Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Самолёты Heinkel He 51 He 100 He 111 He111B2 He 111H He 111H-11 He 111Z-1 He177A5 He 178 He 219 He 280 He 162 Фото и схемы Боевое применение He 111 He 162 He 177 Luftwaffe

He-177 - боевое применение

Первые серийные Не 177 А-3 поступили в I. Gruppe Fernkampfgeschwader 50 (I./FKG 50 - 1 -я группа 50-й дальнебомбардировочной эскадры) в ноябре 1942 года. Часть была сформирована в июле на аэродроме Бранденбург-Брест и первоначально оснащалась «Грифами» первой модификации - Не 177 А-1. Командовал группой майор Карл Шеде.

В конце 1942 года первостепенной задачей Люфтваффе на восточном фронте стало снабжение по воздуху окруженной в Сталинграде 6-й армии Паулюса. Для этой цели привлекались все мало-мальски пригодные машины. Не избежали подобной участи и «Грифы». Несмотря на то, что самолеты не предназначались для перевозки грузов, им предстояло поработать в качестве транспортников. В январе 1943 года 20 Не 177 А-1 и А-3 из группы Шеде перебазировались из Бранденбурга на аэродром в Запорожье.

В первом же полете на Сталинград был потерян самолет командира группы майора Шеде. О причинах его гибели ничего конкретного не сообщалось. Новым командиром стал капитан Шлоссер. Под его командованием «Грифы» совершили несколько рейсов в сталинградский «котел», причем, если другие машины (Ju-52, Не-111) на обратном пути вывозили раненых, то «Гриф» из-за отсутствия грузо-пассажирской кабины этого делать не мог.

Эффект от применения Не 177 в роли транспортной машины был крайне низким, и вскоре самолет решили использовать по прямому назначению. Начиная с 18 января I./FKG 50 стали привлекать к полетам на бомбардировку. 20 января по неизвестной причине погиб еще один экипаж, тем не менее за последующие четыре дня группа «Грифов» совершила 13 боевых вылетов. Последний состоялся 25 января. В тот день семь машин отправились бомбить только что занятый советскими войсками аэродром Питомник. Вернулись пять. Немцы заявляют, что два «Грифа» разбились из-за отказов двигателей.

2 февраля армия Паулюса капитулировала. Среди многочисленных трофеев нашим достался один неисправный «Гриф», брошенный немцами на прифронтовом аэродроме. Таким образом, общие потери I./FKG 50 в сталинградской операции составили по германским данным пять машин (Английский историк Уильям Грин писал, что немцы потеряли под Сталинградом семь «Грифов»). Боевой дебют Не 177 оказался не очень удачным. Вскоре уцелевшие самолеты были эвакуированы обратно в Германию.

В ходе боев на Волге немцы впервые испытали острую необходимость в специальном противотанковом самолете, способном поражать советские KB и «тридцатьчетверки» с их довольно мощной броней. В этой связи весной 1943-го появилась спецмодификация «Грифа», оснащенная 75-миллиметровой противотанковой пушкой ВК 7,5 в подфюзеляжной гондоле и обозначенная Не 177 A3/R5. Машина получила также наименование «Сталинградтип». Однако испытания показали, что пушка обладает слишком сильной отдачей, грозящей разрушением конструкции самолета. Всего было выпущено пять «сталинградских Грифов», об их боевом применении ничего не известно.

В начале ноября I./FKG 50, получившая к тому времени новое обозначение 2./KG 40 и наименование «Хольцхаммер», перебазировалась на французский аэродром Бордо-Мериньяк. За лето самолеты этой авиагруппы были оборудованы подвесками для противокорабельных управляемых ракет «Хеншель» Hs 293, а экипажи обучены обращению с новым оружием. Группу переподчинили Управлению морской авиации Атлантики (Fliegerfuhrer Atlantic).

