Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Самолёты Nakajima B-5N Ki-27 Ki-43 Ki-44 Ki-84 J1N Фото и схемы Боевое применение B5N Ki-43 Ki-44 Ki-84

Ki-43 Hayabusa. Боевое применение.

Малайи и Сингапур (8 декабря 1941 - 15 февраля 1942 года)

Первой частью истребительной авиации, получившей истребители Ки-43-I в июне 1941 года был 59-й сентай. Этот сентай прежде летал на Ки-27 Тип 97. В августе 1941 года Ки-43 поступили в 64-й сентай, которым командовал майор Татео Като, сбивший в Китае десять самолетов. Процесс перехода на новую машину длился до ноября 1941 года, поскольку в обоих сентаях произошли несчастные случаи. Несколько машин (в том числе две из 64-го сентая) потеряли крылья в момент выхода из пике. Обе части перебросили в Тахикаву, где у машин усилили крылья.

Поскольку война с США, Великобританией и Голландией становилась неизбежной, японская армия и морской флот планировали операции по захвату Малайи, Сингапура, Филиппин, а затем Бирмы и Голландской Ист-Индии. Японские ВВС, предназначенные для действии на Бирме и Малайе, перебазировались на аэродромы в Индокитае. Эти части действовали в составе пяти истребительных групп: 1-й, И-и и 77-й сентай (Ки-27 Оцу), а также 59-й и 64-й сентай (Ки-43-I Хей). Все сентай объединялись в составе 3-го хикошидана. 4 декабря 1941 года 59-й сентай (24 Ки-43-I), возглавляемый майором Рейносуке Танимирой, и 64-й сентай майора Татео Като (35 Ки-43-I и 6 Ки-27 Оцу) прибыли на аэродром Дуонг-Донг на острове Фу-Куок. Остальные части: 1-й сентай майора Киниширо Какеды, 11-й сентай майора Сада Окабе и 77-й сентай майора Йошио Хиросе - перебазировали на передовые аэродромы в южном Индокитае. 4 и 5 декабря из порта Самах на острове Хайнань и из Сайгона вышло семь транспортов, которые везли части 25-й армии генерала Томоюки Ямашиты. Конвой направился в Сиамский залив, откуда десантные части должны были высадиться и захватить пять плацдармов на побережье Сиама и северной Малайи. 7 декабря истребители 1-го. 11-го, 77-го и 64-го сентаев сопровождали конвой. В 8:45 пять патрульных истребителей Ки-27 из 1-го сентая. ведомых лейтенантом Тошироу Куботани, обнаружили летающую лодку Catalina из 205-го дивизиона RAF и в стремительной атаке сбили английский самолет.

Для 64-го сентая тот день закончился печально. 2-й чутай лейтенанта Тадао Такаямы патрулировал конвой до сумерек. В 17:30 с аэродрома Дуонг-Донг взлетело шесть Ки-43, ведомых майором Татео Като, в задачу которых входило сменить машины Такаямы. Из-за плохой погоды и наступившей темноты шесть Ки-43 майора Като вышли к конвою лишь в 19:10. Уже в 20:00 самолетам пришлось возвращаться, поскольку топливо кончалось. На обратной дороге истребители шли за бомбардировщиком, который вел весь отряд. В кромешной темноте три истребителя потеряли строй и пропали без вести.

Утром 8 декабря над районом высадки в Кота-Бхару произошли первые воздушные бои. Самолеты 64-го сентая столкнулись с машинами 34-го дивизиона RAF (Blenheim Mk IV), летевшими бомбить десантные корабли. Лейтенант Йохеи Хиноки заявил один сбитый «Бленхейм». В действительности лишь один «Бленхейм» (V 5827) получил повреждения и совершил вынужденную посадку на аэродроме Мачанг. Отбомбившись, английские самолеты направились в Баттеруорт, чтобы там пополнить запасы топлива и боекомплект. У самого аэродрома их перехватили несколько Ки-43 из 59-го сентая. Фельдфебель Такеоми Хаяси заявил два сбитых «Бленхейма». В действительности он повредил машину сержанта Дж.Э. Смита, которая совершила вынужденную посадку, не выпуская шасси. Тем временем один Ки-43 уже 30 км преследовал уходящий «Бленхейм» флайт-офицера Н.Н.Х. Данлопа. Точно пущенной очередью японский летчик ранил бортового стрелка, сержанта К.Р. Беррилла. Австралиец перевязал свою рану, вернулся к пулемету и открыл ответный огонь.

Японский истребитель получил смертельную дозу свинца и рухнул в джунгли. 59-й сентай в тот день потерял одного летчика.

1-й чутай 64-го сентая, ведомый майором Такео Като. обстрелял аэродром в Баттеруорте. серьезно повредив четыре «Бленхейма» из 34-го дивизиона RAF. Эти машины пришлось списать, как не подлежащие ремонту. На обратном пути один Ки-43 из 3-го чутая 64-го сентая попал под зенитный огонь японского эсминца и совершил вынужденную посадку на воду в районе Фу-Куок. Остальные машины вернулись на аэродром на последних каплях бензина.

9 декабря семнадцать Ки-43 из 64-го сентая сопровождали 79 бомбардировщиков Ки-21. шедших бомбить английский аэродром Виктори-Пойнт на юге Бирмы. Из-за плохой погоды бомбардировщики повернули назад, а истребители приземлились на аэродроме в Сингора. заправились и вылетели в сторону островов Пенанг и Баттеруорт. где располагались английские аэродромы. Семь Ки-43, шедших на бреющем полете, обстреляли аэродромные строения, в том числе ангар в Пенанге, где располагался штаб эскадрильи «Е» MVAF(MVAF Malayan Volunteer Air Force. Малайские добровольческие ВВС. I. Обстрелу также подверглись гражданские самолеты на аэродроме Байян. Все шесть бипланов эскадрильи «Е» (пять Moth «Major» и один ВА «Eagle») получили повреждения.

Шесть Ки-43 из 59-го сентая сопровождали 39 легких бомбардировщиков Ки-48-I из 75-го и 90-го сентаев. Японцы успешно отбомбились по ложным целям на аэродроме Мачанг, а две эскадрильи по ошибке сбросили бомбы на аэродром Кота-Бхару, уже занятый японскими войсками. 13 декабря пять Ки-43 из 59-го сентая обстреляли аэродром Баттеруорт, на котором находились два Buffalo из 453-го дивизиона RAAF, пилотируемые сержантами Ридом и Кольером. Японцы заявили четыре уничтоженных на земле самолета. Может быть это были машины, вышедшие из строя несколькими днями раньше, поскольку оба «Баффало» не получили никаких повреждений. По дороге домой командир 59-го сентая, майор Танимура столкнулся в воздухе со своим ведомым и погиб на месте. 15 декабря 20 Ки-43 из 59-го сентая снова совершили налет на аэродром Баттеруорт, заявив семь сбитых «Бленхеймов». Два японских истребителя совершили вынужденную посадку.

В среду, 17 декабря японцы атаковали аэродром Ипох. В то утро район аэродрома патрулировали три «Баффало» из 453-го дивизиона RAAF. Они перехватили три Ки-43 из 59-го сентая. Завязался бой, в котором у австралийцев не было ни одного шанса. Сержант Кольер сумел уйти от преследования, летя над самыми кронами деревьев. А два других «Баффало» сержантов Клера и Саммертона были сбиты. Австралийские пилоты остались живы и заявили себе по одной воздушной победе. Японцы же заявили, что вели бой с шестью истребителями и сбили два «Баффало», а еще семь бомбардировщиков уничтожили на земле. В тот же день южнее «Хаябусы» из 59-го сентая вместе с бомбардировщиками Ки-48-I из 90-го сентая снова атаковали аэродром. Истребители обстреляли один выруливающий на старт самолет, заявив его уничтожение. Бомбардировщики, в свою очередь, заявили три уничтоженных и три поврежденных на земле самолета. Фактически в ходе налета были уничтожены два «Баффало», а три самолета получили повреждения. Один Dragon «Rapide» из эскадрильи «В» MVAF был уничтожен прямым попаданием авиабомбы.

Утром 22 декабря над Куала-Лумпуром состоялась самый большой воздушный бой малайской кампании. 18 Ки-43 из 64-го сентая, ведомые майором Такео Като, вылетели из Кота-Бхару и прибыли в район Куала-Лумпура в 11:40. Самолеты шли на высоте около 4000 метров. Пилоты 2-го чутая лейтенанта Тадао Такаямы первыми обнаружили 15 летевших ниже «Баффало» и атаковали их. Вскоре подоспели остальные «Хаябусы». Всего пилоты 64-го сентая заявили одиннадцать сбитых самолетов противника, а еще четыре машины учли как сбитые вероятно. Три самолета записал на свой счет лейтенант Такаяма, а по одному -майор Като, лейтенант Оизуми, лейтенант Йохеи Хиноки, лейтенант Сего Такеучи, старший сержант Йосито Ясудо и сержант Миёси Ватанабе. Сам командир 2-го чутая, лейтенант Такаяма погиб в этом бою. По рапорту одного из пилотов чутая, у командирской машины отвалилось крыло, когда Такаяма выходил из пике. Однако на упавшем самолете отчетливо были видны следы многочисленных попаданий, поэтому можно предположить, что Такаяма был все же сбит. 453-й дивизион понес в том бою ощутимые потери: пять машин было сбито, а четыре получили повреждения. Сержант Мак Рид таранил японский истребитель и при этом погиб. По одному сбитому истребителю (почему-то опознанных как Me 109) записали на свой боевой счет сержанты Гриффите и Клер. После гибели лейтенанта Такаямы все Ки-43-I прошли проверку. В крыльях шести «Хаябус» обнаружились трещины. Эти самолеты удалось отремонтировать в течение ночи.

9 января 1942 года 64-й сентай перебазировался из Кота-Бхару в Ипох. 12 января японцы начали непрерывный штурм Сингапура. В этот период почти все армейские авиационные части действовали с баз на юге и в центре Малайи. После того, как 72 Ки-27 из 1-го и 11-го сентаев 12-го хикодана расчистили небо над Сингапуром, сбив два «Баффало» из 488-го дивизиона RNZAF, и повредив еще пять новозеландских машин, в действие вступили 30 бомбардировщике из 7-го хикодана, сопровождавшихся 42 Ки-43 из 59-го и 64-го сентаев. В числе прочих целей японские бомбардировщики атаковали аэродром Селетар. Во время вылета с аэродрома Сунгей-Патани один Ки-43 столкнулся с тремя другими машинами, все четыре машины были потеряны, двое пилотов погибло, двое получило ранения. В небе над Сингапуром не было ни одного союзнического истребителя. Все же пилотам 59-го сентая удалось сбить одиночного «Бленхейма» из 34-го дивизиона RAF, возвращавшегося из ночного налета на Сунгей-Патани.

13 января самолеты из 59-го и 64-го сентаев сопровождали небольшую группу легких бомбардировщиков, летевших бомбить Сингапур. Японские истребители доложили о воздушном бое с шестью «Баффало» и заявили четыре воздушные победы. 243-й дивизион RAF вылетел во время проливного дождя, из-за чего самолеты рассеялись. Командир, флайт-лейтенант Гарден в одиночку прорвался сквозь густую облачность:

«Перед собой я увидел несколько одномоторных японских самолетов, пилоты которых не замечали меня. Они летали над самыми тучами, отрабатывая боевой заход. Я приблизился к ним и выбрал цель. В этот момент японец заметил меня и заложил крутой разворот. Однако мне удалось удержаться у него на хвосте и всадить в его самолет длинную очередь. Японец начал снижаться».

Этот самолет упал и разбился в Джохоре, а пилот, окруженный малайцами, застрелился. Другие группы «Баффало» также атаковали противника. Восемь Ки-43 завязали бой с парой «Баффало»: взводный офицер Марра и сержант Артур. Англичане пытались прорваться к строю бомбардировщиков. Завязался бой, но ни одна из сторон не смогла одержать победы, впрочем, Марра заявил, что сумел повредить один из самолетов. Взводный офицер Шарп записал на свой боевой счет одного японца. Кроме того, Шарп и Кронк заявили вероятные победы. Японцам удалось сбить «Баффало» сержанта Рассела Рейнолдса, который рухнул в море, к югу от Сингапура.

15 января две эскадрильи по восемь бомбардировщиков в каждой атаковали аэродромы Тенгах и Сембаванг. Сопровождавшим бомбардировщиков «Хаябусам» из 59-го сентая пришлось вести бой с «Баффало». Японские летчики заявили шесть побед. Пока шел бой, части 7-го хикодана в сопровождении Ки-43-I из 64-го сентая бомбили аэродром Селетар и сам Сингапур. «Хаябусы» обстреляли Селетар, повредив два биплана Blackburn «Shark» из эскадрильи «А» 4 AACU (AACU - Anti-Aircraft Cooperation Unit - Отряд взаимодействия с зенитной артиллерией.). Двенадцать «Баффало» из 488-го дивизиона RNZAF, ведомых взводным офицером Гревиллем Хескетом были атакованы истребителями 1-го и 59-го сентаев. Японцы сходу сбили самолет Хескета, причем сам летчик погиб. Самолет рухнул на землю в районе топливных цистерн у госпиталя Александра. Большинство других «Баффало» получили повреждения, но почти все вернулись в Каланг.

17 января бои вокруг Сингапура вспыхнули с новой силой. День начался с налетов английской авиации на японский десант, высадившийся на западном берегу Джохара между Муаром и Бату-Пахар. Девять бипланов Vildebeest в сопровождении шести «Баффало» из 21-й эскадрильи 453-го дивизиона RAAF бомбардировали десантные баржи на реке Муар. На обратном пути австралийцы заметили три японских истребителя, которых определили как два «Navy 96» и один «Navy 0». Японцы попытались атаковать бипланы. Вероятнее всего это были два Ки-27 и один Ки-43. В коротком бою австралийцы сбили все три самолета. Сержант Клер записал на свой боевой счет две победы (по одному каждого типа), а третий самолет поделили между собой флайт-лейтенант Грейс и флайт-лейтенант Вандерфилд. В действительности Клер сбил Ки-43-I из 64-го сентая, который пилотировал лейтенант Рокузо Като. Остальные самолеты сентая действовали в районе аэродрома Паркан-Бароэ на другой стороне острова.

Ки-43-I из 2-го чутая 64-го сентая сопровождали бомбардировщики Ки-21 из 60-го сентая, которые бомбили Главное командование сил на Дальнем Востоке. Лейтенант Масабуми Куний и старший сержант Сёкичи Омори обстреляли аэродром летающих лодок в Селетаре. Японцы ошибочно приняли летающие лодки за машины типа «Sunderland» и заявили четыре уничтоженных самолета и повреждение пятой. В действительности четыре «Каталины» из 205-го дивизиона RAF получили попадания, две из них затонули, а две остались на плаву.

На следующий день три «Бленхейма» из 34-го дивизиона RAF в сопровождении четырех «Баффало» флайт-лейтенанта Керкмана из 21/ 453-го дивизиона RAAF бомбили конечную железнодорожную станцию в Джемасе. Отбомбившись, «Бленхеймы» полетели вдоль западного берега Джохара на разведку возможных японских десантов. «Баффало» же обстреляли моторизованную колонну противника, двигавшуюся на Джемас.

Над морем на высоте около 500 метров, южнее Муара «Бленхеймы» были перехвачены четырьмя «Хаябусами» из 59-го сентая (который незадолго получил нового командира, майора Хиробуни Муту). Японские самолеты патрулировали пространство вдоль реки Муар, где высаживался японский десант. Два бомбардировщика получили попадания, один из них сумел дотянуть до аэродрома в Тенгах, где разбился, совершая аварийную посадку. Другой «Бленхейм», пилотируемый взводным офицером Литтлом, был взят японскими истребителями в клещи. Очередь прошила левое крыло «Бленхейма». Литтл резко ушел в пике, японские истребители держались на хвосте. Бортстрелок, флайт-сержант Фрэнк Кэлторп вел ответный огонь и заявил один сбитый самолет. Однако японцы продолжали держать «Бленхейм» на прицеле, поливая поврежденный бомбардировщик огнем. Сперва замолчал правый, а затем и левый двигатель «Бленхейма». Бомбардировщик приводнился, один раз отрекошетировав от поверхности моря. Экипаж сбросил аварийную лодку и на ней добрался до берега.

В 11:20 из Сембаванга вылетели два «Баффало» из 21/453-го дивизиона RAAF, сопровождавшие три Hudson из 8-го дивизиона RAAF. Целью бомбардировщиков были японские десантные баржи на реке Муар. Ки-43-I из 59-го сентая майора Муты непрерывно патрулировали воздушное пространство в районе плацдарма. Японцы правильно определили три бомбардировщика фирмы Lockheed. Первой жертвой «Хаябус» стал «Баффало» сержанта Нормана Чепмена, который загорелся и свалился в штопор. Три Ки-43 преследовали около 30 километров «Гудзон» А16-87, пилотируемый флайт-лейтенантом Пленти, после чего вернулись назад. Пилот уцелевшего «Баффало», сержант Генри Парсонс завязал бой с вернувшимися «Хаябусами». В ходе боя Парсонсу удалось одержать вероятную победу.

Два других «Гудзона», пилотируемые флайт-лейтенантом Беллой и флайт-лейтенантом Арнольдом, уходили на бреющем полете от преследовавших их японских истребителей. Очередь прошила самолет Арнольда, при этом погиб бортстрелок сержант Дж. Макнейл. Машина Арнольда, пуская из правого двигателя клубы черного дыма, отстала от «Гудзона» Беллы, на который переключилось внимание японских истребителей. Когда один Ки-43 приблизился к самолету, бортстрелок сержант Скотт отрыл огонь, срезав японский истребитель. Ближе к вечеру «Гудзон» А16-43 флайт-лейтенанта Арнольда ударился о холм на краю аэродрома Сембаванг и взорвался. Экипаж самолета погиб.

В тот же день 3-й чутай 64-го сентая сопровождал бомбардировщики Ки-21, шедшие бомбить Сингапур. «Хаябусы» из 3-го чутая вели над городом бой с двенадцатью «Баффало» из 243-го дивизиона RAF и 488-м дивизионом RNZAF, ведомых флайт-лейтенантом Хатчесоном. Японцы заявили десять воздушных побед, в том числе две заявил лейтенант Масанобу Куний. В действительности японцам удалось сбить только два «Баффало» из 488-го дивизиона RNZAF: машина Хатчесона получила тяжелые повреждения и разбилась при вынужденной посадке на небольшом островке западнее Самбоэ. Летчику удалось добраться до Сингапура. Взводный офицер Эрни Кокс погиб - его самолет упал в пролив Филлипса. Четыре «Баффало» из 243-го дивизиона RAF получили тяжелые повреждения. Единственную победу на стороне союзников одержал сержант Эдди Кун из 488-го дивизиона RNZAF, который сбил одну «Хаябусу», определив его как «Зеро».

19 января над районом Муар-Джемас четыре «Баффало» из 21/453-го дивизиона RAAF атаковали три легкие бомбардировщика Ки-51 из 27-го сентая, сбив два из них. На помощь бомбардировщикам прибыли пять Ки-43 из 59-го сентая. Японцы сбили самолет сержанта Генри Парсонса, который погиб, а его «Баффало» разбился в районе Бату-Пахат.

В 13:40 пять «Баффало» из 21/ 453-го дивизиона RAAF, ведомых командиром эскадрильи Харпером, вылетело из Сембаванга на свободную охоту в районе Муара. На пути к ним присоединились еще четыре «Баффало» из 488-го дивизиона RNZAF. Приближаясь к заданному квадрату, союзники заметили отряд Ки-43, шедший ниже. Едва союзники изготовились к атаке, как сами попали под удар другой группы «Хаябус». Два «Баффало» из 488-го дивизиона были сбиты. Флайт-лейтенант Киннинмонт сбил один Ки-43. Противниками союзников были Ки-43 из 59-го сентая майора Миуры. В бою в районе Бату-Пахат японцы заявили четыре победы, потеряв один самолет.

Утром, во вторник 20 января японцы совершили самый массовый до сих пор налет на Сингапур, в котором участвовало до 80 бомбардировщиков. Экипажи Ки-21 из 12-го и 60-го сентаев бомбили аэродром Селетар. 26 G3M из Михоро-кокутай бомбили Сембаванг, а 18 G3M из Гензан-кокутай с сопровождением 18 А6М2 и двумя С2М2 атаковали сам Сингапур. «Хаябусы» из 64-го сентая прикрывали бомбардировщики.

На перехват противника вылетели двенадцать «Hurricane» MK ПВ из 232-го дивизиона RAF, действующих тремя звеньями по четыре самолета. Возглавлял отряд командир эскадрильи Л.Н. Ландерс. Пилоты 64-го сентая заметили «Харрикейны», заходящих на бомбардировщики с высоты 8500 метров, и начали набирать высоту, чтобы перехватить англичан. Тем временем «Харрикейны» ушли в тучи, когда взводный офицер Паркер внезапно заметил Ки-43 на хвосте у Ланделса. Он изменил направление атаки и сбил «Хаябусу» лейтенанта Йосио Хатти. Однако помощь пришла слишком поздно, и Хатти упал в море вместе с Ланделсом. 64-й сентай вел многочисленные схватки с «Харрикейнами» из 232-го дивизиона. Еще две «Хаябусы» были сбиты сержантом Генри Николсом и сержантом Роном Доувеллом. Англичане также потеряли две машины. «Харрикейн» взводного офицера Текса Марчбэнкса упал в 30 км к северу от Куала-Лумпура, а пилот погиб. Другой «Харрикейн» упал в море, его пилот, взводный офицер Норман Уильяме хотя и получил тяжелые ожоги, сумел выпрыгнуть с парашютом.

Летчики 64-го сентая в тот день заявили пять сбитых «Харрикейнов». В действительности 232-й дивизион потерял три машины. Кроме лейтенанта Хатти из боя не вернулись еще два Ки-43. Это был первый бой «Хаябус» с «Харрикейнами».

Вскоре после захода солнца семь «Бленхеймов» из 34-го дивизиона RAF разбомбили аэродром в Куала-Лумпуре, уничтожив при этом около 25 японских самолетов. Три «Хаябусы» из 59-го сентая успели взлететь. Майор Мута и лейтенант Сёхеи Инаба сбили бомбардировщик командира эскадрильи Финана О'Дрисколла. Майор Мута заявил вторую - вероятную - победу, так как второй «Бленхейм» сумел уйти в сгущающихся сумерках. Этот «Бленхейм» разбился, совершая вынужденную посадку на аэродроме в Тенгах.

Утром следующего дня шесть «Баффало» вылетели патрулировать район Бату-Пахат-Парит-Сулонг. Машины шли на высоте 6700 метров, вел отряд флайт-лейтенант Гарден. В ходе полета завязался бой с шестеркой Ки-43 из 64-го сентая. Гарден ушел, несмотря на дыру в левом крыле. Сержант Уипити заявил победу над самолетом, который он ошибочно идентифицировал как «Navy О». Сержант Кронк заявил вероятную победу. 64-й сентай потерял один Ки-43. В то же утро над Сингапуром произошел бой между 64-м сентаем и «Харрикейнами» из эскадрильи «С» 232-го дивизиона RAF. Самолет взводного офицера Джона Гортона получил серьезные повреждения и разбился, совершая вынужденную посадку на пляже острова Бинтан, расположенного южнее Сингапура. На аэродром не вернулся также «Харрикейн» из эскадрильи «С» сержанта Питера Лоу, который стал жертвой «Хаябусы» из 64-го сентая. Всего пилоты сентая заявили шесть воздушных побед над Сингапуром.

Утром 23 января летчики 64-го сентая завязали на высоте 4500 метров бой с «Харрикейнами» из эскадрилий «С» и «А» 232-го дивизиона RAF. Англичане пытались перехватить отряд из 27 бомбардировщиков Ки-21 -II Ко. принадлежавших 21-му сентаю. Сержант Джефф Шаффер заявил один сбитый Ки-43. но и самолет сержанта получил попадание. Шаффер выпрыгнул с парашютом из горящей машины. Сержант Фейрбейн также не ушел из-под атаки «Хаябусы», его «Харрикейн» вернулся на аэродром с пробитым маслорадиатором, сорванным опорным колесом и изрешеченным фюзеляжем.

Старший сержант Сёкичи Омори отличился 29 января, когда истребители 64-го сентая сопровождали группу бомбардировщиков, шедших бомбить аэродром Сембаванг. Омори взлетел с опозданием и летел в одиночку, пока не заметил несколько бомбардировщиков, летевших без прикрытия. На обратной дороге японский пилот заметил пять истребителей «Баффало» и «Харрикейн», завязал с ними бой и заявил две воздушные победы.

В последний день января над Сингапуром разгорелась очередная воздушная битва. Два звена Ки-43-I из 64-го сентая сопровождали отряд из 27 бомбардировщиков. С аэродрома Тенгах на их перехват вылетели семь «Харрикейнов» из эскадрильи «А» 258-го дивизиона RAF, вел группу флайт-лейтенант Шарп. Одновременно в воздух поднялось несколько истребителей из 232-го дивизиона. Эскадрилья Шарпа обнаружила над Джохором большое количество японских бомбардировщиков, и тут же атаковала. Очень быстро на месте появились «Хаябусы» 64-го сентая. Взводный офицер Кемпбелл завязал бой с двумя японцами. В пике он обстрелял «Хаябусы» и отчетливо увидел, как один взорвался в воздухе. Второй самолет Кемпбеллу сбить не удалось, так как кончились патроны. Сержант Рон Доувелл из 232-го дивизиона заметил, что ему на хвост сел «Хаябуса». Доувелл ушел в глубокое пике, оторвался от преследователя, и в свою очередь зашел японцу в хвост. Поймав противника на мушку, Доувелл пустил длинную очередь, японский самолет загорелся, задымил и рухнул на землю. Можно предположить, что Кемпбелл и Доувелл атаковали один и тот же самолет, так как 64-й сентай в тот день потерял лишь Ки-43 старшего сержанта Цуному Гото, который сумел выпрыгнуть с парашютом из горящей машины.

Победу засчитали Доувеллу, таким образом его боевой счет составил шесть сбитых и два сбитых вероятно самолета. Взводный офицер Клекнер, один из американских пилотов 258-го дивизиона, атаковал бомбардировщики и повредил два из них, но и сам стал жертвой двух «Хаябус». Клекнер сумел посадить на брюхо свой горящий самолет и спастись. Взводный офицер Брюс Макэлистер оказался менее везучим, в тот день он погиб над Джохором. В своем первом бою с японцами 258-й дивизион потерял четыре «Харрикейна» и одного пилота. Летчики 64-го сентая заявили восемь воздушных побед. По два самолета заявили лейтенант Сего Такеучи и лейтенант Йохеи Хиноки, а одного - сержант Гото, который сам оказался сбитым в том бою.

Во время боев над Малайей и Сингапуром 59-й и 64-й сентай потеряли до конца января 23 «Хаябусы». 60% потерь пришлось на действия противника, причем из них большинство было потеряно на земле, а не в воздухе.

Перед полуднем 1 февраля Ки-43-1 из 64-го сентая сопровождали бомбардировщики Ки-21 из 60-го сентая, которые летели бомбить аэродром Сембаванг. «Хаябусы» завязали бой с четырьмя «Баффало» -остатком 453-го дивизиона RAAF -ведомыми флайт-лейтенантом Киннинмонтом. Австралийцы потеряли одного «Баффало», пилот самолета, сержант Джефф Сигоу выпрыгнул с парашютом, другой истребитель (сержант Кронк) получил повреждения и разбился, совершая вынужденную посадку в районе Тенгах. Сержант Фискен заявил один сбитый Ки-43, а флайт-лейтенант Киннинмонт повредил одну «Хаябусу».

4 февраля три Ки-43 из 59-го сентая перехватили шесть «Гудзонов» из 62-го дивизиона RAF. которые с высоты около 2000 метров бомбили аэродром Клуанг. Японцы сбили один бомбардировщик (АЕ495), который пилотировал сержант Дуг Хантер из RNZAF. Второй бомбардировщик японцы сбили вероятно. Скорее всего, это был АЕ529 флайт-лейтенанта Э.Дж. Генри, который был атакован истребителями противника, но сумел уйти, получив лишь незначительные повреждения. Бортстрелок сержант Джон Таббс открыл ответный огонь и увидел, как один из Ки-43 задымил.

9 февраля над Тенгахом Ки-43 из 59-го сентая сбил «Харрикейн» взводного офицера Хаттона из 232-го дивизиона. Хаттон выпрыгнул с парашютом. В тот же день в полдень 64-й сентай вел над юго-западным берегом Джохора бой с «Харрикейнами» из 232-го дивизиона. «Харрикейны» вылетели в 14:30 на перехват группы Ки-21 из 7-го хикодана, летевших бомбить доки. Когда союзнические истребители набрали высоту 600 метров, их атаковали Ки-43 из 64-го сентая. В бою был сбит сержант Маргарсон. Это была последняя воздушная победа 64-го сентая в небе над Сингапуром.

Голландская Ист-Индия (декабрь 1941 - март 1942)

8 декабря по токийскому времени (в Перл-Харбор было еще 7 декабря) началась война на Тихом океане. Массированный удар по силам американского тихоокеанского флота был нанесен исключительно силами палубной авиации, базировавшейся на шести авианосцах: «Акаги», «Kara», «Хирю», «Сорю», «Секаку» и «Дзуйкаку». В налете участвовали пикирующие бомбардировщики Тип 99 (Айчи D3A1), торпедоносцы Тип 97 (Накадзима B5N2) и истребители Тип О модель 21 (Мицубиси А6М2 модель 21). В состав первой волны самолетов входило девять «Зеро» с «Акаги», под командованием майора Сигеру Итая. Одновременно Итая возглавлял группу из всех 43 истребителей, поднявшихся с взлетных палуб всех шести авианосцев и участвовавших в первой волне налета. Из-за того, что американцы не смогли должным образом ответить японцам, истребители первой волны не имели никакой работы. Над Перл-Харбором кружили лишь один самолет-наблюдатель и три учебных самолета американцев, которые были сразу же сбиты. Не найдя противника в воздухе японские истребители стали искать его на земле. На бреющем полете японцы расстреляли на аэродромах Хикем и Юа около 25 американских самолетов, стоявших на земле. Первый ведомый майора Итая унтер-офицер 1-го класса Такеси Хирано получил прямое попадание с земли и его самолет рухнул на землю. В первой волне налета участвовали девять А6М2 с авианосца «Kara», возглавлял девятку капитан Сига. С авианосца «Сорю» в воздух поднялось 8 истребителей первой волны, эту группу возглавлял капитан Масайи Суганами. Истребители с «Сорю» совершили налет на аэродромы Уилер и Юа, уничтожив на земле 27 самолетов противника. Кроме того, унтер-офицер 3-го класса Синичи Судзуки сбил два американских самолета, а рядовой Исао Доикава - три. После атаки капитан Суганами не смог определить курс назад и решил вместе с пятью пилотами своего чутая совершить самоубийство. К счастью по пути им встретились самолеты с другого авианосца, которые помогли незадачливому капитану вернуться на базу. С авианосца «Хирю» в первой волне участвовали шесть «Зеро», возглавлял группу капитан Окадзима. Эта шестерка обстреляла стоявшие на аэродроме Юа около 40 американских самолетов, из них 27 машин загорелось. Без потерь группа вернулась на свой авианосец. Авианосец «Сёкаку» послал в составе первой волны шесть А6М2, командир - капитан Тадаси Канеко. Не встретив сопротивления в воздухе, Канеко направил свои машины на аэродромы Канеохе и Беллоуз, где уничтожил 33 летающие лодки и другие самолеты. С «Дзуйкаку» в первой волне также участвовали шесть истребителей, командовал группой капитан Сато. Эти самолеты совершили налет на аэродром Канеохе, уничтожив на земле 32 американские машины.

