Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Асы против асов Воздушные победы Luftwaffe

Четыре пишем, два в уме.

Очень многие воздушные победы оплотов Люфтваффе не выдерживают объективной проверки.

Александр Марданов

Интересно, что после этого проигранного немцами боя на счету фельдфебеля Мюллера откуда-то появилась очередная победа - еще один якобы сбитый «Харрикейн»...

Но, 26 мая Мюллер добился реальных успехов. В тот день его счет пополнился тремя «харрикейнами». Наши дневные потери составили четыре самолета данного типа, так что эти победы можно считать подтвержденными.

Утром 28 мая для ударов по аэродромам «Луостари» и «Хебуктен» вылетели две группы советских бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Первая группа -девять СБ 137-го КСБП в сопровождении 11 «аэрокобр» и семи Р-40 во главе с майором Рейфшнейдером -из-за плотной облачности не смогла выйти на «Луостари» и сбросила бомбы на запасную цель - склады в районе Титовки. По пути группа встретила четыре Me 109, которые пытались атаковать бомбардировщики, но были отогнаны истребителями. Все наши самолеты благополучно вернулась на свои аэродромы, но, несмотря на это, унтер-офицеру Шумахеру из 7-го отряда засчитали два «сбитых» «харрикейна».

По «Луостари» отбомбилась вторая группа - семерка Пе-2 из 608-го ББАП в сопровождении 10 Р-40 20-го ГИАП. «Петляковы» с высоты 1800 метров сбросили по стоянкам самолетов 12 ФАБ-250, четыре ФАБ-100 и четыре ФАБ-50. В районе цели они под огонь зениток, повредивших один бомбардировщик. Не дотянув до своего аэродрома, Пе-2 разбился при посадке в 10 км от Зимней Мотовки, экипаж погиб.

В свою очередь немцы 28 мая совершили два безрезультатных налета на мурманский порт. При их отражении истребители 122-й ИАД заявили об уничтожении трех бомбардировщиков Ju 87, один из которых подтверждается немецкими данными: Ju 87 №5709 из l/StG5 разбился на вынужденной посадке в районе Западной Лицы (повреждения - 100%).

Тем временем, шесть «аэрокобр» 19-го ГИАП в районе Кола на высоте 4000 метров вступили в воздушный бой с истребителями прикрытия - шестью Me 109F и тремя Me 109E из 6-го отряда. После этого боя было немецким пилотам засчитали три «сбитых» советских истребителя: фельдфебелю Мюллеру - Р-40 и «Харрикейн», унтер-офицеру Дебриху - один «Харрикейн».

В действительности же немцам удалось лишь повредить «Аэрокобру» капитана Кутахова, который сел на вынужденную и вернулся в часть, а самолет впоследствии был восстановлен. В тот же день штаб Мурманского дивизионного района ПВО сделал характерный вывод: «Противник, неся потери от ПВО, производит беспорядочное сбрасывание бомб».

Во второй половине дня советское командование организовало силами ВВС 14-й армии, ВВС СФ и 36-й авиадивизии дальнего действия налет сразу на два аэродрома противника. На бомбардировку «Луоста-ри» около 16.часов вылетели девять СБ 137-го КСБП. Для прикрытия этих старых бомбардировщиков использовался более сильный наряд истребителей, чем при сопровождении групп Пе-2. Эскортировали СБ две группы: непосредственного прикрытия и ударная (семь Р-40 и столько же «аэрокобр»).

В кабинах «киттихауков» и «аэрокобр» сидели опытные воздушные бойцы, многие из которых имели на счету по несколько сбитых самолетов: майоры Зайцев, Шевченко, капитаны Никитин, Павлов, Карпенко, старшие лейтенанты Миронов, Фомченков, Габринец, Кривошеее, Семеньков, Дмитрюк, лейтенанты Фатеев, Ибрагимов и Кузнецов.

Для отсечения истребителей противника от бомбардировщиков при их возвращении с задания, в район озера Нялъявр вылетели 11 «харрикейнов» 78-го ИАП ВВС СФ.

