Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайтеEnglish
 
Асы против асов Воздушные победы Luftwaffe

Четыре пишем, два в уме.

Очень многие воздушные победы оплотов Люфтваффе не выдерживают объективной проверки.

Александр Марданов

В то время как «харрикейны» вели бой с истребителями, тройка «киттихауков» подполковника Сафонова вышла в район движения судов каравана PQ-16. В 106 километрах от береговой черты летчики заметили, что несколько «юнкерсов» начали пикировать на транспорты. Все бомбы упали мимо, очевидно, немцам помешали прицелиться два Пе-3, атаковавшие бомбардировщиков с высоты 2500 метров. После выхода «юнкерсов» из пике на высоте 300-400 метров группа подполковника Сафонова настигла противника и начала преследование. Каждый из летчиков зашел в хвост «Юнкерсу» и открыл огонь. Борис Сафонов последовательно атаковал три Ju 88, доложив по радио о том, что подбил два из них. После третьей атаки в эфире прозвучали слова: «Мотор подбит, иду на вынужденную».

Нет сомнений в том, что «Киттихаук» Сафонова был поврежден воздушным стрелком. В оперативной сводке 2-го ГКАП за 30 мая 1942 года так и отмечено: «Подполковник Сафонов ... подбит в воздушном бою». Однако, согласно официально опубликованной версии, у самолета Сафонова отказал двигатель. С кораблей моряки видели, как один «Киттихаук» под углом врезался в воду и утонул вместе с пилотом. Помочь ему не успели.

Тем временем, старший лейтенант Покровский сверху-сзади вел огонь по третьему Ju 88 (вероятно, это был тот же «Юнкере», которого повредил Борис Сафонов). Выпустив весь боезапас, Покровский сделал вираж и увидел горящий на воде бомбардировщик. Капитан Орлов до дистанции 30 метров стрелял по «Юнкерсу», у которого загорелся левый двигатель и подбитый самолет стал сбавлять скорость. Проскочив вперед, Орлов развернулся, но противника в воздухе уже не увидел.

По немецким данным, в этот день Люфтваффе на Севере лишились трех Ju 88. В ходе атаки конвоя PQ-16 погиб вместе со всем экипажем «Юнкере» Ju 88A-4 №1760 из 4-го отряда 2-й группы II/KG30. Еще один Ju 88D-5 №430244 из раз-ведотряда 1 .(F)/124 разбился при посадке на аэродроме «Хебуктен» (100% повреждений). Вероятно, он был подбит истребителем дальнего охранения Пе-3 лейтенанта Стрельцова. Третий Ju 88A-4 из I/KG30 №142068 разбился в ходе выполнения боевого вылета с аэродрома «Банак» (80% повреждений), летчик погиб, два члена экипажа получили ранения. Вполне возможно, что этот самолет также был подбит в воздушном бою в районе конвоя группой «киттихауков» и Пе-3.

В дальнейшем в течение дня истребители 2-го ГКАП, 78-го ИАП, 27-го ИАП и 20-го ГИАП прикрывали конвой, сменяя друг друга в воздухе. Дальние истребители Пе-3 вечером и ночью 31 мая продолжили сопровождение второй группы из семи транспортов, направившейся в Архангельск. Но воздушных атак по конвою немцы больше не предпринимали, и в этом была немалая заслуга советских истребителей.

Так завершилась операция по проводке PQ-16, но борьба за конвой еще не закончилась. 2 июня немцы предприняли два налета на мурманский порт, пытаясь уже там уничтожить транспортные суда и доставленные ими грузы. В 11:20 была объявлена воздушная тревога, а через 12 минут загрохотали залпы зенитных орудий.

Сразу после обнаружения самолетов противника с аэродрома «Ва-енга-2» взлетели 13 истребителей 78-го ИАП: пять И-16 из 3-й эскадрильи старшего лейтенанта Адонки-на и восемь «харрикейнов» из 1-й и 2-й эскадрилий во главе с командирами старшим лейтенантом Сгибневым и капитаном Дижевским.

«Ишаки» группы Адонкина вступили в бой с четырнадцатью Me 109F, прилетевшими за две-три минуты до подхода основной ударной группы. Эти «мессершмитты» имели задачу отвлечь на себя внимание советских перехватчиков для обеспечения беспрепятственной работы бомбардировщиков. Однако «мессеров» самих связали боем «старички» И-16. А «харрикейны», тем временем, удачно атаковали группу Ju 87 и преследовали ее до озера Килпъявр, пока на выручку «юнкерсам» не подоспели «мессершмитты» из 6-го отряда.