Девятку истребителей с «Акаги», прикрывавшие самолеты второй волны, возглавлял уже известный нам по Китаю капитан Сабуро Синдо, который одновременно командовал всеми 36 истребителями, участвовавшими во второй волне. В воздухе опять было чисто, поэтому истребители обстреляли аэродром Хикем. На этот раз успехи были более скромными - всего два американских самолета. Без потерь группа капитана Синдо вернулась на свой авианосец. «Kara» также послал в составе второй волны девять «Зеро», которых возглавлял капитан Никадо. Эта группа сбила один американский самолет и уничтожила на земле еще 20 машин противника. За свой успех японцы заплатили четырьмя машинами, в том числе машиной младшего лейтенанта Гото. С «Сорю» во второй волне также участвовало девять истребителей, командовал группой капитан Фусато Иида. Истребители нанесли удар по аэродрому Канеохе и уничтожили шесть летающих лодок. Сам Иида был сбит огнем зенитной артиллерии и видя, что не дотянет до базы, направил свой самолет на ближайший ангар. Однако машина плохо слушалась руля и упала между двумя строениями, практически не причинив вреда. Лейтенант Иёзо Фудзито, принял командование группой на себя, и на обратном пути завязал бой с американскими истребителями. Сам Фудзита и унтер-офицер 1-го класса Дзиро Танака сбили по одному Р-36 из 46-го дивизиона истребителей. Сами японцы в этом бою также потеряли два самолета - машины унтер-офицеров 1-го класса Такеси Ацуми и Сабуро Ичии. С авианосца «Хирю» во второй волне участвовало девять машин под командованием капитана Ноно. Самолеты обстреляли аэродромы Канеохе и Беллоуз, уничтожив на земле два американских самолета и грузовик. На обратном пути группе также пришлось столкнуться в воздухе с американскими истребителями, на этот раз с Р-40. Унтер-офицер 1-го класса Цугио Мацуяма сбил два американских самолета, но третий Р-40 успел всадить очередь в самолет унтер-офицера 1-го класса Сигенори Нисикайси. Нисикайси совершил вынужденную посадку на острове Ниихау, но был окружен и предпочел плену харакири. Авианосцы «Сёкаку» и «Дзуйкаку» не посылали истребителей со второй волной, а вместо того по приказу адмирала Нагумо организовали воздушный зонт над японскими кораблями. Для этой цели с «Сёкаку» поднялось 12 машин (командир группы капитан Иизука), а с «Дзуйкаку» - 29 А6М2.

Подводя итоги налета на Перл-Харбор, следует заметить, что хотя американцы действительно понесли тяжелые потери, результаты, сообщенные японцами были завышены в несколько раз. Вероятно в горячке боя японцы стреляли несколько раз по одним и тем же самолетам, по два-три раза сбивая их. Американцы подсчитали все свои потери в той битве. В так называемом «Рапорте комиссии Робертса», расследовавшей причины разгрома американского флота, приводятся следующие цифры: армейской авиацией потеряно бомбардировщиков - 18, повреждено - 19; истребителей - 57, повреждено - 53; машин других классов - 4, повреждено - 6. Морская авиация потеряла около 100 самолетов сбитыми или уничтоженными на земле, еще 30 самолетов были повреждены, но подлежали ремонту.

По дороге домой от эскадры отделились два авианосца - «Сорю» и «Хирю», и направились к маленькому атоллу Уэйк, где находилась еще одна американская военная база. 21-23 декабря самолеты с авианосцев нанесли несколько бомбовых ударов по атоллу. Во время одного из таких налетов унтер-офицер 3-го класса Исао Тахара объявил о победе над двумя F4F-3 Wildcat из VMF-211.

Вслед за налетом на Перл-Харбор, японцы ударили по другим направлениям, и прежде всего двинулись на Филиппины. В этом районе действовали А6М2 из 3-го Кокутая. Возглавлял эту часть полковник Ёсио Камеи. 3-й Кокутай с середины сентября 1941 года базировался на Тайване (Формозе) и вел интенсивную подготовку к будущим боевым действиям. Во время подготовки главный упор делался на отработку полетов в экономическом режиме. Поскольку в кокутае летчики были очень опытные (многие из них налетали более 1000 часов), то подготовка прошла успешно. Поэтому в конце октября окончательно отказались от плана налетов на Филиппины с промежуточной дозаправкой на авианосце. Накануне войны в 3-м Кокутае было 45 А6М2 модель 21 и 12 А5М4 тип 96, не считая самолетов, приданных непосредственно штабу 22-го Коку Сентай (авиационной флотилии). В первый день войны 53 А6М2 модель 21 под командованием капитана Тамоцу Ёкоямы - ветерана 12-го Кокутая еще со времен войны в Китае - взлетели с базы в Такао для сопровождения 54 бомбардировщиков G4M. Вскоре два истребителя вернулось на аэродром из-за обнаруженных технических неисправностей. Бомбардировщики должны были нанести удар по аэродромам Иба и Кларк в районе Манилы. Ребята Ёкоямы быстро разделались с десятью американскими истребителями, попытавшимися было преградить путь японским самолетам. Затем японцы обстреляли стоявшие на земле американские самолеты и уничтожили по меньшей мере 20 машин. Потери японцев за весь вылет составили два А6М2. 10 декабря 1941 года 34 А6М2 и 27 бомбардировщиков совершили налет на аэродромы Николе и Нельсон, расположенные в окрестностях Манилы. В воздухе завязалось сражение, в котором японцы сбили семь филиппинских и американских машин, еще 22 самолета было уничтожено на земле. Подобные налеты повторились 12 и 13 декабря, после чего американо-филиппинские войска уже не смогли оказывать организованное сопротивление.

Вместе с 3-м Кокутаем в небе Филиппин сражался другой, не менее известный Тайнан Кокутай. Эта часть была сформирована 1 октября 1941 года на Тайване. В состав Тайнан Кокутая вошло большое количество асов из расформированных 12-го и 14-го Кокутаев, сражавшихся в Китае. Командиром новой части стал полковник Масахиса Сайто. Командование авиационной группой принял очень опытный летчик - капитан Хидеки Синго. В Тайнан Кокутае также шли интенсивные отработки полетов на экономическом режиме двигателя. Накануне войны в кокутае было 45 А6М2 модель 21, 12 старых А5М4 и 6 разведывательных самолетов С5М1, не считая самолетов, подчинявшихся непосредственно 22-й Воздушной флотилии.

В первый день войны 34 А6М2 из Тайнан Кокутая под командованием капитана Синго эскортировали бомбардировщики (27G4M1 и 24 G3M2), которые бомбили аэродромы Кларк и Иба в Лузоне. Эскорт легко подавил слабое сопротивление немногочисленных американских истребителей - 8 американцев было сбито наверняка и 4 вероятно. Кроме того, истребители А6М2 обстреляли самолеты, стоявшие на земле, и уничтожили 25 машин, в том числе несколько В-17. Американцам удалось сбить одного «Зеро» (1-й лейтенант Рендалл Д.Китор) - это был первый японский самолет, сбитый американскими летчиками над Филиппинами. Еще четыре самолета не вернулось на базу по невыясненным причинам - вероятно их также сбили американцы (Р.Д.Китор, 2-й лейтенант Эдвин Б.Гилмор и 1-й лейтенант Джозеф Х.Мур (две машины)). Всего в тот день японцы потеряли 7 А6М2. Истребители из Тайнан Кокутая участвовали в налетах на Филиппины 10, 11 и 13 декабря.

Голландская Ист-Индия - декабрь 1941 года - март 1942 года

28 декабря 1941 года семь Ки-43-1 из 59-го сентая сопровождали 18 легких бомбардировщиков Ки-48 из 75-го и 90-го сентаев, шедших бомбить аэродром Медан на Суматре. В ходе бомбежки японцам удалось уничтожить на земле один DC-3 KNILM (KNILM - Koninklijke Nederlandsch-Indische Luchtvaart Mij, Королевские авиалинии Голландской Ист-Индии.). Японцы также сообщили о складе боеприпасов, ангаре и трех других уничтоженных самолетах. Вероятно речь шла о машинах типа «Tiger Moth» и «Jungman» из местного аэроклуба. Следующий крупный налет на Суматру имел место 16 января 1942 года, когда «Хаябусы» из 59-го сентая снова сопровождали бомбардировщики 75-го и 90-го сентаев, бомбивших аэродром Медан. Результат налета был тот же -один уничтоженный на земле самолет. На следующий день истребители Ки-43-1 из 64-го сентая сопровождали 32 бомбардировщика Ки-21-П, которые в 11:25 совершили налет на аэродром Пакан-Бароэ. Японские истребители обстреляли аэродромные строения и стоящие на земле самолеты.

Незадолго перед капитуляцией Сингапура японцы подготовили крупную десантную операцию в район нефтеперерабатывающего завода в Палембанге, который имел ключевое стратегическое значение в регионе. На рассвете 6 февраля 1942 года восемнадцать Ки-43-I из 64-го сентая и четырнадцать из 59-го сентая вместе с 23 бомбардировщиками Ки-48 из 75-го и 90-го сентаев вылетели с аэродромов Ипох и Каханг. Густая низкая облачность не позволила истребителям и бомбардировщикам обнаружить друг друга. Лишь 64-й и 75-й сентай смогли соединиться, остальные машины летели к цели порознь. В 11:00 отряд самолетов 64-го и 75-го сентаев показались над целью. Но облачность была настолько низкой, что к аэродрому в Палембанге прорвались одни истребители. Спустя 15 минут подошли два оставшихся сентая, но облачность не позволила им обнаружить цель. ПОЭТОМУ машины 75-го и 90-го сентаев сбросили бомбы на запасную цель на острове Банка.

Тем временем пилоты 59-го сентая обнаружили два «Бленхейма» из 211-го дивизиона RAF - часть авиагруппы, прикрывавшей союзнический конвой, шедший в Сингапур. Оба английских самолета были сбиты. Из экипажей сержанта А.Т. Бута и сержанта Дж.М. Стила не уцелел никто. «Хаябусы» также атаковали еще одну пару «Бленхеймов», которую вел взводный офицер Кафлан. Но этим самолетам удалось уйти. Это не помешало японским пилотам заявить третью уверенную и четвертую вероятную победы. Одну из них записали на счет старшего сержанта Хироси Онозаки.

Отряд «Хаябус» из 59-го сентая направился в сторону аэродрома Палембанг, небо над которым прояснилось. Там японцы перехватили несколько английских самолетов. Шесть «Харрикейнов» ИВ из 258-го дивизиона RAF. возвращавшиеся с задания, завязали с противником бой. Это дало время другим «Харрикейнам» из 232-го и 258-го дивизионов подняться в воздух. Несколько Ки-43 попытались обстрелять аэродром, а остальные продолжили воздушный бой. Пилоты 59-го сентая заявили пять уверенных и три вероятные победы, а также уничтожение на земле трех «Бленхеймов» и одного «Гудзона». Взводный офицер Per Бейнбридж из 232-го дивизиона заявил один сбитый Ки-43, а взводный офицер Амброуз Милнз, взводный офицер Дуг Николз и взводный офицер Джок Маккулох из 258-го дивизиона - повреждение еще одного японского истребителя. Фактически японцам удалось сбить только два «Харрикейна» из 258-го дивизиона. Обломки самолета взводного офицера Карделла Клекнера позднее были обнаружены в джунглях, а останки американского пилота похоронили на кладбище в Палембанге. Другой неудачник - взводный офицер Кембпелл-Уайт - разбил свой самолет глубоко в джунглях и четыре дня добирался до расположения своей части. Утром следующего дня один из разведывательных японских самолетов Ки-46 появился над Палембангом. Наблюдатель заметил на аэродроме множество самолетов и сообщил об этом на базу. Днем японцы повторили налет. Всего 31 Ки-43 из 59-го и 64-го сентаев сопровождало группу легких бомбардировщиков Ки-48 из 90-го сентая. Союзники оказались захваченными врасплох. В результате первые «Харрикейны» еще только выруливали на взлетную полосу, когда на аэродроме уже начали рваться бомбы. Тем не менее почти все истребители смогли избежать повреждений в этой фазе атаки. Среди бомбардировщиков оказалось несколько машин Ки-30, которые союзники первоначально неправильно идентифицировали как одномоторные истребители с неподвижным шасси.

Когда пилоты «Харрикейнов» набирали высоту, их атаковали японцы. Пилоты 59-го и 64-го сентаев заявили десять сбитых самолетов и еще пять сбитых вероятно. Старший сержант Хироси Онозаки из 59-го сентая сбил одного «Харрикейна» из четырех, сбитых его частью. Остальные шесть машин записали на свой счет летчики 64-го сентая. В том числе по одной победе добавили лейтенант Йохеи Хиноки и сержант Акеси Йокои. Групповую победу записали капитану Кацуми Анма. лейтенанту Т. Эндо и старшему сержанту Йосито Ясудзе. 3-й чутай обстрелял аэродром, оценив результаты обстрела в десять уничтоженных и десять пораженных самолетов. Пилоты 59-го сентая уничтожили один «Локхид» и еще один самолет уничтожили вероятно. В действительности «Локхидом» оказался «Бленхейм» взводного офицера Линтона из 211-го дивизиона, который был атакован в момент захода на посадку. Сам Кен Линтон получил тяжелое ранение, а его стрелок, сержант Дики Кроу выскочил с парашютом на малой высоте. Сержанта Оффорда вынули из разбитого самолета и отправили в госпиталь. Тем временем 90-й сентай бомбил аэродром. Во время налета англичане понесли тяжелые потери: шесть «Бленхеймов». в том числе три небоеспособных, из 84-го дивизиона и три «Харрикейна» сгорели на земле. Еще одиннадцать «Харрикейнов», один «Баффало» и один «Гудзон» из 62-го дивизиона RAF получили повреждения.

Среди пилотов «Харрикейнов» из 258-го дивизиона RAF, которые успели подняться в воздух, был взводный офицер Дуг Николз. Он начал стремительно набирать высоту и зашел снизу на группу японских бомбардировщиков. Николз обстрелял один бомбардировщик и заметил появившийся дым. Однако тут ему пришлось отрываться от насевшего «Хаябусы». Николз набрал высоту 1800 метров и спрятался в облака. Однако его самолет получил повреждения, в кабине появился дым. Летчику ничего не оставалось, как прыгнуть с парашютом, хотя самолет находился в 50 км к западу от Палем-банга. Еще два сильно поврежденных «Харрикейна» разбились при заходе на посадку. Взводный офицер Ред Кемпбелл сбил одного Ки-43 из трех машин, пытавшихся навязать ему бой. «Хаябуса»-упал на краю аэродрома. Еще одного японца сбил взводный офицер Милнз. Японцы признали потерю двух машин, в том числе Ки-43, пилотированного старшим сержантом Чёичи Окиямой.

Когда над Палембангом шел бой, два других «Харрикейна» из 258-го дивизиона RAF, возвращавшиеся из патрулирования, столкнулись с двенадцатью «Хаябусами». Японцы сбили сержанта Кена Глинна. Другой летчик - взводный офицер Джок Каллох - ушел в облака. Однако топливо у него кончилось и он разбил свой самолет в болоте возле реки, неподалеку от упавшего первого «Харрикейна».

8 февраля, третий день подряд, японская армейская авиация бомбила Палембанг. На этот раз утром над аэродромом показалось 25 Ки-43-I из 59-го и 64-го сентаев, а также 17 легких бомбардировщиков Ки-48 из 90-го сентая, которые уничтожили на земле, по меньшей мере, один боеспособный «Бленхейм». Летчики 59-го и 64-го сентаев доложили о том, что столкнулись с четырьмя «Харрикейнами» и каждый сентай записал себе по одному сбитому самолету. В действительности в воздухе находились только два «Харрикейна» из 232-го дивизиона RAF, пилотируемые флайт-лейтенантом Эдвином Тейлором и сержантом Сэмом Хэкфортом. Англичане без колебания приняли бой. Тейлор, заложил крутой вираж, уходя от севшего ему на хвост японца. «Хаябуса» под огнем зенитной артиллерии прошила «Харрикейн» длинной очередью и ушла в облака. Машина смертельно раненного Тейлора ударилась о деревья на краю аэродрома и взорвалась. Тем временем пятеро японцев сбили «Харрикейн» Хэкфорта, который упал в джунглях. Гибель обоих пилотов оказалась серьезным ударом по 232-му дивизиону. Сэм Хэкфорт имел к тому времени четыре сбитых самолета противника, а Тейлор, которого посмертно в августе 1942 года представили к Кресту за летные заслуги, шесть.

13 февраля над аэродромом Палембанг 1 появилось 29 Ки-43 из 59-го и 64-го сентаев, а также семь легких бомбардировщиков Ки-48 из 90-го сентая. В этот момент на аэродром садились двенадцать «Харрикейнов» из 232-го дивизиона, ведомых командиром эскадрона Р.Э.П. Брукером. Английские истребители возвращались из долгих и безуспешных поисков шести японских «летающих лодок» ( Это были гидросамолеты F1M2. с плавучих баз «Камикава-мару» и «Сагарамару».), о которых сообщало голландское командование. К счастью почти одновременно над аэродромом появилось еще семь «Харрнкейнов», которых пилоты 232-го и 258-го дивизионов RAF перегоняли на боевые аэродромы с запасного аэродрома в Тджилилтане, Ява. Вел группу командир крыла Х.Дж. Магнр. Большинство английских самолетов пошло на посадку, так как топливо было уже на нуле. Сам же Мапгр. а также сержант Генри Николз набрали высоту и атаковали японцев. Магнр завязал бой с двумя Ки-43. В круговерти боя один «Хаябуса» обстрелял своего товарища и повредил самолет. Николз добавил еще очередь и увидел, как Ки-43 разбился на краю аэродрома. Затем Николз атаковал еще один Ки-43, и сбил его. Третий «Хаябуса» атаковал Николза и вывел из строя двигатель. Николзу пришлось прыгать с парашютом на высоте около 180 метров в нескольких километрах к югу от аэродрома.

Два Ки-43 сели на хвост «Харрикейну» сержанта Нельсона Скотта, который заходил на посадку, уже выпустив шасси и закрылки. Очередью японец повредил двигатель самолета и легко ранил канадского летчика в руку. Скотт рванул штурвал на себя, и едва его дымящая машина набрала 200 метров, выпрыгнул с парашютом. Флайт-лейтенант Макнамара, который летел в паре со Скоттом, сумел уйти от японцев на бреющем полете.

У «Хаябусы» лейтенанта Масабуми Куний из 64-го сентая в ходе боя отвалились крылья. Машина упала в джунгли и взорвалась. Аэродромные наблюдатели решили, что это упал Макнамара, но сам флайт-лейтенант благополучно приземлился, как и четверо других пилота. Только один «Харрикейн» получил незначительные повреждения.

Обломки Ки-43-I из 59-го сентая, который упал на краю аэродрома, позднее осмотрел командир крыла Рон Барклай, который подтвердил, что главной причиной гибели пилота, прошитого от головы до ног, было отсутствие бронеспинки.

В промежутке между налетами в воздух поднялись три «Харрикейна» из эскадрильи «А» 232-го дивизиона. Вслед за ними взлетело еще несколько «Харрикейнов», которые вел командир эскадрильи Брукер. Эти самолеты завязали бой с японскими машинами на границе облаков на малой высоте. Сержант Сандеман Аллен атаковал Ки-43, прикрывающие бомбардировщики. По ошибке он принял «Хаябусу» за «Navy Zero». В том бою Аллену записали два сбитых истребителя и один вероятно сбитый бомбардировщик. В свою очередь, японцы сбили взводного офицера Лесли Эммертона. В этот раз пилоты обоих сентаев заявили три сбитых «Харрикейна» и два сбитых вероятно. Потери японцев составили две «Хаябусы».

14 февраля большая группа истребителей из обоих сентаев сопровождала 34 транспортных самолета Ки-56 и Ки-57 из 1-го, 2-го и 3-го чутаев авиационного парашютного отряда. Транспорты имели на борту 270 парашютистов из 2-го парашютного полка. Задачей парашютистов было овладеть нефтеперегонным заводом и аэродромом в Палембанге. Вместе с названными машинами шло еще семь самолетов из 12-го транспортного чутая. Чуть позади летели восемнадцать бомбардировщиков Ки-21-П Ко из 98-го сентая, которые несли осколочные бомбы для расчистки местности перед сбросом десанта. Еще девять Ки-21 были нагружены грузами для десантников. Ки-21 сбросили свой смертоносный груз, причинив находящимся на земле ощутимые потери, а истребители обстреляли аэродромные строения. 12 легких бомбардировщиков Ки-48 из 90-го сентая, также вышли на цель и разбомбили казармы в районе аэродрома. В 11:26 начался десант. Несколько пилотов 258-го дивизиона RAF завязали отчаянный бой с японскими истребителями. Три «Хаябусы» сели на хвост «Харрикейну» взводного офицера Макнамары и многократно прошили его очередями. Дымящий самолет дотянул до аэродрома Палембанг 1, а японцы записали его как сбитый.

Сержант Келли, который был ведомым у командира эскадрильи Томпсона, увидел ниже три или четыре самолета: один - «Харрикейн» Макнамары, остальные - «Хаябусы». Келли обстрелял одного из японцев, без видимого эффекта. Ки-43 выполнил резкий разворот, сел Келли на хвост, и преследовал его через всю южную Суматру, пока Келли не удалось оторваться.

Через несколько минут над аэродромом появилось еще четыре «Харрикейна». Это были остатки от группы из восьми машин, которые флайт-лейтенант Хатчесон из 488-го дивизиона RNZAF вел на подмогу из Батавии. Когда «Харрикейны» приближались к Палембангу, их пилоты заметили около дюжины двухмоторных самолетов, которые первоначально приняли за «Гудзоны», однако ближе стало видно, что самолеты сбрасывают парашютистов. Японские истребители, прикрывающие высадку десанта, перехватили союзников. Утех кончалось топливо, поэтому «Харрикейны» рассеялись. Два «Хаябусы» атаковали и поразили машину взводного офицера Билла Маккаллоха из 258-го дивизиона RAF. Первой очередью пилот был ранен в левую ногу, второй - в правую ногу и руку. Кроме того, было разрушено хвостовое оперение истребителя. У самой земли «Харрикейн» перевернулся вверх колесами, чиркнул крылом по земле и мягко шлепнулся в болото, что спасло пилота от дальнейших ранений. Несмотря на раны, австралийский пилот выбрался из разбитой машины. Сержант Арт Ширин из 258-го дивизиона RAF вел бой с тремя «Хаябусами», от которых сумел уйти. Поскольку двигатель его «Харрикейна» вышел из строя, Ширин совершил вынужденную посадку на реку Мези. В том бою пилоты 64-го сентая кроме самолета Макнамары заявили еще две победы, в том числе один сбитый самолет записал на свой счет майор Като. В тот же день авиация союзников эвакуировалась на Яву. 15 февраля 1942 года японцы заняли Палембанг.

В четверг 19 февраля японцы совершили первый массированный налет на западную Яву. Девятнадцать Ки-43 из 59-го и 64-го сентаев под командованием майора Татео Като сопровождали пять легких бомбардировщиков Ки-48 из 90-го сентая. которые вскоре после 9:30 бомбили Битенцорг. На их перехват вылетело восемь голландских «Баффало» из 1. и 2. VLG-V. Разгорелся бой. Сержанты Шеффер и Харт оказались втянутыми в карусель с маневренными - «Хаябусами» и были сбиты. Оба смогли выпрыгнуть с парашютом. «Хаябусы» сбили еще два «Баффало», на которых летели 2-й лейтенант Кипер и сержант де Гроот - оба пилота погибли. Лейтенант Август Дибель дважды обстрелял одни из Ки-43. но и сам получил несколько попаданий. Обломок снаряда ранил пилота, но тот нашел в себе силы посадить поврежденную машину на брюхо. Японцы доложили, что вели бой с девятью истребителями «Кертис Хоук» и заявили семь побед.

В тот же день в 16:40 28 Ки-43 из 59-го и 64-го сентаев сопровождали девять бомбардировщиков Ки-48, целью которых был Бандунг. Против них вылетело двенадцать «Баффало» из 3. VLG-V, вел отряд капитан Питер Тидеман. Голландцы определили силы противника как двенадцать бомбардировщиков и 36 истребителей «Зеро» сопровождения. Японцы со своей стороны оценили, что голландцы располагали двадцатью истребителями Р-43. Японская сторона объявила о семи голландских самолетах, сбитых наверняка и трех, сбитых вероятно. Истребители сопровождения не допустили голландцев к бомбардировщикам и втянули «Баффало» в круговой бой на высоте. Лейтенант Туккер был сбит и погиб, а сержант ван Даален с простреленными руками сумел выпрыгнуть из горящего самолета. Сержант И. Адам таранил в лоб одного Ки-43. Японец рухнул на землю, а «Баффало» Адама потерял половину крыла и пилоту пришлось покинуть машину. Пошедший добровольцем в 3. VLG-V гражданский пилот лейтенант де Хаас также спасся благодаря парашюту - у его самолета отказали пулеметы и «Баффало» стал легкой добычей японцев.

Когда японский авиаотряд лег на обратный курс, в районе Битенцога японские истребители заметили два бомбардировщика В-17 и атаковали их. Оба бомбардировщика были засчитаны как сбитые вероятно. В действительности японцам удалось сбить лишь один из них: В-17Е (41-2503). Американские бортстрелки смогли расквитаться, сбив Ки-43, который пилотировал старший сержант Акеси Йокои из 64-го сентая. Йокои удалось приводниться недалеко от берега и пилота подобрала японская спасательная команда. В этих двух налетах 64-й сентай записал четыре победы: две капитана Кацуми Анме и по одной старшего сержанта Акеси Йокои и старшего сержанта Йосито Ясуды. Остальные сбитые самолеты записали за 59-м сентаем, в том числе один В-17 старшего сержанта Такеоми Хаяси.

В субботу 21 февраля целью 64-го сентая стала Западная Ява. Когда майору Като сообщили, что погода вокруг Батавии ухудшилась, он повел свои истребители и легкие бомбардировщики Ки-48 из 90-го сентая в сторону Калиджати. В районе цели 59-й и 90-й сентай отделились и полетели в сторону аэродрома. Сам же майор во главе отряда из четырех истребителей пошел в сторону Бандунга, где синоптики обещали плотную облачность. Вскоре после полудня Като вышел на цель.

На высоте 6100 метров японцы заметили семь истребителей противника, идентифицировав их как Р-43. Японцы атаковали противника, пользуясь преимуществом в высоте, но атакованные самолеты ушли в облака. Спустя минуту Като и его ведомый лейтенант Йохеи Хиноки заметили и атаковали четыре истребителя, шедших ниже. Один из них они сбили вероятно. Из той операции не вернулся один «Хаябуса» из 64-го сентая. Позднее выяснилось, что противниками японцев были девять «Баффало» из 3. VLG-V капитана Тидемана. Сам Тидеман обстрелял один Ки-43, который пошел вниз, оставляя за собой дымовой след. Вероятно это и был та потерянная машина 64-го сентая.

Утром 24 февраля японская армейская авиация провела массированный налет на западную Яву. Четырнадцать Ки-43 из 59-го сентая и тринадцать Ки-43 из 64-го сентая расчистили небо над целью. Японцы доложили, что наткнулись на семь «Харрикейнов» и два Р-43 и сбили пять из них. В том бою участвовали «Харрикейны» из 242-го и 605-го дивизионов RAF. Самолеты шли на высоте 6100 метров, когда обнаружили два японских истребителя в районе Батавии. Взводный офицер Ред Кембелл из 605-го дивизиона записал один сбитый самолет. Над аэродромом Клиджати действовали два голландских «Харрикейна» из 2. VLG-V. Японцы сбили машину сержанта Якобса, которая разбилась, совершая вынужденную посадку. Второй «Харрикейн» 2-го лейтенанта Хамминга японцы обстреляли и тот разбился, угодив при посадке в воронку от авиабомбы.. Четыре CW-21B из 2. VLG-IV также пытались вести бой над Бандунгом. 2-й лейтенант Д. Деккер был сбит и погиб, а сержант Х.М. Хайе совершил вынужденную посадку. Его изрешеченную машину пришлось списать.

Раньше, утром того же дня, бомбардировщики «Glen Martin 139» совершили налет на нефтеперегонный завод в Палджоэ. По японским докладам налет совершили сначала три, а потом еще два бомбардировщика. В ходе второго налета был уничтожен стоявший на земле истребитель Ки-27, вторая машина этого типа получила серьезные повреждения, а два других отделались царапинами. Патрулирующий район Ки-43 из 59-го сентая доложил об одном сбитом бомбардировщике. Действительно, на аэродром не вернулся экипаж сержанта Ф.Х. ван Онселена из 3. VLG-3.

В полдень тринадцать «Хаябус» из 59-го сентая и семнадцать легких бомбардировщиков Ки-48 из 90-го сентая появились над Явой. На этот раз целью японцев был Тджилилитан. Пилоты 59-го сентая доложили, что перехватили девять «Харрикейнов» и сбили два из них. В действительности Ки-43 из 59-го сентая на высоте 4250 метров вели бой с «Харрикейнами» из эскадрильи «А» 605-го дивизиона RAF. В свою очередь англичане доложили, что перехватили в воздухе группу из 40 японских самолетов, шедшую на Калиджати. Сержант Макинтош рассказывал:

«В общей свалке Шарп и Кун смогли сбить по одному самолету. Я пустил длинную очередь в японский истребитель, но проследить его судьбу не смог, так как меня атаковало несколько других японцев. Из-за подавляющего численного превосходства противника мы убедились в бесперспективности дальнейшего боя. «Харрикейн» флайт-лейтенанта Шарпа вскоре был сбит, летчику удалось выпрыгнуть с парашютом.»

