Авиация Второй мировой На главнуюПоиск на сайтеEnglish
 
Самолёты Heinkel He 51 He 100 He 111 He111B2 He 111H He 111H-11 He 111Z-1 He177A5 He 178 He 219 He 280 He 162 Фото и схемы Боевое применение He 111 He 162 He 177 Luftwaffe

He 111. Боевое применение.

Над Испанией

Гражданская война в Испании, вспыхнувшая в августе 1936 года, быстро стала общеевропейской проблемой и три европейские державы прямо вступили в эту войну. Республиканцы поставили на Советский Союз, а франкисты - на Германию. Согласно Испано-Германскому договору Гитлер обязывался оказывать франкистам политическую и военную помощь и в рамках этой помощи направил в Испанию Легион "Кондор". Первыми бомбардировщиками этого корпуса были Ju 52/3m и лишь в середине февраля 1937 года по морю из Гамбурга прибыли первые четыре Не 111В-1, четыре Do 17E-1 и четыре Ju 88D-1. Эти двенадцать бомбардировщиков составили Versuchsbomberstaffel (опытную эскадрилью бомбардировщиков) в бомбовом дивизионе К/88. Главной задачей эскадрильи было проверить новые самолеты в боевых условиях и приобрести опыт использования машин. Не 111 быстро стал считаться лучшей машиной и его выбрали для оснащения штабного звена эскадрильи. Звено носило название "Pedro", написанное на каждом самолете, а бомбардировщик командира VBS К/88 фон Моро (von Moreau) носил бортовой номер 25.3.

В марте в Испанию прибыли очередные четыре Не 111, на этот раз В-2. В это время Не 111 одержали свой первый крупный успех, уничтожив на республиканском аэродроме Алькала де Энарес 24 самолета и повредив еще большее количество боевых машин. Очередные цели были определены на северном участке фронта, где экипажи совершали по 2-3 и даже 4 боевых вылета в день. Примерно через месяц, 26 апреля 1937 года генерал Шперлле (Sperlle) поставил перед своими ребятами новое задание. Необходимо было разрушить автодорожный мост возле небольшого городка Герника. Мост был маленький старый, расположенный на самой окраине города, но имел стратегическое значение, поскольку через него шел главный путь снабжения республиканских войск, сражавшихся в том районе. Бомбардировщики разделили на две группы. Первую группу, в которую кроме других самолетов вошли два Не 111, возглавил фон Моро, а вторую, состоявшую из 18 Ju 52, вел Фукс (Fuchs). Обе группы вышли к цели, сбросили бомбы и ... смели Гернику с лица земли. Мост при этом не получил ни одного повреждения. Жертвы среди гражданского населения по подсчетам историков, проведенным позже, достигли 2500 человек (В действительности погибло около 300 человек, а сам факт бомбометания до сих пор дискутируется. Коммунистическая пропаганда раздула это событие до необычайных размеров, в несколько раз увеличив количество жертв) из них погибших - 1645 человек. Этот напет признали за проявление немецкой политики террористических налетов, а в дальнейшем разрушение Герники стало символом нацистского варварства. Однако существует и другая точка зрения, согласно которой налет был обусловлен положением на фронте, а гибель гражданского населения произошла из-за ошибки экипажей.

В мае 1937 года экспериментальная эскадрилья была расформирована, а 1. и 3. Staffeln К./88 были полностью переоснащены Не 111 и тут же вступили в боевые действия, шедшие в стране Басков до конца июня. В ходе сражения за Бильбао К/88 потерял первые два Не 111, однако подробности не известны. Легион "Кондор" вернулся в эти места в конце июля, после окончания операции на центральном участке фронта. Оказалось, что теперь республиканцы располагают достаточным количеством истребителей, поэтому легионеры потеряли два Хейнкеля в бою с esquadrille de Chato 4" Эспеса (Espes) и esquadrille de Mosca За Евсеева над мостом Эль-Мусель 23 августа. Несколько дней спустя - 1 сентября - несколько Не 111 нанесли бомбовой удар по эсминцу "Чискар" ("Ciscar") и серьезно повредили корабль. В конце сентября К/88 попал в полосу неудач. 30 сентября один за другим в авиакатастрофу попало сразу три бомбардировщика Не 111, один из них пришлось в дальнейшем использовать на запчасти. Меньше повезло двум самолетам, попавшим в катастрофы 21 и 24 октября. Их пришлось списать. Эти инциденты были в большой степени связаны с тем, что как раз в это время осуществлялся переход всех бомбардировочных эскадрилий на Не 111. К концу октября Kommando 88 состоял из четырех эскадрилий по 12 Не 111В в каждой. Всего в отряде было более 50 Хейнкелей-111, в том числе 28 типа В-2.

9 марта в ходе выполнения обычного налета на республиканские аэродромы в Каспе (esquadrille de Mosca I") и Эскатроне (esquadrille de Mosca 4a) фашистские бомбардировщики были перехвачены И-16, пилот Клаберо (Clavero) из 4а. Две очереди, пущенные республиканским истребителем вызвали детонацию бомб у одного из бомбардировщиков. Клаберо сообщал о том, что в тот раз ему удалось сбить два самолета, но документы немецкой стороны это не подтверждают. "Лопаты" сбросили бомбы на аэродром, но не причинили республиканским самолетам никакого ущерба. 27 марта фашисты совершили налет на аэродром Лерида и объявили об уничтожении четырех И-16 из esquadrille 4а. но уже 2 апреля республиканцы расквитались с легионерами, нанеся ответный удар по их аэродрому в Альфаро. уничтожив два Не 111 и повредив еще пять. 17 апреля немцы провели два массированных налета на Картахену и Альмерию, которые были основными портами республиканцев в этом районе. Ценой одного бомбардировщика (самолет командира 1./К 88) нацисты потопили торпедный катер, повредили броненосец "Жеме I" ("Jaime 1") и вызвали несколько пожаров в доках. На первый взгляд могло показаться, что налет был очень удачным, но на самом деле все обстояло совсем наоборот. Вся операция заняла три дня (15-18 апреля, прибытие с базы в район боевых действий, налет и возвращение на базу) и в ходе ее выполнения отряд потерял восемь машин (только один бомбардировщик был сбит республиканцами), а еще 16 самолетов получило повреждения! 25 апреля И-16 из esquadrille За сбили в районе Валенсии три Не 111.

25 мая 1938 года республиканцы начали форсирование реки Эрбро. Почти вся тяжесть поддержки сухопутных войск легла на К/88. Задача осложнялась тем, что пополнение в составе 25 Не 111Е-1 начало прибывать только в начале июля и растянулось до сентября. Еще одна, и последняя, партия в 10 машин поступила в Легион "Кондор" в начале декабря 1939 года.

Битва над Эрбро продолжалась до ноября 1938 года и характеризовалась массированным применением авиации, в результате чего происходили многочисленные и яростные воздушные бои. В этих боях участвовали уже две части бомбардировщиков: немецкая К/88 и испанская Gruppo IO-G-25. Обе стороны несли тяжелые потери, хотя в К/88 потери были относительно не велики. Единственный потерянный Не III был сбит пилотами esquadrille 4а Ариаса (Arias). Только в бою в районе Реуса истребители Ариаса и esquadrille 5a Перейры (Pereira) сообщили о четырех сбитых бомбардировщиках противника и повреждении пятого. Может показаться, что это завышенные данные, но в действительности на 23 декабря в обоих частях было всего 30 боеспособных Хейнкеля, из них 25 в К/88. Следовательно, франкисты потеряли сбитыми и поврежденными 19 бомбардировщиков из 24, немцы потеряли две машины сбитыми и восемь поврежденными. Последним делом, которым занимался К/88 в Испании было бомбардировка и демонстрационные полеты над Мадридом весной 1939 года. Все 30 самолетов барражировали над городом, не имевшим никакого воздушного прикрытия, сбрасывая бомбы по одной в разные районы Мадрида. Словно в отместку за наглость, в ходе одного такого полета, 12 марта, произошла самопроизвольная детонация бомб в самолете командира К/88 майора Херле (Haerle), весь экипаж погиб. 15 дней спустя Не 111 из Легиона "Кондор" совершили свой последний боевой вылет над Иберией, а еще через четыре дня трехлетняя война закончилась. Личный состав Легиона вернулся в Рейх, а самолеты остались в Испании. Из 95 самолетов Не 111B-1. В-2 и 35 Не 111Е-1. посланных в Испанию, было потеряно 37 самолетов, из них 20 сбили республиканцы.

Над Северным морем

После окончания польской кампании - 22 сентября - немцы начали переброску войск к западным границам Германии. Несмотря на то, что главным противником Германии в то время была Франция, до мая 1940 года основные цели немецких бомбардировщиков лежали за пределами континента: на Северном море и в Англии. Главная тяжесть боев на этом театре военных действий выпала на долю KG 26 Loewen ("Львы") и во время "Странной войны" этот полк добился наибольших успехов, но и понес самые тяжелые потери. Началось все с потерь и с потерь ощутимых.

