Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Самолёты Messerschmitt BF109B,C,D BF109E BF109F BF109G BF109G-2 BF109H BF109K BF110C BF110E BF110G Me-410 Me-309 Me-163 Me-262A-1a Me-262A-2a Me-262B Me-264 1101 Me-321 Me-323 Фото и схемы Боевое применение JG5 Bf 109 JG54 Bf 110 Me 262 Me 262 Три мифа о... Luftwaffe

Веселая охота на Востоке Европы

"Искусство боев в воздухе истинно германская привилегия.
        Славяне никогда не смогут им овладеть."
    Адольф Гитлер

22 июня 1941 года, в час тридцать минут утра, штаффелькапитан 5/JG54 Хюберт Мютерих с кружкой дымящегося кофе в одной руке и с сигаретой -в другой подошел к "мессершмитту" своего заместителя Иоахима Ванделя. "Не грусти, "Гном", - сказал он задумавшемуся товарищу. - Охота будет весёлой!".

Уже через полчаса Мютерих проводил предполётный инструктаж пилотов 5 штаффеля. Аварийный комплект и надувные лодки заняли положенное место в кабинах истребителей. "Мессершмитты", снаряженные топливом и боекомплектом, в последний раз проверялись механиками. Ровно в три часа утра лётчики заняли свои места в кабинах. Двигатели были запущены...

В 3 часа 25 минут утра подразделения Люфтваффе вторглись в воздужное пространство СССР и нанесли удар по важнейшим стратегическим объектам Европейской части Советского Союза, в том числе и по 68 аэродромам Западного, Киевского и Прибалтийского Особых военных округов, Одесского военного округа, а также Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Всё развивалось по хорошо отработанному сценарию, именовавшемуся "Блицкриг", опробованному в Польше и окончательно доведённому в дни Французской кампании. Тогда более 1000 самолётов объединённых Франко-британских воздушных сил были поражены на земле, что полностью парализовало сопротивление союзной авиации.

К моменту нападения на СССР немецкие лётчики обладали богатым опытом воздушных боев, мастерски пилотировали, уверенно сочетали огонь и маневр, а также использовали новейшие тактические приёмы и построения, тогда как боевая подготовка в ВВС РККА была одним из слабых мест.

В первых воздушных схватках советские лётчики часто допускали ошибки, которые объясняются только недостатком боевого опыта.

Отсутствие навыков управления группами истребителей в бою вело к тому, что функции командира заканчивались уже после первого этапа - сближения. Затем строй распадался и отдельные схватки продолжали звенья или одиночные самолёты.

Недоверие к радиосвязи и незначительная радиофикация истребителей снижали возможности боевых групп. Применение визуальных сигналов - жестов рукой, эволюции самолётом и пуск сигнальных ракет, не только не способствовало организации группового боя, но и часто дезориентировало лётчиков.

Основным недостатком построения советских истребительных групп было звено из трёх самолётов. Роли в звене распределялись следующим образом: командир (ведущий) - атакует, заместитель командира (левый ведомый) -поддерживает атаку, третий лётчик (правый ведомый) - прикрывает группу огнем. Такой порядок был утвержден в середине двадцатых годов, когда огневой мощи одного истребителя не хватало для уничтожения бомбардировщика, а бой истребителей между собой считался второстепенной задачей.

Однако трёхсамолётные звенья красиво и грозно выглядели только на воздушных парадах. В бою ведомые затрудняли взаимный маневр, а при энергичном пилотировании - могли столкнуться. Очень часто звено просто "рассыпалось" в бою.

Тем не менее, общий уровень подготовки кадровых офицеров советских ВВС был высоким. Несмотря на многочисленные запреты и ограничения (в цепях снижения аварийности и экономии горюче-смазочных материалов), сопровождавшие учебно-тренировочный процесс в боевых частях, подавляющее большинство лётчиков выполняло весь комплекс фигур высшего пилотажа, совершало полёты в сложных метеоусловиях, в непосредственной близости от земли, а также знало и использовало возможности своих самолётов.

Уже в первый день войны советские лётчики продемонстрировали противнику свою манеру ведения воздушного боя - энергичную, жестокую и бескомпромиссную. В отличие от немецких пилотов, которые предпочитали рациональные, прагматичные, а подчас шаблонные, но хорошо отработанные манёвры, воздушные бойцы ВВС РККА маневрировали с большими перегрузками, не избегали лобовых атак и боев на малой высоте.

Элитная истребительная Эскадра JG54 "Grunherz" - "Зелёное сердце", вступившая в войну 22 июня 1941г., признаётся немецкими историками лучшим из всех соединений Люфтваффе.

