 400—600 м — стрелок и радист открывали прицельный огонь.

Одновременно с открытием огня летчик применял соответствующие обстановке маневры по высоте н курсу.

Второй воздушный бой характерен тем, что по причине плохой осмотрительности экипаж едва не поплатился жизнью.

Экипаж бомбардировщика (летчик Кошкин, штурман Могутов, стрелок-радист Дрозд и воздушный стрелок Гордиенко) при подходе к цели за 30—40 км на высоте 3 000 м был внезапно атакован истребителем противника.

Атака была произведена снизу сзади справа с близкой дистанции. Очередью были пробиты и подожжены бензобаки правой плоскости. Увидев трассу огня, летчик крутым разворотом в темную сторону горизонта сорвал пламя в скрылся от преследователя.

Как видно из приведенных примеров, только беспрерывное и бдительное наблюдение за воздухом гарантирует от внезапности атак истребителей противника. Летчик должен наблюдать за передней верхней полусферой, штурман — за передней нижней полусферой, стрелок-радист — за задней верхней полусферой, воздушный стрелок — за задней нижней полусферой.

О каждом замеченном самолете все плены экипажа сразу же должны информировать друг друга, и по обнаруженному противнику экипаж обязан немедленно открыть огонь с дальней дистанции.

Сочетание огня я маневра — необходимое условие ведения активного оборонительного воздушного боя. При уходе от истребителя надо всегда стараться уйти под противника, применяя резкое снижение и крутой разворот. Никогда не следует уходить от истребителя по прямой, хотя бы и с увеличением скорости, так как при этом увеличивается время для атаки противника.

Наоборот, маневр увеличением разности скоростей путем «клевка» или уменьшения скорости до эвалютивной оправдал себя, так как он сокращает продолжительность времени атаки.

Надо всегда стремиться к максимальному использованию луны, облаков, лесных массивов в зависимости от обстановки и времени года.

3. Противолокационный маневр бомбардировщиков

Зная локационную систему противника и умело применяя имеющийся практический опыт противодействия ей, наши летчики сводят на-нет все выгоды, которые пытается извлечь из нее противник. В данном случае играют роль и построение маршрута, и профиль полета к цели, и маневр, применяемый экипажами в предвидении встречи с вражескими истребителями-перехватчиками и «крейсерами».

Мы сейчас располагаем методами я опытом эффективной борьбы с локационной системой противника.

Очень важно сбить врага с нашего следа. Для этого до выхода в зону локации наши самолеты не идут прямолинейным путем, а делают изломы маршрута, сильно затрудняющие врагу определение направления полета бомбардировщиков, а следовательно. и определение того, на какую они идут цель. После входа самолетов в зону действия средств локации оператор противника на своем КНП видит на планшете положение наших и своих самолетов и командами по радио начинает наводить свои истребители. Чтобы усложнить или полностью лишить эффективности работу операторов локационного пункта противника, следует как можно чаще менять курс.

Немецкие локаторы не регистрируют количество самолетов: чем плотнее идут наши бомбардировщики и чем их больше, тем неблагоприятнее условия для радиолокации. Наведение производится легче по отдельным самолетам, особенно если они идут выше остальных.

Следовательно, массирование наших ударов есть также одно из важнейших мероприятий, снижающих эффективность действия и наземных и самолетных локаторных установок противника.

Ночным истребителям врага тем труднее использовать боевые возможности локационной установки, чем чаще наши самолеты прибегают к нерегулярным оборонительным эволюция и в сторону и по высоте. Следовательно, такие эволюции, как противолокационный маневр, должны быть обязательным элементом боевого полета дальних бомбардировщиков. Стрелки-радисты и воздушные стрелки должны знать, что немецким летчикам при существующей аппаратуре на их истребительных самолетах открыть прицельный огонь можно только по-зрячему. Локационная аппаратура лишь помогает найти самолет в воздухе.

Зенитная артиллерия противника, также вооруженная локацией, стремится поразить наш самолет с первого залпа, причем применяются снаряды «разрыв-невидимка». Зенитные прожекторы-искатели при помощи локации иногда могут поймать цель с первого луча.

Но опыт показал, что и этому «достижению» немецкой техники имеется соответствующее противодействие. На первом месте здесь стоят зоркость и бдительность головных экипажей, а также применение действенных оборонительных эволюций. Как при полете к цели, так и при возвращении на свой аэродром оправдал себя полет «змейкой», который обеспечивает хороший обзор верхней и особенно нижней задних полусфер, дезориентирует систему ПВО, затрудняет наведение н ограничивает возможность прицельного огня ЗА, вооруженной радиолокационными установками.

Преследование немецкого истребителя, вооруженного локационной установкой, для нашего бомбардировщика не опасно, если бомбардировщик умеет применить нужный маневр. Крутые развороты, вплоть до виража, с одновременной дачей газа, со снижением или набором высоты позволяют нашему бомбардировщику оторваться от противника и сбить его локационную наводку, т. е. уйти от него, так как для дополнительной новой наводки врагу требуется определенное время.

Вышеизложенное позволяет сделать тот вывод, что при полетах в тылу противника наши бомбардировщики располагают возможностью значительно ослабить, а то и нейтрализовать действие вражеских средств радиолокации ввиду их несовершенства. Современные немецкие радиолокаторные станции позволяют обнаруживать самолет на расстоянии до 300 км, но точно установить высоту полета самолета эти станции могут, как правило, только на расстоянии, не превышающем 60 км.

При полетах на малой высоте радиообнаружение не дает нужного эффекта. Это позволяет нашим самолетам выходить на цели незамеченными.

Наши самолеты могут и должны использовать также недостатки радиоприцела типа «Лихтенштейн», который на высотах менее 3 000 и вследствие отражения наземных предметов дает очень неточные показания.

Радиолокаторные установки, работающие совместно с ЗА, разумеется, повышают эффективность ее огня, но обеспечить абсолютное попадание, конечно, не могут, так как от начала излучения до выстрела проходит значительное время, потребное на прохождение радиоволны, прием импульса оператором, вычисление, передачу на батарею и подготовку данных для стрельбы. За этот период замеченный самолет уже успевает пройти какое-то расстояние и даже изменить курс.

Для дезориентации станции радиообнаружения целесообразно применять сбрасывание с самолетов станиолевых пластинок. Этим создается большое отражение ультракоротких волн, фиксация которых на осциллографе создает впечатление летящей группы самолетов.

Применение приборов, генерирующих излучения УКВ и создающих ложные импульсы, может совершенно обезвредить локационные установки.

Отметим, наконец, простейший способ выведения из строя радиолокаторов, а также локаторных приборов ЗА и ЗПР. Все они очень чувствительны к пыли. Если при обработке цели в их расположение сбрасывать бочки с цементом или пылью, то этим может быть парализована вся работа ЗА и ЗПР на период бомбардирования.

Нет сомнения в том, что совершенствование методов радиолокации вызовет и дальнейшее развитие методов защиты от нее.

Однако независимо от этого уже искусный маневр в полете является достаточным средством защиты от радиолокации. Нужно только умело пользоваться им.

Дата размещения на сайте 5 декабря 2014 г.

Источники

  • «Вестник Воздушного Флота» № 19-20 октябрь 1944 г.

©AirPages
2003-