9 октября 1940 года немецкий самолет-разведчик доложил об обнаружении в районе Эгерзунда группы кораблей из трех крейсеров и двух эсминцев. По тревоге в воздух поднялось целых 148 машин, в том числе 127 Не 111 из S, 1.. I1./KG 26 и II., III.(K)/LG I. но на цель вышло ... только 10 самолетов. Мало того, что не удалось добиться попаданий, но что еще хуже, на обратном пути в катастрофах погибли четыре Не 111. Еще один Не 111 из KG 26 пришлось списать 28 октября 1939 года, когда Не 111Н лейтенанта Р.Нихоффа (Niehoff) из Stab/KG 26 был окружен и обстрелян "Спитфайрами" из 602-го и 603-го дивизионов. В результате немецкий пилот совершил вынужденную посадку на территории Англии. Это был первый самолет противника, сбитый англичанами над своим островом. Подобная участь ожидала Не III из 5./KG 26 унтер-офицера Х.Майера (Meyer). 9 февраля этот самолет был поврежден огнем "Спитфайров" из 602-го дивизиона и совершил вынужденную посадку. На этот раз посадка прошла довольно удачно так. что англичанам удалось отремонтировать самолет и включить его в состав RAF. Однако не всякий раз попытки захватить самолет заканчивались успешно. 22 февраля двое пилотов из 602-го дивизиона перехватили He'l I IP из (F) Ob.d.L. После короткой погони, сопровождавшейся стрельбой из пулеметов и пушек, английским истребителям удалось повредить "Лопату" и немец совершил вынужденную посадку. Одному из английских пилотов пришла в голову мысль приземлиться рядом с самолетом и помешать немцам сжечь свою машину. Однако при посадке "Спитфайр" скапотировал и пилот оказался заперт в кабине истребителя. Увидев все это, командир бомбардировщика - лейтенант Гроте (Grote) - вместе со всем экипажем покинул свой самолет, на глазах у беспомощного англичанина поджег машину, а затем по-джентельменски помог пилоту "Спитфайра" выбраться из кабины.

Для KG 26 январь 1940 года принес успех и очередные потери. На протяжении четырех дней (9-12 января) полк потопил семь судов, потеряв два Не 111, причем один из этих самолетов был сбит огнем зенитной артиллерии. Еще один самолет из KG 26 получил значительные повреждения. Еще больший успех сопутствовал полку 30 января, когда 26 экипажей из 1./KG 26 и II./KG 26 пустили на дно четыре судна, потеряв только один Не 111 сбитым и один поврежденным. Радость победы сменилась 2 февраля горечью поражения. В тот день 24 Не 111 из I. и 1I./KG 26 оказались перехваченными секцией "Харрикейнов" их 43-го дивизиона RAF и "Гудзонами" из 46-го дивизиона. Во время воздушного боя, продолжавшегося два часа, немцы потеряли три самолета, еще три машины были повреждены. В качестве утешения немцам удалось сбить один "Гудзон" и потопить одно судно.

22 февраля стал для KG 26 просто кошмарным днем. В ходе первой из двух, проводимых в тот день операций, 1 Не 111 был поврежден огнем зенитной артиллерии в ходе безуспешной попытки потопить английские минные заградители, ставившие мины. Во время второй операции фельдфебель Йегер (Jaeger) из 4./KG 26 дважды прицельно сбросив бомбы, загнал немецкий эсминец "Леберехт Маасе" ("Leberecht Maass") на минное поле, где тот подорвался и затонул. Спустя несколько часов, ночью, немецкие моряки "ответили" летчикам, по ошибке сбив Не 111 из KGr 100. Так. эта только что сформированная часть, выполняла свое первое боевое задание.

В марте летчики I./KG 26 только однажды - 20 марта - достигли успеха, совершив налет на большую группу судов, повредив пять из них. а немного времени спустя, одно из этих судов потопили. В ходе этой операции 2 Не 111 были сбиты "Харрикейнами" из 43-го дивизиона и "Скуа" из 803-го дивизиона.

Боевая активность бомбардировочной авиации над Францией практически равнялась нулю, а над линией Мажино велась "листовочная война", которая, тем не менее, сопровождалась потерями. Например, 17 ноября несколько экипажей из I. и II./KG 51 полетели сбрасывать листовки. Два экипажа на базу не вернулись из-за плохой погоды. Из восьми членов экипажа этих двух самолетов смог спастись только один.

Последним Не 111, потерянным во время "Странной войны" был самолет из Stab/KG 1, пилотированный лейтенантом Леманном (Lehmann). Этот самолет стал добычей истребителей группы 5MS 406 из GC Н/3 около Маастрихта.

Над Норвегией

Операция по предупреждению высадки союзников в Норвегии началась 9 апреля 1940 года. Воздушное прикрытие операции осуществлял X Fliegerkorps, в который входили следующие части, оснащенные Хейнкелями-111:

S, I., П., III./KG4 – 95 He 111P;
S, I., II., III./KG 26 - 103 Не 111Н;
KGr 100 - 27 He 1111H;
1(F)/120 - 3 He 111H (+ 5 Do 17P);
1(F)/122 - 8 He 111H;
другие части - 6 He 111H.

Всего против Норвегии немцы выставили 529 бомбардировщиков Не 111, что довольно любопытно, поскольку всего в Х-й корпус насчитывал 1086 самолетов, из них 282 транспортных и только 98 истребителей! На один истребитель приходилось по 6.5 бомбардировщика, такое соотношение не встречалось ни в одной кампании. Более того, уже в ходе кампании немецкие войска получили поддержку в виде I. и II./KG 54, а также II. и I11.(K)/LG I, которые также были оснащены Не 111. Операцию "Weseruebung" ("Везерские учения") также поддерживали несколько других частей, которые оперировали над морскими путями, по которым шли конвои снабжавшие силы союзников в Норвегии, и у берегов Англии. Однако эти части не входили в состав X Fliegerkorps. Одной из таких частей была KueFlGr 806, которая не достигла каких-либо значительных успехов, а в конце кампании участвовала в самой неудачной операции. Защищая свой конвой, немцы пропустили польского "Орла", который пустил на дно транспорт "Рио-де-Жанейро" ("Rio de Janeiro"). Транспорт стал братской могилой для 97 солдат 33-го зенитного полка. Несколько дней спустя - 11-12 мая - группа совершала налеты на английскую эскадру Force RZ. Не потопив ни одного корабля KueFlGr 806 потеряла один Не 111J, еще один бомбардировщик был поврежден.

Операция "Weseruebung" состояла из двух стадий, но ее исход был предрешен уже спустя два дня боев. 9 апреля Люфтваффе совершило восемь массированных налетов на батареи береговой артиллерии англичан, военно-морские базы и аэродромы. Две самые многочисленные группы Не 111 произвели налет на столицы Дании и Норвегии и ... разбросали листовки. Но самое главное событие того дня произошло к западу от Норвегии в Северном море, где разыгралась битва в воздухе и на море, в которой участвовали 28 английских кораблей и 88 немецких бомбардировщиков, в том числе 41 Не 111 из KG 26. Немцы потеряли 4 .lu 88, а англичане один эсминец, четыре крейсера получили повреждения. В то же время около Ставангера немцы пустили на дно норвежский эскадренный миноносец "Эгер" ("Aeger"), потеряв при этом один Не 111 из KG 4. На следующий день самолеты из X Flgks совершили подобный вылет, но потеряли семь Не 111 и три было повреждено (накануне было потеряно три Не 111 и один поврежден). Из интересных событий, произошедших до конца апреля стоит упомянуть уничтожение норвежской радиостанции Не 111 из III.(K)/LG 1, который сбил крылом мачтовую антенну и уничтожение трех норвежских бомбардировщиков на двух аэродромах одним Не 111 из II.(K)/LG 1.

Хотя армия Норвегии была полностью разбита, у немцев появился достойный противник в лице английского ВМФ и экспедиционного корпуса союзников. Англичане оказали упорное сопротивление немцам, защищая северную часть Норвегии. В результате военные действия затянулись до начала июня, фашисты понесли тяжелые потери. Если в апреле атаки на корабли английского флота были безуспешными, то в мае немцам удалось одержать несколько "побед". 2 мая какой-то садист из II.(K)/LG 1 отправил на дно английское госпитальное судно, которое несло отчетливую маркировку. Погибло множество раненных. Несколько дней спустя этот же пилот разбомбил деревеньку Гратанген, под развалинами домов погибло два человека. 4 мая группа из 13 Не 111 обнаружила в море польский эсминец "Гром" ("Grom") и потопила его одной прицельной серией бомб. Такая же участь ожидала польский транспорт "Хробры" ("Chrobry"). который 15 мая стал добычей шести Не 111 из I./KG 26, и крейсер "Керлью" ("Curlew"), который 26 мая записали на свой счет летчики из KGr 100. Потеря крейсера была ощутима для англичан, поскольку на его борту находился радар, контролирующий воздушное пространство над Норвегией.