Тем временем тринадцать Ки-43 из 64-го сентая вместе с пятью бомбардировщиками Ки-48 из 75-го сентая бомбили Батавию. Пилоты 64-го сентая заявили две сбитые «четырехмоторные летающие лодки». В действительности были сбиты два трехмоторных Дорнье Do-24 из эскадрильи GVT-8 голландского Королевского ВМФ, которые возвращались после налета на японский конвой в районе Мунтоку. Экипаж Х-71 погиб, а летчикам Х-18 удалось добраться до берега.

25 февраля 24 «Хаябусы» из 59-го сентая и 32 легких бомбардировщика из 3-го хикодана в два эшелона бомбили Семплак. Пилоты 59-го сентая доложили, что вели бой с восемью «Харрикейнами» и сбили четыре из них без потерь со своей стороны. Японские ВВС за неделю достигли следующие цели: 3-й хикодан в период с 19 по 25 февраля совершили 345 боевых вылетов (в том числе 203 вылета пришлось на истребители). Потеряв три самолета японцы сбили 33 самолета, уничтожили на земле 53 самолета, повредили на земле 50 самолетов.

1 марта большой отряд японских бомбардировщиков численностью до 50 машин, состоявший из легких бомбардировщиков Ки-51 из 90-го сентая и истребителей Ки-43 из 59-го и 64-го сентаев, вылетели в сторону Бандунга бомбить аэродром Андир. Большинство бомбардировщиков вернулось назад из-за плохой погоды, но истребители 59-го сентая долетели до цели. Они появились над аэродромом вскоре после того, как там приземлились семь «Харрикейнов» 242-го дивизиона RAF. На перехват японцев вылетели четыре «Кертиса» CW-21B из 2. VLG-IV. Следом поднялись последние три «Баффало» из 3. VLG-V. Вскоре пилоты RAF увидели короткий и жаркий бой голландцев с японцами. Один голландец был сбит и выпрыгнул с парашютом. Это был командир эскадрильи, лейтенант Боксман. Его CW-21В был сбит на высоте 4600 метров. Пилоты 59-го сентая определили своих противников как «Баффало» и заявили два сбитых самолета при потере одного Ки-43. Японцы не стали преследовать голландцев и не заметили пролетавших англичан.

Ближе к полудню 3 марта «Хаябусы» 64-го сентая вылетели с аэродрома на Суматре. Их задачей было сопровождать бомбардировщики Ки-48 из 90-го сентая до Бандунга, а затем совершить налет на аэродром Памеунгпеук, расположенный на южном побережье Явы. К цели японцы вышли около полудня. Ки-43 обстреляли аэродром, уничтожив на земле два самолета. Когда к Бандунгу вышел отряд морской авиации, пилоты А6М2 из 3-го кокутая заметили одинокий истребитель, который попытались атаковать, но самолет сумел уйти. Оказалось, что моряки атаковали и серьезно повредили «Хаябусу» командира 64-го сентая. майора Татео Като, который совершил вынужденную посадку в Калиджати. 7 марта шесть Ки-43-I из 59-го сентая вместе с двумя Ки-48 из "5-го сентая совершили налет на Тасикмалайю, концентрируясь на рассеянных по аэродрому самолетах. Японские пилоты доложили об уничтожении двух крупных самолетов и повреждении еще восьми машин. В действительности же им удалось уничтожить один «Харрикейн» из 242-го дивизиона RAF, повредить второй и еще три «Vildebeesty». На следующий день Ява капитулировала. 10 марта лейтенант А. Кикучи из 64-го сентая погиб в катастрофе, облетывая один из трех трофейных «Харрикейнов». 12 марта после завершения боев на Яве части перебросили в Чанг-Май в Сиаме.

Бирма (декабрь 1941 - август 1945 года)

23 декабря 1941 года японцы провели первый налет на Рангун и окрестные аэродромы силами 27 бомбардировщиков Ки-21 из 60-го сентая и 18 Ки-21 из 98-го сентая. Затем последовали машины второго эшелона: 15 бомбардировщиков Ки-21 из 62-го сентая, 27 легких бомбардировщиков Ки-30 из 31 -го сентая, в сопровождении 30 истребителей Ки-27 из 77-го сентая. Самолеты 60-го и 98-го сентаев бомбили порт и доки Рангуна, а 62-й и 31-й сентай атаковали аэродром Мингаладон. Союзники не смогли вовремя обнаружить японские самолеты. Тем не менее к Рангуну успели долететь 15 «Баффало» из 67-го дивизиона RAF и 12 Р-40С из 3-го дивизиона американской добровольческой авиагруппы. На высоте 6100 метров начался воздушный бой. Союзники доложили о сбитых наверняка 13 Ки-21 и еще семи вероятно, а также одного Ки-27 наверняка и одного Ки-27 вероятно. Потери союзников составили четыре Р-40С и два пилота, а также два «Баффало», уничтоженных на земле. Два «Баффало» 67-го дивизиона получили повреждения в ходе боя.

Японцы действительно понесли тяжелые потери, но значительно меньшие, чем доложили союзники. Тем не менее командующий 7-м хикоданом, генерал Кендзи Ямомото получил приказ, выяснить у командующего 3-м хикошиданом, генерала Мичио Сугавары причины столь тяжелых потерь. 62-й сентай в ходе налета перестал существовать. Из пятнадцати машин, вылетевших на задание, пять были сбиты, а десять вернулись изрешеченными пулями, многие члены экипажей погибли. 98-й сентай потерял два Ки-21. кроме того, погиб полковник Сигеки У суй. Всего Сугавара доложил, что налет на Рангун обошелся ему в семь Ки-21 и пятьдесят летчиков. Несколько офицеров его штаба выступило против дальнейших налетов, запланированных на два следующих дня, предложив вместо этого выслать в район аэродрома Мингаладон крупный отряд истребителей, с целью расчистить небо от «Баффало» и «Спитфайров» (Так пилоты 77-го сентая идентифицировали Р-40С.) противника. Другие утверждали, что союзнические машины слишком хороши, чтобы с ними могли справиться японские истребители. И это несмотря на то, что 77-й сентай не потерял в ходе налета ни одного Ки-27.

В конце концов генерал Сугавара отменил запланированный на 24 декабря налет и подтянул резервы. Из Пномпеня прибыл 12-й сентай тяжелых бомбардировщиков Ки-21, из Сайгона - 47-й отдельный чутай, оснащенный экспериментальными истребителями Накадзима Ки-44 Тип 2 «Секи». Однако Ки-44 имели слишком маленькую дальность полета, чтобы участвовать в налете на Рангун. Поэтому с Малайи отозвали 64-й сентай майора Татео Като. В полдень в среду 24 декабря 25 «Хаябус» вылетело из Кота-Бхару и направилось в сторону Бангкока. Маршрут имел протяженность около 700 км. На новом месте пилоты 64-го сентая залили баки, отдохнули и 25 декабря были готовы вылететь на Рангун.

25 декабря состоялся второй массированный налет на Рангун. С японской стороны в нем участвовали части 7-го хикодана (21 Ки-21-II-Ко из 12-го сентая, 36 Ки-21 из 60-го сентая и 25 Ки-43 из 64-го сентая), а также 10-го хикодана (восемь отремонтированных Ки-21 из 62-го сентая. 27 Ки-30 из 31-го сентая и 32 Ки-27 из 77-го сентая). Майор Като вел отряд из десяти Ки-43. семь «Хаябус» шло сзади, а восемь прикрывало группу сверху. Вся эта армада шла на высоте около 5800 метров. Перед целью группа разделилась. Ведущий Ки-21 из 12-го сентая. в котором летели генерал Ямамото и командир

12-го сентая, полковник Китадзима, начал терять мощность в одном моторе и отстал от основных сил. Остальные машины 12-го сентая и «Хаябусы» майора Като снизились до 5500 метров.

Поскольку радиосвязь между самолетами практически отсутствовала, приходилось управлять частью с помощью визуальных сигналов, а это занимало очень много времени.

Десять «Хаябус» майора Като прикрывали шесть Ки-21, которые остались при машине командира 12-го сентая. Главные силы отряда -двадцать Ки-21 - с поворотом набрали высоту. Вместо выбывшего начальства, командование на себя принял майор Йосикума Оура. С этого момента 12-й сентай занял позицию за 60-м сентаем, поскольку Оура решил лететь прямо на Рангун, отказавшись от первоначального ломанного маршрута с поворотом над Моулмейном. Японский отряд разделился на три группы. 36 бомбардировщиков Ки-21 из 60-го сентая полковника Коидзиро Огавы шли без прикрытия. Восемь Ки-21 из 62-го сентая направились на север Рангуна. Еще 27 Ки-30 из 31-го сентая и 32 Ки-27 из 77-го сентая образовали третью группу.

Технические службы американской добровольческой группы работали непокладая рук, латая поврежденные 23 декабря машины. К началу налета группа располагала тринадцатью боеготовыми Р-40С. На этот раз командующий 3-го дивизиона «Хеллз Эйнджелз», командир эскадрильи (Офицер в звании командира эскадрильи в американской добровольческой группы служил командиром дивизиона.) Арвид Ольсон получил предупреждение едва японцы показались над Бирмой. Он поднял свои «Томагавки» в воздух в 11:30. Американцы действовали силами двух эскадрилий, которые вели Джордж Макмиллан и Паркер Дюпуи. Эскадрилья Макмиллана прикрывала нефтеперегонный завод в Сириаме, а Дюпуи кружил над аэродромом. Пилоты, взмокшие от тропической жары, теперь тряслись от холода на высоте. В этот момент появился «Дуглас DC-2», который летел в сторону Мингаладона, имея на борту двух высших военачальников региона: генерала Джорджа Бреттема и генерала Арчибальда Уейвела. Генералы летели в Бирму обычным маршрутом Куньмин-Лашо-Рангун. Они вышли из самолета в тот момент, когда на аэродром упали первые бомбы.

20 бомбардировщиков Ки-21 из 12-го сентая майора Оуры первыми появились над Рангуном. Их целью была электростанция. Самолеты сбросили по тонне бомб каждый и ушли на юго-восток. Их сопровождали пятнадцать «Хаябус» из 64-го сентая. Вскоре все остальные японские самолеты отбомбились и взяли курс на залив Мартабан.

Джордж Макмиллан продолжал кружить над заводом, когда заметил шедшую от Рангуна группу майора Оуры. Макмиллан никогда прежде не видел «Хаябус», поэтому неправильно идентифицировал их как «Зеро». Американцы, несмотря на подавляющее преимущество противника, атаковали. Завязался бой, в котором первую роль сыграл Дюк Хедман.

Позднее он написал в рапорте: «Я сближался с противником, настигая его сзади и снизу. Я открыл огонь и стрелял, пока бомбардировщик не взорвался в пятидесяти метрах передо мной.

Я держался сзади, чтобы зайти в хвост следующему бомбардировщику. Открыв огонь, я жал гашетку пока от нижней передней части фюзеляжа не повалил дым. Резко я ушел вниз, перезарядил пулеметы, снова набрал высоту и начал короткими очередями обстреливать два летевших рядом бомбардировщика... закончив атаку полубочкой. Заходя на следующий круг, я увидел, как три самолета отделились от основной группы и ушли влево. Я приблизился к ним на дистанцию 100 ярдов и выпустил короткую очередь в правое крыло самолета. Из правого двигателя машины повалил густой черный дым и бомбардировщик завалился на крыло. Я пошел вверх, преследуя ведущую машину. С дистанции 100 ярдов я выпустил в бомбардировщик длинную очередь. Тот сразу свалился на нос и пошел к земле, таща за собой шлейф густого черного дыма. Очередь, пущенная бортстрелком третьего бомбардировщика, разбила фонарь моей кабины и попала в бронеспинку кресла. Я лег на крыло и в 500 ярдах заметил уходящий «Зеро». Я заложил вираж ему наперерез и с дистанции 300 ярдов открыл огонь. Самолет взорвался в воздухе и рухнул».

Тут Хедман заметил, что японский истребитель атаковал другой «Томагавк». Жертвой японского летчика едва не стал тридцатилетний опытный пилот ВМФ США Керт Смит. Смит вернулся на базу с почти полным боекомплектом. «Сбив» самолет с хвоста Смита, Хедман сам оказался атакованным другим «Хаябусой». Хедман лег на крыло и ушел в глубокое пике, опустившись с 6100 метров до 1500. Там Хедман ушел в облака и направился в Хайленд-Квин - запасной аэродром RAF в Хвамби, где и приземлился на остатках топлива. Гедману засчитали четыре Ки-21 и одного Ки-43, но в официальных актах эти самолеты не фигурируют. Хедман решил передать свои победы на общий счет эскадрильи. В результате он потерял шансы стать первым асом добровольческой группы, закончив день с рейтингом 3,83.

Чарльзу Олдеру записали два Ки-21 и один «Зеро». Вместе с его победами, одержанными 23 декабря, рейтинг пилота составил 4,83. Р.Т. Смиту записали два бомбардировщика и истребитель. Джорджу Макмиллану - три Ки-21, а Тому Хейвуду и Эдди Оверенду - по два Ки-21. Эти результаты были сильно завышены. В действительности японцы не потеряли ни одного «Хаябусы», а 12-й сентай потерял только пять Ки-21: три над Бирмой и два поврежденных бомбардировщика разбились на обратном пути. Эскадрилья Макмиллана потеряла два «Томагавка». После атаки на второй бомбардировщик машина Эдди Оверенда была сбита «Хаябусой» майора Като. Р-40С совершил вынужденную посадку на рисовом поле в 50 км восточнее Рангуна. Другой жертвой японцев стал сам Макмиллан. Его «Томагавк» с развороченным правым крылом и радиатором разбился во время вынужденной посадки в районе Тхонгва. Сам Макмиллан был ранен в руку.

Эскадрилья Паркера Дюпуи начала преследование 60-го сентая, 36 Ки-21 которого кружило над целью северо-западнее Рангуна. Только Лью Бишоп попытался прорваться к бомбардировщикам. Самолеты, 'которые собирали строй над Рахенгом - Ки-21, Ки-30 и Ки-27 - шли к Мингаладону с востока. Истребители Ки-27 из 77-го сентая майора Йосиоки, вместе с отдельными Ки-43 из 64-го сентая оставили свой отряд и улетели на помощь 60-му сентаю. Билл Рид, который вел бой с несколькими японскими истребителями, позднее вспоминал:

«Одид провоцировал меня на атаку, а два другие набрали высоту и ждали, когда я поддамся на провокацию».

Боб Брук доложил об одном сбитом Ки-27, но оказался атакован четырьмя другими истребителями и поспешил уйти в облака. Паркер Дюпуи провел лобовую атаку на японский истребитель с «трапециевидными концами крыльев и рядным двигателем», идентифицируя его как «Мессершмитт-109». Флайт-офицер П.Б. Бингем Уоллис из 67-го дивизиона RAF подтвердил это наблюдение, несмотря на то, что японские ВВС не имели на вооружении таких самолетов. Дюпуи видел, как сбитый им самолет разбился в болоте под Тхонгва. Он начал набирать высоту, как заметил пикирующего в его сторону «Хаябусу», ведущего огонь из пулеметов. Три раза Дюпуи набирал высоту, ведя бой с самолетом с убранными шасси, пока его не атаковал второй «Хаябуса». Противником Дюпуи мог быть майор Като, который очень волновался о том, что 60-й сентай остался без прикрытия. В своем дневнике Като записал:

«Я все больше беспокоился. Когда 12-й сентай сбросил бомбы, я направился на полной скорости на встречу с самолетами полковника Огавы. По дороге сбил два или три истребителя противника».

Одним из сбитых истребителей был Р-40С Эдди Оверенда. Вторым Като посчитал Дюпуи, уход в облака которого он принял за падение. Японские пилоты также грубо завысили свои результаты. Над заливом Мартабан Дюпуи заметил семь летевших в сторону Сиама бомбардировщиков - отряд Като оставил их без прикрытия. Дюпуи атаковал в лоб ведущую машину, но был перехвачен одиночной «Хаябусой». Полковнику Китадзиме и генералу Ямамото удалось в целости и невредимости вернуться в Бангкок.

Бил Рид также вел бой с истребителями сопровождения и доложил об одном сбитом «Зеро». Затем Рид снизился и зашел в хвост бомбардировщику Ки-21. Преследуя самолет, Рид приблизился к Дюпуи. который вел бой с истребителями. Бой длился пять минут и не принес никакого результата. Оба «Томагавка» повернули на Мингаладон. Дюпуи и Рид шли на высоте 6100 метров когда заметили ниже три «Хаябусы» и несколько бомбардировщиков майора Оуры. Спустя много лет ветеран 64-го сентая вспоминал:

«1-й и 2-й чутай не услышали приказа остаться с бомбардировщиками и покинули строй сразу, как только бомбардировщики сбросили свой груз, и тут же бросились в бой вопреки плана.

Рид продолжает: «Я открыл огонь по одному из истребителей. Самолет внезапно взорвался и упал в воду».

Рида стал сержант Сигекапу Вакаяма из 64-го сентая. Когда «Хаябуса» Вакаямы взорвался. Дюпуа, который тоже было целил в этот самолет, отвернул в сторону и увидел еще одного японца. Понимая, что скорость «Томагавка» слишком велика, и что он может просто врезаться в японский истребитель, Дюпуа лег на крыло, чтобы пройти левее и ниже японского самолета. Это ему почти удалось, но концом крыла Дюпуа все же чиркнул по стыку крыла и фюзеляжа «Хаябусы». Крыло отлетело в сторону, и самолет лейтенанта Хироси Окуямы свалился в крутой штопор и упал в море. «Томагавк» Дюпуа потерял метр с лишним крыла, но все же смог дотянуть до аэродрома. Вместе с невольным тараном Дюпуа, пилоты 3-го дивизиона «Хеллз Эйнджелз» отметили Рождество двадцатью пятью сбитыми машинами противника. Их английские коллеги действовали чуть менее удачно. Четырнадцать «Баффало» из 67-го дивизиона RAF вылетели в сторону 60-го сентая полковника Огавы, когда тот летел на Рангун. «Баффало» еще не успели набрать высоту, как их атаковали Ки-27 из 77-го сентая майора Йосиоки и сбили четыре английские машины. Взводный офицер Ламберт, сержант Хьюитт, сержант Макнабб и сержант Макферсон погибли. Уцелевшие английские летчики доложили о трех сбитых японских истребителях и вероятно сбитом бомбардировщике. Таким образом, союзники сбили 28,5 самолетов, потеряв два Р-40С и четырех «Баффало», еще два «Баффало» получили повреждения.

В действительности, потери японцев были гораздо скромнее. 64-й сентай потерял две «Хаябусы». сбитых Ридом и Дюпуа, а 77-й сентай потерял три Ки-27, сбитых англичанами или американцами. Кроме того, 12-й сентай потерял пять Ки-21. Доклады японских пилотов были не менее оптимистичны: 64-й сентай записал на свой счет десять сбитых самолетов, 77-й сентай - семь наверняка и четыре вероятно, а бортстрелки 12-го сентая доложили не много ни мало о девятнадцати (!) сбитых самолетах.

В январе и феврале американская добровольческая группа действовала на юге Бирмы, а 64-й сентай сражался над Малайей, Сингапуром и Голландской Ист-Индией. 9 марта 1942 года пал Рангун, а союзнические авиадивизионы перебазировались в Магве, в 400 километрах от Рангуна. Японцы усилили свою ударную группировку. Генерал Эирё Обата, который теперь командовал 5-м хикошиданом, собрал на шести аэродромах в Бирме и Сиаме шесть сентаев, насчитывавших в общей сумме около 200 самолетов.

64-й сентай под командованием подполковника Като перебазировался в Чанг-Май в Сиаме, восточнее Тоунгу. Сентай оставил свои старые машины Ки-43-I-Ko в Голландской Ист-Индии, получив на новом месте 18 истребителей Ки-43-1-Хей, вооруженных 12,7-мм пулеметами. Задачей 5-го хикошидана генерала Обаты было ликвидировать союзническую авиацию в регионе с тем, чтобы 15-я армия генерала С. Ииды могла наступать на север, не оглядываясь на небо.

21 марта 1942 года над Магве появился скоростной двухмоторный разведывательный самолет Мицубиси Ки-46 с генерал-майором Ямамото на борту. Генерал едва не поплатился за свое безрассудство. Над аэродромом у самолета вышло из строя кислородное оборудование. Пилот на время потерял сознание, и самолет спикировал до 2000 метров, прежде чем летчик пришел в себя. С аэродрома вылетели два «Харрикейна» из 17-го дивизиона RAF, но англичанам не удалось перехватить японскую машину. К тому времени японцы обложили аэродром Магве, планируя удар с северо-запада. 26 бомбардировщиков Ки-21-П из 12-го сентая в сопровождении четырнадцати «Хаябус» подполковника Татео Като вылетели бомбить Магве. На их перехват в воздух поднялось шесть «Харрикейнов Mk IIB» из 17-го дивизиона RAF и пять Р-40С из 3-го дивизиона преследования американской добровольческой авиагруппы. Два «Томагавка», пилотированные Паркером Дюпуи и Кеном Джернстедтом. набрали высоту 4000 метров. С этой высоты пилоты заметили бомбардировщики 12-го сентая, которые летели к аэродрому с северо-запада. Чуть дальше шли истребители сопровождения. Дюпуи и Джернстедт поднялись еще выше, пока не получили преимущество в высоте над противником, и атаковали сзади пять Ки-21. Р-40С Джернстедта получил попадание в фонарь кабины. Обломком плексигласа Джернстедт был ранен в глаз и вышел из боя. Дюпуи успел сделать три боевых захода, прежде чем подоспели «Хаябусы». Американский пилот повернул в сторону ближайшего японского истребителя и в лобовой атаке повредил Ки-43 двигатель. Одна из 12,7-мм пуль, пущенных японцем, пробила кабину «Томагавка» ниже фонаря и ранила Дюпуи в руку. Дюпуи позднее написал в рапорте:

«Я спикировал до земли, а шесть остальных японцев преследовали меня на расстоянии около километра. Подбитый мной самолет на моих глазах рухнул в джунгли в 50 км к северо-западу от Тоунгу».

Японцы два дня непрерывно бомбили Магве. В итоге им удалось ликвидировать авиацию союзников в Бирме. Однако триумф генерала Обаты объяснялся слишком просто - на пять японских самолетов приходился только один союзнический. Один из японских офицеров позднее сообщал, что в Магве было уничтожено не менее 120 союзнических самолетов! Эта фантастическая цифра появилась еще в боевых отчетах. В действительности я Магве японцы уничтожили 20 самолетов: половину «Томагавков» добровольческой авиагруппы, половину «Харрикейнов» 17-го дивизиона RAF и почти все «Бленхеймы» 45-го дивизиона RAF. Союзнические авиачасти покинули Магве. Американская добровольческая авиагруппа полковника Клера Л. Шенно перебазировалась в Лоивинг на китайско-бирманской границе, а дивизионы RAF - в Акьяб, а позднее в Индию.

23 марта 26 Ки-21-И из 98-го сентая в сопровождении 16 «Хаябус» из 64-го сентая атаковали аэродром Акьяб. На их перехват вылетели все способные летать «Харрикейны» 136-го дивизиона R AF. командира эскадрильи Элдсона. Элдсон приказал в первую очередь сбивать бомбардировщики. Пилоты доложили о двух сбитых Ки-21. из которых один записали сержанту Джимми Уэзеролу, а второй стал совместной победой сержантов Верна Батлера и Фредди Пикарда. Вскоре подоспели «Хаябусы» и атаковали англичан. Один Ки-43 зашел в хвост и сбил взводного офицера Эрика Брауна, который сумел выпрыгнуть с парашютом. Флайт-лейтенант Гай Марсленд - ветеран «Битвы за Англию» - доложил об одном сбитом Ки-43, однако в тот день 64-й сентай не понес потерь.

24 марта шесть Р-40С из 1-го дивизиона американской добровольческой авиагруппы обстреляли аэродром Чанг-Май, на котором базировался 64-й сентай. Японская зенитная артиллерия сбила «Томагавк» Билла Макгэрри, который выпрыгнул с парашютом и попал в плен. «Летающим Тиграм» засчитали 15 уничтоженных на земле японских самолетов. В действительности американцам удалось уничтожить лишь три «Хаябусы» и повредить еще десять машин, в том числе четыре серьезно. Но японские механики работали с огоньком и до полудня японцы располагали одиннадцатью боеспособными истребителями. Так начался изнуряющий поединок на выживание между 64-м сентаем и американской добровольческой авиагруппой.

Во второй половине дня одиннадцать Ки-43 из 64-го сентая вылетели на сопровождение 53 бомбардировщиков Ки-21, шедших бомбить Акьяб. На перехват противника в воздух поднялось одиннадцать «Харрикейнов»из 136-го дивизиона RAF. Завязался бой, во время которого взводный офицер Алан Китли и сержант Бифф Вине сбили по одному бомбардировщику, а сержант Фрэнк Уайлдинг доложил о двух сбитых истребителях: одни вероятно и другой наверняка. Пилоты 64-го сентая сбили два «Харрикейна». Сержант Пейн погиб, а сержант Батлер получил легкое ранение и вернулся в расположение части на следующий день. Сержант Фредди Форчун разбил свой самолет, совершая вынужденную посадку на аэродром.

28 марта 18 «Хаябус» из 64-го сентая во главе с подполковником Като в 12:30 обстреляли аэродром Акьяб. Несмотря на полученное предупреждение, аэродром оказался захвачен врасплох. Японцы доложили об уничтожении и повреждении одиннадцати самолетов. В действительности им удалось уничтожить лишь один транспортный двухмоторный биплан «Валентия» и семь «Харрикейнов» 136-го дивизиона. В воздух успели подняться только два «Харрикейна». Взводный офицер Лорн Лекроу был сбит, не успев даже набрать высоту. Он выпрыгнул из падающей машины и на парашюте опустился в море. Самолет командира эскадрильи Джимми Элсона также был атакован японскими истребителями. Однако Элсон сумел уйти от преследования и приземлиться на запасном аэродроме Олд-Энгас. Пилоты 64-го сентая доложили об одном сбитом «Харрикейне» и одном сбитом вероятно. После этого налета англичане покинули Акьяб и эвакуировались в Индию.

8 апреля во вторник в 9:30 над базой американской добровольческой авиагруппы в Лоивинге на большой высоте пролетел разведчик Ки-46. Чарльзу Олдеру и Эдди Оверенду не удалось перехватить японца. Наблюдатель, вернувшись на базу, доложил, что на аэродроме стоят пятнадцать самолетов. Это было почти верная цифра. Всего на аэродроме в то утро находилось девять Р-40С из 3-го дивизиона авиагруппы, четыре «Харрикейна» из 17-го дивизиона RAF, один «Бленхейм» и три Р-40Е без вооружения, которых должны были перегнать в Куньмин. В то утро подполковник Като планировал сопровождать бомбардировщики в Мамьё. Но он поменял планы и решил атаковать Лоивинг.

Впервые японцы должны были атаковать аэродром, прикрытый сетью раннего оповещения, которую Клер Ли Шенно в течение четырех лет организовывал, будучи на посту советника китайских ВВС. Подполковник Като отправил в бой неопытных пилотов. Трое ветеранов 64-го сентая были отозваны в Японию, где шло формирование новых частей, а на их место прислали выпускников летных школ. Кроме того, Като недооценил противника. Из допроса Макгэрри он узнал, что 3-й дивизион располагает двенадцатью «Томагавками» при поддержке четырех «Харрикейнов» RAF. Но в то утро Шенно отправил из Куньмина в Лоивинг - главной базе на западе Китая - три новых «Кертиса Р-40Е Киттихоук» (в американской армии эти самолеты назывались «Уорхоук», но американская добровольческая авиагруппа придерживалась английской номенклатуры).

Подполковник Татео Като, выйдя к Лоивингу, зашел на цель на высоте 600 метров. Он планировал провести стандартный маневр: пике - набор высоты - новый заход. Капитан Харуясу Маруо должен был прикрывать всю группу сверху, но не удержался от искушения и со всем своим звеном полетел обстреливать аэродром. Поскольку бортовые радиостанции истребителей работали плохо и летчики больше полагались на визуальные сигналы, Маруо не смог доложить командиру о том, что подключился к атаке. Это была фатальная ошибка. «Летающие тигры» кружили над аэродромом на высоте 6700 метров. В одиночку и парами американцы атаковали японцев сверху в тот момент, когда те начинали очередной заход. Арвид «Оли» Ольсон на «Киттихоуке» первым сбил «Хаябусу». Потом появились «Томагавки». Роберт Т. Смит, Фриц Вольф и К.Х. «Линк» Лафлин заявили по два сбитых «Зеро», а Джон Донован, клифф Грох, Фред Ходжиз, Эдмунд Оверенд и Роберт Литтл - по одному. Всего американцы доложили о двенадцати сбитых японских самолетах, которые идентифицировали как «Зеро». Потери американцев: один Р-40Е, уничтоженный на земле, и поврежденные один Р-40Е и один «Бленхейм».

В действительности 64-й сентай понес тяжелые потери, но не столь катастрофические. Над Лоивингом было сбито только четыре «Хаябусы». Погиб капитан Кацуми Анма - командир 3-го чутая, имевший на боевом счету 12 воздушных побед, одержанных в Китае, Манджурии, Малайе и Голландской Ист-Индии. Его «Хаябуса» разбился на рисовом поле в 3 километрах южнее Лоивинга. Авторами победы стали стразу четыре американских пилота: Вольф, Оверенд, Смит и Грох, но каждый из них записал эту победу как индивидуальную. Также погибли сержант Харуто Вада, ветеран сентая, чья машина разбилась у начала ВПП, и молодой лейтенант Тадао Куроки. Четвертым японцем, сбитым над Лоивингом, стал лейтенант Минеюки Окимура.

Видя, что над Лоивингом разыгралось настоящее сражение, полковник Шенно отправил на подмогу семь Р-40Е и три Р-40С из 2-го дивизиона, которым командовал Текс Хилл. Затем Шенно вместе с несколькими механиками сел в китайский DC-2 и вылетел в Лоивинг.

