Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Факты Асы против асов Эффективность авиации

МАРК СОЛОНИН И БОЕВОЙ РАЗВОРОТ

Владимир Ивонин

Итак, вывод Марка Семёновича о «дикой аварийности в советских ВВС» базируется на двух умозаключениях: во-первых, потери наши авиаторы несли «непосредственно над полем боя» – на виду у «тысяч глаз», и, во-вторых, – «только в ясный солнечный день». И поэтому, дескать, потерь по неизвестным причинам (то самое «не вернулся с боевого задания») должно быть мало.

Трудно сказать, какое из этих двух исходных утверждений более нелепо.

Во-первых, штурмовики (вместе с сопровождающими истребителями) действовали не только над передним краем, но и на глубину до десятков километров за линией фронта, включая выполнение таких рискованных и ведущих к большим потерям задач, как штурмовка аэродромов. А атакам вражеских истребителей подвергались не только за и над линией фронта, но и над своей территорией, при возвращении на свой аэродром, когда боевой порядок сильно растянут и уязвим (а это еще десятки километров над лесами и болотами, где не то, что тысяч, а даже двух глаз могло и не быть).

И, во-вторых, по поводу погоды. В воспоминаниях каждого второго лётчика можно найти не один пример полетов далеко не в «ясный солнечный день». А ведь Марк Солонин перелопатил большой объем мемуаров. Как же можно было не замечать сотни подобных эпизодов:

«Полетели, а погода была плохая. Меня облачность прижала к земле, и я решил вернуться на свой аэродром...»

«Погода была такая, низкая облачность, противник не появлялся. Правда, один раз нас обстреляли зенитчики...»

«Я вел группу — 12 истребителей. У нас была погода нормальная, а когда подходили к аэродрому, облачность прижала нас до высоты 100 метров... Прошли, а там облачность еще ниже. Летим метров на 50 — задание-то надо выполнять...»

«Облачность была низкая, поэтому штурмовики в эти дни действовали как свободные охотники.»

«Не долетая Ростова, одна группа попала в сплошную низкую облачность и сбилась с курса. Заметив внизу большой аэродром, летчики приняли его за ростовский и пошли на посадку.»

«Смеркается всё больше. Подошли к краю сплошной облачности... когда выбрались наверх, нас оказалось только трое, один где-то потерялся!... Когда пробили облачность и вышли на Кемпно, нас оказалось только двое. Потерялся еще один...»

«Стояла очень низкая облачность, но кому-то из командования захотелось послать группу наших бомбардировщиков Пе-2 на бомбежку железнодорожной станции... Или их сбили, или в туман попали...»

Одним словом, сами участники тех событий не видели никакой «загадки истории» в совершенно обычной для них ситуации под названием «не вернулся с боевого задания».

А «необъяснимость» возникает у Марка Семёновича потому, что его представление о предмете исследования основывается не на изучении фактуры, а на умозрительных «общих соображениях» (которые, как мы уже видели, часто бывают ошибочны).

Вот еще пример рассуждений Марка Солонина, убеждающих читателя в глупости советского руководства: «...Прекратить выпуск ЛаГГ-3, видимо, забыли даже после того, как весной 1942 г. в Горьком его радикально переделали в Ла-5. Завод № 31 в Тбилиси продолжал выпускать уже безнадежно устаревший к тому времени «лакированный гроб» весь 1943 год, и даже в 1944 году передал в ВВС еще 432 ЛаГГа! Как можно было в 44-м году воевать на ЛаГГе против «мессеров» серии К (двигатель форсажной мощностью в 2030 л. с), знало только начальство...»

Вот так в сознание читателей внедряются мифы о вопиющей глупости советского начальства всех уровней.