Помимо достоинств, присущих в той или иной степени немецким истребительным Эскадрам, "Grunherz" известна самым низким уровнем потерь в воздушных боях II Мировой войны.

И тем не менее, ровно через месяц после начала войны командир "Grunherz" майор Траутлофт подписал приказ по Эскадре, в котором, в частности, говорилось: "Нельзя приветствовать увлечение некоторых наших товарищей манёвренными боями с "крысами" и "иванами". Рыцарские поединки не для Востока. Мы должны просто побеждать".

Этот приказ появился не на пустом месте: к 22 июля 37 лётчиков Эскадры из 112, были убиты или пропали без вести, а тенденции к снижению потерь не наблюдалось.

Штаффелькапитан 5/JG54 Хуберт "Хубс" Мюттерих несомненно высказал мнение руководства Эскадры, остроумно заявив: "Не загоняйте "крысу" в угол, ведь в этом случае ей остаётся только одно - вцепиться вам в глотку"! Так случилось, что в первый месяц боев погибли рядовые лётчики JG54, не одержавшие большого количества побед. Рассказывать о них, как впрочем и о всех лётчиках Эскадры, не вернувшихся из боевых вылетов в 1941 - 1945 годах, мы не имеем возможности, ибо подобный материал по объёму более подходит для монографии.

Однако очень скоро качественный состав потерь "Grunherz" изменился. Всё больше и больше "асов", командиров различных рангов или лётчиков, пользовавшихся авторитетом и любовью в JG54, погибало в воздушных боях на востоке. О них наш рассказ.

Первый серьёзный удар по репутации Эскадры был нанесён 30 июля 1941 года. В этот день не вернулся на свой аэродром командир III Группы хауптман Арнольд Лигниц (25 побед), ставший жертвой собственного любопытства и неосмотрительности.

Когда Ленинград оказался в радиусе действий Bf-109, лётчики "Grunherz", видевшие с воздуха многие города Европы, не могли удержаться от искушения.

В тот день хауптман Лигниц и его ведомый лейтенант Эрвин Лейкауф в инициативном порядке взлетели и, миновав линию Фронта, направились к центру Ленинграда. Над Невой ведущий начал разворот и в этот момент пара "мигов", незаметных в лучах солнца, обрушилась на "мессершмитты" сзади. Лейтенант Лейкауф, прозванный "змеей" за манеру пилотирования, скольжением уклонился от трассы и, выполняя переворот через крыло, увидел, что истребитель командира сбит и падает, вращаясь по спирали.

Лигниц покинул подбитый истребитель и спасся на парашюте, однако, упал на крышу дома, а с неё - на мостовую. Через два дня он скончался в Военно-Морском госпитале. Групповую победу над немецким асом одержали лётчики 7 ИАП капитан Поляков и старший лейтенант Шамин.

11 сентября был сбит и погиб любимец I Группы, весёлый и добродушный Хуберт Мюттерих (43 победы), охотившийся на востоке весьма непродолжительное время. В пяти километрах южнее Ладожского озера его "мессершмитт" расстрелял в упор лётчик 191 ИАП старший лейтенант Новиков. Судьба сыграла с Мюттерихом злую шутку: главную в своей жизни "крысу" он даже не увидел. Заваливаясь на правое крыло, немецкий истребитель направился в сторону озера, полого развернулся на запад и, сорвавшись в штопор, разбился.

17 декабря попал в плен командир I Группы хауптман Юлиус фон Селла (15 побед). Его "мессершмитт" в районе Новой Ладоги сбил лётчик 154 ИАП капитан Петр Покрышев. На допросе в штабе Ленинградского Военного округа Фон Селла держался вызывающе, но на вопросы генерала Новикова отвечал охотно, а в конце беседы попросил передать советскому лётчику, сбившему его, своё личное оружие. Этот пистолет был выставлен в музее Обороны Ленинграда.

14 Февраля 1942 года в районе Великих Лук был сбит и погиб новый командир I Группы хауптман Франц Эккерле (62 победы). Из четырёх "мессершмиттов" Эскадры, участвовавших в этот день в бою с "харрикейнами" 191 ИАП, ни один не возвратился на аэродром Рельбицы.

Кто именно из советских лётчиков (доложивших о падении всего двух "мессершмиттов") уничтожил немецкого аса, установить невозможно. Индивидуальная победа была записана старшему лейтенанту Кузнецову, а групповая победа - старшим лейтенантам Лойко и Аравину.