Другая стадия норвежской кампании также принесла фашистам много воздушных побед. Самая большая битва в воздухе произошла 2-5 апреля в районе озера Лесйяског. где располагался английский аэродром. Утром того дня одиночный Не 111 уничтожил четыре "Гладиатора" из 263-го дивизиона, а чуть позже 19 Не 111 из I1.(K)/LG 1 совершили налет и уничтожили еще 10 английских самолетов. На этом, однако, битва не закончилась. Налеты производились целый день, итоги операции были следующими: англичане потеряли 19 самолетов, а немцы пять, из них четыре Не 111. 14 мая около Вернеса в бою между 806-м дивизионом RAF и II./KG 26 попал под перекрестный огонь и погиб лучший английский пилот самолетов "Scua" лейтенант У.П.Люси (Lucy), который в свое время разбомбил крейсер "Кенигсберг" ("Koenigsberg"). 22 мая около Салангена во время воздушного боя МА.Крейг-Адамс (Craig-Adams) на своем "Гладиаторе" таранил Не 111 К.Х. Хесса (Hess) из II./KG 26. Интересно развивались события 29 мая над Нарвиком. 9 "Харрикейнов" из 46-го дивизиона атаковали группу, состоявшую из 11 Не 111 из KGr 100. Англичане сбили машину командира KGr 100 капитана фон Казимира (von Casimir), но перед этим бортовые стрелки немецкого бомбардировщика успели свалить один английский истребитель, а оставшиеся бомбардировщики сбили еще одного англичанина. Всего в Норвегии Люфтваффе потеряло 61 Не 111 (в том числе семь машин - небоевые потери), а 31 бомбардировщик был поврежден. 42 Не 111 было потеряно в воздушных боях, в которых немецким летчикам удалось сбить 10 английских самолетов. На земле фашисты уничтожили еще 21 союзнический самолет. На дно фашистские бомбовозы отправили не менее 15 кораблей и судов союзников.

Над Францией

Более полугода продолжался период напряженности в еще свободной части Европы, но только Германия с пользой использовала это время для подготовки очередной кампании - захвата главного объекта антипатии Гитлера - Франции. Люфтваффе по сравнению с сентябрем 1939 года увеличилось на 1000 самолетов, в том числе почти на 600 бомбардировщиков, но численное превосходство продолжало оставаться на стороне союзников. В начале мая Люфтваффе располагало 1758 бомбардировщиками, из них 850 Не 111, которыми были оснащены следующие части:

II./LG 1 - 36 Не 111:
S. I. II./KG 4 - 80 Не 111;
S, III./KG51 - 42 Не 111:
S. I, II., III./KG 1 - 98 Не 111;
S. I, II., III./KG26 - 99He 111;
S, I, II.. III./KG27 - 106He 111;
S, I, II., III./KG 53 - 112 Не 111;
S, I. II, III./KG 54 - 110 He 111;
S. I, II.. III./KG 55 - 108 He 111:
KGr 100 - 27He 111;
KGr 126 - 32 He 111.

Против Франции немцы развернули Luftfloten 2 и 3, располагавшие 1120 бомбардировщиками, из них 688 He111.

Кампания началась рано утром 10 мая с массированных ударов по аэродромам союзников, в ходе которых было уничтожено большое количество самолетов противника. Больше всего пострадали бельгийские ВВС, которые потеряли на аэродромах (разбомбленных KG 51 и KG 53) 28 истребителей, в том числе 9 "Харрикейнов". К вечеру следующего дня на аэродромах догорали остатки уже 80 бельгийских самолетов. За первый день войны немцы уничтожили около 200 самолетов союзников, за платив за это 47 своими машинами, из которых 40% составляли "Летающие лопаты". Налеты на аэродромы продолжались еще два дня. но результаты были хуже - союзники успели рассредоточить свою авиацию. Подобная операция, под кодовым названием "Paula" была проведена немцами и в первых числах июня, перед началом второй фазы французской кампании. Как и 10 мая. Люфтваффе произвело 3 июня массированный налет на аэродромы вокруг Парижа, нанеся французам тяжелое поражение и выведя из игры французские ВВС, лишившиеся тылового обеспечения. Но главные события развернулись несколькими днями раньше во Фландрии, где разыгрывалась дюнкеркская катастрофа. Отрезанные союзнические войска 27 мая подвергались первой и единственной бомбардировке, произведенной силами трех полков: KG I. KG 4 и KG 54. Бомбы накрыли пляжи, порт и доки, в которых было уничтожено судно "Аден" ("Aden"). На дно пошло более 250 плавсредств, использовавшихся для эвакуации гарнизона города.

Во время французской кампании Не 111 участвовали в двух драматичных инцидентах. Первое происшествие случилось 10 мая, когда заблудившийся экипаж из KG 51 сбросил бомбы на немецкий город Фрайбург, погибло 57 человек. Сначала немецкие власти ничего не поняли, но когда экипаж сообщил о поражении цели на территории Франции, ошибка была обнаружена. Разумеется, доктор Геббельс не упустил возможности раструбить повсюду о жестокости союзников, и только после войны детали этого происшествия стали известны. Другим происшествием стала бомбардировка Роттердама, но ее подробности не известны до сих пор. Во время первого налета 30 Не 111 из S и II./KG 4 разбомбили аэродром в пригороде Роттердама, блокировав на нем JaVa 16. Во время налета голландцам удалось сбить самолет командира полка полковника Фибига (Fiebig), сам Фибиг попал в плен. Вслед за Хейнкелями налетели Ju 52 и сбросили 3-й батальона 1-го парашютного полка, заданием которого было захватить аэропорт и удерживать его до вечера, когда по расчетам 9-я танковая дивизия должна была прийти на подмогу. Однако немецкие танки вышли к Роттердаму только вечером 13 мая. но ее задержали на канале Вааль. Тщетно попытавшись форсировать водную преграду, фашисты выдвинули в 10.30 голландцам ультиматум, предлагая им в течение двух часов сдаться, в противном случае немцы угрожали сровнять Роттердам с землей. Голландцы сразу не приняли ультиматума, а протянули до 13.20. когда все же согласились сдаться. Но было поздно. Более 50 Не 111 из KG 54 уже были на подходе к цели. Фашисты потом утверждали, что виной всему была плохая связь, и невнимательность экипажей, не заметивших сигнала отбоя. Так или иначе, но центр города был разрушен, почти 900 человек было убито или ранено. Другая сторона утверждает, что это варварство немецкие пилоты совершили по прямому приказанию Геринга, что однако не провиворечит позиции немецкой стороны.

Два месяца непрерывных боев стоили Люфтваффе 511 бомбардировщиков, из ни 438 сбито союзниками. Около 350 самолетов, то есть 50% от потерь, составляли Не 111.

Над Англией

После победы над Францией у Германии оставался только один противник - Англия. Из-за фатальных решений, недостаточной последовательности и безответственности верхушки III Рейха, битва за Англию разыгралась только в воздухе. Результаты этой битвы, которые оказались явно не в пользу Германии, в первый раз поставили под сомнение доктрину генерала Дуэ. Лето и осень 1940 года стали переломным моментом в судьбе конструкции братьев Гюнтер. которая стала уступать место Ju 88 - своему более совершенному конкуренту. Но не смотря ни на что, благодаря своим достоинствам и универсальности. Не 111 сыграли в "Битве за Англию" одну из главных ролей.

Началом битвы можно считать 13 августа. В этот день немецкие бомбардировщики нанесли удар по аэродромам, расположенным в южной части Англии. Однако поскольку налеты совершались уже с начала июля, англичане располагали сетью радаров и хорошо налаженной службой оповещения, поэтому о внезапном ударе речи уже быть не могло. Поэтому господство в воздухе немцам пришлось завоевывать не бомбя аэродромы, а сбивая английские самолеты в жарких воздушных битвах. Еще один массированный налет фашисты провели 15 августа, но оказалось, что 2-й и 3-й Воздушные флоты потеряли в этот день 79 самолетов, из них 12 Не 111Н и Р. Самые тяжелые потери понес II1./KG 26, который в составе отряда из 72 Не 111 бомбил цели на восточном берегу Британии. Дивизион базировался в Норвегии и на долгом пути его прикрывали 21 Me 110 из ZG 76. Прикрытие оказалось недостаточным. Четыре неполных английских дивизиона сбили восемь Не 111Н-4 и три истребителя, потеряв при этом 1 "Харрикейн" (интересно, что англичане объявили о 25 сбитых самолетах противника). Потери оказались неожиданно высокими. Если в первый день операции немцы потеряли 39 машин, из них только 2 Не 111 (и только один Не 111 из III./KG 27 в бою), то 14 августа из 18 потерянных самолетов уже 8 было Не 111 (из них шесть - боевые потери). Очередной раз немцы понесли ощутимые потери 18 августа, когда на базу не вернулось 69 машин, из них 9 Не 111. Потери англичан в тот день составили 39 истребителей и 29 самолетов разных типов, уничтоженных на аэродромах. Ночью 24 августа I1I./KG 55 в первый раз бомбил Лондон, который двумя неделями спустя стал главной целью фашистской авиации. В эту ночь английский "Бленхейм" из 29-го дивизиона сбил один Не 111.