Тем временем подполковник Като собрал уцелевших пилотов и самолеты в Чанг-Май, чтобы совершить новый налет на Лоивинг на рассвете 10 апреля. Механики 64-го сентая подготовили одиннадцать «Хаябус» к этому сроку. Самолеты должны были пролететь 1200 км. Три японских самолета столкнулись на земле во время рулежки. Оставшиеся восемь Ки-43 поднялись в воздух в 3:45, но вскоре у трех машин начала падать мощность двигателя и они вернулись на аэродром. Союзнические наблюдатели, несомненно, слышали летящие самолеты, но тревожное предупреждение в Лоивинг не передали. Японцы появились над аэродромом в 6:10. Подполковник Като увидел 23 самолета, стоящие рядами на аэродроме. Японцы несколько раз проходили над аэродромом, но им не удалось поджечь ни одной машины, во многом благодаря самогерметизирующимся топливным бакам американских истребителей. Командир 64-го сентая решил, что противнику нанесены серьезные потери, но эти потери оказались меньше, чем понесли японцы во время американского налета на Чанг-Май.

Тем временем механики 64-го сентая починили поврежденные самолеты. Подполковнику Като доложили, что «в его распоряжении есть девять самолетов для того, чтобы нанести нокаутирующий удар после полудня».

В 14:30 сеть раннего предупреждения заметила девять «Хаябус» в районе Лашо. Тут кончалась железнодорожная ветка и начиналась шоссе, ведущее вглубь гористой части Китая.

В Лоивинге в 14:45 прозвучал сигнал тревоги. Шесть «Томагавков» поднялись на высоту 7600 метров, чтобы прикрыть базу с воздуха. Истребители 64-го сентая снова оказались ниже американцев. Лейтенант Йохеи Хиноки, который в этот день уже второй раз летел на Лоивинг, заметил, как четыре «Томагавка» атаковали эскадрилью лейтенанта Такеси Эндо. Хиноки повернул в сторону боя и открыл огонь по ближайшему самолету. Его ведомый, сержант Аикичи Мисаго, также вступил в бой. Боб Брук так описал бой в своем рапорте:

«Я провел три атаки на самолет противника, каждый раз поражая его огнем. В четвертой атаке... японец повернул влево, перевернулся вниз кабиной, а из его левого крыла полыхнуло пламя. Горящий самолет пошел вниз, а я следовал за ним в течение нескольких десятков секунд».

Такой была участь сержанта Мисаго. Тем временем Хиноки и Роберт Т. Смит кружили на границе облаков, постепенно теряя высоту. Наконец Смиту удалось прошить «Хаябусу» Хиноки. Японский пилот был ранен, из правого крыла тек бензин. За японским истребителем потянулся дым и Смит решил, что противник загорелся. Смит так вспоминал эту битву: «Обстреляв его, я вдруг увидел струйку дыма, вырывавшуюся из двигателя. Самолет свалился в пике». Смит полетел было за подбитым самолетом, но тут его перехватили два других Ки-43. Смиту потребовалось восемь минут, чтобы оторваться от противника. Хиноки на остатках бензина добрался на своей разбитой машине до Чанг-Май. В обшивке самолета насчитали 21 пробоину, оставленную пулями американских пулеметов. Сам Хиноки месяц провел в госпитале. Подполковник Като заявил один сбитый «Томагавк», другую победу записали на счет старшего сержанта Йосито Ясудзо. которому удалось втянуть противника в карусель. Поскольку пулеметы Ясудзы отказали, ему пришлось выйти из боя, но он видел, как его противник попытался сделать свечу, но потерял скорость и упал в джунгли. Оказалось, что два сбитых истребителя были не «Томагавки», а «Харрикейны» из 17-го дивизиона RAF. Пилотами-неудачниками были 2-й лейтенант Гордон Петер из SAAF (SAAF - South African Air Force - ВВС Южной Африки.), и сержант Дж. Ф. Баррик.

Видя, что японцы выходят из боя, Чарльз Олдер и Роберт Дюк Хедман направились на юг, надеясь перехватить противника на обратном пути. Никого не обнаружив они повернули назад и почти тут же наткнулись на японцев. Оба американца поднялись вверх и пикировали на самолет противника. Это была машина старшего сержанта Ясуды, который увидел, как трассирующие пули прошили капот двигателя. Японец очертя голову бросился в бой, но тут у него отказали пулеметы. Позднее он вспоминал:

«Все, что я мог сделать - это только крутиться. Из выхлопных труб белым дымом летело масло и заливало фонарь кабины».

В течение получала Чарльз Олдер и Роберт Хедман крутили карусель с истребителем противника, закончив бой уже за линией гор. Выпустив в сторону противника несколько очередей, американцы заметили, как самолет резко пошел вниз, выпустив струю черного дыма. Однако Ясуда сумел удержать в воздухе поврежденный самолет и дотянуть до Чанг-Май.

Роберт Т. Смит также решил поохотиться на отступающих японцев. Он начал преследовать сразу три «Хаябусы» и за пять минут сумел сократить дистанцию до 100 ярдов, после чего открыл огонь. Один Ки-43 получил попадание и упал на рисовом поле на склоне горы. Вместе с самолетом разбился сержант Чикара Гото, который имел две воздушные победы, одержанные над Сингапуром 31 января 1942 года. 21 апреля в 64-й сентай прибыл капитан Ясухико Куроэ, который возглавил 3-й чутай вместо погибшего капитана Анмы. Служа в других частях, Куроэ сбил три самолета противника, поэтому должен был стать одним из лучших асов 64-го сентая.

29 апреля император Японии Хирохито отметил свое 41-летие и высшее командование японской армии решило сделать императору подарок - занять Лашо. План предусматривал захват города с помощью парашютного десанта. С этой целью генерал Обата решил нейтрализовать в районе авиацию союзников. Подполковник Като получил пополнение в виде нескольких истребителей. 28 апреля 64-й сентай вылетел силами 20 истребителей. «Хаябусы» взяли курс на Лоивинг, сопровождая 24 бомбардировщика Ки-21-П-Ко из 12-го сентая. Так случилось, что полковник Шенно в утром того дня отправил десять Р-40С и четыре Р-40Е в Лашо, на поддержку китайских частей. Поскольку кислородных баллонов на всех не хватило, большинство американских самолетов летело без кислородного оборудования. Командир эскадрильи Арвид Ольсон повел восемь «Томагавков» на высоте 3000 метров. Два Р-40С, имевших на борту кислородную маску, шли несколькими сотнями метров выше. Еще выше, на высоте 5500 метров летели четыре Р-40Е из 2-го дивизиона Текса Хилла. Эта трехступенчатая формация направилась на юг, когда Текс Хилл заметил японские самолеты, летящие встречным курсом. Хилл сообщил эту информацию Олсону, но не услышал от того подтверждения. Поэтому он связался с одним из пилотов 3-го дивизиона, попросил его доложить о противнике командиру, а сам повел свое звено в сторону бомбардировщиков.

Шесть «Хаябус» из 3-го чутая 64-го сентая, ведомых капитаном Йосико Куроэ, сбросили подвесные топливные баки и полетели на перехват американцам. Хилл написал в своем боевом рапорте:

«Я пустил четыре короткие очереди в моего первого противника и попал. Получив четвертую очередь, японец свалился в пике и упал в джунгли. С этого момента началась круговерть, в которой участвовали «Зеро» и Р-40. Имея незначительное преимущество в высоте я повел лобовую атаку на второго «Зеро»... Расстояние сокращалось так быстро, что я рванул штурвал на себя, чтобы избежать столкновения».

Лью Бишоп сбил «Хаябусу», сидевшую на хвосте «Киттихоука» Хилла и увидел, как японский пилот выпрыгнул с парашютом. Отдача шести 12,7-мм пулеметов была столь сильна, что истребитель Бишопа потерял скорость и свалился в штопор. Выведя машину из падения. Бишоп заметил еще одного японца, который спешно покидал поле боя. Бишоп нагнал его и дал очередь. По словам самого Бишопа, очередь буквально отрезала крыло японскому самолету. Бишоп вернулся назад и заметил, как Том Джонс обстреливает стремительно теряющий высоту японский истребитель. Наконец «Хаябуса» лег на крыло и свалился в штопор. Джонс спустился вслед за противником почти до высоты 1000 метров, но так и не смог его поджечь. Тем не менее, Джонсу засчитали сбитый самолет, также как и Фрэнку Адкинсону. В итоге получилось, что американцы сбили семь из шести японских самолетов!

Оли Олсон так и не получил предупреждения Хилла, и его истребители атаковали японские бомбардировщики, летевшие парами и тройками. Кен Джернстедт заметил несколько «Хаябус», которые настигали американцев сзади и снизу. Эдди Оверенд в пике атаковал трех японцев. Машины разделились. Один Ки-43 пошел резко вверх, но, когда Джернстедт пустил в него две очереди, потерял скорость, потом взорвался и рухнул на землю. Противником американцев был 3-й чутай капитана Куроэ, присоединившиеся к основным силам после боя с дивизионом Хилла. По словам Эдди Оверенда в бою участвовали четыре японских истребителя. Два из них набрали высоту и ушли в сторону. Оверенд приблизился ко второй паре и пустил длинную очередь по правой машине. Раздался взрыв, самолет задрал нос, потерял скорость и рухнул вниз. Спиной Оверенд почувствовал, что первая пара японцев зашла ему в хвост. Оверенд включил форсаж и на скорости 531 км/ч оторвался от преследователей. Однако при этом он потерял из вида и свою жертву. Олдер в том же бою заявил два сбитых самолета. Паркер Дюпуи и Том Хейвуд почти догнали бомбардировщики, когда один из истребителей сопровождения повернул им навстречу. Оба американца приняли вызов. Хейвуд рассказывал: «Каждый из нас совершил по три боевых захода. Истребитель начал разваливаться в воздухе, потерял управление и разбился в джунглях».

Роберт Т. Смит и Пол Грин также летели за бомбардировщиками, но и им пришлось сначала пройти мимо истребителей сопровождения. Роберт Смит вспоминал:

«Оба мы начали крутить карусель, сев на хвост одного из японцев. Сменяя друг друга мы вели огонь. Я попал первым. Японец резко ушел вверх, я последовал за ним. Я снова открыл огонь и увидел, как трасса прошла через самолет противника. Двигатель загорелся, истребитель свалился в плоский штопор и упал в джунгли».

Грин также доложил об одном сбитом истребителе. Всего пилоты американской добровольческой авиагруппы заявили тринадцать сбитых самолетов противника. Японцы признали потерю только двух машин из семи, которые отсекали американцев от бомбардировщиков. Первым был сбит один из пилотов 3-го чутая - взводный офицер Хирано. Самому Хирано пришлось прыгать с парашютом. Скорее всего Ки-43 Хирано был поврежден Тексом Хиллом, а добит Лью Бишопом или Томом Джонсом. Через шесть дней Хирано вернулся на аэродром Кьедав. Другим сбитым японцем был лейтенант Тадаси Катаока, который был сбит кем-то из группы Дюпуи - Хейвуд -Смит - Грин. На следующий день японцы заняли Лашо, вынудив «Летающих тигров» отступить еще дальше в глубь Китая.

Последний бой между американской добровольческой авиагруппой и 64-м сентаем состоялся над Баошаном 4 мая 1942 года. Чарли Бонд из 1-го дивизиона авиагруппы был один в воздухе. Ему удалось обстрелять и повредить два бомбардировщика, после чего Бонд повернул назад. Тут его перехватили три «Хаябусы», которые сбили «Томагавк», а Бонд выпрыгнул с парашютом. Далее 64-й сентай совершил налет на американский аэродром, уничтожив на земле еще два Р-40. В боях с «Летающими тиграми» 64-й сентай потерял одиннадцать «Хаябус» в воздухе и три на земле, погибло девять японских пилотов. За пять лет предыдущих боев сентай не знал таких потерь. В свою очередь, Шенно в этом поединке не потерял ни одного пилота, лишь Макгэрри пришлось провести три года в лагере для военнопленных в Сиаме. Материальные потери американцев составили пять «Томагавков» и один «Киттихоук», уничтоженных в небе или на земле.

17 мая лейтенант Сабуро Накамура из 64-го сентая перехватил и сбил одиночный «Гудзон» (АМ934) из 62-го дивизиона RAF, пилотированного взводным офицером Э.С. Корбеттом. Самолет разбился в районе Мхази около Акьяба. 21 мая старший сержант Йосито Ясуда и два других пилота 64-го сентая перехватили еще один «Гудзон» (АМ941) из 62-го дивизиона, который пилотировал флайт-офицер Пол Спрингмен, один из пилотов 53-го дивизиона RAF. Ясуда сбил бомбардировщик после долгой погони в 30 км от Читтагонга. В тот же день подполковник Като во главе семи Ки-43-1-Хей из 64-го сентая вылетел с заданием обстрелять аэродром Читтагонг. По дороге внезапно загорелся «Хаябуса» старшего сержанта Такеси Симизу. Летчик выпрыгнул с парашютом и попал в плен.

22 мая одиночный «Бленхейм Mk IV» (Z9808) из 60-го дивизиона RAF вылетел с базы Дум-Дум. Пилотировал бомбардировщик уоррент-офицер Мартин Хаггард. «Бленхейм» появился над Акьябом с целью бомбить аэродром. Пять пилотов 64-го сентая заметили приближающийся самолет, сели в свои машины и по очереди поднялись в воздух. Первым взлетел старший сержант Йосито Ясуда. Он же первым нагнал бомбардировщик и попытался атаковать его сверху и сзади. Однако бортстрелок, флайт-сержант Джок Маклаки срезал «Хаябусу» меткой очередью. Раненный Ясуда сумел дотянуть до Акьяба. Капитан Масузо Отани атаковал «Бленхейм» по той же схеме, и на этот раз Маклаки сумел поразить противника и заставить его повернуть назад. Последними появился сам подполковник Като с двумя ведомыми. Командир сентая начал атаку. Маклаки сумел поджечь и самолет подполковника. Командирский «Хаябуса» зашатался, перевернулся вниз кабиной и упал в море. Два других пилота, тут же повернули назад, сообщив, что командир сентая погиб, но перед смертью успел сбить «Бленхейм». В действительности английский бомбардировщик не получил ни одного попадания и благополучно добрался до Дум-Дума. Гибель подполковника Като, одного из ведущих японских асов, была огромной потерей для его части. Като сбил десять самолетов в Китае, и 4-8 в Юго-Восточной Азии. Посмертно подполковника наградили упоминанием в приказе и произвели в генерал-майоры. Так закончилась первая стадия боев в Бирме.

С началом периода дождей 64-й сентай отвели в Мингаладон, куда часть прибыла 1 июня. 7 июня прибыл новый командир сентая - майор Ясуми Яги - вместе с новыми пилотами. Изрядно обновившаяся часть проходила подготовку до августа, после чего личный состав сентая на шести бомбардировщиках перебросили в Тахикаву. В сентябре пилоты прибыли в Сингапур, где получили новые Ки-43-1-Хей. Во время перелета три молодых пилота погибли в авиакатастрофе, но число истребителей 64-го сентая возросло с 15 до 30. В октябре 1942 года заново сформированный на территории Бирмы и Малайи 5-й хикошидан теперь насчитывал четыре истребительных сентая (1-й, 11-й, 50-й и 64-й, все оснащенные Ки-43), три сентая средних бомбардировщиков Ки-21-II, один сентай легких бомбардировщиков и один разведывательный сентай. В декабре в район Новой Гвинеи и островов Соломона из состава хикошидана выделили два истребительных (1-й и 11-й) и один бомбардировочный сентай. а также восемь пилотов из 64-го сентая.

25 октября 30 «Хаябус» из 50-го сентая сопровождали 30 легких бомбардировщиков, а 32 «Хаябусы» из 64-го сентая сопровождали 24 бомбардировщика Ки-21-II. Целью бомбардировщиков был горный Ассам. Капитан Куроэ, старший сержант Ясуда и старший сержант Хосогая сбили одиночный Р-40, взлетавший с аэродрома Дибругарх. 26 октября 50-й и 64-й сентай обстреляли аэродромы в районе Хнеския. Бомбардировщики нанесли удар по этим аэродромам двумя днями позже. 64-й сентай в ходе этой операции не одержал ни одной победы в воздухе, потеряв при этом одного пилота.

Утром 10 ноября пять Ки-43-I-Хей из 2-го чутая 64-го сентая под командованием лейтенанта Сабуро Накамуры вылетело на охрану конвоя, шедшего на Акьяб. В районе цели японские пилоты заметили шесть бомбардировщиков «Бленхейм» из 60-го и 113-го дивизионов RAF, которых сопровождали восемь истребителей «Кертис Мохоук» Мк IV из 155-го дивизиона RAF. Японские пилоты атаковали англичан. Лейтенант Сабуро Накамура атаковал «Бленхейм», но его, в свою очередь, атаковали четыре «Мохоука». Накамура вступил с ними в бой и сбил двух англичан (АХ898 и ВВ929). Погибли взводный офицер Доусон Сквибб и взводный офицер Маккламп. Капитан Маруо сбил один «Бленхейм» и 113-го дивизиона RAF но и сам не вернулся на базу. В последний раз его видели, когда он заходил в атаку на следующий бомбардировщик. Вероятно, капитан стал жертвой взводного офицера Баддла из 155-го дивизиона. Флайт-лейтенант Рейзи из 155-го дивизиона также заявил одного «Хаябусу», сбитого совместно с бортстрелком «Бленхейма». Третий «Мохоук» с разбитым хвостом приземлился в Читтагонге. Взводный офицер Баддл позднее доложил, что «Мохоук» легко входит в еще более крутой вираж, чем «Хаябуса».

В тот же день после полудня 11 других «Бленхеймов» из 34-го, 60-го и 113-го дивизионов RAF совершили налет на ту же цель - доки в Акьябе. На этот раз их сопровождали «Мохоуки» из 5-го дивизиона. На перехват англичан вылетели восемь «Хаябус» 64-го сентая - два звена по четыре машины. Японцы сразу сбили два «Бленхейма» из 34-го дивизиона, но потом в бой с ними вступили английские истребители. Сержант Гоур поразил один Ки-43, который вышел из боя, таща за собой хвост из дыма. Гоуру засчитали как вероятную победу. Флайт-лейтенант Канлифф доложил о двух поврежденных японских истребителях. Несколько английских истребителей кружило на высоте 4250 метров. Оттуда взводный офицер Баллен и взводный офицер У.Дж.Н. Ли спустились вниз, чтобы вступить в бой с японцами. Ли заявил один поврежденный самолет, но и его «Мохоук» оказался прострелен в двух местах. Вероятно машину Ли повредил старший сержант Ивасаки или старший сержант Ито. Взводный офицер Тови также атаковал несколько Ки-43, сумев всадить несколько пуль в одного из японцев. Тут один из японцев таранил Тови, и его «Мохоук» свалился в штопор, так что посмотреть результаты попадания не удалось. Тови удалось выправить машину и дотянуть до базы.

Лейтенант Сюндзи Такахаси и сержант Сетани сбили по одному «Бленхейму», а старший сержант Ивасаки и старший сержант Ито заявили по одному сбитому «Мохоуку». Именно Ито таранил, а точнее столкнулся в воздухе, с самолетом Тови. Машина Ито упала на землю, похоронив под своими обломками пилота. «Хаябуса» унтер-офицера Ямады была сбита командиром эскадрильи Питтом Брауном или сержантом Гоуром, а пилот получил тяжелое ранение. Ямада сумел приземлиться в Акьябе, но умер в госпитале. 5 дивизион RAF заявил два сбитых наверняка «Хаябусы». одну вероятную победу и пять поврежденных самолетов.

Ночью 25 ноября капитан Куроэ из 64-го сентая вылетел из Мингаладона в Рангун, куда по данным службы наблюдения, шло несколько союзнических бомбардировщиков. Прибыв на место, Куроэ заметил группу бомбардировщиков В-17. Он выбрал третий самолет, который был освещен наземными прожекторами. Куроэ долго преследовал бомбардировщик, заходя сверху и снизу, слева и справа. После нескольких атак он заметил, что ему помогает второй Ки-43, который вдруг превратился в огненный шар. Второй истребитель пилотировал старший сержант Ясуда, который на следующий день вернулся в расположение части с обожженным лицом, а 64-й сентай получил сведения о том, что В-17 все же удалось сбить.

5 декабря пятнадцать «Хаябус» из 64-го сентая под командованием нового командира сентая, майора Такеё Акера, вылетели из Магве, сопровождать 24 бомбардировщика, шедших бомбить Читтагонг. В ходе полета отряд перехватили шесть «Мохоуков» Mk IV из 155-го дивизиона RAF. Командир 1-го чутая, капитан Масузо Отани сел на хвост и повредил истребитель (AR638) взводного офицера Данфорда, самолет разбился во время вынужденной посадки. Машину пришлось списать, а Данфорда отправили в госпиталь с переломами обоих запястий. Флайт-лейтенант Рейзи, который заметил Ки-43 на хвосте у Данфорда, вступил в бой с Отани и сбил его. Отани погиб. В ходе боя было доложено о повреждении еще одного Ки-43.

10 декабря 28 легких бомбардировщиков Ки-48 из 8-го сентая в сопровождении 13 «Хаябус» из 50-го сентая снова бомбили аэродром Читтагонг. Против них вылетели «Харрикейны» Mk II из 136-го дивизиона RAF. Одного англичанина сбил сержант Сатоси Анабуки из 3-го чутая. 15 декабря Читтагонг бомбили уже 40 японских бомбардировщиков, действовавших под прикрытием истребителей из 50-го сентая. Сержант Анабуки сбил еще одного «Харрикейна», но у японцев на базу не вернулись два «Хаябусы». 20 декабря 15 бомбардировщиков «Бленхейм» Mk IV из 60-го дивизиона и «Бизли» Mk V из 113-го дивизиона RAF в сопровождении шести истребителей «Харрикейн» Mk IIB из 615-го дивизиона RAF нанесли удар по аэродрому Магве. Сержант Сатоси Анабуки сбил один «Бленхейм» и один «Харрикейн». 23 декабря Анабуки сбил еще одного «Харрикейна». 24 декабря Анабуки поднял свой поврежденный в ходе налета истребитель и вступил в бой с «Харрикейнами». Шасси «Хаябусы» не убиралось, но несмотря на это обстоятельство Анабуки заявил три сбитых самолета. В действительности англичане потеряли только две машины - по одной из 607-го и 615-го дивизионов. Пилот первой машины, взводный офицер К.Д. Чук Фергюссон был выброшен из кабины «Харрикейна», взорвавшегося над самой землей. Пилот получил ожоги, но уцелел и сумел вернуться в расположение своей части.

В конце 1942 года 64-й сентай вернулся в Японию, где часть получила новые Ки-43-II-Ко, оснащенные более мощным двигателем Накадзима Ха-115-II, который развивал 1130 л.с. (максимальная скорость 515 км/ ч). Вооружение машин осталось прежним: два 12,7-мм пулемета Хо-103 Тип 1. В середине февраля сентай вернулся в Бирму и получил задание поддерживать наземные части в районе Акьяба.

26 января бомбардировщики В-24 «Либерейтор» провели налет на Рангун. Одного «освободителя» сбил сержант Сатоси Анабуки из 3-го чутая 50-го сентая. Это был первый бомбардировщик В-24, сбитый над Бирмой.

12 февраля 1943 года семь Ки-43 из 64-го сентая под командованием майора Яги сопровождали три Ки-48 из Акьяба. Доведя бомбардировщики за линию фронта, истребители отделились, чтобы обстрелять аэродром Къякутав. В ходе полета японские летчики доложили, что их атаковали английские «Харрикейны» и «Мохоуки». Начался бой. В действительности противниками японцев были два «Мохоука» из 5-го дивизиона RAF, пилоты которых взлетели по собственной инициативе, заметив пролетающих японцев. Флайт-сержант Уикс сразу попал в клещи, но сумел вырваться. Началась кутерьма, в которой японцы пытались поймать англичан на прицел. Майор Яги сел Уиксу на хвост. Англичанин резко снизился и Яги, не справившись с управлением, врезался в землю. Позднее выяснилось, что «Хаябуса» Яги получила попадание, японские пилоты видели, как их командир загорелся.

На следующий день капитан Куроэ повел одиннадцать «Хаябус» сопровождать легкие бомбардировщики, бомбившие Донбайк, севернее Акьяба. Звено лейтенанта Куросавы вернулось с бомбардировщиками, а девять истребителей патрулировало линию фронта на высоте около 3000 метров пока взводный командир Умеда не заметил американские самолеты, летевшие километром выше. Звено капитана Куроэ начало набирать высоту, за ним последовало звено лейтенанта Такахаси. Повел атаку взводный командир Умеда. Через несколько минут боя Куроэ насчитал на земле четыре горящих самолета. Четыре «Харрикейна» атаковали капитана Дзиро Секи и его ведомого, лейтенанта Сабуро Накамуру. Накамура сумел оторваться, зайти в хвост «Харрикейну» и сбить его. Накамуре также пришлось совершить вынужденную посадку на поврежденном самолете. Позднее 64-й сентай получил информацию, что были сбиты четыре истребителя противника. Два из них записали сержанту Ватанабе. Сентай также понес потери: погибли капитан Секи и взводный Умеда.

23 февраля около полудня 18 «Хаябус» из 64-го сентая обстреляли аэродром Дибругах после того, как там отбомбились 27 Ки-21-II из 98-го сентая. 25 февраля этот же аэродром «посетили» 27 бомбардировщиков и 21 «Хаябуса» из Швебо, но густая облачность помешала сразу поразить цель. Бомбардировщики развернулись, снизились и все же сбросили бомбы. Капитан Куроэ в это время вместе со своим чутаем прикрывал бомбардировщики сверху. Тут он заметил один Р-40, пикирующий на бомбардировщики. Следом летело еще около 40 самолетов противника. Дальше события развивались стремительно. Один из бомбардировщиков вспыхнул, пораженный огнем зенитной артиллерии. В этот момент майор Акера сумел оторваться от двух севших на хвост союзнических истребителей, но тут же попал под лобовую атаку двух других машин. Его Ки-43 загорелся и рухнул на землю. Пилоты 64-го сентая пытались прикрыть бомбардировщики, но союзники в стремительных атаках сбили пять японских машин, в том числе ведущий бомбардировщик. Вернувшись на базу пилоты 64-го сентая узнали о поступившем приказе, в котором майор Акера назначался командиром части.

28 февраля шесть бомбардировщиков «Бленхейм» Mk IV из 60-го дивизиона в сопровождении семи «Харрикейнов» Mk II из 136-го дивизиона, ведомых командиром крыла Д.К. Бэнксом бомбили Магичауг и Аунгав. На их перехват вылетели двадцать «Хаябус» из 50-го и 64-го сентаев. Вел отряд капитан Куроэ. Было сбито семь союзнических машин. Куроэ сбил два «Харрикейна», а сержант Сатоси Анабуки - «Харрикейн» и «Бленхейм». 7 марта 64-й сентай перебазировался в Мингаладон с задачей прикрывать с воздуха Рангун. 10 марта восемь В-24 бомбили аэродром, во время налета погибло восемь человек.

С 14 марта 5-й хикошидан начал в Бирме третье весеннее воздушное наступление. В этот день 16 «Хаябус» вылетело из Магве. Вскоре пилоты заметили три «Бленхейма», летевших в сопровождении десяти «Харрикейнов». Японцы сбили четыре истребителя. Одну совместную победу записали капитану Куроэ и лейтенанту Исии. Один «Бленхейм» сбил старший сержант Ватанабе. На следующий день 14 «Хаябус» сопровождали 14 бомбардировщиков Ки-48 из 34-го сентая в Разедаунг. Чутай, прикрывавший отряд сверху, вступил в бой с пятью «Харрикейнами», а другие пилоты атаковали шедших на малой высоте шесть «Бленхеймов» и шесть «Харрикейнов». Пилоты 64-го сентая заявили восемь сбитых машин без потерь со своей стороны. В том числе пять побед заявило звено лейтенанта Накамуры. В тот же день в часть прибыл новый командир 2-го чутая - капитан Хидео Миябе. 23 марта девять «Хаябус», ведомых капитаном Куроэ, обстреляли аэродром Дохазари, повредив при этом три «Харрикейна» и девять «Бленхеймов». 24 марта новый, седьмой по счету, командир 64-го сентая майор Йосио Хиросе принял командование частью. 25 марта после налета на аэродром Фенни, третье весеннее наступление завершилось.

26 марта в 16:00 три «Бьюфайтера» провели внезапный налет на южный аэродром Соунгу, поразив взлетающую «Хаябусу» старшего сержанта Тосими Исибаси. Сам Исибаси был смертельно ранен. Лейтенант Санаэ Исии настиг и атаковал одного «Бьюфайтера». ударил крылом по хвосту противника и в конце концов свалил его на землю. 30 марта сержант Сатоси Анабуки из 3-го чутая 50-го сентая сбил на Кокс-Базаром два «Харрикейна», а на следующий день одержал очередные три победы. Вероятно, это были самолеты 135-го дивизиона RAF, который в тот день потерял четыре «Харрикейна» и двух пилотов: взводный офицер У.Х.Ф. Дин и сержант Р. Эдж погибли, а уоррент-офицер А.Р. Кемпбелл и сержант А.Т. Бенсон получили ранения.

1 апреля «Хаябусы» из 50-го и 64-го сентаев сопровождали 27 бомбардировщиков Ки-21 в налете на Фенни. Дело дошло до боя, в ходе которого японцы потеряли четыре бомбардировщика. Пилоты 64-го сентая заявили два сбитых истребителя и два истребителя, сбитых вероятно. 4 апреля сержант Сатоси Анабуки сбил над Дохазари «Харрикейн» Mk IIHV726, пилотированный флайт-сержантом Дж.А. Карпентером из 135-го дивизиона RAF. 4, 5 и 9 апреля 64-й сентай «посетили» Дохазари и Читтагонг, сбив четыре самолета противника. По одной победе записали капитану Куроэ и сержанту Ватанабе. Тем временем в часть вернулись восемь пилотов, вместе с пополнением прибыли новые машины Ки-43-II. В числе прибывших были выпускники школы в Акено - лейтенанты Йохеи Хиноки и Т. Эндо.

