Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Асы против асов Воздушные победы Luftwaffe

Четыре пишем, два в уме.

Очень многие воздушные победы оплотов Люфтваффе не выдерживают объективной проверки.

Александр Марданов

Еще более любопытно выглядит сопоставление немецких и советских отчетов за 29 августа. По нашим данным, в этот день никак действий авиации противника замечено не было. А по немецким сведениям 13-й отряд Me 110 в сопровождении 6-го отряда Me 109 атаковал аэродром «Ва-енга». При этом фельдфебелю Мюллеру опять-таки засчитали два «сбитых» самолета, хотя ни один советский самолет в этот день не только не был потерян, но и вообще не участвовал в боевых действиях.

Очередной (на этот раз - реальный) налет на аэродром «Мурмаши» состоялся утром 2 сентября. На перехват взлетели девять истребителей ВВС 14-й армии. На высоте 4500 метров они натолкнулись на вражескую группу прикрытия - 11 Me 109F. Бой длился 15 минут. Вскоре к немцам подошло подкрепление - еще семь «мессершмиттов». Противнику удалось сбить «Харрикейн» капитана Павлова, которому пришлось прыгать с парашютом. А результат бомбардировки аэродрома оказался «нулевым». Истребители-бомбардировщики Me 110, встреченные советскими истребителями, сбросили 20 250-кг бомб мимо цели.

Ближе к полудню 13 Ju 87 в сопровождении Me 109F из 7-го отряда на высоте 4000 метров подошли со стороны Ура-губы на береговые батареи полуострова Рыбачий и сбросили бомбы. Результаты удара оказались незначительными: осколки бомбы повредили лейнер одного из орудий.

Действия пикировщиков обеспечивали несколько групп истребителей из 6-го и 8-го отрядов. В районе аэродрома «Мурмаши» Me 109F напали сверху на только что взлетевшие истребители 14-й армии. Четверка Р-40, три «аэрокобры» и четыре «харрикейна» около 15 минут сражались с одиннадцатью «мес-сершммиттами», обладавшими преимуществом в высоте.

По советским данным, были сбиты два Me 109F, один из которых засчитали командиру эскадрильи капитану Кутахову, второй -группе летчиков. Немецкие источники говорят только о получившем тяжелое пулевое ранение в ногу унтер-офицере Штольце из 6-й эскадрильи. Летчик все же сумел сесть на своем аэродроме, но надолго выбыл из строя.

Наши потери - один сбитый Р-40, пилот которого - сержант Силаев спасся на парашюте. Еще два истребителя были подбиты и совершили вынужденные посадки с убранными шасси на своих аэродромах. Обе машины подлежали ремонту.

Тем временем, в бой вступили 12 истребителей ВВС Северного флота: пять ЛаГГ-3 255-го ИАП, два «харрикейна» 78-го ИАП и пять И-16 27-го ИАП. Они также понесли потери - был подбит И-16 сержанта Емельянова, разбившийся на вынужденной посадке вне аэродрома (летчик выжил). Второй И-16 получил незначительные повреждения при посадке с убранными шасси на своем аэродроме.

Интересна немецкая версия этого сражения: 8-й, а затем и часть 6-го отрядов 5-й эскадры (8./JG5 и 6./JG5) около полудня вступили в бой с пятнадцатью советскими истребителями. Пилоты 6-го отряда заявили о девяти сбитых самолетах противника. По одной победе засчитали унтер-офицеру Дебриху, фельдфебелю Мюллеру и унтер-офицеру Штольцу. Пилотам 8-го отряда были засчитаны восемь «сбитых» истребителей: Бартельсу - три; Кайзеру - два, Герцогу, Норцу и Кун-цу - по одному. Таким образом, 6-й и 8-й отряды, реально уничтожившие два советских истребителя и повредившие еще три, записали на свои счета 17 самолетов.

