Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Самолёты Henschel Hs 124 Hs 126 Hs 129A-0 Hs 129B Hs 130 Фото и схемы Боевое применение Hs 129 Luftwaffe

Вооружение Hs 129

Юрий Борисов

3 января 1942 г. первые Hs 129B-0 и В-1 начали поступать в люфтваффе. Два самолета серии В-0 и три серии В-1 были поставлены в учебно-боевое подразделение LG 2 для тренировок и обучения летчиков.

В конце 1941 г. в люфтваффе существовала только одна II штурмовая группа LG 2, которая позже была отозвана с восточного фронта и расформирована. В соответствии с приказом самолеты и личный состав соединения должны были использоваться для создания первого штурмового соединения Sch.G 1. Этот новый «гешвадер» (авиаполк) образовался 13 января 1942 г. и состоял из штаба и двух авиагрупп. Три эскадрильи из I группы размещались в Верле и были вооружены самолетами Bf 109Е. II группа формировалась в Липпштадте, в нее вошли 4-я, 5, 6 и 7-я эскадрильи, вооруженные самолетами Hs 129. 8-я эскадрилья, оснащенная Hs 123, была приписана к I группе и занималась вопросами обеспечения каждой группы, состоящей из четырех эскадрилий. Такая схема давала возможность одному штабу группы руководить всеми Hs 129.

Сформированная Sch.G 1 начала пятимесячную подготовку. Наземный и летный состав изучали новое оружие. Летчики отрабатывали тактику полетов над полем боя. После первых полетов по программе подготовки пилоты Hs 129В были слегка удивлены, что штурмовик обладает отличными характеристиками управления; один из них вспоминал: «Это очень стабильная машина в воздухе, и у меня сложилось впечатление, что она может очень хорошо справляться со штурмовыми задачами».

В ходе переподготовки в Липпштадте произошло только три аварии. Первая - 12 апреля 1942 г., когда Hs 129B-1 (W.Nr. 0177), приписанный к 6-й эскадрилье, потерпел катастрофу, в которой погиб летчик унтер-офицер Вилли Эльберс. Для выяснения причин аварии фирма «Хеншель» немедленно отправила в Липпштадт своих представителей, которые пришли к выводу, что причиной катастрофы стала неисправность одного из двигателей. 22 апреля во время взлета был слегка поврежден штабной Hs 129В-1 (W.Nr. 0161), а на следующий день разбился еще один Hs 129B-1 (W.Nr. 0175) из 6-й эскадрильи, снова из-за дефекта силовой установки. Но на этот раз, хотя самолет получил серьезные повреждения, летчик не пострадал.

В конце апреля эскадрильи Sch.G 1, одна за другой отправились на восточный фронт, в южный сектор, где они подчинялись 4-му воздушному флоту. Германия готовилась к летней кампании 1942 г. Немецкий план состоял в прорыве русского фронта между Курском и Ростовом, с последующим выходом к Волге и захватом нефтеносных районов Северного Кавказа.

Необходимым условием для начала воплощения замыслов Германского генерального штаба было прикрытие флангов наступающих немецких войск. В соответствии с этим одна часть-штурмовой авиаэскадры Sch.G 1 отправлялась на Крымский полуостров для обеспечения поддержки германского наступления на Керчь в составе VIII авиакорпуса, а другая часть вошла в состав IV авиакорпуса и поддерживала наземные войска на направлении главного удара, на Кавказ.

6 мая 1942 г. 4-я эскадрилья Sch.G 1 прибыла на крымский аэродром Грамматиково и уже на следующий день приступила к боевым вылетам. Во время перелета 5 мая, сел на вынужденную посадку в районе Запорожья и разбился один Hs 129B-1 (W.Nr. 0183).

Вечером 8 мая, в день начала операции «Охота на дроф» - прорыва в Керчь, на восточный фронт отправилась 5./Sch.G 1. Местом ее базирования стало летное поле в районе Константиновки, в главном секторе прорыва.

Первую боевую потерю II группа Sch.G 1 понесла 9 мая в окрестностях Керчи во время атаки механизированной колонны советских войск, обнаруженной прямо перед немецкими позициями. Hs 129B-1 (W.Nr. 0168) получил прямое попадание зенитного снаряда, летчик гауптман Макс Эк из штабного звена пропал без вести.

Боевые вылеты немецких штурмовиков были очень интенсивными: начинались с рассветом и заканчивались в сумерках. Особенностью степных аэродромов были огромные тучи пыли, поднимавшиеся от множества взлетающих и садящихся самолетов. Из-за пыли участились неисправности двигателей, на которых не были установлены противопыльные фильтры. Вездесущая пыль забивала также втулки пропеллеров, что затрудняло запуск моторов. Позднее, эти проблемы были решены установкой фильтров и модифицированных электростартеров.

Поддержка Hs 129 оказывала большую помощь наземным войскам вермахта. Командиры немецких дивизий отмечали высокую активность своих штурмовиков. Генерал-фельдмаршал Федор фон Бок, командующий группой армий «Юг», докладывал Гитлеру, что пехота получала большую моральную поддержку, когда в небе появлялись штурмовики.

В дополнение к своим основным задачам Hs 129 привлекались и к атакам прифронтовых аэродромов противника. Об одной такой атаке силой звена штурмовиков Бруно Майер, командир 4./Sch.G 1, вспоминал: «После нашего удара с бреющего полета около 40 самолетов были разбиты и горели. Один из Hs 129 сбил в воздушном бою советский И-16...».

Бои в Крыму еще не закончились, когда советские войска начали неожиданное контрнаступление на харьковском направлении. 12 мая 1942 г. советские 28-я, 6-я и 57-я армии под общим руководством маршала Тимошенко нанесли удары с севера и юга по харьковскому выступу. Немецкие и румынские дивизии оказали ожесточенное сопротивление. Им на помощь были переброшены войска из Крыма, в том числе Sch.G 1 в полном составе. Штурмовики действовали с аэродромов в районе Барвенково.