20 апреля японцы провели массированный налет на район Импхал. Бомбардировщики Ки-21 бомбили Импхал, а Ки-48 - аэродром Юньнань. Прикрытие обеспечивали истребители 50-го и 64-го сентаев. Из Импхала вылетели десять «Мохоуков» Mk IV из 5-го дивизиона RAF. Английские пилоты заметили 18 бомбардировщиков Ки-21, летевших на высоте 6100 метров. Их сопровождали 24 истребителя Ки-43, летевших на 1200 метров выше. Англичанам не удалось набрать нужную высоту, только два звена смогли атаковать бомбардировщики. Флайт-лейтенант Рейзи и флаинг-офицер Мак-Грегор заявили по одному поврежденному Ки-21. Тем временем в бой вступили шесть Ки-43. Рейзи поспешил выйти из боя, но увидел, что Мак-Грегор сражается с пятью или шестью «Хаябусами». Рейзи поспешил на помощь своему товарищу, прошив одному Ки-43 двигатель и кабину. Тем временем Мак-Грегор атаковал второго японца, который на высоте 900 метров свалился в штопор. Обоим пилотам засчитали по одной вероятной победе. Из вылета не вернулись два «Мохоука». Флайт-сержанта Симпсона и флайт-сержанта Фримена посчитали погибшими. Лейтенант Такахаси и старший сержант Такура из 64-го сентая заявили по одной победе, а сержант Сатоси Анабуки из 50-го сентая - две победы. В тот же день по донесению из 64-го сентая погибли два японских пилота. Поскольку в тот день ни один другой английский пилот не заявлял побед, вполне вероятно, что речь идет о пилотах, сбитых Рейзи и Мак-Грегором.

Утром 21 апреля Импхал бомбили 27 бомбардировщиков Ки-21 под прикрытием 16 «Хаябус» из 50-го сентая. На перехват вылетело восемь «Мохоуков» Mk IV из 155-го дивизиона RAF, которые набрали высоту 8200 метров. На высоте 6700 метров англичане заметили японские бомбардировщики, а на высоте 7900 шли истребители сопровождения. Англичанам не удалось перехватить бомбардировщики. Японцы успели сбросить бомбы и уйти. А истребители приняли бой У двух «Мохоуков» сняли четыре 7,7-мм пулемета «Браунинг», расположенные в крыльях, чтобы улучшить летные качества машин на большой высоте. Звено облегченных «Мохоуков» вела бой с японцами, и хотя оба пилота видели попадания в один Ки-43, мощность залпа двух оставшихся 7,7-мм пулеметов была явно недостаточной. Третье звено вело круговой бой, в ходе которого флаинг-офицер Мейер доложил о повреждении одного Ки-43. Сержант Анабуки в том бою заявил очередную победу над «Мохауком».

Около 15:00 того же дня пилоты 64-го сентая услышали гул моторов и попытались взлететь. На старте унтер-офицер Акабане столкнулся с другим «Хаябусой» и получил смертельное ранение. 1 мая 2-й чутай 64-го сентая перехватил над Рангуном девять бомбардировщиков В-24. сержант Ватанабе атаковал сзади одного «Либерейтора». После долгого поединка с хвостовым бортстрелком Ватанабе удалось приблизиться и разбить пропеллером башню с турелью. После чего сержанту пришлось сажать поврежденный самолет. Лейтенант Юкимото и унтер-офицер Такахама атаковали и сбили поврежденный В-24. После этого боя Ватанабе получил благодарность в приказе по 5-му хикошидану.

Несколько дней спустя, лейтенант Хирао Юкимото перехватил одиночный Р-38 или F-5. В лобовой атаке ему удалось повредить двигатель «Лайтнинга», но тут у Юкимото отказали пулеметы. Тогда лейтенант пристроился к Р-38 параллельным курсом, достал пистолет и начал подавать знаки пилоту, чтобы тот поворачивал. Пилот «Лайтнинга» помахал платком и повернул в сторону Мингаладона, где разбился, совершая вынужденную посадку. Лейтенант Юкимото был награжден похвальной грамотой. 11 мая Юкимото участвовал в перехвате над Рангуном бомбардировщиков В-24. Бортстрелки «Либерейтора» повредили «Хаябусу» лейтенанта. Юкимото выпрыгнул из горящего Ки-43 на высоте всего 150 метров и погиб, не успев раскрыть парашют. 4 мая 50-й сентай вел над Кокс-Базаром бой с «Харрикейнами» из 79-го дивизиона RAF. Один «Харрикейн» сбил сержант Сатоси Анабуки.

Вечером 14 мая 64-й сентай перебазировался из Таунгоу в Хехо. Утром следующего дня 23 «Хаябусы» из 64-го сентая сопровождали бомбардировщики, бомбившие Куньмин. На базу не вернулся один бомбардировщик и командир 3-го чутая 64-го сентая, лейтенант Такеси Эндо.

Лейтенант Ито и старший сержант Такува сбили один Р-40. Более 40 Ки-43-П из 50-го и 64-го сентаев совершили налет на Кокс-Базар. В воздухе японцы заметили четыре «Харрикейна» и одного «Бленхейма». Капитан Куроэ подбил «Харрикейн» и преследовал его до тех пор, пока тот не врезался в дерево. Другие пилоты 64-го сентая также одержали победы: старший сержант Хасогая сбил «Харрикейн», а лейтенант Такахаси -«Бленхейм», который упал в море. Нарвался на огонь зенитной артиллерии и погиб сержант Хирано. На обратной дороге летчики 64-го сентая заметили девять бомбардировщиков В-24 «Митчелл» и сбили одного из них.

22 мая майор Хиросе совершил налет на Читтагонг силами 64-го сентая. Его пилоты сбили пять самолетов противника, в том числе по одному «Харрикейну» записали пилотам одного звена: капитану Миябе, лейтенанту Хиноки и лейтенанту Такахаси. Три «Хаябусы» получили повреждения. В тот же день Ки-43-II из 50-го сентая сопровождали Ки-48. Над Дохазари отряд перехватили «Харрикейны» из 67-го дивизиона RAF. Двух англичан сбил сержант Сатоси Анабуки из 3-го чутая 50-го сентая. 29 мая из налета на Читтагонг не вернулся 22-летний сержант Миеси Ватанабе, который в составе 64-го сентая одержал не менее шести воздушных побед. Над Читтагонгом сержант Анабуги сбил «Харрикейна» из 136-го дивизиона RAF, пилотированного сержантом А.Б. Пэдди Кирноном.

В июне 1943 года начался период дождей. 2-й чутай 64-го сентая перебазировался в Палембанг, чтобы там «переждать» нелетную погоду. 3-й чутай вместе со штабом сентая перебазировался на аэродром в Сунгей-Патани, а 1-й чутай остался в Мингаладоне. Используя передышку, командование чутая подвело итог прошедших боев. В период с 8 декабря 1941 года по июнь 1943 года 64-й сентая одержал 186 подтвержденных побед, 10 вероятных побед и одну коллективную победу, одержанную совместно с самолетами другой части.

Но японские успехи в воздушной войне в Китае подходили к концу. Союзники получали новые, лучшие машины. Пилоты набирались опыта и решимости драться. Поэтому сентай потерял 61 пилота, в том числе многих закаленных в боях ветеранов, которых сбить было не так-то просто.

На протяжении 1943 года постепенно обозначалось качественное и количественное превосходство союзников в воздухе на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. От этого в первую очередь страдало снабжение боевых частей японской армии. С опозданием и в меньших количествах поступали боеприпасы, медикаменты, запасные части. Лишь благодаря самоотверженной работе механиков сентай, дислоцированные в Бирме и Китае, еще сохраняли боеспособность. Однако число боеспособных самолетов неуклонно снижалось. Даже самые оптимистично настроенные пилоты видели, что Япония не может позволить себе разменивать самолеты с противником даже в отношении один к трем. Вскоре в небе над Бирмой появились современные союзнические истребители, по своим характеристикам превосходящие «Хаябусы». Речь идет о P-38G и Н «Лайтнинг» и Р-51А «Мустанг».

Вскоре 1 -й чутай 64-го сентая занялся перехватом над Рангуном бомбардировщиков В-24. «Либерейторы» оказались грозными противниками. 13 августа в бою с В-24 погиб лейтенант Мори, а 6 сентября -лейтенант Такахаси. В этот период стали появляться разведывательные самолеты F-5, которые имели высокую скорость и большой потолок, так что их практически было невозможно перехватить. Тем не менее, в начале сентября старший сержант Токува сбил один F-5, захватив противника врасплох. 13 сентября капитан Куроэ после получасовой погони также сбил F-5A из 9-й эскадрильи фоторазведки. Самолет пилотировал лейтенант Фрэнк X. Тилкок, который выпрыгнул с парашютом и попал в плен.

На начало октября 1943 года - конец периода дождей - 5-й хикошидан в Бирме располагал следующими частями:

8-й сентай     27 Ки-48    в Хехо

12-й сентай    30 Ки-21-II в Маубине

21-й сентай    12 Ки-45-Каи в Мингаладоне

34-й сентай    20 Ки-48    в Лоилеме

50-й сентай    27 Ки-43-II в Мейктиле

64-й сентай    30 Ки-43-II и 4 Ки-44 в Мингаладоне

81-й сентай    15 Ки-46    в Хлегу

В период дождей 64-й сентай получил пополнение в виде 22 пилотов и четырех истребителей Ки-44 Тип 2 «Секи». Двух пилотов-ветеранов - старшего сержанта Ясуду и старшего сержанта Омори - сражавшихся в сентае с начала войны, отозвали в Японию на инструкторскую работу. Методом проб и ошибок 64-й сентай принял лобовую атаку в качестве единственно приемлемого способа перехвата трудных противников В-24. Ночью 10 октября старший сержант Нишизава сбил один В-24. Двумя днями раньше, 8 октября 1943 года, в 12:15 сержант Сатоси Анабуки вылетел из Мингаладона на перехват летящих в Рангун бомбардировщиков В-24. В воздух Анабуки поднялся с пятиминутным опозданием -пришлось менять свечи. Поэтому ему пришлось догонять три другие «Хаябусы» из своего 3-го чутая. которые вылетели без задержек. В тот день небо было облачным, и когда Анабуки заметил «Оскары», те скрылись в облаках. Разыскивая свои самолеты, сержант вдруг наткнулся на отряд В-24.

Союзнические бомбардировщики уже возвращались с бомбежки конвоя, вошедшего в порт Рангун. Анабуки огорчился, что не успел перехватить противника на подлете, но решил что-то предпринять. Он предположил, что на помощь ему в любой момент могут прийти восемь «Хаябус», уже круживших в районе. Удивительным было то, что бомбардировщики выглядели свежими, словно не вступали в бой с истребителями. Анабуки понял, что он оказался единственным японским пилотом, сумевшим перехватить противника. Оценив ситуацию таким образом, сержант начал атаку.

Анабуки сбросил подвесные топливные баки и пять раз передал по радио донесение о том, что обнаружил противника. Но как обычно радиостанция подвела. Тем временем он уже начал различать гул моторов противника. Анабуки шел на высоте 5500 метров, а бомбардировщики пятьюстами метрами ниже. Одиннадцать В-24 летели тремя группами, из которых одна насчитывала пять, а две другие по три машины. Анабуки заметил и сопровождение: два Р-38 кружили вокруг бомбардировщиков. Японский ас понял, что американские пилоты расслабились, поскольку истребители шли по прямой, не делая никаких попыток расширить зону патрулирования. Подмога так и не показалась, а лучшей исходной позиции Анабуки занять не мог. Поэтому он направил свой самолет (названный им «Кимиказе» в честь своей жены Кимико) в пике.

Р-38 продолжали лететь прямо. Атака японского истребителя застала их врасплох. Анабуки пустил очередь, и увидел, как трассы прошли в районе кокпита одного из «Лайтнингов». Анабуки жал и жал на гашетку и отвернул, лишь едва не столкнувшись с противником. Обернувшись он увидел, что из прошитого Р-38 брызжет бензин. «Лайтнинг» пошел вверх, словно собираясь совершить мертвую петлю, но в верхней мертвой точке потерял скорость и рухнул вниз. Анабуки сел на хвост второму Р-38 и снова открыл огонь. Но второй американский пилот оказался опытным летчиком. Он внезапно лег на крыло и резко пошел вниз. Анабуки знал, что «Хаябуса» не догонит пикирующий «Лайтнинг», поэтому даже не стал пытаться сделать невозможное. Поэтому он воспользовался минутной передышкой и огляделся. Первый Р-38 падал и разбился на островке на реке Янгон.

Тогда Анабуки начал разворачиваться с набором высоты в сторону бомбардировщиков, высматривая, нет ли где еще истребителей. Истребителей не было видно, скорее всего, сопровождение состояло всего из двух Р-38. Сержант знал, насколько трудно сбить В-24 с помощью двух пулеметов его «Хаябусы». Поэтому он зашел издалека, и открыл огонь с предельной дистанции. Таким способом удавалось за раз выпустить по самолету от ста до ста двадцати 12,7-мм пуль. Анабуки открыл огонь с дистанции 700 метров. Он вел огонь короткими очередями, периодически поправляя прицел. На расстоянии 400 метров В-24 уже никуда не мог деться, и Анабуки вдавил гашетку.

«Все, что я видел - это самолет противника. Я круто пикировал, половину кабины заполнила темная зелень джунглей. В эти секунды жизнь и смерть не имеют значения. Если я еще нужен богам, они не дадут мне погибнуть. Перед глазами встало лицо моей матери. Мне казалось, что я слышу ее крик: «Лети, Сатоси, лети!» Подумал, что мать сильная женщина, и я должен быть тоже сильным. Дистанция между нами сокращалась: 300, 200 метров... Я видел, как мои пули входят в огромный В-24. Дистанция сокращалась: 150, 100 метров... Я дал свою последнюю очередь.

Противник вел плотный оборонительный огонь. Все бомбардировщики палили из пулеметов, но я видел, что я нахожусь в мертвой зоне. У «моего» бомбардировщика из основания крыла показалась струйка дыма. Я продолжал стрелять, и дым делался все гуще. Я почти врезался в «Либерейтор», но успел отвернуть влево и ушел в пике. Пятьдесят пулеметов противника стреляли мне вслед, но ни одна пуля не попала в меня. Наконец, я оказался за пределами досягаемости их огня».

Когда Анабуки сделал второй заход, он увидел, что один бомбардировщик дымит и заваливается на крыло. Он заметил экипаж, покидающий горящий самолет, и бомбардировщик свалился в штопор. Анабуки уже почти начал вторую атаку, как увидел трассы, проходящие мимо его левого крыла. Р-38! Анабуки увернулся от первой очереди, уйдя в крутой правый вираж. Но в следующую секунду пилот почувствовал удар и Анабуки разбил лицо о приборную доску. Перехватило дыхание, пробитая левая рука повисла. Но пилот продолжал вираж, пытаясь уйти от новых попаданий. Американский пилот попытался последовать за японским самолетом, чтобы добить его, но «Хаябуса» оказался маневреннее. Американец быстро понял свою ошибку, поэтому ушел в пике. Анабуки отпустил штурвал, и «Лайтнинг» оказался прямо под ним. Японец пустил короткую очередь, и из двигателя Р-38 брызнуло масло. Американец продолжил пике, тем самым уведя свой самолет из-под огня.

Убедившись, что Р-38 на некоторое время оставил его в покое, Анабуки попытался оценить ситуацию. Он был ранен в левую руку. Рука кровоточила и опухла. Его самолет летел, теряя топливо, едкий дым наполнял кабину. Анабуки перетянул руку шарфиком, чтобы уменьшить кровопотерю. От потери крови и угара уходило сознание. Но сержант все же решил атаковать бомбардировщики второй раз. И на этот раз ему удалось поразить один В-24, который пустил густой шлейф дыма из одного двигателя. Дым быстро перерос в пожар и бомбардировщик начал терять высоту. Анабуки заметил, что пилоту удалось выровнять машину, чтобы экипажу было удобнее покинуть самолет. Сержант насчитал только два открытых купола, после чего бомбардировщик свалился в пике, из которого уже не вышел.

Во время второй атаки самолет Анабуки также получил попадание. При максимально открытом дросселе двигатель показывал признаки наличия воздуха в топливной системе. Едкий запах в кабине и боль в руке усиливались. Однако Анабуки нашел в себе силы сделать третий боевой заход. Он сам вспоминал:

«...В этот момент я думал только о том, что на сегодня я отлетался. Собственно, мне уже следовало лететь на базу, и я в последний раз посмотрел на В-24, которые, как мне казалось, ушли далеко, чтобы их можно было догнать. Но что это! Бомбардировщики, по-видимому, сбросили скорость, чтобы прикрыть поврежденную машину. Они по-прежнему оставались в пределах досягаемости!

Сегодня я вижу, что я принял не самое благоразумное решение, но несмотря на раны и повреждения самолета я начал занимать исходную позицию для новой атаки. Пары бензина и боль повергли меня в полуобморок, в глазах темнело. Рука сильно болела, так как я перетянул ее шарфиком как жгутом. Мозг сверлила одна мысль: «Если противник находится в пределах досягаемости огня, то обязанность пилота атаковать!» Поступи я иначе - позор покрыл бы всю мою семью. Перед глазами снова появилось лицо матери: «Если я теперь начну атаку, то могу погибнуть, мама, ты видишь!» И тогда я услышал ее голос: «Атакуй, Сатоси, дорога станет входом!» Я отбросил колебания: «Передо мной враг, и я должен его атаковать!»

Медленно я набрал высоту, заходя на третью атаку. Сознание уходило. Единственной мыслью было: «Атаковать! Атаковать!» Можете назвать меня глупым старомодным солдафоном, мне все равно. Я продолжал бой, чтобы не потерять сознания. И я на полной скорости атаковал. Боль в левой руке становилась нестерпимой. Я ослабил шарфик. Кровь потекла из раны, словно вода из пробитого шланга. Но боль уменьшилась».

Анабуки атаковал следующий бомбардировщик, как обычно открыв огонь с предельно дальней дистанции. На этот раз он экономил боеприпасы и часто поправлял прицел. Пройдя мимо бомбардировщика, сержант набрал высоту для четвертого захода.

«Если бы я был в порядке, я бы помахал противнику на прощанье крыльями и улетел. Но меня мучила жажда победы над противником. Я был едва жив от бензиновых паров и кровопотери. Рана продолжала кровить, патроны кончались. Все было против меня, но я думал только о том, что предо мной находится сильный противник. Это придавало мне боевой дух. Я находился над противником, у меня кончились боеприпасы. Я вошел в пике. Если пикировать прямо над бомбардировщиком, то подставляешься под огонь его хвостового стрелка. Когда американец открыл огонь, я повернул самолет так, чтобы он представлял возможно меньшую по площади цель и продолжил атаку. На меня обрушился свинцовый дождь. Самолет вздрагивал при каждом новом попадании. Мощность двигателя падала, я атаковал самолет под таким острым углом, что попал в турбулентный поток, оставляемый бомбардировщиком. Мой самолет стало бросать из стороны в сторону.

Я перестал владеть собой. Мне хотелось только одного - таранить бомбардировщик. «Получи, янки!» Я немного поднял самолет, но слишком быстро и моя машина вильнула прямо к третьему бомбардировщику, летевшему слева. Хотя я собирался таранить самолет противника, я рефлекторно дернул штурвал, чтобы избежать столкновения. Следующую секунду меня встряхнуло. Я видел, как пропеллер моего самолета на полной мощности 1130 л.с. врезается в правый руль направления самолета. Все происходило помимо моей воли. Словно какая-то внешняя сила управляла самолетом. Я просто сидел и жал ручку дросселя.

Затем я увидел, как левое крыло «Кимиказе» врезалось в руль высоты вражеского самолета. Руль отлетел вверх, а мой самолет отбросило влево, а руль упал на фюзеляж.

Не знаю, кто оказался больше застигнутым врасплох, я или американцы. Мой самолет продолжал вгрызаться в фюзеляж В-24 и застрял около бортового опознавательного знака. Все это прошло за какую-то секунду, но мне казалось, что прошло много времени. Американцы не стреляли в меня. Я видел, как они ошеломленные наблюдали за тараном из своих башенок и окон. Они точно не стреляли в меня, я был слишком близко. Тут мне в голову пришла глупая мысль: «Они что, так и довезут меня до своей базы?».

Однако «Кимиказе» вывалился из сделанной пробоины и начал падать. Анабуки уже приготовился к смерти, но самолет вдруг выровнялся, и пилоту удалось снова запустить двигатель. Он довел свой трясущийся самолет до берега и совершил вынужденную посадку. Несмотря на ранение, через пять дней он снова вернулся на базу.

Подвиг Анабуки был описан корреспондентом «Иомиури Эйдзи Сузуки» и пилот получил широкую известность. Ему записали победу над вторым Р-38, хотя он не считал ее достоверной. За свой подвиг Анабуки был награжден похвалой в приказе по 5-му хикошидану. Командование сделало из Анабуки живой символ, поэтому пилоту запретили летать - его гибель была бы слишком сильным ударом. Несмотря на то, что раны еще не затянулись. Анабуки рвался снова сесть за штурвал, но ему было запрещено летать.

17 октября старший сержант Такува и младший лейтенант Ито из 64-го сентая заявили по одной победе, одержанной над Читтагонгом. 26 октября взводный офицер Камигучи, один из молодых пилотов, таранил В-24 и сбил его. Спустя два дня 64-й сентай сбил еще два В-24: одну победу записали лейтенанту Г. Сумино. 9 ноября группа бомбардировщиков Ки-21 в сопровождении Ки-43-П из 64-го сентая бомбила аэродромы Импхал и Палел. Два «Хаябусы» из 64-го сентая вступили в бой с четырьмя «Мохоуками» Mk IV из 155-го дивизиона RAF. Флаинг-офицер Данфорд на BS789/V сбил один Ки-43, который разбился севернее Палела. До конца ноября Рангун пережил три массированных налета, но 64-му сентаю лишь однажды удалось перехватить нападающих. 24 октября унтер-офицер Йодзиро Офуса из 50-го сентая атаковал над Мейкутеррой крупный отряд В-24 из 7-й бомбардировочной группы. Он быстро доложил об одном сбитом «Либерейторе», но и его «Хаябуса» получила повреждения. Пилоту пришлось прыгать с парашютом и провести в госпитале 41 день. Выписавшись, он вернулся в часть. До конца войны он сбил 19 самолетов противника, в том числе пять Р-51, четыре «Харрикейна» и «Спитфайр», повредил 21 самолет и потопил катер в районе Акьяба. 10 июня 1945 года в Пномпене унтер-офицеру Офусе вручили орден Букосё класса «В».

25 ноября над Бирмой произошло первое сражение между «Хаябусами» 64-го сентая и истребителями Р-51 А «Мустанг» 311-й истребительно-бомбардировочной группы (оснащенной Р-51А и А-36А) 10-й воздушной армии. В тот день 311-я группа провела два налета. В ходе первого американцы сбили два японских самолета, потеряв один Р-51 А. Во втором налете «Мустанги» полковника Гарри Мелтона сопровождали двенадцать В-25 из 490-го бомбардировочного дивизиона. Американцы бомбили аэродром Мингаладон. Сбросив бомбы с высоты 2100 метров, американцы повредили два японских самолета.

Американцев перехватили двенадцать Ки-43-П из 64-го сентая и пять двухмоторных истребителей Ки-45-Каи «Торю» из 21-го сентая. 2-й лейтенант Клифтон Л. Брей из 530-го истребительного дивизиона 311-й группы атаковал одного Ки-45 на высоте 2400 метров. Брей приблизился к японцу и прицельной очередью вывел из строя правый двигатель истребителя. «Торю» свалился в левый штопор и ушел вниз. Пилотировал японский истребитель взводный командир Сейто Такахаси из 21-го сентая. 64-й сентай был поднят по тревоге и четыре «Хаябусы» ведомые лейтенантом Йохеи Хиноки, вылетели на помощь. Радиостанция на самолете Хиноки вышла из строя и он не мог найти противника. Лейтенант уже решил возвращаться на базу, как заметил семь незнакомых самолетов, которые шли на большой высоте. Хиноки убрал выпущенные было шасси и повел свое звено вверх. Сперва он подумал, что это отряд двухмоторных Кавасаки Ки-45. В действительности это были «Мустанги» из 311-й истребительно-бомбардировочной группы. То, что он принял за два мотора, было подвесными топливными баками.

Японские пилоты зашли со стороны солнца. Оказавшись в трехстах метрах от неизвестных самолетов, Хиноки помахал им крыльями. В этот момент полковник Мелтон открыл огонь. Тут же ответную очередь выпустил лейтенант Гоичи Сумино. Очередь полковника Мелтона попала в цель - 12,7-мм пули прошили крыло «Хаябусы» Хиноки. Но повреждения оказались незначительными. Прежде чем Хиноки успел отреагировать, «Мустанги» прошли мимо. Он обернулся назад и увидел, что на крыльях самолетов виднеются большие белые звезды ВВС США. Хиноки повернул к ближайшему «Мустангу», который делал переворот, защищая днище. В этом заключалась ошибка командира 311-й группы. Йохеи Хиноки вспоминал:

«Полковник Мелтон ошибся, выполняя переворот. Если бы он спикировал влево или вправо, не показывая днища своего «Мустанга», ему бы удалось уйти. Я пустил в него очередь почти в упор. Я видел, что попал, так как из его «Мустанга» повалил дым, и полетели куски обшивки. Я прервал атаку и пошел на помощь своим товарищам, сделав еще один боевой заход».

Ведомый Мелтона попытался атаковать Хиноки, но унтер-офицер Киносита атаковал его Р-51 и помешал атаке. Киносита доложил, что преследовал противника 150 километров и сбил его. Лейтенант Сумино был атакован «Мустангом». Ведя бой, противники снизились почти до земли. Сумино вернулся на базу, доложив, что сумел отправить своего противника в море. Когда все пилоты лейтенанта Хиноки приземлились на базу, они выяснили, что их противниками были новые Р-51. «Мустанги» произвели на японцев сильное впечатление. Несмотря на то, что пилоты доложили о трех победах, в действительности они сбили только одну машину - полковника Мелтона. Сам Мелтон выпрыгнул с парашютом в 150 км северо-западнее Рангуна и попал в плен. Хиноки вспоминал: «Мы не потеряли ни одного истребителя, но с появлением Р-51 мы поняли, что шутки кончились».

Позднее, в тот же день 3-й чутай 64-го сентая под командованием лейтенанта Йохеи Хиноки перехватил отряд В-24, который сопровождали истребители Р-40. Летчикам чутая удалось сбить три Р-40. Чутай не понес потерь, но капитан Синкай, заместитель командующего 7-м хикоданом погиб от взрыва бомбы, когда попытался взлететь на своем «Хаябусе». Двумя днями позже 64-й сентай вел очень тяжелый бой с 311-й истребительно-бомбардировочной группой. Утром 27 ноября двадцать В-24 из 308-й бомбардировочной группы в сопровождении четырех Р-38 из 459-го истребительного дивизиона и пятнадцати Р-51 А из 311-й группы появились над Инсейном на высоте 5000 метров. Их целью было местное депо. Из Мингаладона вылетели семь Ки-43-II и один Ки-44 из 64-го сентая. Вел японский отряд капитан Куроэ. Лейтенант Хиноки приблизился на расстояние 80 метров к одному из Р-51А и открыл огонь. Получивший попадание «Мустанг» взорвался и упал. Затем Хиноки вступил в бой с «Лайтнингами» и сбил одного из них. Во время боя были сбиты два Р-38, пилотированные капитаном Арнимом Дж. Ортмейером и 2-м лейтенантом Джеем Р. Харленом. Оба пилота пропали без вести. Вероятно, одного из них сбил Хиноки. Сбив Р-51 и Р-38, лейтенант Хиноки решил атаковать бомбардировщики. Он провел семь лобовых атак на В-24, сбив два «Либерейтора». Сбитыми оказались машины 308-й группы (№№245 и 312), пилотированные лейтенантом Р.У. Мередитом из 373-го бомбардировочного дивизиона и 2-м лейтенантом Н.Дж. Келламом из 374-го дивизиона. Оба экипажа погибли.

Пилоты Р-51 услышали тревожный сигнал, поданный бомбардировщиками. поскольку внезапно атаковали Хиноки. Машина японского летчика получила попадания. Хиноки вспоминал:

«Мустанг» атаковал меня снизу. Он вел огонь, набирая высоту. Затем он заложил вираж и начал второй заход, чтобы меня прикончить. Мой самолет потерял управление, но не горел и не дымил. К счастью американец не попал в двигатель моего «Хаябусы». Пуля калибра 12,7 мм ранила меня в ногу. Кровь забрызгала всю кабину. Я сидел и умирал от нестерпимой боли. Я достал бинт из аптечки, перетянул ногу и как-то сумел дотянуть до Мингаладона».

Счеты с Хиноки свел 2-й лейтенант Роберт Ф. Малхоллем - пилот 530-го истребительного дивизиона 530-й истребительно-бомбардировочной группы. Хиноки был один из трех японских пилотов, сбитых в том бою. Хиноки засчитали одну подтвержденную и две вероятные победы. Потери американцев были ощутимы: четыре Р-51, три В-24 (один «Либерейтор» совершил вынужденное приводнение, его экипаж подобрали спасатели) и два Р-38. Бортстрелки «Либерейторов» заявили тринадцать сбитых самолетов, и семь, сбитых вероятно. В действительности им удалось сбить лишь одного «Хаябусу», пилот которой, взводный командир Т. Ямамото, погиб. Лейтенанту Йохеи Хиноки пришлось ампутировать голень, два месяца он провел в госпитале. В феврале 1944 года его отправили в Японию для дальнейшего лечения. Он получил деревянный протез. Пилот непременно хотел вернуться на службу. Его ходатайство было удовлетворено и в ноябре 1944 года его направили инструктором в истребительную школу в Акено (Йохеи Хиноки закончил войну в звании майора, имея на боевом счету 12 сбитых самолетов. Умер в Токио 12 января 1991 года.).

Ночью 28 ноября погиб в бою с «Либерейторами» старший сержант Нишизава из 64-го сентая. Его «Хаябуса» взорвался, пораженный прицельной очередью. 1 декабря, около 15:00, 44 бомбардировщика В-24 в двух отрядах, в сопровождении истребителей Р-51 и Р-38 провели налет на Рангун. На их перехват японцы подняли в воздух более 50 истребителей: Ки-43-И из 64-го и 204-го сентаев, а также Ки-45-Каи «Торю» из 21-го сентая. 21-й сентай заявил один сбитый В-24 и один Р-38. 204-й сентай - два В-24. Пилоты 64-го сентая заявили пять сбитых В-24 и два Р-51: капитан Куроэ, унтер-офицер Такахама, унтер-офицер Синдо, старший сержант Кано и старший сержант Такува - по одному В-24, лейтенант Нива - два Р-51. Лейтенант Санаэ Исии и 2-й лейтенант Ито записали по одной вероятной победе над В-24. В действительности американцы потеряли во время налета шесть В-24 и один Р-51. Еще пять В-24 получили повреждения. Повреждения получило и множество японских истребителей, три самолета разбились при посадке. Два самолета были сбиты. Погиб один пилот.