Кстати, командование ВВС СФ довольно объективно оценило результаты боев, отметив, что немецкие истребители не понесли серьезных потерь и признав за ними успешные действия.

Зато третий воздушный бой, проведенный в этот день советскими армейскими истребителями, можно считать поражением немцев. В 15:55 пять истребителей-бомбардировщиков Me 110 в сопровождении четверки Me 109 из-за облаков повторно бомбили аэродром «Мурмаши», но снова не причинили никакого вреда. Взлетевшие на перехват семь истребителей ВВС 14-й армии (два Р-40, две «аэрокобры» и три «харрикейна») на отходе от цели догнали противника и тяжело повредили два «стодесятых». Bf 110F-2 №4560 оберфельдфебеля Френцеля почти долетел до «Хебуктена», но упал и разбился, чуть-чуть не дотянув до ВПП. Не вызывает сомнений, что причиной его гибели этого явились боевые повреждения. Согласно В.Гирбигу, автору книги Jagdgeshwader 5 «Eismeerjager», второй подбитый Me 110 вернулся из боя на одном моторе, но пилоту этого самолета Теодору Вайссен-бергеру все же удалось совершить посадку.

Немецкие летчики по возвращении заявили, что вели воздушный бой с 20 советскими истребителями, хотя против них дрались всего семь наших самолетов.

Кстати, Эрик Момбек в своей книге Eismeerjager. Zur Geschichte des Jagdgeschwader 5. Band 1 сообщает, что унтер-офицер Дебрих из 6-го отряда доложил о двух якобы уничтоженных им «харрикейнах», но, поскольку среди участников боя не нашлось ни одного свидетеля, который подтвердил бы его слова, заявки Дебриха отклонили.

Таким образом, Момбек вольно или невольно дает понять, что немецким летчикам сбитые самолеты порой засчитывались при наличии подтверждения всего одного свидетеля, причем этим свидетелем выступал участник того же самого боя! Стоит ли говорить, какие широкие возможности для приписок открывала такая система.

Тот же Эрик Момбек пишет, что 2 сентября немецкие истребители заявили в общей сложности о 25(!) сбитых самолетах, из которых им засчитали 17 (а реально, напомню, было сбито два советских истребителя и повреждено еще три).

Германские штабы доложили о новой большой победе истребителей 5-й эскадры, но правда была намного скромнее и гораздо прозаичнее. Ни один из трех совершенных 2 сентября налетов на советские объекты не увенчался успехом.

8 сентября 11 Me 110 с высоты 6500 метров сбросили бомбы в районе мурманского порта. Были разрушены три жилых дома, повреждена электросеть и городской водопровод. Непосредственное сопровождение осуществляли истребители Me 109 из 5-го и 7-го отрядов.

Основные силы наших истребителей - четыре «аэрокобры» и 11 «харрикейнов» ВВС 14-й армии в районе аэродромов «Мурмаши» и «Арктика» вели бой с пятнадцатью Bf 109F-4 из 6-го и 8-го отрядов. Немцам удалось без потерь сбить три «харрикейна». Погиб старший лейтенант Антоненко, сержант Иванцов получил ранение и выпрыгнул с парашютом, сержант Бровцев разбил самолет и получил тяжелую травму при вынужденной посадке.

Таким образом, реальный успех был на стороне немцев, но и в этот раз они не удержались от того, чтобы завысить свои достижения. Пилотам «мессершмиттов» засчитали не три, а семь сбитых самолетов: унтер-офицеру Бартельсу - два «киттихаука»; оберфельдфебелю Герцогу и унтер-офицеру Германну - по одному «киттихауку»; унтер-офицеру Дебриху - «Харрикейн»; оберфельдфебелю Вайссенберге-ру и фельдфебелю Мюллеру - по одному самолету неустановленного типа.

9 сентября стороны обменялись бомбовыми ударами по аэродромам. Работая по плану обеспечения проводки конвоя PQ-18, шестерка флотских Пе-2 в сопровождении восьми истребителей на рассвете вылетела для бомбардировки аэродрома «Луостари». К сожалению, цель была почти целиком закрыта облачностью и бомбы упали неточно.