Советские войска вблизи Изюма хорошо поддерживались авиацией, которая наносила сильные удары по захваченным немцами аэродромам на юге России. Это привело к росту потерь немецкой авиатехники. На аэродроме в Константиновке для II/Sch.G 1 настали тяжелые времена, но благодаря своей простой конструкции «хеншели» удачно переносили эти налеты советской авиации. Вот один из случаев. Четыре советских «Бостона» появилась на высоте 2500 м над Константиновкой, бомбы взорвались в середине стоянки самолетов, стальные осколки превратили два Hs 129 в решето. При последующем осмотре было обнаружено, что шрапнель прошила обшивку, и, казалось, должна была причинить много внутренних повреждений, но в итоге заменить пришлось только колеса шасси.

Мощный южный клин Тимошенко, нацеленный с Изюмского выступа, сметал на своем пути все. Немецкое поражение казалось неотвратимым. Советские войска рвались все дальше и дальше на залад, 16 мая их части уже приближались к Полтаве, где располагался штаб фон Бока. Ситуация становилась критической. 17 мая, на день раньше запланированного, немецкие войска при поддержке авиации перешли в контрнаступление. 23 мая войска Тимошенко на барвенковском выступе сами попали в окружение. Завязавшееся сражение стало одним из самых кровопролитных на восточном фронте. Не обошлось без потерь и в составе II/Sch.G 1.

22 мая унтер-офицер А. Мейер из 5./Sch.G 1 на Hs 129 (W.Nr.0189) из-за повреждения в бою топливного насоса совершил вынужденную посадку около Гришине, юго-западнее Барвенково. Летчик получил тяжелые ранения.

На следующий день были потеряны сразу четыре «хеншеля». Машина (W.Nr.0186) фельдфебеля А. Кацберга из штабного звена группы загорелась после попадания зенитного снаряда. В 9 км юго-западнее Петровской Кацберг выпрыгнул с парашютом. Летчика снесло на территорию занятую советскими войсками, где он был взят в плен.

Hs 129B-1 (W.Nr.0157) унтер-офицера X. Леммеля из 5./Sch.G 1 был сбит прямым попаданием зенитного снаряда в один из двигателей. Леммель пытался спасти машину, но не смог - в 11 км восточнее Петровской его самолет врезался в землю и взорвался.

Третьей потерей авиагруппы в этот день стал Hs 129B-1 (W.Nr. 0173), сбитый советскими зенитками. Самолет упал около Петровской, летчик остался жив. Четвертый «хеншель» (W.Nr.0191) был сбит зенитным огнем в районе Константиновки.

26 мая огнем с земли в районе Барвенково был подбит очередной Hs 129 (W.Nr. 0172).

За время своего боевого дебюта в мае 1942 г. эскадрильи штурмовиков потеряли 7 «хеншелей», при этом 2 машины могли быть восстановлены в полевых мастерских.

В целом успешный боевой дебют Hs 129 омрачили проблемы с моторами «Гном-Рон». В лучшем случае - двигатели не развивали полную мощность, в худшем - неожиданно загорались. Постоянно ощущалась нехватка запасных частей к ним, к тому же двигатели оказались крайне чувствительны к засорению частицами пыли и песка, которых в южно-русских степях оказалось более чем достаточно. Понятно, что механики люфтваффе не питали нежных чувств к французским двигателям, а разработка новых фильтров к чужим моторам растянулась на целых полгода.

В начале июня 1942 г. 4./Sch.G 1 получила комплекты R-2 с 30-мм пушками и была переброшена под Харьков, где пилотам Hs 129 предстояло остановить наступающие советские танки. В боях под Харьковом новые штурмовики сыграли определенную роль. Во всяком случае, к середине июня летчики этой эскадрильи записали на свой счет 23 подбитых советских танка.

Летчики 4./Sch.G 1 не являлись пионерами в использовании 30-мм пушек для борьбы с танками противника, но они разработали новую тактику борьбы с танками. Пилоты выпускали весь боекомплект по одной цели, в результате с большей долей вероятности танк выводился из строя. Недостаток такого метода был в том, что в одном вылете поражалась только одна цель. В полевых условиях выяснилось, что авиационные оружейники не готовы обслуживать 30-мм пушки, процент отказавших орудий постоянно возрастал, соответственно росло и количество самолетов, на которых комплекты R-3 меняли на бомбодержатели ЕТС-50.

Летом 1942 г. в соответствии с инструкцией Геринга, каждому истребительному соединению, действовавшему на восточном фронте, планировалось придать по одной противотанковой эскадрилье, Hs 129B-1. Но единственной такой эскадрильей стала 13.(Panzerjager)/JG 51 «Molders», сформированная 1 августа 1942 г. Дальнейшие планы изменения структуры истребительных эскадр были отменены.

После окончания тренировок в польском городе Деблин - Ирена 13.(Pz)/JG 51 была отправлена на восточный фронт. 5 августа 1942 г. эскадрилья прибыла под Харьков, но вскоре была переведена под Ржев, где впервые вступила в бой. Между 14 августа и 26 октября эскадрилья выполнила 73 самолето-вылета против советских войск в ржевской зоне. За это время летчики объявили об уничтожении 29 танков, при потере трех самолетов.

В конце сентября ситуация в ржевско-вяземском секторе фронта была спокойной. Затишье использовалось 13.(Pz)/JG 51 для интенсивных тренировок в стрельбе из пушки по танковым макетам. В конце ноября стрелковые упражнения закончились (точность стрельбы достигла 60% попаданий в цель), и эскадрилья вернулась к боевым действиям.

Осенью 1942 г. в составе II./Sen.G 1 сформировали противотанковую эскадрилью, которую немедленно перебросили под Сталинград. Очень немногие Hs 129 этого подразделения были вооружены 30-мм пушками.

19 ноября 1942 г. примерно 250 советских танков прорвали оборону на участке итальянских войск в междуречье Дона и Волги. Попытки остановить танковую лавину с помощью пикирующих бомбардировщиков Ju 87 и истребителей-бомбардировщиков Bf 109 из II/ Sch.G 1 не имели абсолютно никакого успеха. В то же время шесть вооруженных пушками МК 101 Hs 129B-1 из 8.(Pz)/Sch.G 1 за два дня поразили десять танков. Впрочем, эти достижения летчиков «хеншелей», не могли изменить ход событий. Вскоре эскадрилья отступила в Ворошиловград. Потери в самолетах от зенитного огня оказались значительными.