Японцам в Бирме долго не удавалось перехватить только самолеты одного типа - «Москито». Родился даже миф о неуловимости этого самолета. Лишь 2 ноября 1943 года капитан Куроэ и лейтенант Сумино из 64-го сентая сумели перехватить один «Москито». Это была машина «Москито PR IX» (DZ 697) из 584-го дивизиона RAF, пилотированная взводным офицером Филдингом. 10 декабря капитан Куроэ обнаружил второй «Москито», однако англичанин заметил японца, дал полный газ и ушел на запад. Капитан Куроэ поднялся на высоту 4100 метров, развил полную скорость и начал медленно сокращать дистанцию. После сорокаминутной погони Куроэ приблизился к противнику на расстояние 50 метров и прицельной очередью разбил «Москито» левый двигатель. «Москито FBII» начал снижаться, но у капитана заклинили пулеметы и он не смог добить противника. Пилот поврежденного «Москито», вероятно это был флаинг-офицер Э. Коттон из 584-го дивизиона, помахал Куроэ рукой и повернул в сторону суши. Он пытался совершить вынужденную посадку, однако самолет зацепился за дерево и разбился.

5 декабря японцы предприняли налет на Калькутту. 27 бомбардировщиков Ки-21-П из 12-го и 98-го сентая сопровождали 101 «Хаябуса» из 33-го, 50-го, 64-го и 77-го сентаев. Японцы разбомбили район дока короля Георга. Спустя двадцать минут этот район атаковали девять G4M1 из 705-го кокутая в сопровождении 27 А6М из 331-го кокутая. В боях над целью японцы сбили четыре «Харрикейна», два «Харрикейна» сбили вероятно, потеряв всего один Ки-21 и один Ки-43. Унтер-офицер Сниндо из 64-го сентая заявил один сбитый «Спитфайр». Это был первый и последний налет на Калькутту, и единственная совместная операция армейской и морской авиации.

30 декабря японские войска в районе Акьяба были обстреляны тремя союзническими кораблями. После обстрела союзники высадили на берег десант. 10 «Хаябус» под командованием майора Хиросе из 64-го сентая с подвешенными бомбами атаковали корабли, стоявшие у Акьяба. Налет оказался безуспешным. На следующий день капитан Куроэ с пятью другими пилотами сопровождали шесть бомбардировщиков Ки-21 и три истребителя-бомбардировщика, которые снова бомбили союзнические корабли. Удалось добиться одного прямого попадания, несколько бомб легли в опасной близости от бортов. Едва японцы успели сбросить бомбы, как подоспели тридцать «Спитфайров». Девять «Хаябус» тщетно пытались перехватить англичан. Бомбардировщики один за другим попадали в море. Только один самолет вернулся на базу, другой совершил вынужденную посадку в Акьябе. Еще один Ки-21 и Ки-43 разбились, совершая вынужденную посадку, не дотянув до аэродрома.

Наступил 1944 год. 8 января капитан Ясухико Куроэ, который покрыл себя славой в рядах 64-го сентая, был отозван в Тахикаву, в районе Токио. 14 января 64-й сентай перебазировался на аэродром Мейктила, с заданием прикрывать район Центральной Бирмы. На следующий день восемь «Хаябус» из 64-го сентая вступило над Маунгдавом в бой с более чем двадцатью «Спитфайрами». Японцы потеряли взводного командира Сато, заявив четыре воздушные победы. На следующий день над Маунгдавом лейтенант К. Хонё с семью другими пилотами вступил в бой с тридцатью «Спитфайрами». Одного англичанина удалось сбить, но погибли лейтенант Хокё и старший сержант Сигеру Такува, один из старейших ветеранов 64-го сентая. Последним вылетом в тот день руководил капитан Хидео Миябе, заместитель командира 64-го сентая и командир 2-го чутая. Восемь Ки-43-П вступили в бой с 25 «Спитфайрами», сбив четыре английских истребителя и потеряв одну машину. Погиб унтер-офицер Йосяки Такахама. 64-й сентай понес в тот день тяжелые потери. Для пополнения сентай отвели в Мингаладон. В конце месяца часть располагала всего 14 боеспособными Ки-43-II и семью Ки-44.

9 февраля «Хаябусы» 64-го сентая сопровождали в налете на Накедаук бомбардировщики Ки-21 -11 из II-го сентая. В ходе вылета пришлось вести бой со «Спитфайрами». Унтер-офицер Синдо сбил один «Спитфайр», а лейтенант К. Ямамото и взводный офицер Хасигучи уничтожили еще один английский истребитель на аэродроме Кокс-Базар. Взводный офицер Т. Ямамото погиб, когда его К-43 попал под огонь английской зенитной артиллерии. К. Ямамото, посадил свою поврежденную машину в Акьябе. 13 февраля «Хаябусы» 64-го сентая бомбили Синзейву. В этом налете погиб лейтенант К. Ямамото. 17 февраля Ки-43-II из 64-го сентая сопровождали Ки-55 в Мёхаунг и сбили по дороге два «Харрикейна».

Операция У-го, которая длилась три с половиной месяца, и которая окончилась безрезультатно, началась в первых числах марта 1944 года. Для проведения операции командование 5-го хикошидана собрало три истребительные сентая, три сентая средних бомбардировщиков, один сентай легких бомбардировщиков и один разведывательный сентай. Перечисленные части были сконцентрированы 5 марта на аэродромах Маме и Швебо для проведения налета на Ледо. В этот же день вечером аэродром Швебо подвергся налету пяти или шести Р-51. Один Р-51 удалось сбить, но «Мустангам» удалось уничтожить на земле шесть Ки-21 и пять «Хаябус» из 204-го сентая. 16 Р-51 обстреляли Маме. На земле сгорело пять самолетов, три Р-51 были сбиты, победы над двумя другими «Мустангами» подтвердить не удалось. В воздушном бою над аэродромом японцы потеряли два истребителя. Из-за высоких потерь от налета на Ледо отказались.

10 марта средние бомбардировщики Ки-21-И из 12-го сентая и «Хаябусы» с бомбами на внешней подвеске атаковали союзнические корабли в районе Гва. Было достигнуто несколько прямых попаданий, но ни одного корабля пустить на дно не удалось. Одновременно на севере Бирмы восточнее Ката и севернее Индава приземлилось множество планеров с десантом. 12 марта, после атаки легких бомбардировщиков Ки-48 из 8-го сентая, над Сильхаром появились 60 Ки-43 из 50-го, 64-го и 204-го сентаев. Капитан Хидео Миябе и унтер-офицер Синдо из 64-го сентая сбили над Араканом по одному легкому самолету L-5 «Сентиел». После этого японцев атаковали 30 «Спитфайров». Японцы заявили 14 воздушных побед, в том числе шесть - пилоты 64-го сентая (унтер-офицер Синдо заявил три сбитых «Спитфайра»). В бою погиб один японский пилот. В действительности три сентая вели бой с двенадцатью «Харрикейнами» Mk IIB из 28-го и 123-го дивизионов RAF. Флайт-лейтенант Дэвис и уоррент-офицер Олифф из 123-го дивизиона доложили о повреждении трех «Оскаров», одну победу завили пилоты 28-го дивизиона. Англичане потерь не понесли, только две машины 123-го дивизиона, пилотированные взводным офицером Корнишем и флаинг-офицером Стюардом, получили повреждения.

На следующий день «Хаябусы» трех сентаев бомбили осажденный десантниками аэродром Бродвей, на котором уничтожили три легких самолета L-5 «Сентиел» и несколько планеров, но были перехвачены группой из нескольких «Спитфайров» и одного «Мустанга». Сержант Кано погиб, а другой пилот был ранен. Официальная японская версия событий противоречит данным англичан. Отряд, состоявший из пяти «Спитфайров» Mk VIII из 81-го дивизиона RAF, заявил один поврежденный и пять сбитых «Оскаров». Пилотировали «Спитфайры» командир эскадрильи Уайтамоур, флайт-лейтенант Коллингвуд, флайт-лейтенант Дей, взводный офицер Кронин и уоррент-офицер Кемпбелл, причем Кемпбелл в бою погиб.

16 марта 2-й лейтенант Наохиса Ито из 64-го сентая был ранен в правый глаз, сумел вернуться в Мейктилу, но уже больше не летал. В тот день восемнадцать Ки-43-П и три Ки-21-II бомбили самый большой в районе Импхала аэродром - Бродвей. Ки-21 уничтожили на земле один Р-51. «Хаябуса» 2-го лейтенанта Ито скорее всего был поврежден «Спитфайром» Mk VIII из 81-го дивизиона RAF, который пилотировал взводный офицер Пирт. Пирт заявил один сбитый и один поврежденный самолет.

На следующий день шесть Ки-43-II совершили успешный налет на аэродромы Бродвей и Пикадилли в районе Импхала. Налет имел целью отвлечь внимание союзников от отряда из 12 бомбардировщиков Ки-21-II. 6 Ки-48 и 54 «Хаябус» сопровождения из трех сентаев. С атакованных аэродромов удалось взлететь только двум «Спйтфайрам» Mk VIII из 81-го дивизиона RAF. За штурвалами машин сидели командир эскадрильи Уайтамоур и взводный офицер Пирт. Оба заявили по одному сбитому «Оскару», но вскоре Уайтамоур погиб, а машина Пирта получила повреждения. Японцам удалось уничтожить бомбами на земле полтора десятка союзнических самолетов, в том числе «Харрикейны» из 113-го дивизиона RAF. «Митчеллы», «Дакоты» и три «Спитфайра» из 81-го дивизиона. В кабине одного из разбитых истребителей сгорел взводный офицер Батлер.

27 марта 60 Ки-43-II из трех сентаев сопровождали девять бомбардировщиков Ки-49-II «Дорю» из 62-го сентая в первом налете на Ледо. Из-за густой облачности бомбардировщики долго кружили, разыскивая цель. Внезапно над облаками появились «Мустанги» из 529-го и 530-го дивизионов 311-й истребительно-бомбардировочной группы. Их сопровождали истребители P-40N «Уорхоук» из 80-й истребительной группы. Американцы атаковали японские бомбардировщики. Японские экипажи сбросили бомбы наугад и начали уходить. «Хаябусы» завязали бой и отстал от бомбардировщиков. Американцы воспользовались этим обстоятельством и беспрепятственно сбили восемь «Дорю». Лишь одному бомбардировщику удалось уйти, но и он разбился, совершая вынужденную посадку. 64-й сентай в том вылете потерял два самолета и двух пилотов. Японские пилоты заявили 15 сбитых «Мустангов» и «Уорхоуков», но в действительности американцы потеряли только один Р-40N. Американские пилоты в своем тщеславии не уступили японским. Пилоты 80-й истребительной группы заявили одиннадцать сбитых бомбардировщиков, три «Оскара» и четыре «Зеро», а пилоты 311-й группы - еще восемь воздушных побед!

На рассвете 28 марта Ки-43-II из 64-го сентая провели налет на район Тама, а 4 апреля японцы бомбили новый аэродром северо-западнее Индава. В тот же день 26 Р-51 и 12 Р-38 совершили внезапный налет на базы 50-го сентая в Хехо и Самонкане. На земле сгорело пятнадцать «Хаябус», погибло четверо пилотов. 6 апреля Ки-43 из 64-го сентая бомбили Калат и Моул. На следующие сутки, ночью, капитан Миябе и унтер-офицер Цубоне сбросили бомбы на аэродром Калат. Действовавший в одиночку Миябе, пролетая над аэродромом, заметил идущий на посадку транспортный самолет. Миябе дважды обстрелял его и доложил, что самолет загорелся, упал и взорвался. В действительности японский пилот повредил «Дакоту» из 194-го дивизиона RAF. Экипаж флайт-лейтенанта Белла уцелел, но самолет пришлось списать. Через двадцать минут Миябе снова пролетел над аэродромом и в свете посадочных огней сбросил бомбы. На протяжении двух следующих ночей 64-й сентай провел еще два успешных налета на аэродром.

В апреле 1944 года в сентаях произошли организационные изменения. До того времени сентай включал в себя только летный состав, а наземное обслуживание обеспечивали приданные части. В апреле 1944 года часть технического обеспечения включили в состав сентая. С этого момента сентай делился на боевой хикотай и технический сейбитай. Хикотай подразделялся на три когекитая (дословно «штурмовых отряда») - так теперь стали называться чутаи. На практике новое название не использовалось, летчики говорили по старинке - «чутай». Тремя когекитаями (чутаями) командовал хикотайчё, а себитаем командовал себитайчё. Командира сентая называли теперь сентайчё.

Первым хикотайчё 64-го сентая стал капитан Хидео Миябе. К 11 апреля число истребителей в сентае возросло до 30. На следующий день все тридцать Ки-43-II 64-го сентая участвовали в разведывательном вылете в районе Димапур. Японцы обнаружили в воздухе три «Спитфайра» Mk VIII. Майор Хиросе заявил одну воздушную победу, но союзники в тот день потерь не понесли. Взводный офицер Резуэлл из 81-го дивизиона RAF записал один сбитый «Оскар». 13 апреля «Хаябусы» из 64-го сентая сбросили 50-кг бомбы на английские сухопутные части в районе Моул.

15 апреля 15 Ки-43-II из 64-го сентая вместе с 35 Ки-43 из 50-го сентая и девятью Ки-48 из 18-го сентая утром совершили налет на Импхал. На этот раз радар и посты наблюдения заметили японцев, шедших к цели на высоте 5000 метров. На их перехват вылетели «Спитфайры» из 136-го и 81-го дивизионов RAF. Вскоре завязался воздушный бой. Англичанам не удалось прорваться к бомбардировщикам. Взводный офицер Розуэлл сбил одного «Оскара», еще два Ки-43 получили повреждения.

Спустя два дня 64-й сентай потерял над Импхалом четырех молодых, но перспективных пилотов. В тот день 50 Ки-43-II из 64-го и 204-го сентаев сопровождали шесть бомбардировщиков Ки-21 -II из 12-го сентая. Над целью японцев атаковали «Спитфайры» из 81-го и 607-го дивизионов RAF. Взводный офицер Пирт из 81-го дивизиона записал на свой счет одного сбитого и двух поврежденных «Оскаров», а взводный офицер Уайт - одного «Оскара», сбитого вероятно. Один «Хаябуса» совершил вынужденную посадку по дороге на базу. На этот раз английские пилоты явно поскромничали, потери японцев были тяжелее. Унтер-офицер Сяке из 64-го сентая доложил об одном сбитом «Спитфайре», однако в том бою англичане не потеряли ни одного самолета. Японцы бомбили и обстреляли английские части, дислоцированные в районе Импхала, причинив им ощутимые потери.

26 апреля над Импхалом появились восемь бомбардировщиков Ки-48 в сопровождении 50 «Хаябус» из 50-го, 64-го и 204-го сентаев. Общее командование отрядом осуществлял майор Аизава, командир 204-го сентая. По дороге к цели, над Араканом, капитан Хидео Миябе заметил большой четырехмоторный самолет. Он отделился от отряда и атаковал противника. Миябе удалось поразить правый внутренний двигатель бомбардировщика. Американский пилот ушел вправо и скрыло в облаках. Миябе сумел его найти и снова атаковал. Вернувшись на базу, майор Аизава записал за капитаном победу над новым американским бомбардировщиком В-29 «Суперфортресс». В действительности, этот В-29 (42-6330 из 444-й бомбардировочной группы) лишь получил повреждения, которые не помешали ему доставить по назначению 7500 литров бензина. В это же самое время лейтенант Сумино из 64-го сентая в ходе налета на аэродром Импхал, сбил союзнический истребитель.

На следующий день лейтенант Сумино сбил над Араканом Р-38, но во время боя сам был ранен в левую руку. В тот же день два «Лайтнинга» из 459-го истребительного дивизиона совершили внезапный налет на аэродром Мейктила и уничтожили на земле три выруливающих «Хаябусы». Погибли капитан Куросава, 2-й лейтенант Кимура и взводный Ватанабе. Унтер-офицер Киносита сумел взлететь и сбить один Р-38. 6 июня в 10:00 над Мейктилой «Хаябусы» 64-го и 204-го сентаев вели бой с 20 истребителями P-38J «Лайтнинг» из 459-го истребительного дивизиона. Дивизион действовал двумя группами по десять машин. Группами командовали подполковник Верл Люринг и капитан Бродфут. Лейтенант Сумино, лучший ас сентая, имевший на боевом счету 27 сбитых самолетов (из них 25 он сбил еще до того, как ему исполнился 21 год), вступил в бой с Р-38. На помощь американцу поспешил второй «Лайтнинг». За штурвалом второго самолета сидел техасец майор Максвелл X. Гленн (Майор Гленн за войну сбил 7,5 самолетов, три на Р-38Н-5 и 4,5 на P-38J-10, став третьим по результатам асом своего дивизиона). Гленн прошил самолет Сумино длинной прицельной очередью, пущенной из 20-мм пушки и четырех 12.7-мм пулеметов, попав в кабину истребителя. «Хаябуса» загорелся и рухнул на землю. Когда из обгорелых обломков самолета извлекли останки пилота, выяснилось, что Сумино погиб мгновенной смертью - 20-мм снаряд попал ему в голову. «Лайтнинги» действовали очень успешно - к концу дня в 64-м сентае осталось только семь «Хаябус» и три офицера-пилота. Американцы потеряли три Р-38, пилотированные лейтенантом Уильямом Баумайстером, лейтенантом Бердеттом Гудричем (5,5 побед) и капитаном Уолтером Ф. Дюком - лучшим асом 459-го дивизиона (10 побед). Все офицеры попали в плен (Дюк умер в плену 1 января 1945 года.). Вскоре наступил период дождей, и 64-й сентай перебросили в Сайгон. 50-й и 204-й сентай остались в Мейктиле.

В середине июня 64-й сентай лишился очередного командира -майора Йосио Хиросе отозвали в Японию. В Бангкоке капитан Накамура вместе с несколькими другими офицерами готовили таиландских летчиков, а капитан Хидео Миябе натаскивал в Сайгоне молодых японских летчиков. В конце июня прибыл новый командир 64-го сентая - майор Тоёки Это. 64-й сентай вернулся в Бирму, сменив 50-й и 204-й сентай. В начали июля операцию «Импхал» прекратили. Вскоре после этого началось отступление японской армии. 2 августа в районе Миткитна союзники полностью уничтожили японские части, и истребительные сентай получили новое задание - доставлять снабжение для отступающих колонн. Союзники располагали большим числом зенитных орудий, поэтому самолетам приходилось держаться как можно ближе к горам. В результате лишь немногие контейнеры с грузами попали по назначению. В числе прочих попыток сдержать наступление союзников, самолеты 64-го сентая пытались разбомбить мост в Эйцу. чтобы перерезать путь, по которому снабжались китайцы. В налете участвовало двадцать машин. Но японцам удалось лишь повредить мост. В ходе операции погиб один из ветеранов сентая - унтер-офицер Сяке.

В сентябре 64-й сентай получил новые самолеты Ки-43-III-Ko, на которых летал уже до конца войны. События в Бирме принимали для японской армии драматический характер. Не в лучшем положении оказался и 5-й хикошидан. Лихорадка и тропические болезни собирали богатый урожай среди летного и технического состава. Во время одной из операций по сопровождению транспортных самолетов, четырем «Хаябусам» 64-го сентая пришлось приземлиться из-за того, что погода внезапно испортилась. Остальные Ки-43 наткнулись в воздухе на несколько «Дакот» С-47 и попытались их атаковать. Однако рядом кружили союзнические истребители: 28 Р-40 «Уорхоук» и Р-38 «Лайтнинг». Капитан Ходзё был смертельно ранен в горло и новый командир когекитая доложил о том, что у него почти не осталось летчиков. Спустя два дня окруженные в районе Теньюе японские части были уничтожены китайцами. В августе в сентай прибыло семь новых пилотов-офицеров, студентов разных университетов. Лейтенант Т. Аизава сумел починить бортовые радиостанции и научил техников поддерживать электронику в рабочем состоянии. Однако на практике радиостанциями так никто и не пользовался.

13 сентября лейтенант X. Мацуи из 64-го сентая перехватил над Рангуном Р-38, но был сбит и получил смертельную рану. В последний день сентября сержант Т. Икезава сбил «Москито», который проводил авиаразведку над Мейктилой.

В октябре 1944 года в составе 5-го хикошидана входили следующие части, действующие на территории Бирмы, Сиама и Индокитая: 8-й сентай - 25 Ки-48 50-й сентай - 6 Ки-84 64-й сентай - 20 Ки-43-Ш-Ко 81-й сентай - 13 Ки-46. Утром 6 октября капитан Сабуро Накамура сержант Икезава и сержант Накано сбили над Мейктилой «Бьюфайтер». В полдень того же дня капитан Сабуо Накамура и другие пилоты 64-го сентая перехватили над Мандалой 14 В-25. Японцы атаковали американцев сзади, но бортстрелки сбили самолет капитана. Накамура посмертно был награжден благодарностью в приказе по 5-му хикошидану. Он имел на боевом счету 20 самолетов, сбитых в воздухе или уничтоженных на земле. В том бою пилоты 64-го сентая сбили два В-25. На следующий день «Хаябусы» 64-го сентая вместе с Ки-84 из 50-го сентая перехватили группу В-24. Сержант Като атаковал ведущий бомбардировщик, который попытался отвернуть и столкнулся в воздухе с другим «Либерейтором». Оба В-24 упали. 8 ноября во время атаки на наземные цели пилоты 64-го сентая заметили летящий на небольшой высоте транспортный самолет. Сержант Р. Ямамото сбил его совместно со взводными Ямагучи и Икедой. В ходе боя Икеда погиб, когда его Ки-43-III зацепился за дерево и взорвался.

12 декабря 20 Ки-43 из 64-го сентая сбросили зажигательные бомбы на перекресток в районе Калева. На следующий день сентай совершил налет на склады в Маунгдаве. В ходе вылета «Хаябусам» пришлось вести бой с тридцатью «Спитфайрами». Японцам удалось сбить один английский истребитель. 14 декабря 20 «Хаябус». ведомых командиром 64-го сентая. наткнулись над дорогой Бхамо-Лашо на шесть двухмоторных транспортных самолетов, прикрытых двенадцатью истребителями Р-47 "Тандерболт». Пилоты 64-го сентая доложили о том, что все транспортные самолеты и два Р-47 были сбиты, потери японской стороны составили два Ки-43.

6 января 1945 года 24 истребителя атаковали в районе Еу союзническую танковую часть, а потом обстреляли аэродром Еу. На следующий день «Хаябусы» из 64-го сентая сопровождали Ки-84 из 50-го сентая, которые должны были бомбить Акьяб. Перед целью группу перехватили 30 «Спитфайров», а командир 64-го сентая, майор Это обнаружил летающую лодку. Это со своим звеном атаковал лодку и сбил ее. Вскоре японцев атаковали 30 «Спитфайров». Англичане сбили три японских истребителя, пилоты погибли. Командир сбил одного «Спитфайра», но его машина получила серьезные повреждения, и майору пришлось совершать вынужденную посадку, едва он перевалил за линию фронта.

Тем временем, 50-й сентай, который с 1942 года сражался в Бирме совместно с 64-м сентаем, перебросили в Сайгон для защиты Индокитая. 64-й сентай остался единственной истребительной частью в Бирме. Противник господствовал в воздухе безраздельно, даже в районе аэродрома 64-го сентая в Мейктиле. 15 января двенадцать Ки-43 перехватили над Мейктилой двух «Москито». Старший сержант Китадзима и взводный Икеда сбили одного, а звено старшего сержанта Комукаи - другого. В тот же день 12 «Хаябус» завязали бой с истребителями Р-47 «Тандерболт». Спустя некоторое время на помощь подоспели «Лайтнинги». В бою погиб капитан С. Озаки, а «Хаябуса» старшего сержанта Комукаи разбился о дерево. Пилот каким-то чудом остался жив. Вечером 64-й сентай перебазировался в Пиньмань.

11 февраля, одиннадцать Ки-43 из 64-го сентая патрулировали воздушное пространство над островом Рамрии, откуда шла эвакуация японских войск. Позднее 13 «Хаябус» атаковали союзнические танковые части в районе Миньму. По ходу дела пилоты заявили два сбитых истребителя. В тот день погиб сержант Кадокура, сбитый командиром эскадрильи Дж. Лейси, командующим 17-м дивизионом RAF. 26 февраля 64-й сентай вел над Мейктилой бой с «Тандерболтами». Японцы заявили один сбитый истребитель и один сбитый вероятно. Потери японской стороны составили один самолет и одного пилота. 3 и 4 марта 5-й хикошидан держал в воздухе все способные летать самолеты: 17 Ки-43-III-Ko из 64-го сентая, 9 легких бомбардировщиков Ки-48 из 8-го сентая, четыре средних бомбардировщика Ки-21 из 58-го сентая и три разведывательных Ки-46 из 81-го сентая. Японцы бомбили союзнические части в Бирме.

Вскоре командование 5-го хикошидана запретило истребителям ввязываться в воздушные бои. Этот приказ был вынужденным шагом в виду подавляющего численного превосходства противника и тяжелого положения тыловых служб снабжения. 64-й сентай перебазировался из Мингаладона в Маубин. Почти каждый день пилоты смотрели в небо, в котором постоянно присутствовали союзнические самолеты. Над Паккоку нескольким Ки-43 удалось сбить легкий самолет «Остер». Ночью 25 марта семь Ки-43 из 64-го сентая, три Ки-21 из 58-го сентая, четыре Ки-48 из 8-го сентая и один разведывательный Ки-46 нанесли удар по порту и аэродрому Акьяб. Вернувшиеся на базу пилоты доложили об уничтожении 20 самолетов и потоплении четырех кораблей. На рассвете следующего дня три «Хаябусы», вылетевшие из Маубина, оказались перехваченными пятьюдесятью Р-51. Все три японских пилота погибли в неравном бою. 29 марта капитан Т. Йонекура патрулировал во главе отряда «Хаябус» из 64-го сентая железнодорожную ветку в районе границы Бирмы и Сиама. Японцы перехватили группу из шести бомбардировщиков В-24 и заявили три сбитых бомбардировщика, потеряв одного пилота и один самолет.

2 апреля «Хаябусы» из 64-го сентая атаковали союзнические танки в районе Яаметина. 20 числа того же месяца японцы снова совершили налет на танковую часть, а после налета сбили одиночный «Спитфайр». Это был последний самолет, сбитый пилотами 64-го сентая в Бирме. На следующий день часть перебросили в Так в Сиаме. Наземный персонал эвакуировали частью по воздуху, частью по земле. 21 и 24 апреля 64-й сентай атаковал наземные цели. Во второй день боев в районе Пиньмань и Таунгоу погибли капитан Йонекура и еще один японский летчик. В последний раз сменился командир сентая. Майор Это вернулся в Японию, а командование 64-м сентаем принял майор Хидео Миябе, который прежде командовал летной частью сентая. 29 апреля 64-й сентай совершил несколько боевых вылетов, сбрасывая грузы отрезанным в горах в районе Бирмы и Сиама японским частям.

В мае 64-й сентай одержал свою последнюю победу. Севернее Мейктилы был сбит один Р-47. В конце мая часть перебросили в Каракорум в Камбодже. 10 июня майор Хидео Миябе и старший сержант Косуке Цубоне. которые служили в сентае с 1942 года, получили орден Букосё -только что введенную награду для отличившихся солдат. В конце июня все японские авиачасти получили приказ перебазироваться в Японию. Исключение составили 64-й и 81-й сентай. 11 июля «Хаябусы» 64-го сентая патрулировали район над Южно-Китайским морем. Один Ки-43 был сбит пролетавшими «Мустангами». Командир части узнал, что в районе Фукета на западном побережье Малайи появилось несколько английских авианосцев. В начале августа 64-й сентай перебазировался из Компох-Трах в Сунгей-Патани. Однако после налета нескольких камикадзе англичане покинули район, и сентай вернулся на прежнюю базу. 15 августа 64-й сентай получил известие о прекращении военных действий. 24 августа в воздух в последний раз поднялись 18 способных летать «Хаябус». В их кабинах сидели летчики в парадной униформе. В мае 1946 года 381 бывших военнослужащих 64-го сентая вернулись в Японию. Так закончилась славная боевая история этой части. С 8 декабря 1941 года по 15 августа 1945 года 64-й сентай заявил 317 сбитых самолетов противника, 15 самолетов сбитых вероятно и 15 коллективных побед с самолетами из других частей. В сентае служило по меньшей мере семь асов.

Лучшие пилоты 64-го сентая
Звание Фамилия Число побед Примечания
Лейтенант Гоичи Сумино 27 Все в составе 64-го сентая
Капитан Ясухико Куроэ 20 2/3 +8 в других частях
Капитан Сабуро Накамура 20 в воздухе и на земле
Унтер- офицер Норио Синдо 13  
Капитан Йохеи Хиноки 7+1 Всего 12 побед
Капитан Кацуми Анма 12 Еще 4+2 в Китае и Номонгане
Подполковник Татео Като 14-18 10 в Китае
сержант Миёси Ватанабе 6 1/3  
ст. сержант Йосито Ясуда 5 1/3  
лейтенант Такеучи Сего 2+16 в 64-м и 68-м сентаях
майор Тойки Это 2+8 в 64-м и 77-м сентаях

Рейды авианосцев - февраль-апрель 1942 года

Пока происходили описанные выше события, авианосцы вице-адмирала Нагумо участвовали в нескольких рейдах, потрепав союзнические базы на Цейлоне и в Австралии.

Во время рейда четырех авианосцев («Акаги», «Kara», «Хирю» и «Сорю») на Порт-Дарвин в Австралии произошло несколько стычек между японскими истребителями сопровождения и американскими истребителями из 33-го дивизиона, который возглавлял майор Флойд Пелл. 19 февраля на выполнение боевого задания вылетели 36 А6М2 и бомбардировщики. 9 «Зеро» под командованием майора Итая с «Акаги», действуя вместе с машинами из других подразделений, сбили четыре самолета противника, и еще 8 уничтожили на земле. Самолеты с «Сорю» вернулись на авианосец, так и не обнаружив ни одного самолета противника. Всего союзники потеряли 9 истребителей Curtiss P-40 сбитыми, 2 - уничтоженными на земле и 7 австралийских бомбардировщиков, уничтоженных на земле. Японцы потеряли один А6М2 и один пикирующий бомбардировщик D3A1.