Вскоре немцы нанесли «ответный визит», но гораздо более крупными силами. 14 бомбардировщиков Ju 88 сбросили бомбы на аэродром «Ва-енга-1», где в тот момент базировалась вся ударная авиация Северного флота. Из-за перенасыщенности аэродрома самолетами некоторые бомбы нашли свои цели: были уничтожены два Пе-3 и ДБ-ЗФ, еще один ДБ-ЗФ загорелся но его удалось потушить. Наши истребители взлетели на перехват с опозданием и не успели набрать высоту, чтобы догнать уходящего противника.

Вместо бомбардировщиков, им пришлось атаковать шестерку «мессершмиттов» из группы прикрытия. Старшина Тарасов на Як-1 открыл огонь по «мессеру» с дистанции 100 метров и повредил противника. «Мессер», дымя и снижаясь, скрылся в облачности. Получил пулевые попадания и Як-1 старшего лейтенанта Петренко: был пробит патронный ящик одного из пулеметов.

Этот воздушный бой командование ВВС СФ оценило как безрезультатный и было абсолютно право: ни одна из сторон потерь не имела. А вот немецкие пилоты привычно и без стеснения доложили о победе. Летчикам 7-го отряда оберфельдфебелю Дерру, фельдфебелю Бойлиху и унтер-офицеру Клан-те приписали четыре «сбитых» истребителя, ни один из которых не подтверждается.

Одновременно с налетом на Ваенгу южнее Мурманска в районе армейских аэродромов развернулось ожесточенное сражение с «мессер-шмиттами» группы блокирования. В 11:16 по общему сигналу тревоги для всей ПВО Мурманска на прикрытие Туломской ГЭС и аэродрома «Мурмаши» взлетели 16 истребителей ВВС 14-й армии: три «аэрокобры» и два Р-40 19-го ГИАП, два «Харрикейна» 197-го ИАП и девять «харрикейнов» 837-го ИАП. На высоте 4000 метров армейцы встретили восьмерку Me 109F и завязали с ней бой. Вскоре подошли еще семь Me 109F. Воздушное сражение длилось около получаса, заняв весь диапазон высот от 1000 до 4000 метров в районе между Мурмашами, Шонгуем и Арктикой.

В ходе сражения обе стороны понесли потери. Летчики 837-го ИАП заявили об одном сбитом Me 109. Но и «Харрикейн» командира эскадрильи капитана Кулигина был подбит и совершил вынужденную посадку с убранными шасси на аэродроме «Арктика». Еще шесть «харрикейнов» получили пулевые и пушечные пробоины, но все они благополучно приземлились на своих аэродромах.

Не обошлось без потерь и в 19-м ГИАП. По официальной версии младший лейтенант Кривошеев из этого полка совершил таран, спасая «Харрикейн», в хвост которому заходил «Мессершмитт». Фюзеляжем своей «Кобры» Кривошеев сзади-сверху ударил Me 109F в хвостовую часть, отчего немецкий истребитель развалился в воздухе. «Аэрокобра» после удара пошла вверх, затем потеряла скорость, свалилась на крыло и упала на землю. Младший лейтенант Кривошеев погиб. Посмертно летчику было присвоено звание Героя Советского Союза.

Согласно немецким данным, в этом воздушном бою был сбит Bf 109F-4 №8245 и погиб его пилот обер-ефрейтор Хофман из 6-го отряда. Позже он был найден советской поисковой группой. Зато германским пилотам записали 13 воздушных побед, в том числе Мюллеру - четыре «харрикейна», Эрлеру, Дебриху и Шарффу - по два, Боку -один, Герцогу - «Киттихаук», Бартельсу - «Аэрокобру». Но все эти «победы», за исключением, разве что, одного подбитого «Харрикейна» и, возможно, «Аэрокобры» (если Кривошеев все-таки был сбит, а не погиб при таране) являются чистым вымыслом.