Боевое крещение группы в новом качестве состоялось 21 ноября 1943 года. «Грифам» предстояло атаковать американский конвой SLI 39/MKS 30, обнаруженный воздушной разведкой в 420 милях к северо-востоку от мыса Финистере. На задание вылетело 25 самолетов. Каждый из них нес по две ракеты Hs 293. Но погода в тот день была на стороне американцев. Низкая облачность сильно затрудняла обнаружение целей и наведение управляемых ракет. Экипажи смогли разглядеть только два замыкающих судна конвоя - пароход «Марс» и теплоход «Делиус». По ним и были выпущены все ракеты. В результате прямого попадания «Марс» затонул, а «Делиус», получивший серьезные повреждения, все-таки сумел своим ходом дойти до порта. Стоит ли говорить, что большинство ракет в цель не попало, а два самолета вообще не смогли осуществить сброс из-за отказа пусковых установок.

Во время атаки произошел необычный воздушный бой нескольких «Грифов» с четырехмоторным самолетом Консолидэйтед B-24D «Либерейтор» из 224-го британского дивизиона «Берегового командования». Хотя «Либерейтор» сопровождал конвой для защиты от подводных лодок, его экипаж, заметив воздушного противника, немедленно ринулся в бой с «Хейнкелями». Два бомбардировщика были повреждены огнем бортовых стрелков противолодочной машины. Им пришлось аварийно сбросить ракеты и спешно возвращаться на базу. На обратном пути один из них рухнул в воды Бискайского залива (экипаж спасся на парашютах), а другой сел на брюхо, едва дотянув до берега. Еще один «Гриф» пропал без вести.

В общем, первый опыт применения управляемых ракет закончился провалом. Командир экипажа одного из «Хейнкелей» капитан Петер Хусс заявил о потоплении двух кораблей, так что, похоже, он единственный, кому удалось добиться попаданий.

Не многим более удачным оказался второй боевой вылет ракетоносцев, хотя в этот раз немцам удалось нанести противнику весьма серьезный урон. 26 ноября 1943 года 21 «Гриф» стартовал для атаки конвоя KMF 26 у мыса Бужи в Алжире. Одна из машин разбилась на взлете из-за пожара двигателя. Приблизившись к конвою, «Хейнкели» попали под сосредоточенный зенитный огонь кораблей эскорта и атаки истребителей. На «Грифов» поочередно набросились французские «Спитфайры», американские «Аэрокобры» и, наконец, - двухмоторные английские «Бофайтеры». В этом бою погибли шесть «Хейнкелей», в том числе самолеты командира группы майора Рудольфа Монса и капитана Петера Хусса. Еще две поврежденные машины разбились при ночной посадке в Бордо. Но немцам все же удалось поразить крупный транспортный теплоход «Рона», вместе с которым ушли на дно около тысячи американских солдат.

Командование частью принял капитан Дохтерманн. Первым делом он запретил слишком рискованные дневные налеты. Во время ночных атак наведение ракет должно было осуществляться при свете луны или с помощью подсветки осветительными бомбами. В январе 1944 года «Грифы» провели несколько таких атак на союзные корабли в итальянской гавани Анцио. В ходе одной из них, 23 января, было потоплено грузовое судно водоизмещением 3000 т.

К концу 1943 года в ответ на массированные бомбардировки германских городов OKL приказало нанести серию ночных бомбовых ударов по целям в Великобритании. Операции, получившей кодовое наименование «Штайнбок» (горный козёл) придавалось большое значение. Гитлер распорядился даже привлечь для нее часть сил с восточного и итальянского фронтов. 3 ноября маршал Мильх приказал выделить части, предназначенные для налетов на Англию, в том числе авиагруппы I./KG 100 и I./KG 40, перевооружаемые на самолеты Не 177. В декабре 1943 г. на французский аэродром Шатодун, где базировалась эскадра KG 100, прибыл руководитель операции генерал-майор Дитер Пельтц.