В 25 километрах от цели наши летчики заметили 12 немецких истребителей и передали экипажам СБ: «Справа самолеты противника, возвращайтесь обратно». Бомбардировщики все же пытались прорваться, но им в лоб зашли шесть «мессершмиттов». Головной СБ капитана Плотникова получил повреждения и с подбитым мотором развернулся назад. Ему удалось нормально сесть на своем аэродроме.

Остальные бомбардировщики, тем временем, продолжали полет к цели. В бой вступили истребители сопровождения. Через пару минут к немцам подошло подкрепление: еще 12 Me 109E и Me 109F 6-го отряда, которые возвращались с боевого задания по сопровождению «юнкерсов» в район Мурманска. Положение значительно осложнилось, так как противник получил численное превосходство. Во второй атаке немцы подбили СБ капитана Володина, после чего группе СБ пришлось развернуться обратно. Немцы не отставали и на обратном пути подбили еще один СБ.

Истребители 19-го ГИАП изо всех сил пытались защитить бомбардировщики. Они в течение 20 минут вели тяжелый неравный бой, сбив два Me 109. Их падение наблюдали посты ВНОС. По немецким данным, в воздушном бою в районе Урд-озеро был потерян Bf 109F-4 унтер-офицера Эндерле (самолет разбит, пилот выжил). Еще один Bf 109F-4 №10135 получил тяжелые повреждения и разбился на вынужденной посадке.

Гвардейцы тоже понесли потери: были подожжены Р-40 лейтенантов Кузнецова и Фатеева. Пилоты вышли из боя и сумели перетянуть через линию фронта, а затем выпрыгнули с парашютами. На следующий день оба вернулись в часть. Досталось и «Аэрокобре» младшего лейтенанта Габринца. Летчику удалось привести израненную машину на базу, но на посадке он подломил шасси.

Из трех подбитых СБ один совершил вынужденную посадку и сгорел в районе Юркино (экипаж спасся). СБ капитана Володина с пробитой гидросистемой и перебитыми тягами руля направления сел на аэродроме «Мурмаши», не выпуская шасси. Таким образом, наши безвозвратные потери составили один СБ и два Р-40. Еще несколько машин получили повреждения различной степени тяжести.

После этого боя немецким пилотам из 6-го и 7-го отрядов было засчитано 11 сбитых самолетов (четыре бомбардировщика и семь истребителей): Как видим, преувеличение числа немецких побед - тройное, что вполне укладывается в среднюю для них норму.

Ближе к полуночи летчики 78-го ИАП провели еще один бой. Две, группы «харрикейнов» - семь и пять самолетов под руководством командира 2-й эскадрильи капитана Жданова и командира 1-й эскадрильи капитана Сгибнев подошли к месту планировавшейся встречи с бомбардировщиками. На малой высоте, прямо над сопками наши истребители заметили две группы «мессершмиттов-109» общей численностью семь самолетов.

В самом начале боя молодой летчик сержант Лопатин столкнулся в лобовой атаке с одним из «мессершмиттов». Оба истребителя упали на землю. По немецким данным, в том бою на Bf 109E-7 №2663 погиб ефрейтор Хофингер из 8-го отряда 3-й группы. Вероятно, именно он и был жертвой незапланированного тарана Лопатина.

Немецким пилотам засчитали три «сбитых» самолета: оберлей-тенанту Видовицу - Р-40; обер-фельдфебелю Дёрру и унтер-офицеру Кланте - по одному «харрикей-ну». Но, кроме погибшего в столкновении «Харрикейна» Лопатина, советская сторона потерь не имела. Нашим летчикам - капитану Сгибневу и старшему лейтенанту Бабию также были засчитаны два якобы сбитых «мессершмитта», которые не подтверждаются немецкими данными.

Всего по итогам дня наша авиация потеряла в воздушных боях четыре самолета, еще три машины получили повреждения, но в дальнейшем были отремонтированы.