Это только «МарьВанне, читающей лекции на кафедре новейшей истории» достаточно обозначений вроде «ЛаГГ» или «Як». А для серьезных историков различать разные серии и модификации самолетов-истребителей просто необходимо. Потому что, например, ЛаГГ-3 4-й серии уступает своему собрату 66-й серии по максимальной скорости у земли на 56 км/ч, и по максимальной скорости на высоте 5км - на 42 км/ч. А по скороподъемности разница между ними превышает 50% (588 м/мин у 4-й серии против 900 у 66-й). Любому ясно, что самолеты с таким отличием ТТХ – это, как говорится, «две большие разницы».

Разумеется, 31-й авиазавод к 1944 году давно уже не выпускал «безнадежно устаревшие» ЛаГГи первых серий. А те поздние серии (включая упомянутую 66-ю), которые строились на 31-м заводе, заметно прибавившие в тяговооруженности за счет облегчения конструкции и установки форсированного мотора, вполне справлялись с выполнением возложенных на них задач. К тому же они обладали превосходством в маневренности над «фокке-вульфами» и поздними «мессершмиттами» (чего так не хватало ЛаГГам первых серий в 1941-м).

Любопытно, что сам Марк Семёнович (уже на других страницах своей книги) пишет верную мысль, показывающую нелепость своей же критики выпуска ЛаГГов параллельно с Ла и Яками (т.е. в довесок к более удачным типам истребителей): «…истребительная авиация может успешно выполнять свои задачи на любых самолетах. С двумя только уточнениями — этих «любых» должно быть достаточно много… и их тактико-технические характеристики (ТТХ) должны быть примерно сопоставимы с ТТХ самолетов противника. Вот и все, что требуется от техники.»

Ну а «как можно было в 44-м году воевать на ЛаГГе против «мессеров» серии К», похоже, «знало» не только начальство, но и сам Марк Семёнович – где именно в этот период пилоты ЛаГГов вообще могли встретить «Курфюрста» («мессера серии К»)…

Настойчивое желание Марка Солонина выставить любое решение Сталина ошибочным (а то и просто злодейским) отчётливо прослеживается на протяжении всего повествования, и является (судя не только по обсуждаемой книге, но и по другим его публикациям) одной из главных целей всего литературного творчества этого автора. А для придания весомости своим аргументам, Марк Семёнович привлекает цифры. Причем, так ловко, что неподготовленный читатель даже не замечает подвоха.

В нижеприведенном примере, комментируя решение приостановить на одном из авиазаводов производство бомбардировщиков Ту-2 и перенацелить его на выпуск истребителей Як-9 (приказ НКАП № 763 от 10 октября 1942 г.), Марк Солонин пишет: «Приказы не обсуждают. На войне. После войны не грех и подумать — стоило ли «в целях увеличения выпуска самолетов-истребителей» товарища Яковлева разрушать налаженное производство лучшего фронтового бомбардировщика? Особенно в том самом 1942 году, в котором, как, конечно, помнит внимательный читатель, Сталин отдал приказ № 0496, в котором потребовал «обязательно использовать истребители для решения бомбардировочных задач днем на поле боя». Такие приказы товарищ Сталин отдавал не от хорошей жизни. Бомбардировщиков крайне не хватало. В 1942 году было выпущено:

— 858 бомбардировщиков ДБ-Зф;

— 2524 легких бомбардировщиков Пе-2;

— 9918 истребителей, в том числе 5966 истребителей Яковлева (2).

Таких несуразных пропорций между выпуском истребителей и бомбардировщиков не было ни в одной из ведущих авиационных держав мира. Так, например, в 1941—1942 годах производство бомбардировщиков в Германии (даже не считая пикирующих Ju-87) составило половину от общего объема выпуска боевых самолетов.»

Ну, насчет «бомбардировщиков крайне не хватало» - это, конечно, лукавство. Ведь Марк Семёнович прекрасно знает, что всего всегда не хватает («Ресурсов всегда меньше, чем хочется, денег всегда не хватает. Это их (ресурсов) неотъемлемое свойство»). А истребители использовались для решения бомбардировочных задач не вместо своих непосредственных, а в дополнение (отбомбился по переднему краю вражеской обороны – лети патрулировать, и т.д.), и не только в 1942-м, а до самого конца войны истребители занимались увеличением ударной силы нашей авиации. Но сейчас не об этом речь.