Впервые «Грифам» предстояло участвовать в стратегической бомбардировочной операции. Предусматривалось, что каждый самолет будет нести 2500 кг бомб, в том числе новые кассетные боеприпасы АВ 1000, содержащие по 700 мелких зажигательных бомбочек. По состоянию на 20 января 1944 года в 40-й эскадре имелось 15 «Хейнкелей», из них 12 исправных, а в сотой - 31 машина, в том числе 27 исправных.

Первый удар по Лондону нанесли в ночь с 21 на 22 января. 227 самолетов Люфтваффе атаковали двумя волнами: с 20.40 до 22.09 и с 4.19 до 5.45. Бомбили северные районы города. В результате налета был разрушен 31 дом и вспыхнуло 94 пожара. Человеческие жертвы - 14 погибших и 74 раненых. I./KG 40 потеряла один Не 177 А-3, сбитый ночным истребителем «Москито». Двое членов экипажа погибли, остальные попали в плен. Летевший во второй волне Не 177 А-3 из 2./KG 40 также пал жертвой «Москито» и упал в воды Ла-Манша к северо-востоку от Хастингса. Из всего экипажа выжил только один человек.

29 января 1944 года I./KG 40 отстранили от участия в операции и возвратили на аэродром Фассберг. 3 февраля 1944 года Лондон бомбили шесть самолетов из 3./KG 100. В этот раз все «Хейнкели» благополучно вернулись на базу.

В налетах на англию «Грифы» применили новую тактику, делавшую их малоуязвимыми для зениток и ночных истребителей. Они шли к цели на высоте свыше 7 километров, затем разгонялись в пологом пикировании до скорости 680 км/ч, освобождались от бомб и быстро уходили обратно. Основную проблему по-прежнему составляло техническое состояние машин. Так, во время очередного налета в ночь с 12 на 13 февраля из 14 участвовавших в нем «Грифов» только три достигли цели. У одного самолета на взлете лопнула покрышка, еще восемь сразу вернулись с перегретыми или горящими двигателями. Один экипаж потерял ориентировку и отбомбился по Голландии. Наконец, из четырех оставшихся один был сбит перехватчиками.

Тем не менее, атаки продолжались. Ночами 19 и 21 февраля Лондон бомбили самолеты I./KG 100. Боевых потерь не было. Из налетов 23 и 24 февраля не вернулись два «Грифа». Победы над ними записали на свой счет экипажи английских ночных перехватчиков «Москито». Еще один «Хейнкель» был потерян 2 марта в ночном воздушном бою над графством Сассекс. От пушечной очереди «Москито» бомбардировщик взорвался с такой силой, что его обломки серьезно повредили атакующий истребитель.

В начале марта операция «Штайнбок» была прекращена. Это объяснялось не столько потерями (кстати, весьма низкими), сколько нарастающим дефицитом авиационного топлива, необходимого в первую очередь на восточном фронте. Своей стратегической задачи - морально подавить население Великобритании и заставить ее отказаться от бомбардировок Рейха - операция не достигла. Выделенных сил для этого было явно недостаточно, да и традиционного британского упрямства немцы недооценили. Разве что гитлеровский министр пропаганды Геббельс мог теперь кричать по радио, что злобные англичане понесли достойную кару за «террористические бомбардировки» немецких городов.

Несмотря на официальное прекращение операции «Штайнбок», отдельные беспокоющие налеты на Англию продолжались. Бомбили не только Лондон, но и другие города, например Бристоль и Халл. В одном из таких налетов ночью 20 марта «Москито» с польским экипажем сбил над морем очередной «Гриф». Из команды бомбардировщика не уцелел никто.

Следующей жертвой перехватчиков стал Не 177 А-3, сбитый в ночь с 18 на 19 апреля над Лондоном. Еще один «Гриф» пропал без вести через пять дней, не вернувшись из налета на Плимут. Наконец, 27 апреля разбился при вынужденной посадке Не 177 А-5 из состава 2./KG 100, поврежденный в ночном воздушном бою над Англией.