Немцы медленно, день за днем расшатывали систему противовоздушной обороны Англии, сами неся при этом значительные потери. Бои были очень напряженными. Хотя безвозвратные потери были очень высоки, основную проблему составляли повреждения самолетов. К 7 сентября - в день начала второй фазы битвы за Англию (англичане считают эту фазу третьей) - во 2-м. 3-м и 5-м Воздушных флотах было следующее состояние материальной части (относительно Не 111):

Luftflotte 2:

S. 1., II., III./KG I - 50 исправных/29 неисправных;
S, I., II./KG4-51/33;
S, I., II./KG 26 - 17/40;
S, I., II., II1./KG 53 - 33/43;
KGr 126-26/7. Luftflotte 3:
S, I., II., III./KG 27 - 45/49;
KGr 1007/21;
S, I., II., III./KG 55 - 68/20.

Около 35 He 111 находилось в разведывательных эскадрильях - 2, 3, 4, 5(F)/122, 1. 3(F)/121 и 1(F)/120. Еще 20 самолетов этого типа использовалось в качестве курьерских и самолетов управления. Но больше всего было Хейнкелей в бомбардировочных полках - 526 машин, из которых 239 были небоеспособны. В четырех полках поврежденных самолетов было больше чем боеготовых. Положение Люфтваффе в те дни было критическим.

За переломный момент битвы за Англию считают 15 сентября. И хотя этот факт часто оспаривают, но без сомнения можно сказать, что в этот день разгорелись самые жаркие бои. В ходе круглосуточного сражения немцы произвели 14 ночных (участвовало 74 Не 111) и 8 дневных (73 Не 111) налета, в которых потеряли 56 машин, в том числе 10 Не 111.

О напряженности боев можно судить по тому факту, что польские пилоты объявили о 25 сбитых Не 111, из которых, в действительности, на их счет можно отнести не больше 5. Печально для союзников закончился день 26 сентября. 59 Не 111 из KG 55 "Greif' вылетели бомбить завод Соленте, выпускавший "Спитфайры". По дороге немцев перехватили истребители из трех дивизионов, в том числе 303-го польского дивизиона. После длительного боя поляки объявили 11-1-1 побед (Это означает 11 самолетов сбитых наверняка, один сбитый правдоподобно и один поврежденный), но в действительности KG 55 потерял только один самолет и еще один был поврежден. Эти потери не помешали немцам выполнить задание, в результате которого погибло 89 человек, уничтожено 3 истребителя и повреждено еще 20 самолетов.

Последним бомбовозом Хейнкеля, потерянным в ходе битвы за Англию был Не 111Н-3 из I./KG 1, который пропал в районе Уэст-Рейнхема 29 октября 1940 года. Это была уже третья (четвертая) фаза битвы, которая постепенно перешла в операцию "Nachte Blitz" (ночная молния) ограничившуюся беспокоящими ночными налетами, продолжавшимися до лета 1941 года. К этому времени Люфтваффе потеряло 395 Не 111, из них 235 сбитыми союзниками.

Ночные налеты на Англию

В ночных налетах на Англию Не 111 играли главную роль. Дело в том, что эти самолеты были приспособлены для установки специального вооружения, поэтому некоторые специфические задания могли выполнить только Не 111. Машины, изготовленные на заводах фирмы Хейнкель АГ, брали на борт тяжелые бомбы, выполняли прицельное бомбометание в роли ведущих и составляли основу ударных сил в качестве обычных бомбардировщиков. В этот период Не 111 был лучшим стратегическим бомбардировщиком Люфтваффе.

Первый налет немцы произвели в ночь с 1 на 2 ноября 1940 года (В первый раз X-Geraet немцы применили летом 1940 года в KG 4, но только осенью в KGr 100 его стали использовать в качестве специального устройства наведения больших групп самолетов. Y-Geraet появился в KG 26 уже в августе, но необходимый уровень боеготовности в III./KG 26 был достигнут только в октябре), когда 80 Не 111 из KG 55 нанесли бомбовый удар по Лондону, а 58 Не 111 из KGr 100 по Бирмингему. KGr 100 как специализированная часть имела отлично подготовленные экипажи (Как показывает позднейшая историография, в действительности в этой части уровень подготовки пилотов был даже ниже чем в среднем по Люфтваффе. Элитарность была присуща этой части самое большее в момент формирования и в дальнейшем была утрачена) и налеты этой группы были наиболее разрушительными. Командование Люфтваффе это знало, и как только появилось радионавигационное оборудование нового поколения, KGr 100 избрали для выполнения функции наведения на цель. Эта группа вела бомбардировщики из других полков и в ночь с 4 на 5 ноября, когда 321 фашистских самолета бомбардировало Ливерпуль и Лондон, а ночь 14 ноября 18 Не 111 из KGr 100 первыми выполнили точное бомбометание по Ковентри. Вслед за ними как саранча налетели 437 бомбардировщиков и ориентируясь на пожары, вызванные KGr 100 сбросили 51 тонну бомб и перепахали город вдоль и поперек. Погибло 554 человек и почти что 1000 было ранено. Несмотря на большой размах первых налетов, это все были цветочки. Ягодки ночной войны созрели весной 1941 года. В ночь с 16 на 17 апреля над Лондоном появилось 685 бомбардировщиков, которые совершили 759 самолето-вылетов, а в ночь с 19 на 20 апреля немецкие бомбовозы превзошли сами себя и совершили 785 самолето-вылетов. Некоторые экипажи выполняли по два, и даже по три боевых вылета за ночь. Во время первого налета, который стоил немцам только трех бомбардировщиков, хотя англичане выставили против них 164 истребителя, погибло 1179 человек и 2233 человека ранено. Второй налет продолжался семь часов подряд. Первыми шли 13 Не 111Н-5у из II1./KG 26, оснащенные Y-Geraet. На город упало 1000 тонн бомб, а 101 истребитель и артиллерия ПВО англичан смогли сбить только два немецких бомбардировщика (из них один, Не 111Н-5 из 7./KG 4 был сбит "Харрикейном" из 151-го дивизиона RAF). Еще два самолета фашисты потеряли по техническим причинам. Немцы действовали практически безнаказанно, поскольку англичане еще не смогли на достаточном уровне организовать ночную противовоздушную оборону острова. Например дивизион III./KG 26 "Loewen" потерял за два последних месяца 1940 года только четыре машины (одну из них по техническим причинам), хотя ему доставалась самая трудная часть работы - выводить на цель последующие самолеты. Благодать для немцев закончилась в конце зимы - начале весны 1941 года, когда англичане научились использовать бортовые локаторы для обнаружения бомбардировщиков противника. Потери сразу подскочили, и первыми это почувствовали на собственной шкуре "Львы" из 1II./KG 26, потеряв за две ночи девять Не 111, а в ночь с 3 на 4 мая еще три машины. Последний массированный налет с участием 507 бомбардировщиков немцы произвели 10 мая, целью налета опять стал Лондон. Дальше такие налеты уже были невозможны из-за того, что часть сил пришлось перебросить в другие районы Европы.

Кроме массированных налетов на английские города немцы проводили налеты на оружейные центры Англии. Одной из таких целей стал завод "Парнелл" в Йете, где изготовляли ночные истребители "Бьюфайтер". Первый налет, предпринятый 22 февраля, закончился неудачно, поскольку Не 111Н-3 из III./KG 27 был сбит около Портбери. Второй налет, состоявшийся 27 февраля, был более успешным. Обер-лейтенант Германн Ломанн (Lohmann) из штабного звена II./KG 27 отважно провел свой Не 111Р-2 до цели, не поднимаясь выше 20 метров. Третий налет, хотя и проходил по аналогичному сценарию, но результаты были более скромными. Самолету Ломанна удалось снова прорваться сквозь противовоздушную оборону англичан, выйти к цели и сбросить на нее 7 бомб, но на этом успех закончился. Из семи бомб взорвалось только две, фашистский самолет оказался поврежден, и Ломанну пришлось возвращаться на базу на одном моторе. Казалось, что Обер-лейтенант вел с заводом в Йете личный поединок, поскольку уже 3 марта он снова вывел свой самолет к заводу, снова сбросил на него бомбы и снова едва дотянул до аэродрома. Неизвестно, кто бы победил в этой войне человека и завода, но продолжения у этой истории нет - часть, в которой служил Ломанн, перебросили на другой участок.