Более крупномасштабной операцией был рейд пяти авианосцев вице-адмирала против Коломбо и Тринкомали на Цейлоне. 5 апреля 1942 года во время налета на Коломбо истребители А6М2 как обычно прикрывали бомбардировщики. 9 А6М2 с «Акаги», сопровождавших 17 бомбардировщиков B5N2, встретили английские истребители Hawker Hurricane, которые попытались перехватить японцев. Японцам удалось отогнать англичан, причем сами японцы потерь не понесли, а на свой счет записали 16 сбитых самолетов, в том числе 7 вероятно. Примерно то же самое случилось и с девяткой А6М2 с «Сорю», которую возглавлял лейтенант Фудзита. На этот раз японцы потеряв один самолет объявили о победе над 14 самолетами противника, из них 3 - вероятно. Еще больший успех одержали истребители с «Хирю». Девять А6М2 под командованием капитана Ноно объявила о том, что удалось сбить 16 истребителей Hurricane, 6 бомбардировщиков Faiery Swordfish и 2 Fulmar. Из этого полета не вернулся командир дивизиона, сбитый во время атаки на отряд бомбардировщиков Bristol Blenheim. 9 апреля 1942 года истребители с «Акаги», участвовавшие в налете на Тринкомали, записали на свой счет шесть английских самолетов. 10 А6М2 с авианосца «Секаку» под командованием капитана Канеко после одного из боев объявили о 23 сбитых самолетах противника. Потери японцев составили один самолет, пилотированный унтер-офицером 1-го класса Хаяси. Два «Харрикейна» в том бою сбил младший лейтенант Кендзи Окабе. Тех же результатов добилась и девятка А6М2 с «Дзуйкаку», возглавляемая капитаном Макино. Сопровождая 19 бомбардировщиков, японские истребители наткнулись на английские самолеты, посланные для перехвата. Японцы объявили о 20 сбитых самолетах противника, потеряв при этом два самолета и обоих летчиков. Одним из погибших был капитан Макино. Довольно радужные рапорты японских летчиков никак не согласуются с данными англичан, которые при обороне Тринкомали потеряли всего 8 «Харрикейнов» и одного «Фульмара» из 15 «Харрикейнов» (261-й дивизион RAF) и 4 «Фульмаров» (273-й дивизион RAF), защищавших базу. Японцы как всегда завысили свои результаты. Всего на Цейлоне англичане потеряли 48 самолетов (по другим данным 43), потери японцев составили 18 машин, в том числе 5 А6М2.

Новая Гвинея, Гуадалканал, Северная Австралия (декабрь 1942 - июль 1944)

В ноябре 1942 года в Рабаул прибыл 6-й хикошидан. В составе соединения имелся 12-й хикодан, объединявший 1-й и 11-й сентаи, оснащенные истребителями Ки-43-I-Хей Тип 1 «Хаябуса». Кроме того, в состав 6-го хикошидана входили 45-й и 208-й сентаи легких бомбардировщиков Ки-48, а также 76-й докурицу чутай разведывательных самолетов Ки-46. Задачей 6-го хикошидана была поддержка 17-й и 18-й армий, сражавшихся в Новой Гвинее и в районе островов Соломона. 8 декабря отряд американских бомбардировщиков В-17 из 19-й бомбардировочной группы под командованием майора Маккаллара атаковал японский морской конвой. Американцы сбросили на корабли конвоя 160 227-кг бомб, добившись трех прямых попаданий. Серьезные повреждения получили три японских эсминца. Больше всего досталось эсминцу «Казегумо», на котором насчитали 30 убитых. В обороне конвоя с воздуха участвовали 18 «Хаябус» из 11-го сентая, которые пытались атаковать бомбардировщики Маккаллара. Слабо вооруженные Ки-43-I не смогли сбить ни одного В-17, а лишь попортили американцам обшивку. Так, на самолете самого Маккаллара насчитали 109 пробоин, подобным образом изрешечены были и три других В-17. Для пилотов 11-го сентая этим боем началась длительная полоса боев над Новой Гвинеей. Главные силы части - 43 пилота и 43 Ки-43-I - пролетели маршрутом Трук-Вунаканау 18 декабря, сопровождая по пути девять G4M1, летевших в Тобера, чтобы пополнить парк потрепанного в боях 705-го кокутая. Всего 11-й сентай насчитывал 61 «Хаябусу» и 61 пилота.

В полдень 26 декабря 1942 года над Буном появились 15 «Хаябус» из 11-го сентая. Вел отряд капитан Миябаяси. Японцы обстреляли взлетную полосу аэродрома Дободуру, в районе которого кружили «Уорхоуки» 49-й истребительной группы. Общий бой распался на ряд поединков. Американцы заявили семь побед, потеряв два Р-40, оба пилота выпрыгнули с парашютом над своей территорией. Японцы заявили шесть сбитых американских самолетов, в том числе двух «Гудзонов» из Транспортного отряда особого назначения RAAF, пилотированных флайт-лейтенантом Ландри и командиром эскадрильи Хемсуортом. Первый «Гудзон» был обстрелян в момент взлета в Дободуру. Машина получила лишь незначительные повреждения благодаря умелым действиям пилота и без труда долетела до Порт-Морсби. Шедший следом Хемсуорт был вынужден приводнить свой горящий «Гудзон», несмотря на то, что самолет был полон раненных. Тем не менее, всех удалось спасти экипажу австралийского катера РТ.

Утром 27 декабря патруль из 12 P-38G из 39-го истребительного дивизиона 35-й истребительной группы пролетал над Дободуру на высоте 6400 метров. Вел отряд капитан Томас Дж. Линч. В этот момент раздался сигнал о помощи, поданный «Уорхоуками» 49-й истребительной группы. Начался довольно суматошный бой с 31 «Хаябусой» из 11 -го сентая и примерно тем же числом истребителей «Зеро» из 582-го кокутая. Японские истребители сопровождали 12 пикирующих бомбардировщиков Аичи D3A «Вэл» (также и 582-го кокутая) в налете на Бун. С первого же боевого захода Линч едва не отстрелил хвост первому «Оскару», а вскоре поджег и второй. Пилот бесхвостой «Хаябусы», сержант Курихара дотянул до Новой Британии, где разбил свою машину во время приводнения. Самого Курихару выловили спасатели. Всего пилоты Р-38 заявили 11 сбитых самолетов, в том числе два записал на свой счет будущий лучший ас USAAF Ричард И. Бонг. Лишь один «Лайтнинг» лейтенанта Спаркса получил незначительные повреждения двигателя. Летчики 11-го сентая заявили семь сбитых машины. В действительности 582-й кокутай потерял один «Зеро» и одного пилота (другой А6М разбился во время вынужденного приводнения в районе Рабаула), одного «Вэла», другой бомбардировщик вернулся на базу с сильными повреждениями. 11-й сентай потерял два «Хаябусы» и одного пилота - унтер-офицера Тадаси Йоситаке.

5 января 1943 года в 10:00 три В-17Е из 65-го бомбардировочного дивизиона 43-й бомбардировочной группы нанесли бомбовый удар по площади аэродрома Лакуаи. Одновременно самолеты провели авиаразведку Порт-Симпсона, обнаружив 56 кораблей и судов противника. На перехват в воздух поднялись 15 «Хаябус» из 11 -го сентая, однако бомбардировщики уже ушли. За несколько минут до полудня порт атаковали 12 В-17 (43-я бомбардировочная группа) и В-24 (90-я бомбардировочная группа). Американцы наткнулись на огонь изготовившихся к бою и пристрелявшихся зенитных батарей. Тем не менее, американцы прицельно сбросили бомбы, добившись пяти прямых попаданий. Вскоре над портом появились все те же 15 «Хаябус» из 11-го сентая, которые сбили два В-17, в том числе машину, на борту которой находился командующий бомбардировочной авиации в Новой Гвинее, генерал Уокер. В опубликованной на японском языке книге И. Хаты и И. Изавы «Рикугун Сентоки Тай» (Рикугун Сентоки Тай (яп.) -Истребительные группы армейской авиации Японии.), авторы сообщают, что Уокер выпрыгнул с парашютом и попал в плен. В действительности удалось спастись лишь шестерым летчикам второго В-17, а из экипажа Уокера не уцелел никто. Успешный бой поднял боевой дух пилотов 11-го сентая, которые прежде сомневались в мощности огня своих машин.

На следующий день 11-й сентай перебазировался в Лаэ. На протяжении пяти дней сентай перехватил шесть союзнических отрядов бомбардировщиков общей численностью 160 бомбардировщиков и истребителей. Были распознаны машины В-17, В-24, Р-38 и А-20. Летчики 11-го сентая заявили 15 побед и 13 побед вероятных. Потери сентая: семь погибших пилотов, трое раненных, десять «Хаябус», уничтоженных на земле, и шесть в воздухе, в атаках на «Либерейторы» 90-й бомбардировочной группы. Причиной столь высоких потерь стало то, что противниками японцев были бомбардировщики типа B-24D, у которых вместо остекленных носов находились панели и башенка типа «Сперри». 10 января 41 Ки-43-I из 11-го сентая вернулись в Рабаул.

27 января девять легких бомбардировщиков Ки-48 из 45-го сентая, в сопровождении 74 «Хаябус» (36 из 11-го сентая, 33 из 1-го сентая и 5 из штаба 12-го хикодана) вылетели в 9:00 из Буна и Шортленда в сторону Гуадалканала. Впереди летели два разведывательных Ки-46 из 76-го до-курицу чутай. Над Лунгой «Хаябусы» завязали бой с двенадцатью F4F «Уайлдкэтами», шестью Р-38 «Лайтнинг» и десятью Р-40. Воздушный бой продолжался на протяжении всей дороги домой, вплоть до островов Рассела. Американцы потеряли в бою два Р-38 и два Р-40, еще два Р-40 получили повреждения. Одному «Уайлдкэту» пришлось приводниться из-за нехватки топлива. 12-й хикодан потерял шесть «Хаябус». Пока истребители вели бой, девять Ки-48 сбросили бомбы на Матаникау, не достигнув ощутимого результата.

В мае 1943 года на аэродром Бут в Новой Гвинее прибыл 24-й сентай. оснащенный истребителями Ки-43-П-Ко. Почти сразу часть вступила в схватку с Р-38 «Лайтнинг». Одним из лучших пилотов 24-го сентая стал унтер-офицер Кацуаки Кира. 24 мая в ходе захода на посадку на аэродром Маданг Кира заметил, что база подверглась налету. Он тут же прибавил газу и начал набирать высоту. Набрав высоту, Кира заметил отряд В-24, уходивший от аэродрома. Он несколько раз атаковал бомбардировщики противника, повредив два из них. 3 августа унтер-офицер Кира сбил над Мадангом В-17, а несколькими днями позже вступил над Лаэ в поединок с «Лайтнингом». Кире удалось сбить противника, но и его «Хаябуса» получила серьезные повреждения, так что пришлось сажать самолет на брюхо. Унтер-офицер Кацуаки Кира закончил войну с 21 победой на счету (девять над Номонганом, семь над Новой Гвинеей, пять над Филиппинами и при обороне Японии).

20 июня 1943 года японская армейская авиация нанесла удар по Дарвину. 18 бомбардировщиков 61-го сентая и девять 75-го сентая сопровождались в налете 22 Ки-43-II из 59-го сентая майора Такео Фукуды. действовавшего в районе Тимора. Над целью разгорелся воздушный бой между истребителями сопровождения и 46 «Спитфайрами» Mk VC Trop из 1-го истребительного крыла RAAF. Японские пилоты заявили 15 сбитых самолетов, потеряв один истребитель и один бомбардировщик, а австралийцы заявили девять сбитых бомбардировщиков и пять истребителей. Капитан Хироси Онозаки одержал две победы.

В июле 59-й сентай перебросили на Новую Гвинею, где части японской армии сражались не только с союзниками, но и с ужасными условиями тропиков. Вскоре после прибытия часть начала действовать с базы в Буте на восточном побережье Новой Гвинеи. 15 августа 36 Ки-43 из 59-го и 24-го сентаев сопровождали семь Ки-21 «Сэлли», бомбивших аэродром Цили-Цили, расположенный в 80 км западнее Лаэ (это была передовая взлетная полоса для союзнических истребителей). Японский отряд появился над аэродромом в тот момент, когда на полосу садились союзнические транспортные самолеты. Капитан Сигео Нанго сбил один заходящий на посадку С-47. Американцы быстро вступили в бой. Истребители P-39N из 40-го и 41-го истребительных дивизионов 35-й истребительной группы перехватили японцев, когда те уходили в Бут. Произошел бой, в котором американцы сбили три «Хаябусы» и шесть бомбардировщиков, потеряв четыре P-39N и одного пилота. На следующий день «Хаябусы» 59-го сентая снова появились над Цили-Цили, но на этот раз японцев ждали. Р-38Н из 431-го истребительного дивизиона 475-й истребительной группы и P-47D и 3340-го истребительного дивизиона 348-й истребительной группы перехватили 33 приближающихся Ки-43-II-Ko и три Ки-21. Хотя американские пилоты заявили двенадцать сбитых истребителей и два двухмоторных бомбардировщика, японцы потеряли только три Ки-43. Со своей стороны японцы заявили 19 сбитых самолетов, но американцы в действительности не понесли потерь.

17 августа 1943 года союзники провели один из самых успешных за всю войну налетов на японские аэродромы. Удару подверглись аэродромы Вевак и Бут в Новой Гвинее. Операцию начала 5-я воздушная армия. Около 100 японских самолетов были уничтожены на земле, в том числе все истребители Кавасаки Ки-61-1 Тип 3 «Хьен» из 78-го сентая. Единственной частью, сохранившей Ки-61-I, остался 68-й сентай. Японцы ответили быстро. Всего через несколько дней после налета на аэродромы Вевак передислоцировалась японская 4-я воздушная армия.

Утром 18 августа там дислоцировались подразделения четырех сентаев, оснащенных «Оскарами», а также шесть Ки-61-I из 68-го сентая. В результате налета союзников практически перестала существовать сеть постов раннего оповещения. В 7:00 с базы в Дободуру вылетело 48 истребителей Р-38Н из 475-й истребительной группы, которые должны были сопровождать более пятидесяти бомбардировщиков В-25 и меньший по численности отряд В-24, шедший на большой высоте. В то утро воздушное пространство патрулировали несколько «Хаябус» из 24-го сентая. Их пилоты заметили в районе залива Ганса около 40 самолетов противника, летящих на север. Была поднята тревога. Японцы подняли в воздух все способные летать истребители: семь «Хаябус» из 24-го сентая, пять «Хьен» из 68-го сентая, два Ки-45 «Торю» из 13-го сентая в Бораме и девять «Хаябус» из 59-го сентая в Буте. Сбросившие бомбы с большой высоты В-24 добились неплохих результатов, хотя бомбардировке мешала сильная облачность, закрывавшая землю. «Лайтнинги» смогли прикрыть «Либерейторы» от японских истребителей. А вот шедшим ниже В-25 пришлось тяжелее. Эта группа нанесла удар по аэродрому, на котором находилось порядка 60 самолетов противника. По японским донесениям после налета боеготовность сохранило только 28 машин.

Нанба Сигеки, командир 59-го сентая, повел в атаку на «Митчеллов» пять других «Хаябус», когда заметил более десятка Р-38, шедших выше. 431-й истребительный дивизиона прикрывал В-25 на высоте около 1400 метров. Американцы перехватили японцев. Сигеки оказался в сложном положении, но продолжал бой, пока не заметил, что у него на хвосте висит несколько «Лайтнингов». Он попытался уйти, но выяснилось, что на вертикальном маневре американские истребители не уступают японским. Первый «Лайтнинг» приблизился и открыл огонь. Прошитый «Хаябуса» свалился в пике, но пилот сумел выправить самолет и разбил машину лишь, когда совершал вынужденную посадку на аэродроме Западный Бут. Вероятно Сигеки так активно маневрировал, что четверо американских пилотов заявили, что сбили его самолет. В бою погибли два других пилота 59-го сентая.

Майор Альберт Шинц вел 431-й дивизион. Когда В-25 атаковали аэродром, Шинц увидел атакующие японские истребители. Он тут же отключил и сбросил подвесные топливные баки и вступил в бой. Майор быстро сбил ведущего «Оскара», а два других японца пролетели мимо на большой скорости. Шниц развернулся и сел на хвост следующему «Оскару». Американец уже поймал противника в перекрестье прицела, но японец начал вилять и уходить в тучи. Однако это не помешало Шницу срезать его прицельной очередью из 20-мм пушки и четырех 12,7-мм пулеметов. Японский истребитель упал в море, рядом со взлетной полосой Дагуа. Дальше Шниц отогнал от хвоста одного из В-25 очередного «Хаябусу». Тем временем бомбардировщики закончили работу и легли на обратный курс.

Пока Шниц вел бой, капитан Верл Джетт также атаковал «Оскары». Джетт и его ведомый лейтенант Боб Пеппи Клайн оказались в самой гуще сражения. В первой атаке Джетт отстрелил крыло одному «Оскару», а во второй поджег второго японца. Клайн следовал за своим командиром и срезал третий «Оскар», попытавшийся было сесть на хвост Джетту. Лейтенант Эд Чарнецки, который вел вторую пару звена Джетта, также атаковал японские истребители. Чарнецки обстрелял один «Оскар» и увидел, как очередь прошила крыло самолета. Затем он атаковал второго японца и стрелял в него до тех пор, пока из самолета не повалил черный дым. Третий «Оскар» подставился и получил заряд свинца в правое крыло, которое разлетелось на куски. Чарнецкий атаковал четвертого японца, но тут у него заклинило пушку и пулеметы и ему пришлось возвращаться на базу.

Лейтенант Лоуэлл Латтон вел звено «Блю». Он включился в бой уже после того, как Джетт и Чарнецки провели первые атаки. Он обстрелял одного «Оскара», но японцу удалось оторваться. Тогда Латтон снова направился в гущу боя. Самолетов его звена не было видно, и Латтон присоединился к паре Р-38, пилотируемых лейтенантом Томом Макгиром и лейтенантом Фрэнком Лентом. Макгир и Лент также потеряли в суматохе боя вторую пару из их звена. Один из «Оскаров» попытался сесть на хвост Ленту. Лент передал в эфир просьбу о помощи, а сам заложил вираж вправо, уходя от японца. Очевидно, Латтон и Макгир атаковали один и тот же «Оскар», который взорвался в воздухе. Вскоре после этого Латтон отстрелил часть фонаря и хвост другому «Оскару», который пытался атаковать самолет Макгира. Оба - Латтон и Макгир - преследовали «Оскара» почти до поверхности воды. Лент прошел совсем рядом, когда японец ударился о воду.

Бой достиг своего апогея. Лент увидел три падающих одномоторных истребителя: один горел, два густо дымили. Облака рассеялись. Одиночный «Тони» из 68-го сентая атаковал улетающий В-25 «Митчелл» из 405-го бомбардировочного дивизиона. Макгир перехватил «Хьен» и пустил в него две или три короткие очереди, после которых японец задымил. Бортстрелки В-25 и Лент видели, как «Тони» вскоре разбился. Макгир и Лент сопровождали бомбардировщики до Бена-Бена, а потом пополнили топливо в Мэрилиниане и вернулись в Дободуру. Из вылета не вернулся только один Р-38 из 431-го дивизиона, который пилотировал лейтенант Ральф Шмидт. В последний раз Шмидта видели, когда он отделился от своего звена в ходе боя. Капитан Билл Уолдмен доложил о сбитом в районе аэродрома Бат «Оскаре». Это была первая победа 432-го дивизиона. Потери дивизиона были минимальны - один Р-38 приземлился на аэродроме с неровно работающим двигателем. Японские источники противоречат американским, ограничивая свои потери двумя сбитыми «Хаябусами» из 59-го сентая (пилоты погибли) и одним поврежденным. Несомненно, что Макгир достал своего «Тони», но японцы сообщают, что 68-й сентай потерял лишь одну машину, которая разбилась в ходе вынужденной посадки. За август 59-й сентай потерял несколько пилотов-ветеранов, в том числе двух командиров чутаев. Ки-43-П-Ко не могли вести бой на равных с новейшими модификациями истребителей Р-38 и Р-47. Вскоре боевой дух японских пилотов упал до нуля. Нехватка запчастей и тропические болезни усугубляли ситуацию еще больше.

В конце 1943 года на фронте в Новой Гвинее японцы перешли к обороне. Действия 4-го воздушного флота ограничились ночными налетами, которые давали очень скромные результаты. В 7:30 утра 11 октября 1943 года четыре P-47D-2 «Тандерболт» из 348-й истребительной группы вылетели для охоты на японские истребители в районе аэродрома Вевак. За штурвалами истребителей сидели полковник Нил Кирби, капитан Джон Мур, майор Реймонд Галлахер и капитан Уильям Данхем. «Тандерболты» поднялись на высоту 8500 метров, откуда пилоты осматривали воздушное пространство. На расстоянии около 80 км от Вевака американцев обнаружил японский радар. В Веваке прозвучал сигнал тревоги. В это время на базе находился командующий 14-м хикоданом, полковник Тамия Тераниси. Тераниси решил лично поучаствовать в перехвате противника и приказал поднять в воздух истребители 13-го (Ки-43) и 68-го (Ки-61-I) сентаев. Сам Тераниси сел за штурвал одного из «Хаябус» и повел на перехват четырех «Тандерболтов» отряд из 20-25 истребителей.

В 11:15 командир 348-й истребительной группы, полковник Нил Кирби заметил летевшего на высоте 6100 метров «Оскара», ошибочно идентифицировав его как «Зеро». Это была классическая ситуация, к которой он готовил своих пилотов. Кирби вошел в пике и атаковал японца. Сократив дистанцию до 270 метров, Кирби открыл огонь и первой же очередью поразил вражеский истребитель. Японец не сразу сообразил, что атакован, поэтому Кирби изрешетил противника. «Оскар» загорелся, перевернулся и упал в море. Кирби снова пошел вверх и продолжил полет на высоте 7900 метров. Начало было хорошим, и американцы намеревались продолжить в том же духе. Джон Мур заметил летящую на высоте 4600 группу японских истребителей. Он идентифицировал машины как «Оскар», «Тони» и «Зеро». Три «Тандерболта» атаковали противника в пике, развив скорость почти 700 км/ч. Кирби снова приблизился к ведущему «Оскару» на расстояние 270 метров и открыл огонь. «Хаябуса» (сам Кирби посчитал, что это был «Зеро») загорелся и упал в море. Кирби развернулся вправо и атаковал второй самолет противника. Второй японец взорвался в воздухе. Третью свою жертву Кирби идентифицировал как «Хемп». Бой развивался стремительно, и Кирби некогда было глядеть в справочник.

Летевший третьим Джон Мур хорошо видел первые мгновения боя. Один из «Оскаров» еще падал в море, когда полковника атаковал «Тони». Мур заметил, что Данхем закладывает вираж, чтобы прикрыть командира, и «Тони», объятый пламенем, рухнул в море. Прикрытый сзади Кирби смело атаковал следующего «Оскара», повернув свой «Тандерболт» влево. Сблизился с японским истребителем на 450 метров и открыл огонь, сразу добившись попадания. Прежде чем потерять противника из виду, Кирби заметил, что японец загорелся.

В это самое время Билл Данхем, который поразил «Тони» двумя очередями в район кабины и в левое крыло, заметил, что Кирби сбил два следующих «Оскара». Кружа в районе боя в течение пяти минут, Дунхем насчитал на воде семь упавших самолетов. Выйдя из очередного боевого захода, Мур глянул на приборную доску и увидел, что у него кончается топливо. Мур связался с Галахером и тот тоже пожаловался на нехватку бензина. Они оба решили возвращаться на базу. Мур набрал высоту 4900 метров и лег на курс 140 градусов, двигаясь вдоль берега в сторону своего аэродрома. Пролетев около 30 километров, Мур заметил в 1200 метрах ниже одиночный Р-47, ведущий бой с шестью «Тони». Поняв, что это командирский самолет, Мур поспешил на помощь. Тем временем Кирби успел сбить один Ки-61. Мур выбрал звено из трех «Тони» и сконцентрировал огонь на заднем самолете. Он заложил поправку 35 градусов и нажал гашетку. «Тони» задымил. Следующей очередью Мур поджег истребитель, который свалился на левое крыло и ушел в неуправляемый штопор. Два других японских истребителя атаковали американца.

Мур, уходя из-под удара, перешел в пике. Оглянувшись назад, он увидел, что оба «Тони» - далеко позади, но продолжают лететь за его «Тандерболтом». Тем временем Кирби заметил Мура и в свою очередь пришел на помощь. Он спикировал за вторым «Тони» и, приблизившись к нему на расстояние 640 метров, открыл огонь. Трасса прошла через «Тони», о чем дополнительно свидетельствовали отлетающие куски обшивки. Кирби пролетел мимо поврежденного самолета. Времени оглядываться у Кирби не было, но Мур заметил, что самолет вскоре взорвался и упал в море. Кирби атаковал третий «Тони», но не сумел правильно взять поправку и японец ушел. Все четыре Р-47 вернулись в Порт-Морсби. Одержав шесть побед в одном боевом вылете (четыре «Оскара» и два «Тони»), полковник Кирби установил новый рекорд среди американских пилотов на Тихом океане. Когда генерал Джордж Кении узнал об успехах полковника Кирби. он тут же представил пилота к Почетной медали Конгресса. Кирби получил награду 6 января 1944 года. После войны японские историки разобрали бой в районе Вевака, имевший место 11 октября 1943 года, и пришли к выводу, что в одном из сбитых Кирби «Оскаров» находился подполковник Тамия Тераниси, командир 14-го хикодана.

9 ноября 1943 года унтер-офицер Казуо Симизу из 59-го сентая атаковал в одиночку в районе Алексисхафена шесть истребителей P-40N «Уорхоук» из 35-го истребительного дивизиона 8-й истребительной группы и заявил одну победу.

23 января 1944 года шестнадцать Р-38Н из 432-го дивизиона 475-й истребительной группы под командованием полковника Чарльза Макдоналда вылетели в 8:40 с целью сопроводить в Вевак отряд бомбардировщиков В-24. Через несколько минут после вылета Макдональд потерял подвесной топливный бак и был вынужден вернуться. Вскоре на базу вернулись еще четыре Р-38, оставив капитана Джона Лойзела с одиннадцатью «Лайтнингами». 432-й дивизион встретился с «Либерейторами» над Гусапом в 10:05. Спустя час американский авиаотряд вышел к цели. Истребители летели на 600 метров выше и чуть левее бомбардировщиков. Лойзел заметил несколько японских самолетов, летевших рядом с аэродромом. В это же момент капитан увидел, что несколько японцев атаковало первые В-24. Лойзел сбросил подвесные баки и устремился на перехват противника. Пэрри Дал, ведомый Лойзела, видел, как «Уорхоуки» 49-й истребительной группы завязали бой с японскими истребителями.

Лойзел и Дал летели на высоте около 3600 метров. Лойзел преследовал уходящего «Оскара», а Дал следовал за командиром. Наконец Лойзел настиг японца, который на высоте 300 метров летел на восток от мыса Моэм. Лойзел пустил долгую очередь из пушки и пулеметов, японский истребитель загорелся и упал в районе плантации Бранди. Четыре Р-38 летели ниже, а на хвосте одного «Лайтнинга» висели японские истребители. Лойзел и Дал поспешили на помощь. Однако они опоздали. «Лайтнинг» пустил дым и упал в море. Лойзел заложил крутой вираж, чтобы стряхнуть «Хаябусы», успевшие пристроиться сзади. Один «Оскар» взмыл свечой на перехват Лойзелу. Дат предупредил командира об опасности и Лойзел повернул вправо. Дал открыл огонь вслед японцу, пытаясь испугать противника, который упрямо цеплялся за хвост Лойзела.

Дал приблизился к «Хаябусе». Вскоре американцу удалось поразить противника и тот начал дымить, качнулся вниз и разбился о деревья. Японцы, потеряв еще одну машину, решили отступить, а оба Р-38 взяли курс на базу. Дал бросил взгляд в зеркало заднего вида и заметил «Тони» летевшего всего в 50 метрах от его хвоста. Лойзел повернул в сторону японца и спугнул его. Оба пилота прибыли в Гусап, где наполнили баки, а затем вернулись в Дободуру. Лойзел одержал свою восьмую победу и первую на посту командира 432-го дивизиона. Дал сбил свой третий самолет. Не все Р-38 вернулись из налета на Вевак 23 января. Погиб один пилот из 80-го дивизиона, который таранил японский истребитель. В том же бою 433-й дивизион 475-й истребительной группы потерял два «Лайтнинга». В разных боях над Веваком 23 января 1944 года японцы потеряли шесть истребителей. В одном из двух, сбитых капитаном Лойзелом и лейтенантом Далом, «Оскаров» погиб командир 59-го сентая, капитан Сигео Нанго - ас с 15 подтвержденными победами. 29 апреля 1944 года Сигео Нанго был посмертно произведен в подполковники и награжден благодарностью в приказе. Он был одним из немногих асов японской армейской авиации, сумевшим одержать все свои победы над Новой Гвинеей.

В ноябре 1943 года в Бут поступила информация об удачном использовании бомб Та-Дан против крупных отрядов союзнических бомбардировщиков. Было решено испытать новое оружие против масс В-24 и В-25, постоянно висящих в небе Новой Гвинеи. 14 февраля 1944 года унтер-офицер Симизу сбросил Та-Дан на группу «Митчеллов» над Бутом и заметил, что взрывом бомбы было уничтожено три бомбардировщика. На следующий день он повторил атаку. На этот раз целью японского пилота стала группа Р-47, и его жертвой стали два «Тандерболта». Но уцелевшие истребители перешли в контратаку и простреленный «Хаябуса» унтер-офицера едва дотянул до аэродрома. За исключительные результаты, одержанные в течение 48 часов, унтер-офицер Симиза был награжден.

5 марта 1944 года три P-47D из 348-й истребительной группы, пилотированные полковником Нилом Кирби, капитаном Уильямом Данхемом и капитаном Сэмюэлом Блером, вылетели на охоту в район аэродрома Вевак. В районе аэродрома Дагуа трое американцев заметили три легких бомбардировщика Ки-48 «Лили» из 75-го сентая. По ошибке американцы приняли Ки-48 за G3M «Нелл». Все трое сбросили подвесные топливные баки и атаковали японцев. Вскоре капитан Данхем заметил, что «Тандерболт» Кирби мечется то влево, то вправо, пытаясь уйти от «Оскара», севшего на хвост. Данхем поспешил на выручку командиру и меткой очередью срезал японца. Несколько других «Оскаров» атаковали капитана Блера, который ушел от них в тучи. Спустя несколько минут Блер показался из облаков, встретился с Данхемом, после чего оба пилота взяли обратный курс. Оба тщетно вызывали своего командира. Позднее выяснилось, что один из пилотов 77-го сентая сбил «Тандерболт» полковника Кирби, срезав его прицельной очередью с дистанции всего 90 метров. Так погиб полковник Нил Кирби, командир 348-й истребительной группы, ас, имевший на боевом счету 22 сбитых самолета противника.