Капитан Дижевский первым атаковал Ju 87 на встречном курсе. Затем, развернувшись, он открыл огонь по той же машине из пулеметов и пушек с дистанции 50-100 метров прямо в хвост. После четырех очередей «лаптежник» упал возле реки Лавна. Дижевский зашел в хвост второму «Юнкерсу» и подбил его,.но дальше преследовать не смог из-за налетевших сзади «мес-сершмиттов».

Еще пять Ju 87 были атакованы старшим лейтенантом Сгибневым, лейтенантами Бершанским, Николаевым, Коломийцем и сержантом Пи-липенко. Лейтенант Николаев с близкой дистанции точно бил по мотору «Штуки» и зажег его, а после посадки обнаружилось, что его «Харри-кейн» весь забрызган маслом с подбитого вражеского самолета.

Согласно оперативной сводке 78-го ИАП, разведка результатов воздушного боя подтвердила обнаружение обломков трех сбитых 2 июня немецких самолетов: двух Ju 87 и Me 110. Германские данные подтверждают гибель в воздушном бою двух Ju 87R-1: №5545 (L1+EW) и №5485 (L1+LW) вместе с экипажами. Потеря Me 110 не подтверждается. Очевидно, найденный советскими разведчиками самолет был сбит раньше.

Этот воздушный бой летчиков 78-го ИАП считался образцовым при отражении налета вражеской авиации и приводился командованием в качестве примера на будущее.

Примерно по той же схеме, что и в первом налете, немцы в 14 часов предприняли вторую атаку на Мурманск. Перед ударной группой бомбардировщиков в районе губы Ку-лонга Кольского залива появились 12 Me 109F для сковывания боем наших истребителей. За ними подошли семь Ju 87 с еще более мощным, чем утром, прикрытием из девяти Me 109 и семи Me 110.

В налете участвовали «мессер-шмитты» из 5-го, 6-го, 8-го и 10-го отрядов, а также штабного звена 2-й группы. Таким образом, противник добился численного превосходства. На этот раз немецкие истребители отсечения действовали более осмотрительно и сумели связать боем «харрикейны» 768-го ИАП.

Четыре «харрикейна» патрулировали на высоте 3500 метров. В 5-6 километрах западнее Кольского залива летчики заметили 12 Me 109F, вышедшие из облаков, и выпустили по ним залп РСов, но с стрельба с дистанции 800-1000 метров по скоростным истребителям оказалась неэффективной. Поняв свое проигрышное положение, пилоты «харри-кейнов» встали в оборонительный круг. Последовали атаки «мессерш-миттов» сверху и снизу. Самолет ведущего группы командира эскадрильи капитана Берлова загорелся и летчик выпрыгнул на парашюте. То же произошло и со старшим сержантом Жилиным. К счастью, оба благополучно спустились на землю.

Для отражения налета по сигналу с КП ВВС СФ вылетела 3-я эскадрилья 2-го ГКАП в составе семи «харрикейнов». При подходе к Мурманску идущая впереди четверка командира эскадрильи майора Коваленко заметила над городом разрывы зенитных снарядов. Быстро оценив обстановку, командир приял решение идти на отсечение самолетов противника на запад от Мурманска. После прохода Кольского залива Коваленко обнаружил большую группу «мессершмиттов», ведущих бой с «харрикейнами». Командир повел группу в обход для удара по противнику с юга, со стороны солнца. Три других «харрикейна» отстали из-за того, что у самолета сержанта Епанова мотор не давал расчетную мощность, и он не мог нормально набирать высоту. Сержанты Климов и Ванюхин прикрывали отставшего товарища.

Группа флотских истребителей подоспела, когда «харрикейны» ПВО уже потеряли два самолета. Четверка майора Коваленко смело атаковала противника. Лейтенант Марков выпустил по Me 109 сзади-сверху с небольшой дистанции четыре длинные очереди. «Мессерш-митты», заметив отставшую и подходящую к месту боя тройку «харрикейнов» сержантов Климова, Епа- ; нова и Ванюхина, атаковали их сверху и подбили самолет Епанова. Раненый в ногу сержант пошел на вынужденную и попросил прикрыть его. Коваленко последовал за Епа-новым и сопроводил его до Кольского залива, после чего вернулся к своей группе, ставшей в оборонительный круг на высоте 1000 метров. Епанов благополучно сел на своем аэродроме.