Над Балканами

Лавинообразно нараставшая война с Англией и полная безынициативность Муссолини вынудили Гитлера обернуться на Балканы уже осенью 1940 года. Но только переворот в Югославии и демонстративная попытка генерала Симовича сделать из Королевства сербов, хорватов и словенцев еще одну советскую социалистическую республику привели к началу военных действий. После переворота прошло только 11 дней, а Люфтваффе в составе 1131 самолета (из них 299 бомбардировщиков включая только 30 Не 111 из II./KG 4м перешло границу Югославии, начав очередную победную кампанию.

Первой акцией, в которой участвовали Не 111Р-4 из KG 4 "General Wever", был налет на Белград, совершенный 6 апреля 1941 года в 7.00. Кроме Хейнкелей в тот раз Белград бомбили еще 160 бомбардировщиков других типов из KG 2 и KG 3. Не 111 участвовали и во втором налете на этот город, когда Белград был разрушен и погибло много мирных жителей. Следующим заданием было минирование порта Пирея, то есть задание было дано "по профилю". На этом деятельность II./KG 4 на Балканах была закончена, впрочем, как и вся балканская кампания, ведь Югославия капитулировала 17 апреля, а Греция - 23 апреля. Еще до окончания кампании II./KG 4 занималась постановкой мин в восточной части Средиземного моря и особенно Суэцкого канала, приняв эстафету у 2./KG 4, который занимался этой деятельностью с декабря 1940 года. В ночь с 5 на 6 мая 1941 года II./KG 4 без потерь поставил мины у Александрии и на Суэцком канале, но подобное задание, порученное II./KG 26 закончилось неудачей. 8 мая самолеты из этого дивизиона были перехвачены "Фульмарами" из 806-го дивизиона FAA, поднявшиеся с авианосца "Формидебл" ("Formidable"), и потеряли 4 Не 111Н. Еще один Не 111, но уже из II./KG 4 был сбит в этом районе ночью с 17 на 18 мая "Харрикейном" из 94-го дивизиона RAF. Горящий бомбовоз рухнул на египетскую деревеньку, погибло шестеро египтян. Оба дивизиона Хейнкелей поддерживали высадку немецких войск на Крите, подавляя союзнические аэродромы. II./KG 4 произвел 18 мая налет на базу в Малеме, уничтожив там один "Харрикейн" и еще два повредив. А вот легкомысленная штурмовка аэродрома Гераклион, предпринятая KG 26, закончилась потерей двух Не 111. За всю балканскую кампанию KG 4 потерял два Не-111, а еще пять в последующий период с 1 мая по 7 июня при выполнении 12 заданий в восточной части Средиземного моря. Один из сбитых экипажей три дня проболтался на волнах на спасательной надувной лодке, пока не повстречал итальянский эсминец. II./KG 26 в ходе 5.5 месячной эпопеи на острове Родос потерял семь Не 111, из которых шесть в течение двух роковых дней, о которых уже рассказывалось. Самолеты потопили два судна, повредили одно и установили сотни мин.

Над Ираком

В начале 1941 года арабские политические круги предприняли в Ираке определенные шаги с целью освободиться от английской оккупации, которая дипломатично называлась Британским колониальным мандатом. Точную дату начала восстания установить невозможно, поскольку это был типичный "ползучий" конфликт, но первая воздушная акция произошла 2 мая, когда группа "Веллингтонов" разбомбила сконцентрированные иракские войска в районе Хаббани. Германия направила в Ирак 14 Me 110 из ZG 26 и ZG 76, 7 (В Афины - экспедиционный аэродром - прилетело восемь Не 111 из 9 выделенных для операции. Дальше из Афин отправилось только семь бомбардировщиков. Все машины были переделаны в стандартный бомбовой вариант, способный принимать на внутреннюю подвеску бомбы массой 50 кг) Не 111Р-4 из 4./KG 4, а также 20 Ju 52 и 2 Ju 90, предназначенных для перевозки людей и снаряжения. Группой командовал полковник В. Юнк (Junck), а бомбардировщики находились в ведении капитана Шванхойссера (Schwanhaeusser). Первая встреча немцев и англичан произошла 13 мая, но Хейнкели получили хороший урок еще до начала боевых действий. 14 мая около 18.00 одиночный "Томагавк" из 250-го дивизиона совершил налет на аэродром Пальмира и уничтожил на земле два Не 111. Наследующий день англичане уничтожили еще одни Хейнкель, а четыре повредили. Таким образом немецкая бомбардировочная эскадра практически перестала существовать не сделав "ни одного выстрела". Однако благодаря усилиям механиков четыре самолета удалось быстро починить (при этом один из отремонтированных самолетов вскоре был уничтожен очередным "ударом томагавка"). 16 мая потрепанные немцы совершили свой первый и последний групповой вылет на главный аэродром англичан около Хаббани. Под градом бомб один "Гладиатор" сумел таки взлететь и по всем правилам летного искусства атаковал звено с тыла и успел серьезно повредить один из бомбардировщиков, прежде чем сам получил смертельный заряд свинца. Поврежденный Не 111 продержался в воздухе 10 минут и совершил вынужденную посадку. Самолет был потерян, зато экипажу повезло совершить длинную и полную приключений краеведческую экспедицию по экзотическим местам, которая закончилась попойкой, устроенной немецким летчикам властями Багдада и длившейся неделю. Вот уж когда немцам удалось обмыть свое чудесное спасение.

На этом практически завершилась эпопея 4./KG 4 в стране "Тысяча и одной ночи". Из-за нехватки топлива, бомб, патронов и запчастей, потери пяти Не 111 и плохой организации эскадрилья была практически полностью парализована. По дороге домой один из уцелевших Не 111 совершил вынужденную посадку на одном двигателе в Бейруте, но новые друзья французы в 24 часа отремонтировали мотор и последний Не 111 с позором убрался с Ближнего Востока.

Над Советским Союзом

Против СССР Германия выставила три с половиной Воздушных флота, главную ударную силу которых составляли 1251 бомбардировщик в 14 полках. В основном бомбардировщики были типов Ju 88 и Ju 87, а Не 111 состояли на вооружении всего лишь четырех полков:

S, I., П., III/KG 53;
S, I., II., III/KG 55;
S, I., П., III/KG 27;
II./KG 4.

14 KG 4 был вторым после KG 26 полком, специализировавшимся по борьбе с кораблями. К началу Балканской кампании I./KG 4 действовал в акватории Бискайского залива, III./KG 4 - на Северном море и Ла-Манше, а 2./KG 4 - на Средиземном море, базируясь в Италии.

Всего в перечисленных выше частях было около 270 Не 111Н, из 945 двухмоторных бомбардировщиков.

В ходе первых атак на советские аэродромы бомбовые части Люфтваффе достигли таких успехов, каких еще не знала современная история. В течение первого дня боев в массированных штурмовых и бомбовых атаках на земле было уничтожено около 1000 советских самолетов. А к концу первых двух недель РККА потеряла 3500 боевых машин! Кроме самолетов немецкие бомбовозы уничтожили тысячи автомашин, сотни поездов, десятки судов. Ударная сила Kampfgeschwadern была настолько огромна, что не могла уцелеть ни одна войсковая часть, ни одна линия обороны, ни одна группировка живой силы и техники. Все части Не 111 использовали для выполнения самых разных заданий за исключением II./KG 4, которая до 4 июля занималась исключительно минированием морских путей в Черном море. На 120 выставленных этим дивизионом минах подорвались и затонули четыре корабля.

19 июля 1941 года Гитлер издал директиву, в которой речь шла о необходимости организации бомбовых налетов на Москву в ответ на налеты советской авиации на Хельсинки и Бухарест. Операцию подготовили очень быстро так, что успели собрать только 150 самолетов. Поэтому характер акции был скорее беспокоящий. Атаке подверглись военно-политические цели, расположенные в черте города. Для налетов на Москву выделили 8 частей, из которых шесть летало на Не 111, при этом четыре части специально были переброшены из Западной Европы: два полка KG 4 и KG 28 и два ведущие дивизиона KGr 100 и III./KG 26. С южного участка фронта перебросили два полка: KG 54 и 55, a Luftflotte 2 выделил KG 3 и KG 53. Первый налет на Москву фашисты произвели в ночь с 21 на 22 июля 1941 года силами 127 бомбардировщиков. 35 Не 111 из KG 53 под командованием подполковника Кюля (Kuehl) составляли "гвоздь программы", поскольку их главной целью был Кремль. Сначала показалось, что бомбардировщикам удалось накрыть цель, но после анализа фотоматериалов выяснилось, что вместо Кремля немцы разбомбили ...стадион. После этого случая немцы уже не пытались бомбардировать резиденцию советского правительства. На следующую ночь в небе Москвы появилось 115 Хейнкелей, затем, в ночь с 25 на 26 июля, - только три, а в ночь с 26 на 27 - 65, из которых один бомбардировщик был сбит. Эта машина открыла счет побед московского узла ПВО. В августе фашисты решились на дневные налеты на Москву. Точность бомбометания повысилась, но и потери возросли. Например слабые налеты 9 и 10 августа закончились успешно, но 11 августа налет на один из подмосковных заводов обернулся потерей двух Не 111. Всего до конца 1941 года фашисты произвели 76 налетов на Москву и пригороды.