12 марта сразу два истребителя из штабного штаффеля не вернулись со "свободной охоты". В 12.00 ведущий пары унтерофицер Хейнц Бартлинг (67 побед) вышел на связь с Сиверской и сообщил, что находится в десяти километрах северо-восточнее Шлиссельбурга, над Ладожским озером, после чего никаких сведений от лётчиков не поступало. Через месяц Бартлинг и его ведомый лейтенант Херман Лейште (29 побед) были признаны пропавшими без вести. Однако их судьба известна.

Назначенный незадолго до этого командиром 3 эскадрильи 4 ГИАП старший лейтенант Василий Голубев по праву считался "истребителем истребителей". Участвуя в воздушных боях с первого дня войны, он уничтожил к 12 марта 1942 года восемь "мессершмиттов" и два финских истребителя Хоук-75.

Изучив привычки и методы немецких пилотов, Голубев начиная с середины февраля 1942 года постоянно возвращался с боевых заданий отстав от основной группы и имитируя органами управления полёт, выполняемый тяжелораненым лётчиком.

12 марта это сработало. Приближаясь к своему аэродрому Выстав (на полуострове Зеленец восточнее Ленинграда) Голубев заметил сзади, чуть ниже облаков, две чёрные точки. Вскоре он смог различить дымный выхлоп форсированных моторов: "охотники" обнаружили "беззащитного противника" и начали преследование на повышенной скорости. Однако радисты Эскадры так и не услышали в наушниках победного "Хорридо!".

Когда "мессершмитты" приблизились на дистанцию около 1000 метров,

Голубев резко развернул свой И-16 навстречу немецким истребителям. Ситуация изменилась мгновенно, и Бартлинг, летевший впереди и ниже ведомого, даже не успел понять, что из "охотника" превратился в "дичь". Его истребитель, расстрелянный на встречном курсе огнем крупнокалиберного пулемёта, вспыхнул и упал на взлётно-посадочную полосу аэродрома Выстав.

Лейтенант Лейште осознал безнадёжность положения и, всё-таки, попробовал оторваться на вертикальной горке, используя высокую скорость "мессершмитта". Однако Голубев, довернув И-16 влево, залпом реактивных снарядов РС-82 повредил немецкий истребитель. "Мессершмитт" потерял скорость и возможность маневра и совершил вынужденную посадку на границе лётного поля. Лейтенант Лейште, раненный осколками, скончался через несколько минут после приземления.

3 апреля в Эскадру не вернулись два лётчика-австрийца из II Группы: обер-лейтенант Арнольд Кауэр (37 побед) и лейтенант Еуген Кауэр (6 побед). В бою с "харрикейнами" из 485 ИАП их истребители были уничтожены, причём старший из братьев - Арнольд - выпрыгнул с парашютом и был пленён, а младший - Еуген - погиб. Победы на свой счёт записали командир полка майор Зимин и командир эскадрильи капитан Лазарев.

16 мая комэск 4 ГИАП старший лейтенант Голубев во главе пятёрки И-16 провёл тяжелейший бой над "Дорогой Жизни", в котором с немецкой стороны участвовали 81 бомбардировщик и истребитель.

"Если бы мы сбивали все самолёты противника, попадавшие в прицел, - рассказывал Василий Федорович, - боекомплекта не хватило бы и на три минуты. Однако нашей задачей было прикрытие караванов, а не уничтожение "мессершмиттов" и "юнкерсов", поэтому мы разгоняли вражеские группы, имитируя таран". И всё же в этом бою комэск сбил немецкий истребитель и бомбардировщик. За смелые и инициативные действия все пять лётчиков получили правительственные награды, а старший лейтенант Голубев был удостоен звания Героя Советского Союза.

Его противниками, в который раз, были пилоты "Grunherz". На аэродром Гатчина не вернулся командир шварма III Группы обер-лейтенант Хакон фон Бюлов (61 победа), что явилось для Эскадры сильным потрясением, учитывая высокое происхождение лётчика.

17 мая в бою с "лаггами" 3 Гвардейского ИАП в районе Кронштадта были сбиты лётчики штабного штаффеля Фельдфебель Герхард Лаутеншпагер (31 победа) и лёйтнант Осей Унтерлерхнер (27 побед). И хотя истребителям старших лейтенантов Каберова и Костылева сильно досталось от пушек и пулемётов "мессершмиттов", праздновали победу гвардейцы-балтийцы, а не их оппоненты.