«Мессершмитты», имея значительное превосходство в скорости и скороподъемности, заняли превышение 500 метров над группой «харрикейнов». Став в круг на высоте 1500 метров, «мессеры» проводили атаки сверху и сбили еще два советских истребителя. Самолет сержанта Ванюхина вспыхнул и горящим упал на землю, летчик погиб. Сержант Климов сел на вынужденную и успел выбраться из кабины за несколько секунд до того, как истребитель взорвался.

Летчики оставшейся четверки «Харрикейнов», попав в практически безнадежную ситуацию, пытались проводить контратаки с кабрирования на встречных курсах. Лейтенант Марков поймал в прицел один из «мессершмиттов», но тут же сам попал под удар другого «мессера», был подбит и совершил вынужденную посадку на замерзшее озеро. Эвакуировать самолет не успели, лед растаял и «Харрикейн» №Z5252 утонул. Марков же к вечеру вернулся в свою часть. Уцелевшие два «хар- рикейна» сержантов Ярославцева и Федина покинули место боя уже после ухода немцев, у которых заканчивалось топливо.

В результате тяжелого боя 11 «харрикейнов» 768-го ИАП и 2-го ГКАП против 12 Bf 109F-4 и Bf 109Е-7 наши потери составляли пять сбитых машин. Погиб один летчик - сержант Ванюхин. Лейтенанту Маркову и истребителям 122-й ИАД засчитали по одному «сбитому» Me 109, но немцы в том бою потерь не имели.

Германским истребителям по итогам двух воздушных боев, произошедших над Мурманском 2 июня, засчитали девять сбитых советских истребителей: восемь «харрикейнов» и Р-40. Два «харрикейна» пополнили боевой счет фельдфебеля Мюллера, еще семь побед появились на счетах оберлейтенанта Каргани-ко, лейтенанта Эрлера, унтер-офицера Дебриха и пилотов 8-го отряда. Из девяти засчитанных немецким пилотам сбитых самолетов советские данные подтверждают пять.

Несмотря на значительные потери во втором воздушном сражении, задача советских ВВС была выполнена: ни одна немецкая бомба не упала на стоящие под разгрузкой транспортные суда конвоя PQ-16 и на портовые склады. В этом заключался главный итог дня.

3 июня из-за резкого ухудшения погоды под Мурманском наступило девятидневное затишье. Интенсивные боевые действия возобновились 13 июня. В 14:29 пятерка Ju 87 в сопровождении истребителей Me 109 и Me 110 5-го, 6-го, 8-го и 10-го отрядов нанесла бомбовый удар по транспортам в Кольском заливе и мурманском порту. Но ПВО города не позволила точно сбросить бомбы. Первыми встретили врага четыре «харрикейна» 768-го ИАП. Патрулируя на высоте 3500 метров, летчики заметили группу истребителей и бомбардировщиков противника. Ведущий четверки старший политрук Борисов повел группу в атаку и сзади-сверху обстрелял бомбардировщики. Внезапная атака «харрикейнов» помешала «юнкерсам» прицельно отбомбиться по транспортам. 11 бомб упали на территорию «Северного ремонтного завода», где было повреждено посыльное судно №75 и погибли два человека.

После выхода из атаки «харрикейны» сами попали под удар десяти Me 109. Сумев уклониться от «трасс», Борисов заметил внизу четыре Me 109 и открыл огонь по одному из них из пушек и пулеметов. У «мессера» загорелась левая плоскость и он резким пикированием ушел вниз. Тем временем, шестерка «мессершмиттов» вышла в новую атаку на «харрикейны». Борисов развернул свою группу навстречу противнику. Огнем из пулеметов и пушек летчики подбили еще один Me 109. Вскоре на помощь подошли семь «харрикейнов» 78-го ИАП ВВС СФ. После этого израсходовавшая боекомплект четверка 768-го ИАП смогла выйти из боя и благополучно вернулась на свой аэродром.

Дальше воздушный бой вели истребители 78-го ИАП. Командир второй эскадрильи капитан Дижев-ский и старший лейтенант Николаев сбили или подбили два «мессер-шмитта».