Примером хорошо организованной и проведенной стратегической бомбардировки может служить бомбардировка Сталинграда, проведенное 23 августа и 3 сентября 1942 года. Слабые точечные налеты продолжались весь этот период, но два из них, в первый и в последний день, были самыми сильными и привели к тому, что Сталинград перестал существовать как населенный пункт. Ни один другой город Европы не подвергался такому полному уничтожению как "город Сталина". Из 42000 зданий не осталось ни одного пригодного для жилья. Бомбардировка Лондона по сравнению с бомбардировкой Сталинграда была все равно что грибной дождичек по сравнению с тропическим ливнем.

Кроме налетов на Москву и Сталинград известностью пользуется операция немцев по разрушению советских оборонных заводов, проведенная в июне 1943 года. Эту операцию Люфтваффе проводило силами 13 дивизионов из KG 1, 3, 4, 27, 51, 55 и KGr 100 - всего 168 исправных бомбардировщиков, большинство которых составляли Не 111. Первый налет фашисты произвели в ночь с 5 на 6 июня, целью налета были заводы в Горьком. В дальнейшем налеты распространились на Ярославль и Саратов. В первом налете участвовало 149 самолетов, из них 5 было потеряно. Налеты проводили на протяжении месяца. Почти все они были удачными. Каждый раз фашисты использовали разное количество самолетов, почти всегда больше 100 машин (в третьем налете участвовало 154 самолета, а в пятом - 132), но к цели удавалось выйти менее чем половине из них. Только однажды советское ПВО определило число фашистских бомбардировщиков больше, чем 150. Обычно, по их данным силы атакующих не превышали 80 самолетов. Налеты проходили в тяжелых условиях. Мало того, что приходилось до 6 часов находиться в воздухе, необходимо было прорываться через сильную противовоздушную оборону РККА. Эта операция стоила Люфтваффе порядка 15-20 самолетов Не 111. ПВО Горького была и так достаточно сильна, но после третьего налета командование Красной Армии решило еще ее усилить 450 стволами зенитной артиллерии, 75 аэростатами и 100 прожекторами. По данным советской стороны – ПВО удалось сбить 40 бомбардировщиков, из них 16 над Саратовом (9 налетов) и 14 над Горьким (7 налетов). Атаки не были настолько успешными, чтобы остановить сборочные линии, но вызвали снижение производительности: вместо 3100 самолетов, выпущенных в апреле, в июне удалось построить только 2778, а вместо 2303-1913 танков, выпущенных за период март-май, - только 1481.

Кроме таких акций, Не 111 совершали мощные удары по советским аэродромам. Часто случалось, что немцам удавалось действовать без потерь, так как в РККА было не принято прикрывать свои аэродромы зенитной артиллерией. Одним из наиболее успешных был налет, совершенный KG 4 на аэродром Курск-Восток в ночь с 21 на 22 марта 1943 года, после которого было объявлено об уничтожении на земле 35 одномоторных истребителей и повреждении еще 23. По данным германского командования на том аэродроме осталось только два неповрежденных самолета. Но победы сопровождались потерями. За семь месяцев до описываемых событий один из дивизионов KG 4 в ходе налета на аэродром в Сещинке потерял три Хейнкеля, а еще 15 было сильно повреждено. В борьбе с советскими морскими коммуникациями и точечными наземными целями хорошо себя показал I./KG 100, действовавший с начала 1942 года с крымского аэродрома в Саках. Только в феврале 1942 года экипажи этого дивизиона потопили два судна и одну подлодку (Немцы идентифицировали эту подлодку как Щ-213, однако она погибла значительно позже 14.10.42 в районе Констанцы. Жертвой того налета стала Щ-210), но ночью с 21 на 22 февраля два советских истребителя совершили налет на аэродром дивизиона и уничтожили на земле четыре Не 111, а еще семнадцать повредили. Подобная ситуация повторилась в ночь с 20 на 21 марта, когда советские бомбардировщики сильно повредили пять Не 111.

Одной из самых успешных атак немецкой авиации можно по праву назвать налет, имевший место летом 1944 года. В полдень 21 июня в Полтаве и Миргороде приземлилось 163 бомбардировщика В-17 из 8-й Воздушной армии США, а ночью немцы и провели налет. Около 100 Не 111 из KG 53 (Полтава) и KG 55 (Миргород), которых вели две группы по 8 Не 11Ш-16/R3 из III./KG 4 вылетели на задание. Во время полета выяснилось, что погода над Миргородом нелетная, поэтому обе группы атаковали Полтаву и перепахали ее вдоль и поперек. Потери союзников составили 44 самолета В-17 и 5 самолетов других типов, еще 26 В-17 и 28 самолетов других типов было повреждено. Кроме того сгорело 400000 литров авиационного бензина.

Другой важной функцией Люфтваффе на Восточном фронте было снабжение войск. В первый раз крупномасштабную операцию по снабжению окруженных войск немцы провели в конце зимы - начале весны 1942 года на северном участке фронта в районе озера Ильмень. Два из трех стратегически важных городов в этом районе (Демянск и Великие Луки) были окружены Красной Армией. Снабжение гарнизона Демянска осуществлялось до весны 1943 года, пока немцам не удалось прорваться к окруженному городу. К Великим Лукам немцам пробиться не удалось и гарнизон города, насчитывавший 188 человек, после 55 дней осады капитулировал. Продержаться почти два месяца немцы смогли благодаря воздушному мосту, который поддерживали три дивизиона Хейнкелей из KG 4 и KG 53 и планеры Go 242. Эта операция стоила германскому командованию семнадцати Не 111 и одиннадцати планеров Go 242. Спастись удалось только экипажу капитана Леманна, летчики которого преодолели пешком за два дня более 40 км, прежде чем вышли к своим.

Попытка организовать воздушный мост под Сталинградом, как известно, закончилась полным провалом. Когда армия Паулюса угодила в котел, на этом участке фронта Luftflotte 4 располагал только одной частью транспортных Хейнкелей. Это был KGr z.b.V 5, оснащенный старыми, но хорошо вооруженными Не 111Е, который действовал в этом районе с лета 1942 года. Кроме транспортного дивизиона в операции участвовали несколько боевых Не 111Н-6, Н-11 и Н-16, способных брать груз на внешнюю подвеску. Эти самолеты принадлежали I./KG 100, II./KG 27, III./KG 4 (основная группа), а также I./KG 27, III./KG 27, II./KG 55 и III./KG 55 (привлекались по мере необходимости). Все машины, участвовавшие в операции были сконцентрированы на одном аэродроме и отданы под командование полковника Кюля, командира Transportfliegerfuerer 1. Luftflotte 4. По состоянию на 24 января 1943 года группа снабжения насчитывала 255 Не 111, из них 159 транспортных, готовыми к полету было только 55 машин! Погодные условия были неблагоприятными, что часто делало невозможным снабжение котла и приводило к большому проценту потерь. Например 19 ноября из 21 самолета, пытавшихся прорваться к Сталинграду, до цели добралось только 13. По названным выше причинам Не 111 частенько были единственным типом самолетов, способным прорваться в котел, хотя специализированных транспортных самолетов было в два раза больше. Например 9 декабря главную часть груза перебросили в котел на 70 Не 111, а 19 декабря 73 Не 111 доставили окруженным войскам 146 тонн груза, в то время как другие 63 транспортных самолета - 143 тонны. Многие экипажи "Лопат" проявляли чудеса находчивости и героизма, два из таких случаев стали наиболее широко известны. Фельдфебель Э. Якштат (Jackstat) из I./KG 100 за 24 часа четырежды слетал в котел и вернулся обратно, а обер-лейтенант Г.Рот (Roth), командир 5./KG 55, принял на борт своего Не 111 25 раненых, в то время, как стандартная грузоподъемность самолета составляла 15 человек.