22 мая лётчик II Группы лейтенант Отто-Бруно Лозерт (47 побед), австриец по происхождению, сын одного из лучших истребителей-асов периода I мировой войны, пропал без вести северо-восточнее Киришей. Никто из восьми лётчиков Эскадры, участвовавших в бою с "илами" и прикрывавшими их "лаггами", не знал о судьбе товарища.

Однако ведущий четвёрки ЛаГГ-3 из 41 ИАП старший лейтенант Суков зафиксировал падение сбитого им "мессершмитта". Вращаясь по глубокой спирали, немецкий истребитель упал в лес и взорвался.

Герой Советского Союза маршал авиации Зимин вспоминал: "В начале лета 1942 года на нашем участке фронта стали появляться особо подготовленные группы асов, летавшие на истребителях Ме-109Ф с форсированным двигателем. В бой фашисты вступали парой или звеном, но, грамотно используя радиосвязь, быстро наращивали свои силы, атаковали с разных направлений, настойчиво и активно".

17 июня все двенадцать Bf-109G-2 из 5/JG 54 звеньями, по четыре самолёта в каждом, вылетели с аэродрома Рельбицы для "расчистки воздуха" перед атакой Ju-87. Радиоуправление группой осуществлял штаффелькапитан Иоахим "Гном" Вандель.

В этот день семь истребителей "харрикейн" 485 ИАП патрулировали в районе деревни Рамушево, прикрывая наземные войска. Вскоре советские лётчики обнаружили большую группу "юнкерсов", прикрываемую четвёркой "мессершмиттов" и атаковали её. В завязавшемся бою пять Ju-87 было уничтожено, однако группе майора Зимина пришлось отбиваться от шестнадцати немецких истребителей, входивших в состав двух самых результативных Эскадр Люфтваффе. Тем не менее, они нанесли тяжёлое поражение своим противникам: в Рельбицы не вернулись лёйтнант Макс Хессе (9 побед), лёйтнант Людвиг Бауэр (40 побед) и обер-фельдфебель Вильгельм Хюбнер (?). Все они погибли. Кроме того, одного истребителя лишилась JG 51 "Мёльдерс". Был сбит и "харрикейн". Лейтенант Безверхний, совершив вынужденную посадку на болото, погиб.

9 августа лётчики JG54 испытали настоящий шок: в бою с советским истребителем был сбит и погиб самый удачливый и результативный на тот период "воздушный охотник", обладатель всех мыслимых наград III Рейха, командир 7 штаффеля обер-лейтенант Макс-Хельмут Остерманн (102 победы). Его "мессершмитт" упал в Ильмень-озеро и затонул.

Когда четвёрка ЛаГГ-3 из 41 ИАП направлялась к линии фронта на истребителе старшего лейтенанта Сукова обнаружилась неисправность системы питания. Двигатель стал работать с перебоями.

По приказанию ведущего, Аркадий Суков покинул строй, развернулся и, разогнавшись на пикировании, направился к своему аэродрому.

На выводе из пикирования он, почти одновременно, услышал рёв заработавшего мотора и увидел дымные трассы. "Что скрывать, - вспоминал Аркадий Иванович, - в первой фазе боя мне просто повезло: очереди "охотника" прошли мимо моего "лагга". После атаки немец проскочил вперёд и тут уже я оказался в выгодном положении. Крутился он мастерски, однако оторваться не смог и, минуты через три, плотно вписался в прицел моего истребителя. А дальше - дело техники: вооружение на "лагге" было мощным".

10 августа Эскадру ожидало новое потрясение: севернее Ржева в воздушном бою с "харрикейнами" был уничтожен истребитель командира II Группы хауптмана Карла Саттига (53 победы). Лётчик покинул горящий "мессершмитт", спасся на парашюте и попал в плен.

Однако эта схватка оказалась тяжёлой и для противников "Grunherz" - лётчиков 485 ИАП. Шесть истребителей полка в течении 45 минут отбивали атаки 12 "мессершмиттов", значительно превосходивших "харрикейны" по лётно-техническим характеристикам. В бою погиб лучший лётчик 485 ИАП майор Кондратьев, однако ещё для трёх пилотов Эскадры он оказался последним. Кто именно сбил Саттига нам установить не удалось - по "мессершмитту" в этот день уничтожили майор Кондратьев, капитан Габринец, старшина Тараненко и командир полка подполковник Зимин.

18 сентября в лётной книжке старшего лейтенанта Сукова появилась следующая запись: "Боевой вылет 1 ч. 09 м. ЛаГГ-3. Ведущий группы. Обеспечение действий Ил-2 448 ШАП. Воздушный бой с 8 Me-109 севернее станции Тосно. Сбил ведущего фашистской группы, награжденного Рыцарским крестом".