По немецким данным, после этого воздушного боя унтер-офицер Кайзер из 8-го отряда на Bf 109E-7 №5599 сел на вынужденную в районе Парккина, причем его самолет полностью разрушился, получив 70% повреждений. Кто из наши летчиков сбил этот «Мессершмитт», установить невозможно, поэтому его стоит считать уничтоженным в группе истребителями 768-го и 78-го ИАП. Немцам также удалось подбить один «Харрикейн» из 78-го ИАП, который совершил вынужденную посадку южнее Пяйвеявр. Самолет был разбит, но летчик не пострадал.

Отметим, что 13 июня на боевом счету фельдфебеля Мюллера появились целых три якобы сбитых «харрикейна», а кроме него, воздушные победы засчитали еще троим летчикам 6-го отряда - лейтенанту Эрлеру, унтер-офицерам Дебриху и Тоду. Однако в действительности 13 июня был уничтожен лишь один «Харрикейн» "старшего лейтенанта Шалаева. Таким образом, превышение немецкой «победной статистики» над реальностью в этот раз было шестикратным.

17 июня разведку погоды в районе «Луостари» произвел истребитель Р-40Е. По возвращении летчик доложил, что над вражеским аэродромом облачность всего 2-3 балла. После этого с аэродрома «Ва-енга-1» для бомбового удара по «Луостари» вылетели шесть бомбардировщиков из 2-го ГКАП: три ДБ-ЗФ и три СБ.

Сразу после взлета самолеты взяли курс на север, в Баренцево море. Обойдя полуостров Рыбачий, бомбардировщики строго с севера на юг зашли на цель. С этого направления немцы «гостей» не ждали. Совершенно неожиданно для противника шестерка флотских бомбардировщиков засыпала вражеский аэродром градом фугасных и зажигательных бомб. Согласно немецким данным, в результате авиаудара был уничтожен истребитель Bf 109E-7 №668 (80% разрушений) и тяжело поврежден другой Bf 109E-7№3228(-40%).

Вражеская авиация также проявляла активность. После обнаружения постами ВНОС 15 - 18 Ju 87 и 12 Me 109, идущих к Мурманску, истребительные полки получили задание на перехват.

В район Мурманска и мыса Мишукова вылетели шесть И-16, пять «харрикейнов», шесть И-153 и шесть И-15бис из 27-го и 78-го ИАП ВВС СФ, а также пять «харрикейнов» из 769-го ИАП ПВО.

Как и при отражении утреннего налета 2 июня, первыми пошли в атаку И-16 27-го ИАП. Они завязали бой с «мессершмиттами» 6-го отряда. «Ишачки» и на этот раз потерь не имели, лишь самолет лейтенанта Агейчева получил пулевую пробоину в левой плоскости. Но пилотам Me 109 удалось успешно атаковать подходящую пятерку «харрикейнов» 78-го ИАП и повредить два из них. Старшему лейтенанту Зорину пришлось садиться на армейский аэродром «Арктика». На аэродроме «Ва-енга-1» произвел посадку раненый лейтенант Бершанский.

И все же пилоты «мессершмиттов» допустили грубую ошибку: увлекшись боем с истребителями, они на время они оставили без присмотра группу Ju 87 и проглядели атаку другой группы «харрикейнов». Пятерка истребителей 769-го ИАП лобовой атакой вынудила «юнкерсы» поспешно сбросить бомбы, не доходя до цели. «Лаптежники» с пикированием и разворотом стали уходить на запад. Преследуя их в течение нескольких минут, истребители 769-го ИАП сбили, по советским данным, четыре Ju 87, два из которых подтверждаются списками немецких потерь. Но, увлекшись погоней, летчики не заметили приближение истребителей противника и сами оказались под ударом двенадцати Me 109, с запозданием пришедших на помощь «юнкерсам».

Атака «мессеров» оказалась внезапной и эффективной: сразу были сбиты три «харрикейна», все их пилоты - младший лейтенант Котов, старший сержант Богуш и сержант Олин - погибли.

По немецким данным, в этом воздушном бою погибли вместе с экипажами два Ju 87R из первого отряда группы I/SK35 (№5786, и №5700). Советская сторона потеряла три «харрикейна» также вместе с пилотами. Немецким истребителям 6-го, 5-го и 8-го отрядов было засчитано 13 сбитых самолетов, в том числе фельдфебелю Мюллеру - два «харрикейна» и один ... И-180.

Источники

  • "Авиамастер." /№2 2006/

©AirPages
2003-