Поскольку положение дел с каждым днем становилось все более угрожающим, немцы приступили к формированию пяти новых KGr z.b.V, из которых три - KGr z.b.V 23, 24 и 25 - получили 162 Не 11 IE, F и Н. Эти машины вместе с экипажами были собраны из разных летных школ. Ни один из этих транспортных дивизионов не успел поучаствовать в событиях под Сталинградом, а после капитуляции окруженных войск все пять дивизионов были расформированы. KGr z.b.V 5, сформированный в марте 1942 года по тому же принципу и предназначенный для снабжения Демянского котла, был летом 1943 года переформирован в I./KG 55. Его место занял KGr z.b.V 30, оснащенный Не 111Н. Всего под Сталинградом за период с ноября по февраль 4-й Воздушный флот потерял 165 Не 111. Основной причиной потерь были аварии из-за плохой погоды и неудовлетворительного технического состояния машин. За этот же период противоположная сторона объявила о 138 сбитых немецких самолетах.

На Сталинграде история применения Не 111 в качестве транспортного самолета не заканчивается. Напротив, их роль в этой функции стала возрастать и Не 111 в исполнении R2 стал основным самолетом Люфтваффе, предназначенным для буксировки планеров и перевозки грузов. Не 111 служили во всех планерных частях и были "упряжными лошадками" в шести Go 242 Staffeln (эскадрильях планеров Go 242) в конце 1941 - начале 1942 года, а с 1943 года составляли 60-80% "тяглового" парка в четырех Schleppgruppen (буксировочных дивизионов), оснащенных планерами Go 242 и DFS 230. Эти дивизионы участвовали во всех операциях по снабжению в восточной и западной частях Европы. Поддержку дивизионов осуществляли два планерных полка LLG 1 и LLG 2, также оснащенные Не 111. Оба полка были переброшены под Сталинград, но прибыли уже слишком поздно, чтобы что-нибудь изменить. LLG 1, который состоял из двух дивизионов полностью оснащенных Не 111 и Go 242, прибыл на Восточный фронт в начале января 1942 года, a I./LLG 2, прибывший на фронт в конце декабря 1942 года, располагал четырнадцатью Ju 88, Do 17 и Не 111, а также 82 планерами. После капитуляции 6-й Армии оба полка попали на Кубань, откуда их отвели в середине весны и направили на другие участки Восточного фронта и в Западную Европу. В конце 1943 года LLG m2 был полностью переформирован и получил 31 Не 111 и 265 Go 242. Не 111 составляли часть парка TGr 30 (бывшего KGr z.b.V 30). На самолетах этого типа летали и в TGr 20, а в конце войны уже целые полки были перепрофилированы для выполнения транспортно-бомбовых целей, как например KG 4 или KG 28 (Эти два полка были единственными частями, всю войну пролетавшими исключительно на Не 111), оснащенные Хейнкелями в исполнении R2. Большую роль сыграли транспортные и планерные части зимой и весной 1944 года во время боев под Черкассами и Каменец-Подольском, где были окружены большие группировки немецких войск. Под Черкассами немцы потеряли 45 транспортных самолетов (из них 13 Не 111), но смогли эвакуировать из котла 2300 раненных и доставили 2026 тонн грузов. Под Каменец-Подольском благодаря большому количеству топлива и боеприпасов, сброшенных на парашютах, большая часть окруженных войск смогла вырваться из котла. Но успешнее всего прошла организация воздушного моста в Крыму. В ходе этой операции немецкие летчики ценой 60 машин смогли эвакуировать из Севастополя 21500 солдат и офицеров. Для осуществления всех этих операций на южном участке фронта фашисты сконцентрировали около 500 транспортных самолетов, которые не простаивали ни минуты.

Воздушный мост, соединивший Бреслау (Вроцлав) с главными силами просуществовал почти до самого конца войны и стоил немцам целых 165 самолетов. Зато окруженный город оборонялся до 6 мая 1945 года. Иначе сложилась судьба Познаньской крепости, которая держалась только пока существовал мост. Почти 100 самолетов совершили 169 вылетов и доставили 260 тонн грузов, но как только снабжение по воздуху прекратилось, Познань капитулировала. Транспортные Хейнкели и Юнкерсы помогли прорваться группам немецких войск из Поморья в Германию, за Одер, а также снабжали отрезанные приморские гарнизоны во Франции.

Большую роль в этих операциях сыграли и Не 111Z (Zwilling) - эти огромные "Близнецы". Свою эпопею Не 111Z начали в 1942 году, когда поступили на вооружение трех планерных дивизионов, летавших на Me 321. Два дивизиона были отдельными, а третий входил в состав LLG 1. В конце января III./LLG 1 перебросили под Сталинград, но почти тут же направили на Кубань, где уже летали G.S.Kommando 1 и 2. В первом из этих двух отрядов было 22 "Гиганта" и 3 Не 111Z, а во втором 15 Me 321 и 4 Не 111Z. Одним словом в начале весны на том участке фронта были собраны все имевшиеся "Цвиллинги" и около 45 Me 321. Как и многие другие части дивизионы перебросили летом 1943 года в Западную Европу, главным образом, в Италию и на юг Франции, где они совместно действовали с парашютистами генерала Штудента (Student). На востоке они появились снова летом 1944 года. Это был последний пункт на их маршруте. Потеряв все Me 321, Не 111Z были переподчинены Schleppgruppen, где летали до конца войны, буксируя за раз по 2-3 Go 242. Из 12 "Цвиллингов" войну пережили только четыре.

Рассказывая о делах Не 111 на Восточном фронте не следует забывать и о той роли, какую сыграли эти самолеты в борьбе с советскими ночными бомбардировщиками. Усилившиеся с лета 1942 года ночные налеты легких бомбардировщиков По-2, вынудили руководство Люфтваффе организовать части, специально предназначенные для борьбы с "кукурузниками". Было решено, что для борьбы с этими примитивными самолетами будет вполне достаточно пяти Nachtjagdschwarmen (патруль ночных истребителей), которые подчинялись бы непосредственно командирам воздушных флотов. Оснастили патрули Не И1 разных модификаций, получивших дополнительно четыре пушки калибра 20 мм. После того, как в феврале 1943 года линия фронта стабилизировалась три из пяти потрепанных патрулей были пополнены и переподчинены Luftflotte I, Lwkdo Don и Ost. Ночные налеты все усиливались, поэтому количество патрульных самолетов постоянно росло. Поэтому к 6 Не 111, I Ju 88C-6 и 1 Me 110, которыми эти части в начале располагали, добавили еще 22 самолета. Перед началом битвы на Курской дуге патрули переименовали в Nahnachtjagdschwrms (патрули ближних ночных истребителей) и перебросили в район будущей битвы. Там ночные истребители нашли для себя много работы и до июня 1943 года сбили около 30 советских ночных бомбардировщиков. После того, как операцию "Цитадель" прекратили, в начале августа все NNJSch расформировали, а на их базе создали два полноценных полка ночных истребителей NJG 100 и NJG 200. В конце августа закончили формирование восьмой и последней эскадрильи II./NJG 200, в состав которой вошло шесть последних экипажей из NNJSch, летавших на трех Не 111 и трех самолетах других типов. Хейнкели выполняли свои обязанности в этих полках еще несколько месяцев, после чего их направили в бомбардировочные полки, а NJG получили специализированную модификацию Хейнкеля - Не 111Н-18. Функция этих самолетов напоминает функцию современных самолетов АВАКС.

Вооруженные дополнительными пушками Не 111 были не только истребителями, но и штурмовиками. Залетая далеко на территории противника эти самолеты охотились за поездами. Для выполнения подобных заданий в полках бомбардировщиков в начале 1942 года сформировали такие эскадрильи и большинство из них оставалось на фронте до конца войны. Эскадрильи охотников за поездами были в следующих полках: 14(eis)/KG 27 - с 1942 до начала 1943 года, позднее переформирована в эскадрилью тяжелых истребителей, 14(eis)/KG 3-е 1942 года, первое время называлась 6(eis) и летала на Ju 88, 7(eis)/KG 51 - с начала 1943 года летала на Ju 88, 9(eis)/KG 55 - с начала 1943 года летала на Ju 88, позже переименована в 14(eis) и получила Не 111, 14(eis)/KG 4 -с 1942 года на Не 111.