На усиление 8.(Pz)/Sch.G 1 из-под Ржева перебросили 13.(Pz)/JG 51. Прибытие опытных коллег укрепило упавший моральный дух пилотов 8.(Pz)/Sch.G 1. В ходе совместных боевых операций личный состав двух эскадрилий заявил об уничтожении с 1 по 16 января 1943 г. 13 советских танков. Затем 8.(Pz)/ Sch.G 1 отвели на перевооружение, и в дальнейшем эти два подразделения действовали раздельно.

В ходе боев под Харьковом и Воронежем летчики 8,(Pz)/Sch.G 1 записали на свой счет еще 23 танка. 27 января 1943 г. эскадрилью перевели в район Курска. К этому времени в подразделении оставалось только шесть боеспособных самолетов.

Еще одна противотанковая эскадрилья, 4./Sch.G 2, была сформирована 30 сентября 1942 г. на аэродроме Деблин-Ирена.

В октябре - ноябре 1942 г. началась очередная осенняя распутица. Дороги стали непроходимыми, а летные условия невозможными, тем не менее, «хеншели» все равно поднимались в воздух. К тому моменту II/Sch.G 1 демонтировала со штурмовиков все пушки МК 101 и в конце ноября перебазировалась в Миллерово северо-западнее Ростова. Группа из 20 Hs 129 и 10 Bf 109E активно участвовала в бомбардировочных операциях против советского наступления нацеленного на Донецк. 28 ноября специалисты-вооруженцы из RLM прибыли в штаб II/Sch.G 1 и увидели, что пушки МК 101 не используются Hs 129. Запросив по этому поводу Инспекцию штурмовой авиации, вооруженны получили указание: фюзеляжные бомбодержатели снять, а самолеты вновь оборудовать пушками. Из-за быстрого наступления Красной армии у немецких летчиков из II/Sch.G 1 не было времени для тренировки в стрельбе из противотанковой пушки, поэтому им пришлось атаковать советские танки, не имея представления о правильном использовании пушки МК 101.

Тем не менее за два дня операций летчики шести Hs 129 из 4./Sch.G 1 заявили о 10 подбитых танках. Франк Нойберт, командир Sch.G 1, позже писал: «В следствие больших морозов МК 101 не оправдала надежды как противотанковое оружие. Когда его проверяли на земле, оно стреляло и отлично функционировало, но в воздухе начинались проблемы. Даже инженеры из RLM не знали способов преодоления неисправностей». Кроме технических недостатков пушка отказывала из-за снега и грязи, отбрасываемых пропеллерами.

К 20 февраля 1943 г. в 13.(Pz)/SG 51 осталось только 2 боеспособных самолета. Из 40 машин Sch.G 1, в которой кроме «хеншелей» также имелись Fw 190 и Bf 109, в боеспособном состоянии находилось 28 самолетов. В феврале 1943 г. Sch.G 1 все еще находилась в процессе перевооружения, в результате которого большая часть эскадрилий к началу марта имела на вооружении Fw 190A-5.

Осенью 1942 г. из нескольких эскадрилий Hs 129, которые были отозваны с восточного фронта для восполнения потерь, сформировали новое штурмовое соединение Sch.G 2. Хотя по первоначальным планам это соединение должно было действовать на востоке, некоторые эскадрильи откомандировали в 1-й воздушный флот, действующий в Северной Африке.

К осени 1942 г. 8-я английская армия, в Северной Африке, насчитывала 7 пехотных, 3 бронетанковых дивизий и 7 танковых бригад. 23 октября англичане перешли в наступление, нанеся внезапный удар в районе Эль-Аламейна. Германо-итальянские войска отчаянно защищались, испытывая нехватку топлива и резервов. Продержавшись несколько дней, 4 ноября они вынуждены были отступить. Немецкие войска в Африке нуждались во всем, что могло бы остановить танки Монтгомери, командующего 8-й английской армией.

2 ноября 1942 г. 4.(Pz) эскадрилья Sch.G 2 под командованием Бруно Мейера вылетела из Деблин-Ирена в Северную Африку, и к 7 ноября добралась до Тобрука в Ливии.

В первой операции, проведенной 17 ноября для поддержки отступления немецкой танковой армии «Африка», 4-я эскадрилья штурмовиков уничтожила 12 английских танков. Но затем удача отвернулась от немецких летчиков.

Началась песчаная буря, продолжавшаяся 6 часов, и засыпавшая взлетно-посадочную полосу аэродрома западнее Соллума, где базировалась 4-я эскадрилья. Когда небо очистилось, и полеты можно было возобновить, оказалось, что взлетная полоса сократилась до 750 м, в то время как дистанция, необходимая Hs 129 для взлета с пушкой МК 101 доходила до 1400 м. После второй песчаной бури, застигшей эскадрилью в Бенгази, самолеты вообще не могли взлететь с их тяжелой пушкой и боекомплектом. Поэтому подвесное вооружение было снято и перевозилось с аэродрома на аэродром наземным транспортом.

20 ноября, через 3 дня после первой воздушной операции, эскадрилья была переведена в Мисурату для ремонта, поскольку все самолеты оказались небоеспособны.

Причиной всех бед Hs 129 стали воздушные фильтры на двигателях, которые оказались не приспособлены для африканской пыли и песка. К 31 декабря немцы смогли отремонтировать 7 машин, остальные последовали за эскадрильей на аэродром в Кастель Бенито на автомобильном буксире.

В середине января 1943 г. в связи с ухудшающейся военной обстановкой остатки 4-й эскадрильи переправились в Сицилию. Немногим позже, техперсонал был отправлен поездом в Россию, а летчики отправились в Германию получать новые самолеты, чтобы затем встретиться со своими механиками на восточном фронте. Тем не менее, это был не конец операциям противотанковых эскадрилий в Северной Африке.

В сентябре 1942 г. 5./Sch.G 1 была отозвана с советско-германского фронта для перевооружения на новые Hs 129B-2, специально подготовленные для эксплуатации в тропиках. В конце ноября 1942 г. 5-я эскадрилья прибыла в Африку. Зима 1942/43 г. была одной из худших на памяти участников африканской кампании. Бесчисленные ливневые дожди превратили аэродромы в моря грязи, но радовало то, что не было песчаных бурь, так навредивших 4.(Pz)/Sch.G 2, и 5.(Pz)/Sch.G 1 могла доложить о высокой степени боеготовности.

