Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Асы против асов Воздушные победы Luftwaffe

Четыре пишем, два в уме.

Очень многие воздушные победы оплотов Люфтваффе не выдерживают объективной проверки.

Александр Марданов

23 июня 5-й Воздушный флот Люфтваффе предпринял три налета на Мурманск. В третьем, самом крупном налете приняли участие две группы бомбардировщиков: шестерка Ju 87 и столько же Ju 88 в сопровождении 12 Me 109 и пяти Me 110. На отражение налета вылетели семь «аэрокобр» 19-го ГИАП, четыре «харрикейна» 197-го ИАП, пять «харрикейнов» 78-го ИАП и 14 истребителей 27-го ИАП (четыре И-16, пять И-153 и пять И-15бис). В общей сложности в воздух поднялись 30 советских истребителей, большинство из которых составляли устаревшие машины.

Патрулируя на подходе к Мурманску, пилоты «харрикейнов» 78-го ИАП обнаружили западнее города шесть «юнкерсов-88». Ведущий капитан

Сгибнев повел свою группу в атаку. В результате «юнкерсы» к городу не прошли, а капитанам Сгибневу и Бабию были засчитаны два сбитых бомбардировщика. Списки немецких потерь говорят о двух поврежденных в этот день «юнкерсах-88»: Ju 88A-4 №2082 из 3-й группы 30-й эскадры (20% повреждений) и Ju-88А-5 №088.0409 из разведотряда 1.(F)/22 (также 20%).

Второй эшелон пикировщиков в сопровождении истребителей подходил на высоте 2000 метров. Здесь патрулировали истребители 27-го ИАП. В 16:18 пятерка И-15бис обнаружила подходящих к городу «лаптежников». Древние бипланы смогли сблизиться с противником до дистанции 700 метров и выпустили по бомбардировщикам сзади 12 реактивных снарядов. Разрывы легли чуть впереди группы «юнкер-сов». Никто не был сбит, но немцы занервничали и преждевременно освободились от бомб над жилыми кварталами. При возвращении одна из «штук» разбилась на посадке. Возможно, осколки РСов все же ее зацепили.

Тем временем, «мессершмитты» сопровождения выполняли свою задачу связывания боем наших истребителей. На высоте 3500 метров семерка «аэрокобр» 19-го ГИАП была внезапно атакована сзади тремя Me 109F. Атака достигла успеха. Старший лейтенант Губин из замыкающей пары получил тяжелое ранение и совершил посадку на торфяное болото в районе Мурманска. «Мессершмитты» же не стали продолжать бой и ушли от «аэрокобр» пикированием.

Фельдфебель Мюллер 23 июня пополнил свой счет сбитым И-16. На этот раз победа была реальной - немецкий ас расстрелял «ишак» сержанта Маликова из 27-го ИАП.

Очередные «победы» на счету немецкого аса появились 4 августа - два «харрикейна» и И-16. Но здесь я не зря взял слово «победы» в кавычки, ведь 4 августа советские ВВС в районе Мурманска потерь не имели.

13 августа германская авиация атаковала аэродром «Ваенга-1», где базировались основные силы авиации Северного флота. Ударная группа из 14 бомбардировщиков Ju 88 в сопровождении восьми Me 109 с высоты 6000-7000 метров сбросила на аэродром до 120 авиабомб разного калибра. В результате прямых попаданий в капониры сгорели три Пе-2 и один ДБ-ЗФ. Кроме того, была разрушена столовая и автомобиль-бензозаправщик. К счастью, обошлось без человеческих жертв, лишь три авиамеханика получили легкие ранения.

Отвлекающие действия во время налета производила группа Me 109 и Me 110 из 6-го, 8-го и 13-го отрядов. Они атаковали над Мурманском 13 истребителей И-15бис и И-16 из 27-го ИАП. Немцы попытались внезапно напасть со стороны солнца, обходя наших с двух сторон, но пилоты «ишаков» развернулись на противника в строю пеленга и пошли в лобовую. То же сделала и группа И-15бис.

Закипел ожесточенный воздушный бой, который длился 26 минут. Противниками наших летчиков, большинство из которых составляли молодые сержанты, являлись опытные пилоты 6-го и 8-го отрядов. Многие из них уже успели стать асами. Это усугублялось очевидным техническим неравенством. Тем не менее, летчики 27-го ИАП выстояли.

Ведущим группы И-16 был капитан Адонкин, группы И-15бис - капитан Грязнов. Немцы, пользуясь значительным преимуществом в скорости и скороподъемности, атаковали сверху с заходом в хвост и последующим уходом наверх. Наши истребители этой тактике противопоставили эшелонирование по высоте. Выше всей группы на 200-300 метров находилась пара И-16 старшего лейтенанта Плотникова и сержанта Россейчука, которые перехватывали «мессершмитты», выходящие из атак «горкой».