Над морями

Наибольшую популярность Хейнкелям принесла деятельность KG 4 и KG 26 над Средиземным морем и в Арктике. В конце 1940 года основная тяжесть боев переместилась от берегов Англии в Средиземное море, где разыгралась настоящая англо-немецкая война. Первые Не 111 появились в этом районе в декабре 1940 года. Самолеты входили в состав Fliegerkorps X. Из 307 самолетов корпуса 55 были Не 111, из них 48 - Не 11Ш-4 из II./KG 26. Главной целью самолетов этого дивизиона была постановка мин и бомбардировка морских целей. В восточной части средиземноморского бассейна действовала 2./KG 2, базировавшаяся на Родосе, туда же в дальнейшем передислоцировалась и часть II./KG 26. Первый успех II. дивизиону пришел 31 января 1941 года во время налета на группу английских кораблей и судов немцам удалось пустить на дно один корабль и одно судно, а еще одно судно повредить. С середины 1941 года самолеты переключились на выполнение других заданий, но вскоре на Средиземное море перебросили 8./KG 26. Опасность для судоходства на Средиземном море еще больше возросла, когда там появились II./KG 26, I./KG 100 и II./KG 26 (оснащенная Ju 88). В этом районе море кишело английскими кораблями и немцы работали непокладая рук. Уже 12 августа семь Не 111 атаковали конвой и потопили 2 судна и одно повредили. Однако во время выполнения операции "Torch" противовоздушная оборона англичан оказалась организованной на должном уровне и несмотря на изобилие целей ни одну из них немецкие бомбардировщики поразить не смогли. Обе стороны накапливали силы и командование Люфтваффе перебросило на средиземноморский театр военных действий I./KG 26, оснащенную Не 111Н-6. Первую победу этот дивизион одержал 18 ноября, потопив одно английское судно. По состоянию на 15 ноября весь полк насчитывал едва ли 74 бомбардировщика, которые до июня 1943 года - хотя и действовали без второго дивизиона - потопили восемь кораблей и судов и повредили еще 10. Всего в ходе боев в Тунисе (1.11.42-13.03.43) фашисты потопили 33 судна и корабля, при этом на счету торпедоносцев из KG 26 значится 10 кораблей, то есть 30%.

После поражения в Тунисе действия на море приобрели характер рейдов, поскольку английские самолеты господствовали в воздухе. К началу высадки на Сицилии (10 июля) в S и I./KG 26 оставалось только 24 Не 111, которые быстро перебазировались на южное побережье Франции и были частично переподчинены FID 2. Долетая до берегов Алжира и кооперируясь с Ju 88 из III./KG 26 экипажи Не 111 пустили на дно еще десять кораблей (до конца 1943 года), а к середине 1944 года на счету четырех дивизионов из KG 26 и KG 77 появилось еще 10 потопленных и 3 поврежденных кораблей и судов. Это была одна из последних побед.

Уже с поздней осени 1941 года в Мурманск стали приходить конвои, которые немцы быстро обнаружили и весной 1942 года начали эффективно перехватывать. Первый бой произошел в конце апреля и закончился "заторпедированием насмерть" трех союзнических транспортов из конвоя PQ 15. Отличились Не 111 из KueFlGr 906. Первый заранее запланированный и организованный налет на конвой состоялся 25-30 мая 1942 года. Первый серьезный удар немцы нанесли 26 мая, когда 19 Не 111 из I./KG 26 при участии 6 Ju 88 из III./KG 30 сильно повредили два судна, но основные события произошли на следующий день. Из 108 бомбардировщиков участвовавших в налете было только 7 Не 111 из 2./KG 26, но из 6 потопленных судов - два на счету именно Хейнкелей. Из 35 судов конвоя PQ 16 на дно пошло семь, а еще пять было повреждено (в том числе польский "Гарланд" ("Garland")). На потопленных судах было 147 танков, 77 самолетов, 770 машин, а ведь этого количества техники хватило бы на одну хорошую битву.

Следующий конвой - печально известный PQ 17 - был быстро обнаружен и уже 2 июля атакован Не 111. 3 июля в двух атаках 25 Не 111 потопили 7 судов, а на следующий день еще три судна (из них два вместе с "U-ботами"). 5 июля на дно пошло еще 8 судов (из них опять для было потоплено совместными действиями с подводниками). В течение следующих дней летчики потопили еще два транспорта (один из них был добит подводной лодкой). Из 36 судов вышедших в составе конвоя из Англии, до Мурманска не дошло 23 транспорта. Потери же немцев составили всего лишь пять самолетов! Вместе с транспортами на дно пошло 3350 машин, 210 самолетов и 430 танков!

Конвой PQ 18 появился в немецких прицелах в начале сентября, но к тому времени англичане уже сделали выводы из горького урока и конвой сопровождал авианосец "Авенджер" ("Avenger") с 15 "Си Харрикейнами" на борту. Первый налет немцы совершили 8 сентября, но это была простая проба сил. Главный удар был нанесен шестью днями позже, силами I. и II./KG 26. Немцы тоже умели делать выводы, поэтому появились над целью большой группой из 44 бомбардировщиков, разделились и атаковали конвой со всех сторон. Зенитный огонь был слишком плотным, поэтому только половина экипажей смогла сбросить торпеды на достаточно близком расстоянии. В волнах скрылись восемь транспортов и пять Не 111 (англичане объявили о 15 сбитых машинах). Несмотря на относительно высокие потери, немцы повторили налет на следующий день. Но на этот раз в воздух успели подняться английские истребители, поэтому немцы потеряли еще пять Не 111, а девять других машин, сумевших дотянуть до аэродрома, пришлось списать. Налеты продолжались до 20 сентября, но немцам удалось накрыть только два транспорта, из них один смог удержаться на плаву. За 10 потопленных транспортов, из которых на долю летчиков пришлось семь, немцы заплатили 20 Не 111 и жизнью 14 экипажей.

Это был последний крупный налет на конвои, поскольку ситуация на фронтах заставила фашистов отказаться от попыток перерезать морские коммуникации в Арктике. Проведя три грандиозные битвы между самолетами и кораблями, немцы пустили на дно 30 транспортов (еще 10 судов на счету подводников), потеряв при этом более 30 самолетов.

Над Европой

В мае 1944 года начался обратный отсчет существования девятилетнего "тысячелетнего Рейха". На всех фронтах немецкая армия перешла к глухой обороне. Это положение вещей как на лакмусовой бумажке отразилось на состоянии Люфтваффе. Если еще в середине 1940 года на 1464 истребителя приходилось 1808 бомбардировщиков, то по состоянию на 31 мая 1944 года на 1730 истребителей приходилось всего 841 бомбардировщик, из которых 435 составляли Не 111! Еще 45 машин состояло на вооружении разведывательных и транспортных частей (не считая планерных). Кроме того, Не 111 был основным самолетом 19 бомбовых дивизионов (из 45 существующих 21 летал на Ju 88). Месячный выпуск Не 111 достигал 100 штук, при этом бомбардировщиков всех остальных типов выпускалось в месяц около 250 штук. В мае 1944 года на Не 111 летали следующие части:

на западе:

III./KG3 – 35 He 111;
II., IV/KG27 – 54 He 111;
IV./KG53 – 39 He 111;
IV./KG55 – 34 He 111;
I./KG 100 - 15 Не 111;
FAGrl23 – 6 He 111;

на востоке:

14./KG55 – 11 He 111;
S/SG3 - 1 Не 111;
I/KG4 – 34 Не 111.
1., II., IIl./KG53 – 108 He 111;
NASt. 1 - 6 He 111;
II., III., IV./KG 4 - 109 He 111;
I., II., 14./KG27 – 90 He 111;
I., II., III./KG55 - 101 He 111;
TGr30 - 33 He 111.

Несмотря на большое количество, польза Не 111 практически сводилась к нулю. На западе практически все дивизионы, оснащенные Не 111, представляли собой учебно-запасные части и не участвовали в боевых действиях. Единственным боевым применением Не 111 на Западном фронте был пуск с их помощью летающих бомб Fi 103, к которому немцы приступили с середины 1944 года. Сначала пуск ракет осуществляли с самолетов III./KG 3 майора М. Феттера (Vetter), а в дальнейшем для выполнения этого же задания выделили целый полк - KG 53. Однако самолеты из KG 53 больше стояли на земле из-за катастрофической нехватки топлива. Первое время потерь у "ракетоносцев" не было, но по мере того как портилась погода и усиливалась противовоздушная оборона союзников, потери стремительно росли. В начале января в КО 53 было 101 Не 111Н-22, из которых в течение нескольких недель выбыло целых 77 машин, из них только 16 было сбито союзниками. Потери и издержки превышали тот эффект, который достигался летающими бомбами, поскольку точность Fi 103 оставляла желать лучшего.

В сентябре 1944 года со сборочных линий сошли два последних Не 111 (в том месяце промышленность дала Люфтваффе всего 120 бомбардировщиков). На этих двух Хейнкелях закончился восьмилетний период их серийного производства. Из 19 дивизионов бомбардировщиков Не 111 в мае 1944 года в январе оставалось только пять(!), причем четыре из них входили в состав KG 4. Этот полк по состоянию на 10 января располагал 87 Не 111, к началу апреля их осталось 33, 25 апреля число самолетов увеличилось до 76, главным образом за счет машин R2. В конце войны на этих самолетах летали также Schlepgruppe 1 (15 Не 111, 14 самолетов других типов и 19 планеров) и TGr 30 (16 Не 111).

Источники

  • " Хейнкель He 111." /Война в воздухе № 1./

©AirPages
2003-