30 ноября, с аэродрома в Эль-Аоуина, была выполнена первая операция силами 5.(Pz)/ Sch.G 1 и был подбит один английский танк. Об успехах 5-й эскадрильи можно судить по письму командира эскадрильи Освальда домой, в котором он говорит: «Позавчера и сегодня мы достигли очень хороших результатов, подбили 8 танков и несколько броневиков. Моя эскадрилья не понесла каких-либо потерь».

В начале нового 1943 г. 5.(Pz)/Sch.G 1 была переформирована и получила новое обозначение 8.(Pz)/Sch.G 2. До февраля 1943 г. активных боевых действий в Тунисе не велось, и Hs 129 из 8.(Pz)/Sch.G 2 лишь изредка летали на свободную охоту.

20 марта после полуторамесячной подготовки войска Монтгомери начали прорыв линии немецкого фронта. Одновременно американские войска наступали в Южном Тунисе с запада. Число боеготовых самолетов в 8.(Pz)/ Sch.G 2 уменьшилось с 16 до 2. И было абсолютно ясно, что снабжение не может быть налажено из-за блокады Средиземного моря противником.

20 апреля 1943 г. с окончанием боевых действий в Африке 8.(Pz)/Sch.G 2 также эвакуировалась на Сицилию. В конце июня эта эскадрилья была отправлена на восточный фронт. О действиях Hs 129 в Африке довольно объективно отозвался генерал Адольф Галланд: «Я видел Hs 129 в Тунисе... На «хеншелях» летали хорошо обученные, превосходные пилоты, но они больше не могли противостоять вражескому превосходству».

В первые месяцы 1943 г. в люфтваффе проходила реорганизация штурмовых полков, в результате которой большая часть соединений получила истребители-бомбардировщики Fw 190. Лишь в четырех эскадрильях: в 4. и 8./Sch.G 1 и в 4. и 8./Sch.G 2 остались на вооружении Hs 129. Они составили так называемый отряд истребителей танков Вайсса (Jagdkommando Weiss), получившего название по фамилии своего командира кавалера Рыцарского креста с дубовыми листьями подполковника Отто Вайсса. Идея заключалась в массированном использовании противотанковых самолетов на узком участке фронта. Совместные действия противотанковых самолетов и наземных войск доказали эффективность такой тактики.

19 марта 1943 г. одна из пехотных дивизий немцев, атаковавшая деревню Тамаровка, вызвала по радио штурмовики Hs 129, которые атаковали советские танки недалеко от деревни. После того, как Томаровка была взята, немцы насчитали 29 подбитых советских танков.

В материалах докладов в главный штаб люфтваффе, датированных мартом 1943 г., упоминается большое количество донесений и телеграмм, полученных от наземных войск, в которых они выражают благодарность за поддержку с воздуха, оказанную противотанковыми эскадрильями.

Но такая поддержка в условиях сильного огня ПВО нередко давалась ценой больших потерь. Во многих случаях пилоты Hs 129 оставались в живых лишь благодаря бронезащите кабины. Но 29 мая 1943 г противотанковая авиация Германии потеряла одного из своих лучших летчиков обер-лейтенанта Фридриха Зеукена из Pz.Ja.St./JG 51. Во время атаки танков Т-34 восточнее ст. Крымской его Hs 129B-2 (W.Nr. 0404) был подбит из легкого зенитного пулемета. Самолет разбился, похоронив под своими обломками летчика.

С наступлением весенней распутицы крупные наземные операции по всей линии советско-германского фронта прекратились. Обе стороны наращивали мощь своих войск, готовясь к летнему наступлению 1943 г. Немецкое командование запланировало мощное наступление с целью окружить более чем миллионную группировку советских войск в районе Курского выступа, между Орлом на севере и Белгородом на юге. Стянув большие силы, немцы рассчитывали захватить стратегическую инициативу, а весеннее контрнаступление, в результате которого были в очередной раз захвачены Харьков, Орел и Белгород, внушало им уверенность в своих силах.

При разработке операции «Цитадель» планировалось усиление как истребительных, так и штурмовых соединений люфтваффе. Состав каждой эскадрильи Hs 129 увеличили с 12 до 16 машин. Кроме того, в июне 4.(Pz)/Sch.G 1 была отправлена в Германию, где она получила новые Hs 129 с пушкой МК 103. Это новое 30-мм противотанковое орудие отличалось от МК 101 большей скорострельностью.

Курская битва началась утром 5 июня на рассвете. Немецкие танки и пехота после ударов артиллерии и авиации перешли в наступление. Их поддерживали крупные авиационные силы. В отсутствие подходящих целей «хеншели» летали на «свободную охоту». Самолеты Hs 129B действовали на южном фасе Курского выступа с аэродрома Микояновка, расположенного примерно в 20 км северо-западнее Харькова. Летчики выполняли задания звеньями из четырех самолетов против немногочисленных заблудившихся русских танков. Летали больше для знакомства с местностью, чем для помощи сухопутным войскам. Вспоминая начальный период Курской битвы, Мейер, в то время занимавший должность начальника противотанковых операций, писал: «Наша работа по поддержке передовых полков была просто удовольствием...». День 8 июля оказался особенно удачным для немецких летчиков-штурмовиков. По их заявлению они уничтожили 80 советских танков, что эквивалентно почти двум танковым бригадам. У читателя, возможно, возникнут сомнения по поводу правдоподобности приведенных цифр. Тем не менее, приведем рассказ об этом событии, как оно выглядит с немецкой стороны.