По нашим самолетам было выполнено множество атак. Два И-16 и четыре И-15бис получили по несколько пробоин. Больше всех пострадал самолет сержанта Лаптева. Во время следования за ведущим старшим лейтенантом Воловодовым Лаптеву зашел в хвост Me 109F и открыл огонь. Один из фугасных снарядов взорвался, попав в бронеспинку, но пробить ее не смог. Стальная плита получила вмятину, полотняную обшивку с фюзеляжа сорвало почти до киля, осколки повредили силовой набор.

Истребитель сорвался в штопор, но летчику удалось выровнять машину и благополучно сесть на своем аэродроме. Возможно, эту атаку по Лаптеву провел фельдфебель Мюллер, так как на его счет в тот день был записан «сбитый» И-153. Впрочем, еще три якобы сбитых «чайки» пополнили счета других пилотов 8-го отряда - унтер-офицеров Бартельса, Кайзера и Дилевс-кого. Но, ни один из «бисов» не был сбит, а чайки в бою, вообще, не участвовали. Мюллеру реально удалось сбить И-16 сержанта Лебедева, пушечной очередью отстрелив у него стабилизатор. Лебедев покинул самолет на парашюте.

Всего же пилотам 5-й истребительной эскадры были засчитаны 15 сбитых самолетов. В частности лейтенанту Эрлеру, фельдфебелю Мюллеру и унтер-офицеру Бартель-су записали по три «сбитых» истребителя каждому. В действительности же из боя не вернулся лишь один И-16. Таким образом, «полярные асы» 13 августа 1942 года установили своеобразный рекорд, завысив свои успехи ровно в 15 раз.

Пока флотские истребители вели воздушный бой в районе Мурманска, юго-западнее города сражались истребители 14-й армии. Здесь события развивались следующим образом. С 15:09 четыре «аэрокобры» и два «киттихаука» из 19-го ГИАП сопровождали разведчик Пе-2 на фотографирование линии фронта. Успешно выполнив задачу, группа возвращалась домой, но затем истребители сопровождения были направлены по радио на прикрытие Туломской ГЭС.

Вскоре прилетели еще три истребителя из того же полка - два «киттихаука» и «Аэрокобра». Около 16:00 они встретили группу истребителей противника - девять «мес-сершмиттов-110» во главе с обер-фельдфебелем Вайссенбергером. Гвардейцы успешно провели бой, уничтожив один самолет противника. Пилот сбитого Bf 110F-2 №5547 (LN+MR) лейтенант фон Рабинау погиб, а стрелок выбросился с парашютом.

Списки немецких потерь также говорят об одном разбившемся в тот день Bf 109E-7 №6033 из 7-го отря- да 5-й эскадры (60% повреждений).

21 августа посты ВНОС засекли очередное проникновение большой группы «мессершмиттов» на нашу территорию. У советских аэродромов были замечены до 15 истребителей Me 109, очевидно, имевших целью связать боем наши перехватчики, чтобы расчистить дорогу бомбардировщикам.

По немецкой версии событий, «мессершмитты» 6-го, 7-го и 8-го отрядов были подняты по тревоге, но тревога оказалась ложной, и вся группа истребителей отправилась в район Мурманска на «свободную охоту»- Здесь они вступили в бой, якобы, с 25 советскими истребителями, но никто из немецких пилотов о сбитых самолетах не заявил. В действительности, боевой контакт с «мессершмиттами» имели только девять советских летчиков. Бой завершился безрезультатно.

Через два часа немцы предприняли еще один налет. Восьмерка Me 110 в сопровождении такого же количества Me 109F на высоте 6000 метров подошла к аэродрому «Мур-маши». Из-за слишком позднего оповещения постами ВНОС взлетевшие истребители перехватить врага не успели. Но, несмотря на отсутствие воздушного противодействия, сброшенные немцами бомбы упали в полутора километрах от аэродрома. Восьмерка Me 109F вступила в бой с перехватчиками, тем самым позволив «стодесятым» уйти на запад.

С нашей стороны в бою участвовали четыре ЛаГГ-3, семь И-16 и четыре «киттихаука». Немцы обладали преимуществом в высоте и первую атаку они произвели с пикирования на ведущую пару ЛаГГ-3 младшего лейтенанта Самаркова. Истребитель Самаркова был подбит и летчик переворотом ушел вниз, направившись на свой аэродром. Вскоре поврежденный мотор остановился и при посадке самолет потерпел аварию. Следом был сбит и самолет ведомого Сармакова -младшего лейтенанта Баграева. У его ЛаГГ-3 загорелся двигатель и летчик выпрыгнул с парашютом.

Бой продолжился в течение 20 минут. Несмотря на первые потери от молниеносной атаки противника, флотские истребители дрались достойно. Нашим летчикам засчитали четыре сбитых Me 109. Немцы признали потерю двух Bf 109F-4 №10101 и №10161. Оба пилота пытались перетянуть через линию фронта, но одному из них, оберлей-тенанту Хартвейну это не удалось и он решил сесть на нашей территории, предварительно передав в эфир сигнал бедствия (сообщение было перехвачено службой радиоразведки Северного флота).