В данном случае, кстати, очень хорошо прослеживается, что Мюллер и другие немецкие летчики без колебаний объявляли сбитыми все самолеты, по которым они вели огонь и замечали попадания, независимо от того, упали эти самолеты или нет. А начальство в большинстве случаев столь же уверенно засчитывало им эти «победы». Как уже отмечалось, в воздушном бою шесть «Харрикейнов» получили пробоины, но все они сели благополучно.

15 сентября авиация 5-го Воздушного флота предприняла крупную акцию по уничтожению советских торпедных катеров в бухте Пумманки. В 15:20 22 бомбардировщика Ju 87 в сопровождении семи Me 109 сбросили на катера 63 бомбы. Результат бомбардировки был довольно низким. Два из четырех катеров получили незначительные повреждения, один моряк погиб, пятеро были ранены.

Одновременно вторая группа немецких самолетов - восемь Me 110 и 16 Me-109F атаковали аэродром «Мурмаши».

Сигнал предупреждения о налете поступил вовремя, и за 13 минут до подхода вражеских самолетов взлетели 10 истребителей дежурных звеньев ВВС 14-й армии: шесть «харрикейнов» 837-го и 197-го ИАП, а также две «аэрокобры» и два «кит-тихаука» 19-го ГИАП.

Заметив в небе воздушный патруль, «мессершмитты-110» освободились от бомб, не доходя до цели, развернулись и ушли на запад. В воздушный бой вступили одномоторные истребители. Пять Me 109F сошлись в лобовой атаке с «аэрокобрами» и «киттихауками» а еще семь - завязали бой с «харрикейна-ми». «Кобры» и «киттихауки» сверху прикрывали «харрикейны», вставшие в оборонительный круг.

Через несколько минут после начала боя командование ВВС 14-й армии отправило на помощь нашим истребителям еще шесть «киттихауков» и три «харрикейна». Немцы, заметив это, прекратили бой и скрылись, пользуясь преимуществом в скорости.

Но до того обе стороны понесли ощутимые потери. У нас, как обычно, основной урон понесла группа «харрикейнов» - эти морально устаревшие машины не могли драться на равных с «мессершмиттами» серии «F». Пять «харрикейнов» было сбито, четыре пилота спаслись на парашютах, а летчик Кузьмичев из 837-го ИАП погиб.

Советские летчики после боя заявили, что сбили семь Me 109F. Наземные посты ВНОС подтвердили четыре сбитых «мессершмит-та», которые и были засчитаны капитану Кутахову, старшему лейтенанту Фомченкову и лейтенанту Дмитрюку.

Немецкие данные свидетельствуют о трех Bf 109F-4, потерянных 5-й истребительной эскадрой: BM09F-4 №10139 был сбит, летчик 6-го отряда унтер-офицер Шарф попал в плен; второй Bf 109F-4 №7574 из 7-го отряда пропал без вести вместе с пилотом унтер-офицером Брауном; наконец, третий Bf 109F-4 №13036 разбился на территории противника, а его пилот унтер-офицер Шар-махер получил ранение.

Если нашим летчикам засчитали всего одну «лишнюю» победу, то немцы в три с лишним раза преувеличили как число своих противников, так и количество одержанных побед. По их докладу они вели бой с 30-35 советскими истребителями и «сбили» 17 самолетов: 12 «харрикейнов» и пять «киттихауков». Мюллеру засчитали четыре сбитых самолета, Вайссенбергеру и Дебриху - по два, Шарфу - один. В действительности с нашей стороны в бою участвовали всего 10 истребителей, а потери составили пять «харрикейнов». Кроме того, стоит добавить, что налет на аэродром «Мурмаши» провалился из-за противодействия советских истребителей.

Источники

  • "Авиамастер." /№2 2006/

©AirPages
2003-