Через три дня после начала операции немецкие войска продвинулись в глубь советской обороны на 40 км и вышли на южном фасе дуги на подступы к Белгороду. На рассвете 8 июля группа Hs 129B во главе с Мейером обнаружила большое количество советских танков, внезапно атаковавших незащищенный восточный фланг II танкового корпуса СС генерала Хауссера. Мейер вызвал из Микоянов-ки подкрепление, а сам немедленно возглавил атаку на вражескую бронетехнику. Через 15 минут к месту боя подошли 16 штурмовиков гауптмана Ганса Матюшки из 4./Sch.G 2, за ними - самолеты 8./Sch.G 2 обер-лейтенанта Освальда, 4./Sch.G 1 обер-лейтенанта Дорнемана и 8./Sch.G 1 лейтенанта Орта. «Хеншели» висели над полем боя непрерывно: одна эскадрилья атаковала, вторая возвращалась в Микояновку, третья - пополняла запасы топлива и боекомплекта, четвертая в это время находилась на маршруте к точке выхода в атаку. Удары Hs 129B по танкам сопровождались налетами Fw 190 с подвешенными осколочными бомбами SD 2, очень эффективным противопехотным оружием. «Хеншели» старались атаковать танки со стороны кормы или бортов, где броня имела меньшую, чем в лобовой части толщину.

Менее чем за час большая часть танков была приведена в небоеспособное состояние. Советская контратака во фланг танкового корпуса СС захлебнулась. Сами «хеншели» не имели потерь. Командование II танкового корпуса СС выразило благодарность летчикам: «Впервые в военной истории вражеская танковая бригада была уничтожена авиацией, без какой бы то ни было помощи наземных войск!»

Тем временем, на севере в орловском секторе немецкая IX танковая армия смогла углубиться только на 10 км. Глубокоэшелонирован-ная советская оборона оказалась непробиваемой для противника. 10 июля очередной удар немецких войск, использующих все имеющиеся у них резервы, снова не принес ощутимого результата. Затем 12 июля 1943 г. войска Брянского и Западного фронтов перешли в наступление, немецкие войска были вынуждены перейти к обороне. Этот день стал переломом в Курской битве.

За 11 дней последующих боев между 14 и 25 июля немецкие противотанковые эскадрильи в общей сложности потеряли около 30?-о своих самолетов и летчиков как на земле, так и в воздухе. При этом они не имели удобного случая для выполнения задач, для которых предназначались и специально тренировались.

К 23 июля немцы были отброшены на исходные позиции. К середине августа боевые потери и износ техники сократили число Hs 129 с 68 машин перед операцией «Цитадель» до 27 единиц. Но можно сказать, что «хеншели» в целом действовали удачно. Вероятно, именно с этого момента противотанковые эскадрильи Hs 129 стали своего рода «пожарной командой» вермахта на восточном фронте. Они перебрасывались с одной «горячей точки» в другую.

Несмотря на успех, Hs 129 понесли тяжелые потери. 4-я эскадрилья Sch.G 1 потеряла один Hs 129B-2, на аэродроме в Запорожье во время воздушного налета советской авиации 5 сентября, и еще более 5 машин не досчиталась в следующем месяце из-за огня советской ПВО. 8-я эскадрилья Sch.G 1 также потеряла 5 самолетов в течение августа - сентября, из которых 4 были подбиты зенитками. В это же время 4-я эскадрилья Sch.G 2 потеряла 8 самолетов, из которых два были подорваны во время эвакуации с аэродрома в Варварке, 2 были потеряны из-за технических неисправностей и 4 - подбиты зенитным огнем. Потери летчиков составили: трое убитых и один раненый. В 8-й эскадрилье Sch.G 2 от огня советских зениток было потеряно 5 «хеншелей», два летчика при этом погибли и два пропали без вести. Насколько известно, только один Hs 129B-2 потеряла Pz.Ja.St./JG 51. 17 сентября машина была сбита советскими истребителями северо-западнее Пологи.

Согласно приказу от 18 октября 1943 г. изменялась организация и система обозначений подразделений штурмовиков и пикирующих бомбардировщиков люфтваффе. Авиаполки пикирующих бомбардировщиков преобразовывались в штурмовые. Прежние Sch.G 1 и Sch.G 2 были расформированы и послужили основой для создания новых частей истребителей танков. Приказом от того же 18 октября 1943 г. создавалось новое соединение - IV(Panzer)/Schlachtgeschwader 9 и изменялись обозначения подразделений: FuPz стало штабом IV (противотанковой) группы SG 9. 4.(Pz)/Sch.G 1 стала 10.(Pz)/SG 9, 8.(Pz)/Sch.G I превратилась в ll.(Pz)/SG 9, 4.(Pz)/Sch.G 2 переименовали в 12.(Pz)/SG 9, 8,(Pz)/Sch.G 2 преобразовали в 13.(Pz)/SG 9 и, наконец, Panzerjagerstaffell/JG51 стала 14.(Pz)/SG 9.

Помимо люфтваффе, Хеншель Hs 129 состояли на вооружении Королевских ВВС Румынии. В составе румынского I воздушного корпуса имелась 8-я штурмовая группа, включавшая 41-ю, 42-ю и 60-ю эскадрильи. Командование I румынского воздушного корпуса в оперативном отношении подчинялось штабу 4-го воздушного флота люфтваффе, хотя румыны действовали как в секторе 4-го, так и в зоне ответственности 6-го воздушных флотов.

Зимой 1943/44 г. численность авиационного парка rV.(Pz)/ SG 9 составляло примерно 70?4 от штатной, как правило, боеспособными считались около 50 - 60 штурмовиков. Серьезные проблемы возникли с пушками МК 103: это оружие не испытывалось на надежность работы в условиях низких температур. Зима показала, что на морозе пушки практически не работают.

Для германской армии на восточном фронте 1944 г. начался унылыми военными перспективами. Только Правобережная Украина все еще оставалась под контролем Германии. Несмотря на сложившуюся обстановку, люфтваффе продолжали играть важную роль в прикрытии брешей между отступающими немецкими соединениями и оказывали поддеРжкУ контратакам наземных войск, целью которых была задержка советского наступления.

24 и 25 января 1944 г. продолжались атаки советских войск в районе Кировограда, который немцы все еще пытались оборонять. В то же время советские войска начали наступление против немецкого выступа на фронте западнее Черкасс. 30 января был также атакован другой выступ восточнее Кривого Рога. Советские войска имели явное превосходство в силах, и каждая их атака имела успех. 25 января 10 эскадрилья SG 9 противодействовала наступлению советских танков и за свои успешные действия получила благодарственное письмо от генерала Зейдемана. К октябрю 1943 г. за три месяца после переформирования немецкие летчики записали на счет своей эскадрильи 219 подбитых советских танков.