Итак, логика у Марка Семёновича следующая. Бомбардировщиков в 1942 году выпустили всего 3,4 тысячи, а истребителей – целых 9,9 тысяч (из них почти 6 тысяч «Яков»). Следовательно, истребителей более чем достаточно и для прикрытия войск, и для сопровождения своих бомбардировщиков. И поэтому «несуразность пропорций» должна быть читателю очевидна, а вместе с ней – и очередная «ошибочность» сталинских решений (в данном случае – об увеличении выпуска «Яков»).

Только вот «забыл» Марк Солонин (на других-то страницах книги – прекрасно помнит) про построенные в том же 1942 году 8.2 тысячи штурмовиков Ил-2, которые не менее остро, чем бомбардировщики, нуждались в истребительном сопровождении (и на котором «Яки», имеющие низковысотный мотор, в основном и специализировались). Так что не было никакого переизбытка истребителей в советских ВВС в 1942 году. И соотношение выпущенных ударных самолетов (бомбардировщиков со штурмовиками) и истребителей получается как раз примерно как в Германии.

Да, вот такая у Марка Семёновича интересная методика подгона цифр под заранее готовый «вывод». Хитрость в данном случае заключалась в том, что в вопросе, где надо было учитывать всю ударную авиацию, Марк Солонин умышленно взял в рассмотрение лишь ее часть – только бомбардировочную авиацию.

В заключение остается сказать, что книга Марка Солонина «На мирно спящих аэродромах… 22 июня 1941 года» могла бы представлять интерес для любителей военной истории, если бы не два обстоятельства. Это, во-первых, поверхностное знание автором предмета исследования. Да, цитирование и пересказ фактов, почерпнутых из различных источников, получается у Марка Семёновича превосходно; но вот собственные рассуждения (а ведь подобные книги интересны прежде всего новыми выводами, сделанными на основе анализа и осмысления привлекаемых цифр и фактов) часто совсем не блещут здравым смыслом. И, во-вторых, это предвзятое негативное отношение к Сталину и вообще к советскому периоду истории нашей страны, превращающее «историческое исследование» в попытку обосновать заранее приготовленные автором «выводы».

Дата публикации на сайте: 08.05.2012

Комментарии на форуме

24 09 2012 Браво, Владимир Ивонин!
Впрочем, я подозреваю, что Марк Солонин отрабатывает заказ и мнение читателей его не слишком заботит.
Суворов-Резун номер 2.
bear

26 09 2012 Книгу читал, с выводами Солонина согласен и пусть автор прокоментирует, раз все не так, как по Солонину, отчего такие дикие потери у советских летчиков.
И еще, разве не прав Солонин описывая начальний период войни? А это как раз автор обходит, как будто не замечая, и его словами подгоняет все под свои версии.
-- Тони

26 09 2012 Тони,
данная статья ни разу не является какой-то глобальной критикой сразу всех выводов М.Солонина. Она всего лишь показывает, мягко говоря, предвзятость его "исторических исследований", ну и уровень знания темы одновременно (уровень кухонного теоретика, как выяснилось).
И кстати, Вы невнимательно читали Солонина: потери советских лётчиков в начале войны он считает ничтожными (т.к. терялась, в основном, матчасть на земле при потере управления и отступлении).
А то, что в целом за войну потери летчиков в советских ВВС были больше чем в немецких - совершенно нормально для более массовой авиации. Потери в наших ВВС по-любому В ТЫСЯЧУ раз меньше чем в пехоте (что советской, что немецкой), зато наша многотысячная штурмовая авиация, обеспеченная прикрытием истребителей, врагов накрошила куда больше своих "диких" потерь.
-- Владимир

01 02 2017

Участие И-16 тип 17 с пушками ШВАК-20 в войне в Испании
-- Вячеслав


©AirPages
2003-