В этот день шестёрка лётчиков 41 ИАП, сошлась в бою с пилотами из II.JG 54. Сначала к Ил-2, штурмовавшим станцию Тосно, пытались прорваться четыре "мессершмитта", затем число атакующих - удвоилось. Тем не менее, советские лётчики, действуя парами на вертикалях и горизонталях и применяя взаимную поддержку и выручку, обеспечили работу штурмовиков. Ни в группе Ил-2, ни в группе сопровождения потерь не было. Безуспешные атаки стоили "Grunherz" одного истребителя и одного лётчика: выпрыгнувший с парашютом чемпион Германии по боксу (в легком весе) хауптман Херберт Финдейзен (67 побед) попал в плен.

18 сентября замкомэск 154 ИАП капитан Зеленое в районе Новой Ладоги перехватил одиночный "мессершмитт" и, после короткого боя, подбил его. Лётчик I Группы фельдфебель Петер Зиглер (49 побед) получил серьёзные ранения, не смог довести истребитель до своего аэродрома и разбился.

7 октября северо-западнее Ильмень-озера в бою с "яками" из 283 ИАП погиб командир 5 штаффеля хауптман Иоахим Вандель (75 побед), прозванный "Гномом" за небольшой рост и постоянную сосредоточенность. Сильного немецкого лётчика в двадцатиминутном поединке вымотал и сбил младший лейтенант Зайцев, причём это была его первая из двенадцати побед.

25 октября командир 92 ИАП майор Соломатин уничтожил "мессершмитт", "охотившийся" неподалёку от Будогощи, в районе советских аэродромов. В Сиверской напрасно дожидались обер-лейтенанта Бернхарда Шультена (59 побед) группенадьютанта II.JG 54.

11 ноября замкомэск 41 ИАП капитан Суков, облётывая после ремонта истребитель Як-7Б, рискнул и направился на одиночную "охоту" в район Большой Вишеры. На небольшом удалении от линии фронта он обнаружил пару Bf-109, которая на малой высоте шла в тыл советских войск. Атака сзади на повышенной скорости оказалась для противника полной неожиданностью: один "мессершмитт" был сбит и упал, а другой, мгновенно развернувшись, вышел из боя. Третий по счёту обладатель Рыцарского креста лейтенант Ханс-Иоахим Хейер (53 победы) из IIIJG 54 стал жертвой капитана Сукова, которому "наркомовские" сто грамм вполне заменили шампанское.

6 декабря над Балтикой пропал без вести лётчик штабного штаффеля унтерофицер Норберт Пфейффер (37 побед), чемпион мира по лыжному спуску. Его "мессершмитт", после затяжного боя, уничтожил капитан Сухов из 3 ГИАП.

За 1942 год "Grunherz" потеряла 93 летчика.

   Окончание статьи. FW 190 в JG54 «Grunherz»

   А прав ли Дымич? Обсуждение в Форуме

Валерий ДЫМИЧ

ПРИМЕЧАНИЕ

"Grunherz" - "Зелёное Сердце" - герб Тюрингии, где родился коммодор Ханнес Траутлофт. Впервые эта эмблема появилась на истребителе Не-51 лейтенанта Траутлофта в Испании в 1937 году.

Jagdgeschwader (JG) - Истребительная Эскадра (дивизия) состояла из трёх Групп (с середины 1943 года к ним добавилась четвёртая) штабного штаффеля.

Gruppe- Группа (полк) состояла из трёх штаффелей и штабного шварма. Обозначалась римской цифрой с точкой, например: II.LJG 54.

Staffel - штаффель (эскадрилья) состоял из трёх швармов, причём каждый штаффель Эскадры имел свои порядковый номер от 1 до 9, а с середины 1943 года - до 12. Штаффель обозначался арабской цифрой с дробью, например 3/JG54

Schwarm - шварм (звено) состояло из четырёх истребителей.

Rotte ротте (пара), состояла из ведущего (rottefuhrer) и ведомого (rotteflieger, в просторечии - katchmarek).

Horrido! - Хорридо - победный клич, по имени святого Хорридуса, считавшегося покровителем летчиков Люфтваффе.

"Иван" - презрительное прозвище МиГ-3 немецких летчиков, считавшего, что он "дубоват".

"Крыса" - прозвище И-16 еще с войны в Испании.

Источники

  • журнал "Авиация и космонавтика"№ 01 1999г. /Валерий Дымич/

©AirPages
2003-