Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Периодика ВОВ Советская Сибирь Британский союзник ВВФ Flight Аббревиатуры

Штурманская служба в массированных действиях ВВС при прорыве обороны противника

(По опыту летней кампании 1944 г.)

Операции по прорыву обороны немцев Красной Армией в летнюю кампанию 1944 г. под Витебском, Оршей, Могилевом, Рогачевом и Львовом осуществлялись при поддержке массированных ударов нашей авиации. В этих операциях большую роль Сыграла штурманская служба, от которой самый принцип массированного использования авиации потребовал новых форм нового содержания работы.

В «обычных» условиях боевых действий, когда отдельные авиачасти действуют по разным целям, штурманское обеспечение в основном заканчивалось в полку, реже в дивизии. При сосредоточенных же ударах нескольких крупных авиасоединений по участку прорыва обороны противника и в ограниченное время центр тяжести штурманского обеспечения переносился в высший авиационный штаб, организующий данную операцию.

От главного штурмана требовалось наметить распределение целей, времени н маневра между авиасоединениями, чтобы в намеченной полосе прорыва обороны противника шириной всего 12—15 км по фронту и 6—8 км в глубину за 1½—2 часа «авиационной подготовки» обеспечить максимально возможную плотность бомбового и пушечного огня со всех привлекаемых к операции самолетов, число которых нередко превышало тысячу.

Свои расчеты главный штурман начинал с изучения обороны противника в намеченной полосе прорыва с точки зрения расположения и характера целей, главным образом артиллерийских позиций, узлов сопротивления и траншей. Для этого использовались фотопланшеты последних, специально проведенных съемок и изготовленные с них карты целей крупного масштаба (50 000 или 25000). Выявленные объекты группировались в цели, нумеровались и подвергались бомбардировочному расчету на ориентировочное количество потребных попаданий бомб соответствующего калибра, на основе которого затем определялся потребный наряд самолетов. Карга целей и бомбардировочные расчеты служили основанием для постановки задач авиасоединениям.

Вслед за этим главный штурман продумывал и отражал на схеме (карте) общий маневр авиации в районе целей. Он исходил из требований наибольшего поражения целей и соображений о положении солнца, безопасности боевого курса для своих войск, исключения возможности столкновения и попадания под бомбы своих самолетов и в зону траекторий снарядов своей артиллерии с учетом, наконец, наименьшего пребывания под воздействием ЗА противника. Как правило, все эти требования и соображения приводили к назначению общих плодных н выходных ворот и общего боевого курса.

Далее главный штурман намечал общий контрольно-пропускной пункт (КПП), расположенный невдалеке от входных ворот, и определял необходимый интервал времени прохода КПП соединениями для достижения требуемой плотности.

Из расчета времени, отведенного для прохода КПП (или времени удара), командиры соединений назначали своим подразделениям, вылетавшим с разных аэродромов, сроки вылетов и интервалы между ними.

Затем в зависимости от условия базирования авиасоединения (а оно при имевших место условиях авиационного насыщения бывало чрезвычайно плотным) главный штурман определял каждому авиасоединению границы районов сбора и оси маршрутов.

Подсчитав время на сбор, посадку и полет по маршруту, главный штурман составлял график времени на первый день операции. Этот график давал возможность простого переноса момента ударов в зависимости от изменения «Ч» и удобного контроля за действиями соединений по срокам в ходе операции. Этим же графиком времени пользовались и оперативные отделы штабов при составлении боевого приказа и плановой таблицы.

В зависимости от выбора КПП, осей маршрутов и базирования частей главный штурман уточнял с начальником ЗОС расстановку средств ЗОС и выделял подвижный пункт ЗОС на КПП. На местности. в указанных главным штурманом пунктах, службой тыла строились и выкладывались дополнительные знаки ЗОС в виде букв и цифр из подручных материалов, хорошо видные с воздуха и облегчающие летному составу ориентировку, особенно в районах, бедных характерными ориентирами. Через штабы наземных войск главный штурман уточнял способы обозначения войсками нашего переднего края.

Одновременно, по указаниям главного штурмана, принимались меры по метеорологическому обеспечению операции. Организовались дополнительные пункты метеорологических и шаро-пилотных наблюдений в районе КПП, с передачей метеоданных через приводную радиостанцию КПП. Для освещения погоды на территории противника посылались специальные самолеты — разведчики погоды, передававшие погоду установленными кодами по радио в центр метеорологического обслуживания.

Результаты всех этих подготовительных мероприятий вносились в «Штурманские указания на операцию». Эти указания содержали: а) указания по подготовке частей и соединений к предстоящим боевым действиям в штурманском отношении; б) характеристику района полетов в отношении ориентировки: в) указания по способам самолетовождения, бомбометания н его контроля; г) расположение и характер работы средств ЗОС; д) климатологическую справку о районе на период действий и порядок метеообеспечения авиачастей.