При посадке самолет Хартвейна с 16 «абшуссенбалками» на руле поворота разбился и сгорел. Так погиб еще один «полярный ас» Люфтваффе. Пилот второй подбитой машины - тоже ас фельдфебель Брун-нер поступил более благоразумно -он выпрыгнул с парашютом и пешком вернулся в часть.

Кроме того, самолет главного героя нашего повествования -фельдфебеля Мюллера получил попадание снаряда ЛаГГовской авиапушки прямо в кабину. Но Мюллеру тогда крупно повезло: он был лишь легко ранен осколками, вернулся на аэродром и благополучно совершил посадку.

У нас, помимо двух ЛаГГ-3, сбитых в первые секунды боя, получили повреждения два И-16, которые сели, не выпуская шасси на своем аэродроме и были отправлены в ремонт. Пилоты не пострадали.

Немецкая версия событий в изложении Эрика Момбека выглядела следующим образом:

Восьмерка Me 109F из 6-го отряда 5-й эскадры во главе с оберлей-тенантом Хартвейном обеспечивала бомбардировку аэродрома «Мурмаши» эскадрильей двухмоторных «мессершмиттов-110». При отходе от цели группу атаковали примерно 35 (!) советских истребителей. По итогам боя немецким летчикам было засчитано 14 воздушных побед! Лейтенант Эрлер и фельдфебель Мюллер записали на свой счет по три сбитых самолета.

Если учитывать только сбитые машины, то немцы приукрасили свои достижения в семь раз, если добавить еще и поврежденные «ишаки», то - примерно втрое. Между тем, реальное соотношение потерь и побед свидетельствует о том, что для них этот бой вряд ли можно назвать успешным.

На следующий день немцы продолжили упорные попытки разбомбить советские аэродромы. На этот раз в качестве цели они выбрали «Ваенгу». Операция вновь осуществлялась двумя группами: ударной и блокирующей (сами немцы называли ее «группой свободной охоты»). В 14:31 ударная группа из девяти Me 110 и пяти Me 109 подошла к аэродрому на очень большой высоте -порядка 8000 метров. Столь высокий потолок был необычен для немцев, хотя их полеты к Мурманску на высотах 6000-7000 метров считались уже нормой. В стремлении избежать потерь гитлеровцы забирались все выше и выше.

«Мессершмитты-110» сбросили мощные 250-кг бомбы, но все -мимо цели, что и неудивительно, ведь попасть обычными свободно-падающими бомбами даже в летное поле с высоты восьми километров можно только случайно. Зенитчики выпустили по противнику более 1000 снарядов, но тоже безрезультатно. Воспользовавшись футбольной терминологией, можно констатировать, что налет завершился «нулевой ничьей».

В это же время южнее Мурманска для прикрытия Туломской ГЭС по тревоге взлетели 11 армейских истребителей - три «аэрокобры», два Р-40 и шесть «харрикейнов». «Кобры» и «киттихауки» находились выше «харрикейнов» и в 14.50 на высоте 4000 метров все 11 истребителей встретились с блокирующей (или «охотничьей») группой, состоявшей из семи Me 109F. Завязался бой. Немецкие асы вновь заявили о своей победе: фельдфебелю Мюллеру засчитали три «сбитых» истребителя, фельдфебелю Бруннеру - один. Наши зафиксировали один «предположительно сбитый» Me 109. На самом же деле ни одна из сторон потерь не имела.

До конца дня немецкая авиация успела произвести еще один налет на аэродром «Ваенга-1» с привлечением более крупных сил. В налете участвовало 14 Ju 88, 10 Me 110, 12 Me 109 и блокирующая группа из шести Me 109. «Юнкерсы» с высоты 6000 метров в горизонтальном полете сбросили на аэродром до 300 авиабомб различного калибра. В результате были уничтожены два ДБ-ЗФ и учебный самолет УТИ-4.

На высоте 5000 метров патрулировала четверка «яков» 20-го ИАП, которую связали боем истребители сопровождения. В ходе боя был сбит Як-1 сержанта Сулимова, пилот погиб. Вскоре набрала высоту и подоспела на помощь пятерка «харрикейнов» 78-го ИАП. Капитан Логинов успел сзади-снизу атаковать один «Юнкере», который с горящим мотором «закорвылял» на запад. Затем «харрикейны» вступили в бой с «мессершмиттами».

За разбомбленные на аэродроме самолеты немцы заплатили дорогую цену. По их данным, в районе Ваенги был сбит и погиб Ju 88A-4 №8661. Второй Ju 88A-4 №140207, поврежденный зенитным огнем, дотянул до аэродрома «Луостари» и при посадке получил 25% повреждений. Еще один Ju 88A-4 № 1727 разбился вдребезги вместе со всем экипажем. Все три бомбардировщика принадлежали 3-му отряду 30-й бомбардировочной эскадры, осуществлявший налет на Ваенгу.

Число воздушных побед, засчитанных немецким пилотам, как обычно, было далеко от реальности. Единственный сбитый советский истребитель превратился в пять (три Як-1, один МиГ-3 и один Р-40), два из которых записали на Мюллера.

Источники

  • "Авиамастер." /№2 2006/

©AirPages
2003-