Георг Дорнеманн и Гебхард Вебер считались наиболее удачливыми летчиками, но и их, так же как и Ганса-Германа Штейнкамфа (Steinkamp), командира 14.(Pz)/SG 9, сбивали в январе 1943 г. Пилот Штейнкамф был знаменит исключительной остротой зрения и необычной способностью чувствовать замаскированные зенитные позиции противника за много километров. Однажды, пролетая над колонной отступающих немецких танков и автомобилей, Штейнкамф заметил два танка, двигавшихся по другой дороге невдалеке от колонны. Сначала он предположил, что это свои, но когда вызвавшие подозрение танки повернули и пошли на перерез колонне, Штейнкамф понял, что это противник.

Летчики из его звена наблюдали, как их командир приблизился к одному из танков и расстрелял его. Из танка повалил черный дым. Немецкие водители и солдаты выпрыгивали из машин и бросались в придорожные канавы для укрытия, поначалу не понимая, что происходит и почему Штейнкамф атакует свою колонну. Они только тогда поняли, когда заметили на втором танке красные звезды. После того, как была подбита и вторая бронемашина, немецкие солдаты вылезли из кюветов. Но и самолет Штейнкамфа во время одной из атак получил повреждения от зенитных установок и совершил вынужденую посадку на территории занятой советскими войсками. Немецкий летчик вылез из кабины своего «хеншеля» и побежал к своим позициям. Ему пришлось прорваться сквозь строй наступающих советских пехотинцев. При этом его окликнул советский офицер, Штейнкамф выстрелил в него из пистолета. Услышав выстрел сзади, другой красноармеец открыл огонь, по бегущему немецкому летчику. Очередь ранила Штейнкамфа в шею и предплечье. Несмотря на ранения, ему удалось убежать и вплавь добраться до безопасного берега реки. После довольно быстрого выздоровления Штейнкамф вернулся к боевым действиям. 29 марта 1944 г. он был награжден Немецким Крестом в Золоте, а 24 октября того же года Рыцарским Крестом.

Хотя главной задачей эскадрилий Hs 129 было уничтожение танков противника, имелись случаи, когда они применялись по другим целям. Например, во время одного из боев в низовьях Днепра несколько немецких солдат из горного дивизиона обнаружили, что их позиции оказались на виду у русского наблюдательного пункта, оборудованного на колокольне на противоположном берегу реки, в результате чего советские пушки обстреливали немецкие позиции с достаточной точностью. Собственная артиллерия немцев не могла накрыть этот наблюдательный пункт, и тогда были вызваны «хеншели», которые справились с этой задачей.

Для выполнения этого задания бронебойные снаряды не требовались, самолеты загрузили бомбами и разрывными снарядами. Четверка Hs 129 взлетела и скрылась в низкой облачности. Пересекая линию фронта, они пролетели мимо цели, а затем развернулись, чтобы атаковать ее с тыла. Во время первого захода они сбросили бомбы. Затем вновь зашли на цель и обстреляли колокольню из своих пушек. Опять развернулись и выполнили еще один проход над целью, чтобы убедиться, что НП уничтожен и больше не сможет корректировать огонь по немецким войскам.

В начале 1944 г. на южном крыле советско-германского фронта немцы имели одну из наиболее крупных стратегических группировок. По строжайшему приказу Гитлера, она любой ценой должна была удержать за собой «богатейшие хлебные районы Правобережной и Западной Украины», Никополь с его предприятиями по добыче и переработке марганца, Криворожский бассейн, богатый железной рудой, и Крым, прочно прикрывавший коммуникации южного крыла восточного фронта. В феврале 1944 г. ключевые позиции в излучине Днепра, Никополь и Кривой Рог окончательно пали под продолжающимся советским наступлением. Зима была в самом разгаре. Погодные условия надолго приземлили все авиационные полки люфтваффе. Когда погода немного улучшилась, противотанковые эскадрильи смогли совершить несколько вылетов на помощь немецким войскам, попавшим в Черкасско-Корсунский котел.

В кольце оказались управления 11-го и 42-го армейских корпусов, 4 пехотных и 1 танковая дивизии, корпусная группа «Б», бригада СС «Валлония», 3 дивизиона штурмовых орудий и прорвавшийся с юга прямо в «котел» полк 14-й танковой дивизии, а кроме того, отдельные подразделения других частей. Численность окруженной группировки, по советским данным, достигала 80 000 человек, на ее вооружении имелось до 1600 орудий и до 230 танков. По мнению немецких авторов, в окружении оказалось около 56 000 солдат и офицеров.

К концу февраля началась оттепель, принесшая грязь и дождь. 1 марта, главным образом из-за состояния аэродрома в Умани, который в любом случае захватили бы советские войска 10.(Pz)/SG 9, была переведена в Винницу, где имелась бетонная взлетно-посадочная полоса. Спустя несколько дней эскадрилья снова передислоцировалась, на этот раз в Проскуров. В это время советские войска окружили город с трех сторон и захватили господствующие высоты вокруг него. Хотя сезон русской распутицы ограничивал передвижение наступавших, Красная армия возобновила свои атаки, используя в наступлении большое количество танков. В следующие несколько дней «хеншели» из 10.(Pz)/SG 9 совершали постоянные вылеты против советских танков, которые прорвали линию фронта.

Удачи добились немецкие штурмовики 12 марта, когда сильный передовой отряд советских танков довольно близко приблизился к аэродрому, с которого действовала 10.(Pz)/SG 9. По своей собственной инициативе волна за волной эскадрилья начала атаки против советских танков. Со своего аэродрома наземный персонал видел, как их «хеншели» заходят на цели для атаки, и между перезарядкой авиационного оружия и дозаправкой топливом своих самолетов они сами готовились к обороне аэродрома. К наступлению темноты эскадрилья записала на свой счет 19 подбитых и 5 поврежденных танков. Гауптман Руффер записал себе 50-ю победу, фельдфебель Ритц - 5 танков, и его личный счет увеличился до 27 танков в 90 боевых вылетах, лейтенант Краузе - 2 танка. Обер-фельдфебель Диттрих, который до этого выполнил 100 боевых вылетов и имел на своем счету 37 танков, 13 штурмовых орудий, около 100 автомобилей, а также сбитые самолеты Ил-2 и Ла-5 - увеличил свой счет на 7 танков.