Последним большим воздушным боем, который 348-я группа провела до передислокации в Саидор, стал бой, имевший место 11 марта 1944 года. В тот день, ближе к полудню 340-й дивизион проводил охоту в районе Вевака и заявил 14 сбитых японских истребителей: 12 «Оскаров», одного «Тони» и одного «Тодзе». Еще три машины по данным американцев были повреждены. В этом бою потери 340-го дивизиона составили лишь три поврежденных Р-47. Лейтенант Лайл Доусетт вел вторую пару звена «Уайт» на высоте 6700 метров. В районе Вевака он заметил 15 японских истребителей, летевших на разных высотах: от уровня верхушек деревьев, до 7600 метров. Лейтенант Энди Лайтл, ведомый Доусетта, заметил шесть «Оскаров» в пятнистом камуфляже, шедших 610 метрами ниже. Пилоты обоих Р-47 сбросили подвесные баки и устремились в атаку.

На протяжении следующих пятнадцати минут 18 «Тандерболтов» из 340-го дивизиона вели битву с 30 или 35 «Оскарами», «Тони» и одним или несколькими новыми Ки-44 Тип 2 «Тодзё». Японские пилоты отчаянно маневрировали, закладывали виражи и полубочки, петли, пике, свечи и другие фигуры высшего пилотажа, стараясь маневренностью победить превосходящие их по всем статьям «Тандерболты». Доусетт и Лайтл сбили по одному «Оскару». Затем они атаковали пару «Тони» и Лайтл сбил одного из них. Лейтенант Том Барбер сбил еще одного «Оскара», который пытался атаковать Доусетта. Май Хнейшо, который вел вторую пару звена «Блю», также сбил «Оскара». Это был пятый сбитый им самолет. Хнейшо заметил пять «Хаябус», которые несли характерные для 77-го сентая обозначения: стилизованные семерки на хвостах, напоминающие перья. Японские истребители шли с запада, разворачиваясь на север. Пара Р-47 сбросила подвесные топливные баки и полетела на перехват. В первом же боевом заходе Хнейшо сел на хвост одному «Хаябусе». Он внес поправку и дал очередь. Пули прошли ниже цели. Хнейшо внес упреждение и второй очередью вывел из строя двигатель у японского истребителя. Лейтенант Уильям Картер, ведомый Хнейшо, видел, как «Оскар» упал в море в трех километрах от аэродрома Бут. Командир звена «Блю», лейтенант Ричард Флейшер атаковал эту же группу «Оскаров» и сбил два из них. Пилот одного из сбитых «Оскаров» покинул кабину, но его парашют не раскрылся. Другой «Оскар» упал в воду западнее острова Каириру. Флейшер заметил, как Майк Диковицкий сбил еще один «Оскар». Для Флейшера это была пятая победа, а для Диковицкого - третья.

Лейтенант Билл Беннетт заметил два самолета, которые сперва принял за «Тандерболты». Внезапно «Р-47» атаковали машину командира 340-го дивизиона, майора Херви Карпентера. Когда один из истребителей начал вести прицельный огонь по Р-47 Карпентера, Беннет изменил свое мнение и решил, что перед ним «Тодзё». Беннет открыл ответный огонь, чтобы японец отцепился от хвоста командирской машины. Карпентер обернулся и заметил, как «Тодзё» клюнул носом и упал в воду. Лейтенант Ллойд Зейдж уже сбил к тому времени одного «Оскара», когда заметил, что Карпентер атаковал и сбил другой японский самолет. Зейдж утверждал, что сбитый Карпентером самолет рухнул в джунгли, а Диковицкий своими глазами наблюдал, как очередная жертва Карпентера рухнула в море.

Японцам удалось сбить один «Тандерболт», срезав его очередью в упор после того, как Карпентер повредил машину из-за неточного прицела. В этом бою участвовал капитан Йосиро Кувабара из 77-го сентая, который заявил один сбитый Р-47, вероятно это и был «Тандерболт», «подраненный» Карпентером. Капитан Кувабара, ас 77-го сентая с подтвержденными 12 победами, погиб в бою с другими Р-47 спустя три дня после этого события. Машина Карпентера была повреждена, но он не догадывался об этом. На перехват Карпентера и еще одного Р-47 летели два «Оскара» и один «Тони».

Японцы преследовали американцев до реки Сепик. Карпентер сумел посадить свою машину на брюхо в Саидоре. Позднее он говорил, что японские пилоты действовали не только агрессивно, но и очень умело. Другие пилоты утверждали, что это вообще были лучшие из встречавшихся им противников. Это была одна из самых больших воздушных битв на Тихом океане. Один из сбитых капитаном Биллом Чейзом «Оскаров» разбился на небольшом островке, рядом с аэродромом Бут. Это был один из двух японских истребителей, упавших на сушу, а не в море. В этом бою еще два пилота 340-го дивизиона стали асами, а счет дивизиона поднялся до 48 побед.

3 апреля 1944 года американцы провели налет на базы японской армейской авиации в Новой Гвинее. Утром того дня в начале десятого часа в воздух поднялось пятьдесят пять истребителей Р-38 из 475-й истребительной группы. Командир группы, полковник Чарльз Макдоналд вел звено «Кловер Ред» (Clover - англ, «клевер», позывной 432-го истребительного дивизиона 475-й истребительной группы.). Генри Кон-дон вел «Кловер Грин», капитан Джон Лойзел - «Кловер Блю», а Эллиот Саммер - «Кловер Уайт». 475-й дивизион прибыл в район цели в 11:35 вместе с отрядом бомбардировщиков В-25 и А-20. Когда капитан Джон Лойзел показался со своим звеном «Кловер Блю» на юго-восточном краю озера Сетани, он услышал, как экипажи А-20 сообщили по радио о появлении японских истребителей. Р-38 летели на высоте 2500 метров. Пилоты звена во все глаза осматривали горизонт. Капитан Лойзел заметил одну группу японских истребителей, которая летела свободным строем на запад. Потом капитан посмотрел вниз и заметил еще одну группу «Оскаров». Уже будучи полковником, Лойзел позднее вспоминал:

«Я атаковал сверху группу из восьми истребителей противника, догоняя их сзади. Сблизившись на 250 метров с ведущей машиной, я открыл огонь. Дав короткую очередь, я переключился на ведомого «Оскара», летевшего правее. Тем временем дистанция между нами сократилась до 50 метров. Я увидел попадания на фюзеляже и у оснований крыльев. «Оскар» резко повернул влево и разбился».

На протяжении следующих нескольких минут звено «Кловер Блю» вступило в бой с превосходящими силами противника. Капитан Лойзел вел огонь короткими прицельными очередями, пока не сел на хвост одному из «Оскаров». Лойзел снова дал короткую очередь, японский самолет свалился в штопор, ударился в склон горы и взорвался. Вторая пара звена «Кловер Блю» также одержала несколько побед. Джо Форстер атаковал два «Оскара» и сбил обоих японцев в районе озера Сентани.

Перри Дал, который видел, как падали сбитые Форстером самолеты, заметил, как «Оскар» сел на хвост другому Р-38. Это был «Лайтнинг» лейтенанта Джона Темпла, из звена «Кловер Грин». Темпл сумел уйти от преследования, в вертикальном маневре спрятавшись в облака. Когда Темпл вынырнул из туч, он увидел, как Дал атакует его незадачливого преследователя. Потом Темпл сбил один «Оскар», упавший в озеро Сентани. Дал продырявил еще один «Оскар» так серьезно, что тот разбился, совершая вынужденную посадку на аэродроме Сетани. Форстер вел поединок с другим «Оскаром». Он провел несколько лобовых атак и изрешетил противника. Японец попытался уйти, спикировав в сторону гор, но Форстер нагнал его и сбил.

Звено «Кловер Грин» оторвалось от основных сил дивизиона. Машины сбросили подвесные баки и атаковали группу из шести «Оскаров», шедших с севера на высоте около 600 метров. Лейтенант Генри Кон-дон видел, как Джон Лойзел сбил своего первого «Оскара». Потом лейтенант оглянулся и увидел, что рядом с ним летит только его ведомый, лейтенант Лоренс Ле Барон. На южном берегу озера Сентани Кондон заметил «Оскара», которого на высоте около 150 метров зажали сразу шесть Р-38. Японец ловко маневрировал на скорости всего 240 км/ч, так, что американцы постоянно пролетали мимо, не успевая его сбить. Кондон спокойно закрыл дроссель и сел японцу на хвост. Едва лейтенант открыл огонь, как «Оскар» повернул вправо, позволив преследователю легко взять поправку на упреждение. И Кондон и Ле Барон видели множественные попадания в районе кабины и на крыльях «Оскара», после чего тот пустил светлый дымок и упал в джунгли.

Эллиот Саммер вел звено «Кловер Уайт». Он заметил «Оскара», атакующего А-20, и перехватил его. Под огнем зенитной артиллерии Саммер приблизился к японскому истребителю и сбил его.

Звено «Кловер Ред» полковника Чарльза Макдоналда заметило шесть «Оскаров», приближающихся к отряду А-20 вдоль юго-восточного берега озера. Полковник приказал сбросить подвесные баки и атаковать противника, чтобы сорвать его атаку. Один «Оскар» задержался и был сбит Эллиотом Саммером. Джек Хеннан следовал за Макдоналдом, пока тот атаковал «Оскара». Японец прервал атаку на бомбардировщики и попытался уйти. Оба Р-38 последовали за ним. Хеннан открыл по японцу огонь. Тот резко вильнул, едва не зацепил Хеннана, после чего рухнул вниз, объятый пламенем.

Один опоздавший к началу боя Р-38 догнал 432-й дивизион в районе Аннеберга. Это был самолет капитана Ричарда И. Бонга, лучшего американского аса, имевшего на боевом счету 24 самолета противника, сбитых над Тихим океаном. Бонг имел право выбирать часть, с какой будет совершать очередной вылет. Во время боя над озером Сентани Бонг многократно атаковал одного верткого «Оскара», прежде чем вызвал пожар на японском самолете. «Хаябуса» взорвался на склоне горы в 45 метрах у западного берега озера. Джо Форстер видел 25 победу Бонга. Вместе с этим «Оскаром» 432-й дивизион сбил во время вылета двенадцать японских истребителей. 431-й дивизион сбил только один «Оскар», а 433-й - два. Всего в тот день 475-я истребительная группа сбила пятнадцать «Оскаров», потеряв одного пилота из 432-го дивизиона, который был сбит парой истребителей Ки-61.

Весной 1944 года японская армейская авиация понесла на Новой Гвинее тяжелейшие потери. Большинство самолетов было уничтожено на земле. 77-й сентай прекратил свое существование как боевая единица и 20 августа 1944 года был расформирован решением Верховного командования ВВС Японии вместе с 248-м. 68-й и 78-м сентаями. Другие истребительные сентай, потеряв все Ки-43, едва смогли уйти с острова, эвакуировав поредевший летный и технический состав.

Филиппины, 1945 год

Майора Томаса Макгира, оперативного офицера 475-й истребительной группы, больше всего угнетала мысль о том, что он так навсегда и останется лишь вторым по результативности пилотом ВВС США. Японских самолетов в воздухе не встречалось, поэтому оснований для опасения у майора было предостаточно. Каждую минуту майор ждал, что его отзовут в Штаты. А не хватало ему всего лишь трех побед, чтобы обойти своего заклятого соперника, майора Бонга. Утром 7 января 1945 года в 6:20 утра с аэродрома Дулаг на острове Лейте вылетели четыре Р-38 из 431-го истребительного дивизиона 475-й истребительной группы. Летчики должны были выполнить задание «1-668» - очистить небо от японских самолетов в районе аэродрома Фабрика на острове Негрос. Майор Том Макгир летел на Р-38, на котором обычно летали Фрэд Чемплин, отправленный на отдых в Штаты, и лейтенант Хэл Грей. Это был P-38L-1 с тактическим номером «112» и серийным номером «44-24845». Капитан Эд Уивер летел на машине Тома Оксфорда («122»). Майор Джек Риттмейер вел вторую пару в Р-38J-15 лейтенанта Рорера (44-28836, «128»), а Дуг Тропп летел в Р-38J-15 «Мисс Джи-Джи» (43-28525, «130»).

Четыре «Лайтнинга» выровняли строй на высоте 3000 метров и взяли курс на Фабрику. Ниже, на высоте 1800 метров, проходила граница облачности, поэтому над Негросом Макгир снизился до 600 метров. Четверо американцев находились в 15 км от ВПП аэродрома Фабрика. К цели планировали выйти ровно в 7:00. Макгир уже не надеялся перехватить над аэродромом какой-нибудь японский самолет. Четверка направилась к аэродромам в западной части острова. Вдруг Уивер заметил японский истребитель, который по ошибке идентифицировал как «Зеро 52». Истребитель шел ниже американцев на 150 метров и обгонял их на 900 метров. Машиной, которую Уивер принял за «Зеро», в действительности был «Оскар» из 54-го сентая, пилотированный унтер-офицером Акирой Сугимото. Сугимото вылетел на разведку американского морского конвоя, который должен был идти в сторону Миндоро или залива Лингаен.

Погода был ужасной и Сугимото после долгого и безрезультатного полета уже лег на обратный курс. Уивер крикнул: «Истребитель противника!»

Макгир в пике пошел на перехват противника. Сугимото находился прямо под звеном американцев. Хотя японский пилот устал после долгого полета, он отреагировал быстро. Взяв влево Сугимото сел на хвост Троппу, который летел третьим, поменявшись местами с Риттмейером. Тропп начал уходить вбок, чтобы выйти из-под огня двух 12,7-мм пулеметов «Оскара». Это было невероятно, но японский пилот посмел перейти в атаку! Риттмейер развернул свой самолет, прицелился и поразил японский истребитель. Но Сугимото как ни в чем не бывало заложил крутой вираж и сел на хвост Уиверу. Уивер позвал на помощь Макгира, а сам начал уходить. Но Сугимото как приклеенный висел на своей темно-зеленой с желто-оранжевыми знаками «Хаябусе» на хвосте Уивера. Макгир запретил своим пилотам сбрасывать подвесные баки, это давало японскому пилоту преимущество в маневренности. Два 568-литровые бака, висевшие под крыльями каждого самолета, были у всех почти полны. Это перегружало машины и серьезно ухудшали летные характеристики «Лайтнингов».

Уивер увидел, как Макгир резко развернул свой самолет, пытаясь поймать «Оскара» в прицел. Уивер сделал бочку, а когда выровнял свой самолет, Макгира уже не было в живых. Уивер вспоминал:

«Мой самолет летел таким образом, что я потерял его из поля зрения. Спустя секунду я увидел, как его «Лайтнинг» взорвался».

Сугимото попытался уйти, но попался на прицел Дугу Троппу. Тот выпустил в него трехсекундную очередь. Все же Сугимото сумел увести своего разбитого «Хаябусу» на север и совершить аварийную посадку. Едва японский пилот выбрался из разбитого самолета, как тут же попал в руки филиппинских партизан, которые не стали с ним долго церемониться, а тут же пустили в расход.

Тем временем на аэродроме Манапла на острове Негрос приземлился Ки-84 «Хаяте» («Фрэнк») из 71-го сентая. За штурвалом самолета сидел сержант Мизунори Фукуда, который видел, как Сугимото вел бой и поспешил ему на помощь. Фукуда появился на сцене в тот момент, когда Макгир падал на землю, а Сугимото уходил в облака. Использовав замешательство противника, Фукуда спикировал на американцев из облаков и сел на хвост Р-38 Риттмейеру, который летел в центре. Все три «Лайтнинга» уже сбросили подвесные баки. Уивер, заметив противника, развернулся и дал длинную очередь из двух 20-мм пушек и двух 12,7-мм пулеметов. Снаряды угодили в кабину Риттмейера, и его Р-38 рухнул на землю в трех километрах от городка Пинанамаан. Фукуда также поймал один 20-мм снаряд, который разбил правую часть моторамы, а затем рикошетом ударил в коллектор левого двигателя машины Троппа. Фукуда попытался посадить свой «Фрэнк», но разбился в Манапле. В обшивке его самолета позднее насчитали два десятка пробоин. Смерть второго по результативности аса ВВС США, майора Томаса Макгира (38 побед) сильно ударила по боевому духу 475-й истребительной группы, что сказывалось вплоть до конца войны.

Китай (1941-1945 г.г.)

25-й сентай был сформирован на базе подразделений 10-го докурицучутая в Ханькоу, Китай, 7 ноября 1942 года. Первоначально истребителями Ки-43-I оснастили два чутая, а осенью 1943 года «Хаябусы» были во всех трех чутаях. Первым командиром 25-го сентая стал майор Тосё Сакагава. Часть входила в состав 1-го хикошидана. В апреле и мае в районе Рейрё 25-й сентай вел бои с частями 14-й воздушной армии генерала Клера Ли Шенно. 1 апреля 25-й сентай совместно с 33-м сентаем вел бой с двадцатью Р-40 и заявил четыре воздушные победы. 10 июня «Хаябусы» 25-го сентая вместе с 33-м сентаем сопровождали отряд легких бомбардировщиков Ки-48, бомбивших Сёйё. Пилоты сентая вступили в бой с десятком Р-40 и заявили пять сбитых истребителей.

С конца мая до середины июня 1943года 25-й сентай переходил с Ки-43-1-Хей на Ки-43-II-Ko. Летом американская 14-я воздушная армия в Кейрине, Сёйё и Рейрё начала наращивать штатную численность. 3-й хикошидан с помощью трех истребительных сентаев проводил «летнюю воздушную операцию», которая имела целью уничтожить американскую авиацию в Китае. Первый этап операции длился с 23 июля по 22 августа 1943 года. 21 августа Ханькоу стал целью для семи В-25 и 14 В-24, которых сопровождали Р-40. Двенадцать Р-40 выделили для сопровождения лишь в последний момент, поскольку истребители требовались для защиты Хеняна. Поэтому сопровождение оказалось лишь у В-25. Четырнадцать В-24 из 374-го и 375-го дивизиона не смогли встретиться с истребителями, поэтому полетели бомбить доки Ханькоу без прикрытия. Во время бомбовой атаки «Либерейторы» попали под удар «Хаябус». Японские пилоты грамотно атаковали американские бомбардировщики из передней полусферы. Командир 25-го сентая, майор Тосё Сакагава сбил ведущий В-24, который пилотировал майор Брюс Бит. Другие В-24, были также атакованы противником. Тем не менее, американцы сбросили бомбы и ушли назад. Один В-24. имевший на борту трех убитых и двух тяжело раненных членов экипажа, разбился, совершая аварийную посадку.

Когда бомбардировщики ложились на обратный курс, в бой вступили «Хаябусы» из 33-го сентая, которые непрерывно атаковали «Либерейторы» на протяжении получаса. Когда последний «Хаябуса» вышел из боя, десять из двенадцати В-24 оказались повреждены. Среди экипажей бомбардировщиков один человек погиб, четверо получили ранения. Бортстрелки «Либерейторов» заявили 57 сбитых истребителей, 13 сбитых вероятно и 2 поврежденных. В действительности им удалось сбить всего несколько «Хаябус». Китайская разведка после доложила, что в ходе налета было уничтожено множество строений и 1000 бочек бензина. В числе прочих домов, бомба угодила в здание японского штаба, где как раз шло оперативное совещание. Погибли три японских генерала, четыре полковника и командир морской базы.

Вторая операция продолжалась с 23 августа по 9 сентября. 24 августа самолеты 14-й воздушной армии снова появились над Ханькоу. В этом налете участвовало 14 В-24 и шесть В-25. Сопровождали бомбардировщики 14 Р-40 и 8 Р-38. «Митчеллы» успешно бомбили аэродром Учанг, расположенный на другом берегу реки, напротив Ханькоу, и вернулись на базу без потерь. По дороге к цели семь В-24 из 373-го дивизиона наткнулись на район плохой погоды и повернули на базу. Поэтому к Ханькоу прибыло только семь В-24 из 425-го дивизиона, которые успешно сбросили бомбы. Несмотря на сопровождение, японские истребители из 25-го и 33-го сентаев прорвались к бомбардировщикам, сбили четыре и повредили три машины. Японские пилоты также заявили два сбитых Р-40. В действительности ни одного Р-40 им сбить не удалось. В ожесточенном сражении, длившемся 45 минут, американцы сбили три «Хаябусы». В числе погибших оказался командир 33-го сентая, майор Акира Ватанабе. Три уцелевших «Либерейтора» вернулись на базу в Квейлине, имея на борту двух убитых и шестерых раненных.

В начале сентября 25-й сентай перебазировался в Ханькоу и Ханой. Это совпало по времени с началом третьей операции, которая продолжалась с 9 сентября по 7 октября 1943 года. 25-й сентай атаковал Конмей.

1-й чутай, который дислоцировался в Ханькоу, 15 сентября вел бой над Учангом с Р-40. В бою был сбит и попал в плен подполковник Гарри Пайк, заместитель командира 23-й истребительной группы. С июля по октябрь 3-й хикошидан записал 113 сбитых самолетов противника. 25-й сентай доложил о сбитых восьми В-24, 36 Р-40 и 7 Р-38, потеряв со своей стороны восемь «Хаябус». После этой кампании весь личный состав 25-го сентая вернулся в Ханькоу. Исключение составили несколько пилотов, которых направили в Кантон. 28 января 1944 года 25-й сентай праздновал свою сотую победу в воздухе.

В конце июня 1943 года из Ра-баула отвели 11-й сентай. В середине июля сентай вернулся в Японию, Там на аэродроме Тайсё в пригороде Осаки часть оснастили Ки-43-II-Ko, а в конце августа 11-й сентай отправили в Харбон в Манчжурии. 7 сентября часть прибыла на аэродром Лаолянь в восточной Манчжурии. В Лаоляне часть получила пополнение в летном составе и прошла реорганизацию. Потом ее отправили в Китай: сначала в Учанг в центральном Китае, а через неделю - в Кантон на юге Китая. В Кантон 11-й сентай прибыл 19 декабря. 21 декабря японская армейская авиация начала серию налетов, продлившихся три дня. В первый день операции еще до рассвета десять легких бомбардировщиков Ки-48 атаковали Квейлин. На рассвете 41 истребитель Ки-43-II из 11-го и 25-го сентаев, а также Ки-44-II «Секи» из 85-го сентая вылетели для того, чтобы расчистить небо в районе цели. Однако союзники, по-видимому, узнали о планах японцев, поэтому нигде не было ни одного самолета - ни в воздухе, ни на земле. Во время обратного полета в Кантон Ки-43-II-Ko из 2-го чутая 11-го сентая, пилотированный 2-м лейтенантом Киёси Кино, упал в двадцати километрах северо-восточнее Сеуэй. У самолета кончилось топливо. Пилот попал в плен. 11 сентай действовал на юге Китая до февраля 1944 года. Потом часть отправили в Японию, где сентай получил новые Ки-84-1 «Хаяте». В дальнейшем часть действовала на Филиппинах.

Весной 1944 года, когда японцы начали «Операцию № 1». 25-й сентай действовал в составе 5-го хикошидана. Часть располагала 22 «Хаябусами» и 44 пилотами. Однако эта операция принесла японским ВВС больше потерь, чем побед. 10 марта 1944 года свой боевой счет в 25-м сентае открыл лейтенант Морицугу Канаи, который в районе Ачина сбил Р-38 из 449-го истребительного дивизиона. 6 мая, во время боя с «Лайтнингами» из того же дивизиона, «Хаябуса» Канаи получил повреждения. Из-за пробоин в бензобаке лейтенант едва дотянул до аэродрома. Приземлившись, Канаи пересел на другой Ки-43, снова бросился в бой и заявил два сбитых Р-38. В конце 1944 года Канаи имел на своем счету 19 сбитых самолетов, в том числе один В-29. До конца войны Канаи довел свои результаты до 32 побед. (По другим данным он сбил только 26 самолетов). В июле майора Сакагаву отозвали, а командиром 25-го сентая стал майор Беппу, который погиб в бою 17 сентября 1944 года. Следующим командиром сентая стал майор Мацуяма, который также погиб через две недели после вступления в новую должность. 4 августа 1944 года командование сентаем принял капитан Хасимото, но и он вскоре погиб. 3 сентября командиром 25-го сентая стал Такаси Цучия, только для того, чтобы погибнуть через несколько дней. 10 сентября 1944 года в 25-м сентае осталось лишь 16 «Хаябус» и 12 пилотов.

В июне 1944 года бомбардировщики В-29 с базы в Сейто (Цинтао) начали бомбить Японию. Истребительным сентаям поступил приказ перехватывать В-29. 26 сентября пилоты 25-го сентая повредили один В-29 с помощью бомбы Та-Дан, и заявили еще четыре сбитых бомбардировщика. В октябре 25-й сентай получил пополнение и стал насчитывать 20 «Хаябус». В ноябре 2-й чутай оснастили истребителями Ки-84 «Хаяте», а другие чутай получили истребители Ки-43-III-Ko. 18 декабря 10 В-29 бомбили район Ханькоу. 25-й и 85-й сентай вели бой с бомбардировщиками В-24. В-25 и истребителями сопровождения Р-51. После этого боя в 25-м сентае осталось только два истребителя. В январе 1945 года 25-й сентай перебазировался в Нанкин, Китай, где часть целиком перешла на Ки-84 Тип 4 «Хаяте». В мае 25-й сен-тан перелетел в Пекин. В июне 5-й хикошидан перебазировался в Корею. Последним командиром 25-го сентая был майор Томохико Каназава (с июля и до конца войны).

Оценка самолета Ки-43

Среди множества способов оценить самолет, два обращают на себя внимание.

Глядя на Ки-43 с чисто технической точки зрения и сравнивая его с другими машинами того времени, можно прийти к выводу, что «Хаябуса» не представлял собой революции в самолетостроении. Характеристики японского истребителя были в целом хуже, чем у большинства современных ему машин, особенно это отставание проявилось ближе к концу войны. Исключение составляла хорошая скороподъемность, маневренность и исключительно малый радиус разворота. Этого удалось добиться за счет использования боевых закрылков, которые, по сути, были единственным новым техническим решением, использованным в конструкции самолета. Однако боевой опыт показал, что при использовании подходящей тактики самолет становится грозным противником.

Если же оценивать самолет не просто, а с учетом конкретных условий, в которых его применяли, то оценка машины станет совершенно иной. Численно Ки-43 был самым многочисленным самолетом японской армейской авиации. В первые месяцы войны Ки-43 служил лишь дополнением для основного истребителя Ки-27. Союзники часто путали, принимая «Хаябусу» за А6М «Зеро». Неожиданная маневренность и скороподъемность японского самолета стала неприятным сюрпризом для пилотов союзников. Огромную роль в успехах «Хаябус» сыграла адекватная тактика и высокий уровень подготовки японских пилотов. Оба эти фактора с течением войны постепенно изменялись не в пользу японских ВВС.

Ки-43 был сравнительно дешевым и простым в производстве. В полевых условиях он был прост в обслуживании и эксплуатации. Особенно это было заметно в условиях тропического климата, предъявляющего повышенные требования к надежности конструкции. Самолет также был прост в пилотаже и не имел ограничений на фигуры высшего пилотажа. Огромным достоинством самолета был большой радиус действия, что особенно было полезно во время наступления. Упрощенная конструкция самолета облегчала ремонт, что позволяло держать в боеспособном состоянии большое число машин. Самолет обладал коротким разбегом, а широкая колея облегчала рулежку и приземление. Кабина почти не ограничивала поле зрения пилота. Машина была стабильной в полете, а вооружение, смонтированное перед пилотом, значительно упрощало прицеливание.

Среди недостатков машины можно назвать чрезмерно облегченную конструкцию, которая практически не имела запаса прочности и легко разрушалась даже пулями винтовочного калибра. Это была цена, которую приходилось платить за маневренность, скороподъемность и дальность действия. Вооружение самолета также было слабовато. Два 12,7-мм пулемета Хо-103 Тип 1, которые устанавливали на машины, начиная с модели Ки-43-1-Хей и до последних серийных образцов, выглядели не столь внушительно, как многоствольное вооружение союзнических истребителей. Конструкция самолета просто не позволяла установить на машину дополнительное вооружение в крыльях, а попытки заменить пулеметы 20-мм пушками Хо-5 так и не вышли за рамки эксперимента. Любопытно будет сравнить Ки-43 с самолетами А6М2 и А6МЗ «Зеро», которые несли 2 7,7-мм пулемета и 2 20-мм пушки. Проблема заключалась в низкой эффективности огня 20-мм пушек на больших дистанциях, трудности в наведении и маленьком боекомплекте 20-мм выстрелов. В результате большинство побед пилоты «Зеро» одержали с помощью 7,7-мм пулеметов, применяя пушки лишь в исключительно благоприятных ситуациях. Это требовало от пилота особых навыков в пилотаже и стрельбе. Аналогичный опыт имели и пилоты люфтваффе. По этой же причине на морские самолеты американцы ставили лишь одинаковые по калибру стволы. Позднее эта практика распространилась на армейскую авиацию Великобритании и США. Учитывая этот опыт, два 12,7-мм пулемета с большим боекомплектом выглядели оптимальным решением.

Несмотря на скромные характеристики и отсутствие революционных технических решений в конструкции, самолет Ки-43 занимает видное место в истории авиации. Прежде всего, это был последний и наиболее современный истребитель, делавший ставку на маневренность, легкость и хорошие пилотажные качества. Эта концепция оказалась устаревшей уже в 1940 году, когда Ки-43 совершал первые пробные полеты. Лишь консерватизм японских пилотов и использование боевых закрылков дало возможность реализовать проект. Результатом стал простой, легкий и - по мнению многих энтузиастов авиации - красивый самолет, в котором принцип «легкости» был реализован еще более последовательно, чем в А6М «Зеро» (в котором акцент смещался в сторону вооружения и дальности полета, что привело к невероятному компромиссу). В Японии «Хаябуса» быстро обрел популярность и стал символом армейской авиации наравне со своим морским аналогом.

Источники

  • " Ki-43 Hayabusa" /Война в воздухе № 23, 24./

©AirPages
2003-