Опыт боевого применения Не 177 в качестве дальних ночных бомбардировщиков можно считать удачным. За три месяца боевые потери составили чуть более десятка машин, причем довольно многочисленная и хорошо оснащенная зенитная артиллерия Великобритании, несмотря на применение радаров, так и не смогла сбить ни одного «Грифа». Для «ослепления» вражеских локаторов немцы с успехом применяли пассивные радиопомехи в виде сбрасываемых с самолетов дипольных отражателей - полосок тонкой алюминиевой фольги.

После высадки союзников в Нормандии самолеты KG 40 спешно перенацелили на корабли англо-американского флота. За несколько дней (точнее - ночей) им удалось потопить ракетами Hs 293 пять кораблей ценой потери пяти самолетов, сбитых ночными истребителями. К концу июня 1944 года на французских аэродромах Бордо и Тулуза осталось 25 боеспособных Не 177. Вскоре их перебросили на территорию Германии.

Тем временем на восточном фронте было сформировано самое крупное за всю войну подразделение «Грифов», названное Kampfgeschwader 1 Hindenburg (Первая бомбардировочная эскадра «Гинденбург»). Эскадру возглавил подполковник Карл фон Ризен. К концу мая 1944-го на аэродромах Провеген и Зеераппен неподалеку от Кенигсберга сосредоточили три группы, входящие в эту эскадру. С начала июня эскадра приступила к ночным бомбардировкам советских городов, используя тактику, выработанную при налетах на Лондон. «Грифы» бомбили в частности Псков, Смоленск и Невель. Наиболее крупный налет состоялся 16 июня, когда одновременно 87 самолетов атаковало Великие Луки. Согласно немецким данным, потери были минимальны.

В конце июня, после начала широкомасштабного советского наступления в Белоруссии (операция «Багратион») самолеты KG 1 стали наносить удары по танковым группировкам Красной Армии. Опасаясь истребителей, экипажи действовали с больших высот, что сильно снижало эффективность бомбометаний. Этот период боевой деятельности «Грифов» наиболее слабо отражен как в зарубежных, так и в российских источниках. В частности, ничего не известно о потерях, понесенных эскадрой «Гинденбург» в ходе ожесточенных боев в Белоруссии.

Налеты продолжались до 28 июля. Позже, из-за нехватки топлива и приближения частей Красной Армии к границам Восточной Пруссии, удары прекратились. Самолеты KG 1 отвели в глубокий тыл и сосредоточили на базах в северной Германии.

С осени 1944-го части, воевавшие на «Грифах», по сути прекратили боевую деятельность. Виной тому был острейший дефицит горючего и смазочных масел (советские войска захватили румынские нефтепромыслы, а союзники разбомбили заводы синтетического бензина на территории Германии). Топлива не хватало даже для истребителей, не говоря уж об огромных и чрезвычайно «прожорливых» «Грифах». Кроме того, господство в воздухе советской и англо-американской авиации делало рейды «Грифов» во вражеский тыл слишком рискованными. Только экипажи сотой эскадры продолжали совершать патрульные полеты над Северным морем, да еще некоторые машины использовались для метеоразведки. Остальные до конца войны замерли на аэродромах, превратившись в мишени для американских бомбардировщиков.

Подводя итог, можно сказать, что Не 177 «Гриф» безусловно являлся передовой и во многом революционной конструкцией, выбивавшейся из привычных стереотипов самолетостроения. Но на ее доводку ушли многие годы, а когда она достигла, наконец, должного уровня надежности, ситуация сложилась для немцев таким образом, что самолет оказался фактически не нужен.

Геннадий Волоско

Источники

  • журнал   «авиАМастер» №1 2000    /Геннадий Волоско/

©AirPages
2003-