Командир 10.(Pz)/SG 9 гауптман Руффер дважды был отмечен в сводке высшего командования сухопутных войск: «13 марта 1944 г. в районе восточнее Тернополя... действия штурмовой эскадрильи гауптмана Руффера заслуживают самой высокой оценки» и «13 апреля 1944 г.: над Северным Крымом и в районе северо-восточнее Феодосии летчики штурмовой эскадрильи за два дня уничтожили 82 танка противника, особенно отличилось подразделение гауптмана Руффера».

К этому времени большинства своих побед Руффер додобился летая на самолете с пушками МК 101. Восемь раз он вылетал на самолете, оборудованном пушкой МК 103, и во всех случаях она отказывала. Тем не менее, к концу марта Руффер оставался лидером среди летчиков-штурмовиков, летающих на Hs 129 и увеличил свой счет до 63 танков.

Вскоре только малая часть Проскурова, в том числе и аэродром, оставалась в руках немцев. К 24 марта ситуация стала безнадежной, и «хеншели» вынуждены были перелететь в Каменец-Подольский, который оказался только временным пристанищем, вскоре они снова передислоцировались, на этот раз в Черновцы, а затем - в Лемберг, недалеко от Львова. Там разместился почти весь VIII воздушный флот люфтваффе. К началу апреля 10-я противотанковая эскадрилья записала на свой счет 100 подбитых танков Т-34, 6 самолетов, около 30 САУ и несколько сотен автомобилей всех типов. При этом они потеряли только двух летчиков. 31 марта погиб унтер-офицер Отто Мехлиг на Hs 129 (W.Nr. 141549), а 5 апреля обер-фельдфебель Франц Бернбаум на машине с W.Nr. 141731.

Доклад, подготовленный одним из техников фирмы «Хеншель», утверждал, что независимо от типа предпринятой боевой операции все полеты Hs 129 проходят успешно, а летчики, выполняющие на них полеты, испытывают доверие к своим самолетам. Даже с пробитыми рулями, множественными повреждениями фюзеляжа и крыла летчик всегда мог положиться на свой самолет, который дотянет до базы или перевалит через линию фронта. Hs 129 можно было использовать не только против танков, но и против пехоты, а также для маловысотной разведки: хороший обзор из кабины позволял определять замаскированные и скрытые цели.

К 1 мая 1944 г. на советско-германском фронте наступило затишье. На южном участке боевые действия велись уже на территории Румынии. После краткого периода относительной тишины советские танковые клинья снова двинулись вперед по направлению к румынским нефтяным источникам. Немецкая IV(Pz) группа SG 9 вместе с 8-й румынской штурмовой группой, также оснащенной Hs 129, были переведены в зону севернее Ясс, где войска Красной армии стремились выбить немцев с их позиций на высотах вокруг Карбити на берегу Прута.

Финалом советского наступления в Румынии стало 22 августа 1944 г., когда в 22 часа радио Бухареста передало приказ о прекращении огня всеми румынскими вооруженными силами. 25 августа «Правительство национального единства» Румынии официально объявило войну Германии. 32 штурмовика Hs 129B-2 из 8-й румынской штурмовой группы стали теперь воевать против своих недавних союзников - немцев.

Из-за нехватки запчастей и частых аварий боеспособность румынских эскадрилий «хен-шелей» снизилась на 30 - 40%, но, хотя в воздух одновременно могли подняться не более 6 машин, полеты обычно проводились по немецким правилам, то есть звеньями из четырех самолетов. Наземные советские войска оценили поддержку, оказываемую румынскими самолетами и признавали эффективность атак штурмовиков Hs 129. Все румынские авиаторы, имевшие отношение к Hs 129 отмечали его эффективность, способность к точному бомбометанию, хорошие летно-технические данные и бронезащиту летчика.

Готовясь к летней кампании 1944 г., немецкое командование считало наиболее вероятным, что Красная армия нанесет главный удар на юге. В Белоруссии же немцы предполагали лишь частные отвлекающие операции, и надеялись отразить их силами группы армий «Центр». Поэтому основные силы германской армии находились не в Белоруссии, а на юге. Несмотря на доклады, поступавшие с фронта в начале июня, и отмечавшие постоянное накопление советских войск для мощнейшего наступления против группы армий «Центр», слепая вера в то, что атака будет начата на юге, слишком крепко засела в умах Верховного командования Германии. Основные силы вермахта, включая 300 штурмовых самолетов всех типов, оставались на Украине. 10 июня 1944 г. советское командование начало крупное наступление в Белоруссии, совсем не там, где его ожидали немцы.

После того, как Верховное командование вермахта осознало размеры катастрофы, ударно-штурмовые соединения IV воздушного флота были срочно переброшены на север. С середины июля и весь август в люфтваффе больше всего применялись эскадрильи Hs 129 (несмотря на небольшое их количество, они постоянно были в гуще боевых действий).

14 июля 1944 г. две советские армии ударили по немецкой I танковой армии с левого фланга восточнее Львова. В последующую неделю 13. (Pz) эскадрилья SG 9 совершала постоянные боевые вылеты. В течение следующих двух недель немецкие летчики заявили о 38 подбитых ими танках противника. Сам командир заявил о 10 уничтоженных им танках в 13 вылетах. 24 июля 13.(Pz)/SG 9 совершила свой 3000-й боевой вылет и отпраздновала 50-ю победу над танками за 10 дней.

Обеспечить сопротивление советскому наступлению с имеющимися у немцев ресурсами было невозможно. Немецкие войска могли лишь оттянуть полную катастрофу и отступали «сжигая за собой мосты». Количество Hs 129 было слишком малым для изменения всей фронтовой ситуации, их успехов хватало лишь для изменения хода боев местного значения, но штурмовики продолжали летать без передышки.

Несмотря на крупные поражения на протяжении всего 1944 г., немецкая армия еще сохраняла боеспособность и обладала резервами, достаточными для того, чтобы предпринять контрнаступления. Но перенос военных действий на территорию собственно Германии и потеря огромных территорий привели к дальнейшему сокращению германского военно-промышленного потенциала.