К штурманским указаниям прилагалась карта со схемой маневра у целей, осями маршрутов и границами сборов авиасоединений, карта и список целей с бомбардировочными расчетами, карта и перечень средств ЗОС.

На основании разработанных и утвержденных командующим штурманских указаний на операцию главный штурман проводил инструктаж штурманов соединений, собирая их для этого на одном из аэродромов.

Закончив разработку операции в штурманском отношении и доведя штурманские указания до подчиненных соединений, главный штурмам со своими помощниками приступал к проверке в частях и соединениях хода и правильности штурманской подготовки к боевым действиям.

Так как большинство авиачастей сосредоточивалось в районе операции незадолго до ее начала, то штурманская подготовка их состояла обычно в следующем.

Прежде всего изучался район предстоящих полетов (по картам крупного масштаба) и от летного состава принимались зачеты по знанию района.

Затем, придерживаясь заданных осей маршрутов, производился облет района ведущими экипажами.

Незадолго до начала операции ведущие экипажи вывозились на наш передний край перед полосой прорыва, где на местности и на ящиках с песком они отыскивали и изучали свои цели и начертание нашего переднего края. Наконец, если позволяло время к ресурсы, проводилось летно-тактическое учение кадров по возможно более приближенному к подготавливаемой операции плану.

Такая подготовка в значительной степени повышала эффективность первых ударов авиации и исключала возможность поражения своих войск.

Старшие штурманы соединений и штурманы частей на основании полученных штурманских указаний главного штурмана производили расчеты для своего соединения (части), уточняли бомбардировочные расчеты и точки прицеливания в пределах отведенных им целей и составляли свои штурманские указания (в частях — навигационные планы), которые затем изучалась летным составом.

Оставшееся до начала операции время использовалось для проверки готовности экипажей в штурманском отношении. При этом особое внимание обращалось на знание своих целей, нанесение на полетные карты линии боевого соприкосновения с противником, знание КПП, данных ЗОС, порядка сбора и маневра, установленного приказом способа восстановления ориентировки и готовности навигационного оборудования самолетов, особенно точности показания компасов, РПК и часов.

Штурманы частей и соединений доносили вышестоящим штурманам о готовности своих частей в штурманском отношении.

Как показал опыт проведенных операций в летнюю кампанию 1944 г., такой порядок штурманской подготовки массированных ударов нашей авиации по обороне противника в полосе намеченного прорыва оправдал себя полностью и обеспечил нашей авиация четкое выполнение поставленных задач.

Опыт показал также, что с началом боевых действий, главный штурман должен находиться на командном пункте, т. е. он должен быть непрерывно в курсе наземной обстановки, постановки авиачастям новых задач, в курсе хода их выполнения, чтобы своевременно принимать меры по штурманскому обеспечению.

В ходе выполнения операции главный штурман должен был непрерывно следить за изменением линии фронта и контролировать доведение ее до летных экипажей, ибо от этого в первую очередь зависела безопасность наших войск от ударов своей же авиации.

С осуществлением прорыва и изменением наземной обстановки главный штурман должен своевременно разрабатывать новые условия маневра в районе целей, избегая шаблона, т. е. изменяя направление заходов, и продвигать вперед КПП, средства ЗОС. его обозначающие, производить расчеты и обеспечение задач ночной авиации, изучать итоговые донесения и фотоснимки результатов бомбометаний за день для выявления недостатков и принятия мер к их устранению. В ряде случаев главному штурману удавалось выбыть на несколько часов на передний край, откуда он мог наблюдать весь ход выполнения массированного удара авиации и вносить в дальнейшем коррективы в его организацию по данным личного наблюдения.

На второй день, ввиду того что вся работа по постановке задач частям заканчивалась обычно в первую половину ночи, главный штурман мог побывать в одном-двух соединениях и проверить ход штурманской подготовки к вылетам, обязательно возвращаясь к исходу дня в штаб для изучения обстановки и принятия мер по обеспечению очередных задач.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Штурманские расчеты и мероприятия имеют большой удельный вес в разработке и подготовке операций при прорыве укрепленной полосы противника, и главному штурману принадлежит большая роль в штабе в этой работе.

Массированные удары авиации требуют большой централизации штурманских расчетов, а задача штурманской службы в соединениях и частях заключается в точном выполнении заданных элементов по этим расчетам.

Успех выполнения массированных ударов обусловливается точными штурманскими расчетами и тщательной подготовкой частей и соединений. Важнейшими и обязательными мероприятиями в этой подготовке должны быть: изучение района, облет района, выезд на передний край (особенно штурмовикам), проигрыш полетов по заранее разработанным навигационным планам, наконец (если позволяют время и материальные ресурсы) — летно-тактические учения кадров по разработанной операции.

Опыт штурманского обеспечения массированных действий ВВС в летнюю кампанию 1944 года необходимо учесть в будущей боевой работе авиации.

Дата размещения на сайте 10 декабря 2014 г.

Источники

  • «Вестник Воздушного Флота» № 19-20 октябрь 1944 г.

©AirPages
2003-