13.(Pz)/SG 9 закончила свое существование 22 января 1945 г., когда почти все оставшиеся самолеты эскадрильи находились на аэродроме Вагровлеке (Торндорф). В утренней дымке части Красной армии предприняли неожиданный прорыв. Около 13 штурмовиков Hs 129 немцам пришлось уничтожить самим, чтобы они не попали в руки советских войск. Летчиков эскадрильи отправили в Перлеберг для переподготовки на Fw 190.

В 10.(Pz)/SG 9 в феврале и начале марта количество боевых вылетов было невелико. 1 марта летали только два «хеншеля» из 17 имеющихся в эскадрилье в исправном состоянии, и то лишь для воздушной разведки. Тем не менее, 6 и 8 марта было потеряно 7 Hs 129 во время атак аэродрома в Вайденгуте советскими самолетами. Вследствие частых воздушных налетов 10.(Pz)/SG 9 была вынуждена передислоцироваться в Швейднитц.

Здесь в середине марта на земле все еще лежал снег, но небо было чистым и солнечным. При отличной весенней погоде возросла активность авиации обеих воюющих сторон. 17 и 18 марта 10.(Pz)/SG 9 записала на свой счет 37 танков и штурмовых орудий. Но 22 марта не имела успеха, хотя и выполнила 11 общих вылетов для уничтожения советских танков и колонн автомобилей в зоне Леобсшутц - Науштадт. Тем не менее, 10,(Pz)/SG 9 считалась одной из лучших штурмовых противотанковых эскадрилий люфтваффе и на ее счету числилось 600 уничтоженных танков. 23 марта эскадрилья совершила 17 боевых вылетов в зону Леобешутц - Науштадт и, хотя 8 из них оказались неудачны из-за сильного противодействия советской стороны, летчики утверждали, что им удалось уничтожить 8 танков, а еще 3 сильно повредить.

В то время 10. и 14.(Pz)/SG 9 оставались единственными эскадрильями, вооруженными Hs 129, и их достижения считались очень высокими. Но имеющийся боевой опыт показывал, что несмотря на достигнутые результаты, Hs 129 устарел. Правда, самолет заменять было уже слишком поздно.

Последним аэродромом, на котором базировались «хеншели» стал Зельвег, расположенный в окрестностях австрийского города Клагенфурт. Из-за нехватки горючего самолеты не могли сделать ни одного боевого вылета. При капитуляции все штурмовики были уничтожены, чтобы они не достались противнику. Часть личного состава ушла на территорию Чехословакии, где попала в плен к Красной армии.

Hs 129 в течение непродолжительного времени воевали и на западном фронте. Для отражения высадки англо-американских войск в Нормандии в июне 1944 г. немцы бросили все способные подниматься в воздух самолеты, в том числе из учебно-тренировочных подразделений. Среди последних оказалась SG 101, базировавшаяся в парижском аэропорту Ор-ли. SG 101 была единственным подразделением люфтваффе, готовившим летчиков Hs 129.

На вооружении учебной группы имелись машины моделей «А» и «В».

В ходе боев в Нормандии SG 101 действовала по британским силам вторжения, базируясь на аэродроме Кан-Карпикю. После захвата аэродрома, в руки американцев попал один исправный Hs 129, но дальнейшая судьба этого самолета не известна.

Англо-американские войска уже имели возможность близко познакомиться с творением Николауса: в Северной Африке британцы захватили два штурмовика из 4,/Sch.G 2. Один самолет получил легкие повреждения при вынужденной посадке. Он был отправлен в Англию. 27 июля 1943 г. трофей доставили в Коллиуистон.

«Североафриканский» Hs 129 в британских Королевских ВВС (RAF) получил регистрационный бортовой код NF 756. Машину перекрасили по камуфляжной схеме RAF и нанесли британские опознавательные знаки. Первые полеты на отремонтированном «хеншеле» выполнил лейтенант Форбис. Несмотря на хорошее техническое состояние моторов, добиться их надежной работы британцам (так же, как и немцам) никак не удавалось. 8 ноября 1943 г. полеты по программе испытаний прекратили, а 1 ноября 1945 г. машину сдали на хранение на авиабазу в Силенде.

Кроме самолета NF 756 англичане и американцы захватили еще несколько штурмовиков Hs-129. По крайней мере, одну машину доставили в США, где она вместе с другими трофеями проходила летные испытания на авиабазе Фримен Филд. Этот самолет получил регистрационный номер FE-4600. Машину утилизировали в 1954 г. в чикагском аэропорту О'Хари. В настоящее время передняя часть фюзеляжа данного «хеншеля» находится в Австралии в одной из частных коллекций.

Несколько Hs 129 захватили и советские войска. Один из них показывался в 1943 г. на выставке трофеев в Парке культуры и отдыха имени Горького в Москве.

Заключение

Атака наземных целей считается одной из основных задач авиации. В период Второй мировой войны самолеты-штурмовики и бомбардировщики являлись основной ударной силой авиации. Без их участия не мыслилась ни одна значимая операция наземных войск.

Самолеты штурмовой авиации предназначались для поражения наземных целей во фронтовой зоне и ближних тылах противника. Казалось бы, создавая машины для выполнения одной и той же тактической задачи, авиаконструкторы в разных странах должны были прийти к схожим техническим решениям. Однако на деле все оказалось совершенно иначе. Задача уничтожения сухопутных войск, техники и коммуникаций решалась по-разному.

В ходе войны немцы применили на восточном фронте новый штурмовик Hs 129, специально предназначенный для действий против вражеской бронетехники. Совершенно уникальный образец самолета поля боя Ил-2 был создан в СССР незадолго до начала Великой Отечественной войны. Эти два самолета были целыми ударными комплексами, в которых конструкторы попытались оптимальным образом сочетать высокие летные показатели, вооружение и живучесть. Но сравнивать Ил-2 и Hs 129 между собой не совсем правильно, Хотя они и относятся к одному типу самолетов-штурмовиков, но выполнены по разным конструктивным схемам.

В заключение необходимо отметить, что идеи, примененные в конструкции Ил-2 и Hs 129, впоследствии стали в равной степени классическими для последующих поколений-самолетов-штурмовиков и противотанковых самолетов как у нас, так и за рубежом.

Источники

  • "Штурмовик Хеншель Hs 129" /Юрий Борисов/

©AirPages
2003-