Немцы же засчитали себе 20 сбитых советских самолетов: 10 «харрикейнов», пять Р-40, три ДБ-3, один Пе-2 и один И-16 (любопытно, что СБ в списке не значатся, а ДБ-3 в тот день в боях не участвовали). Столь оптимистичная оценка своих достижений привела к тому, что немцы до сих пор считают, будто 28 мая они одержали большую победу. В реальности же счет потерь был примерно равным: как уже отмечалось, при выполнении боевых заданий на Мурманском направлении немцы потеряли три Bf 109 и «Юнкерс-87».

В ночь на 30 мая воздушная борьба вокруг подходящего к Мурманску конвоя PQ-16 достигла наивысшего накала. Наши самолеты раз за разом бомбили немецкие аэродромы, чтобы помешать противнику атаковать конвой.

Ровно в «полночь» (хотя был полярный день) с 29 на 30 мая пять Пе-2 608-го ББАП в сопровождении 10 Р-40 20-го ГИАП сбросили 18 ФАБ-100 и 12 ФАБ-50 на аэродром «Хебуктен». Удар был эффективным: возникли два пожара, экипажи заметили два прямых попадания в самолеты. Зенитная артиллерия вела безуспешный огонь, после чего на перехват с запозданием взлетели три Me 110 и два Me 109.

С ними вступила в бой группа прикрытия. Лейтенант Видовиц из штабного звена 2-й группы сбил истребитель Р-40 20-го ГИАП, пилот -старшина Петелин погиб.

Флотские «харрикейны», как и прежде, выполняли функцию отсечения. В 23:50 шестерка истребителей из 2-го ГКАП в районе Цып-Наволока встретила четыре «мессершмитта» и вступила с ними в воздушный бой, закончившийся безрезультатно, хотя старшему лейтенанту Амосову засчитали «предположительно сбитый» Me 109.

Но это - сущий пустяк в сравнении с буйством фантазии немецких пилотов, которые по итогам боя щедро приписали себе четыре якобы сбитых «харрикейна». Два из них пошли на счет лейтенанта Эрлера, еще по одному «подарили» унтер-офицерам Дебриху и Фентену. Кроме того, фельдфебелю Бруннеру после вылета на перехват также был засчитан «сбитый» «Харрикейн», но и он не подтверждается советскими данными.

Через четыре с половиной часа армейские летчики нанесли двойной удар по аэродромам «Луостари» и «Хебуктен». Семь СБ из 137-го КСБП сбросили на «Луостари» 24 ФАБ-100, 6 ФАБ-50 и 132 АО-10. На обратном пути в районе озера Нялъ-явр два «стодевятых» безуспешно пытались атаковать СБ на встречных курсах.

Еще два «мессера» заходили сзади на пару «аэрокобр» старшего лейтенанта Фомченкова и лейтенанта Ибрагимова, но и это нападение было отбито энергичным разворотом и выходом в лобовую атаку. Больше немцы не атаковали и ушли на запад. Тем не менее, унтер-офицеру Шумахеру после этого короткого и безрезультатного боя были засчитаны два «сбитых» «харрикейна».

Когда на «Луостари» сыпались бомбы с СБ, на аэродром «Хебук-тен» заходила пятерка Пе-2 в сопровождении восьми Р-40 20-го ГИАП. «Петляковы» сбросили на аэродром 14 ФАБ-100 и 22 ФАБ-50 и, судя по записям в журнале боевых действий ВВС 14-й армии, весьма точно. Был разрушен ангар на 8-10 самолетов, что подтвердили контрольные аэрофотоснимки.

Пленный немецкий унтер-офицер Хольм, пилот сбитого 7 июля Ju 87 показал на допросе, что при налете на аэродроме «Хебуктен» было разрушено два барака, убито восемь человек и много ранено, уничтожен один Ju 88 и несколько Me 109. По рассказам своих товарищей Хольм знал и о налетах на аэродром «Луостари», где по его словам «было уничтожено много самолетов».

Тем временем, конвой PQ-16 подходил к Мурманску. Его прикрытие с воздуха первыми начали выполнять дальние истребители Пе-3 из 95-го ИАП ВВС СФ, которых имелось в наличии всего восемь штук.

Караван союзников разделился на две части, меньшая из них пошла вдоль Кольского полуострова в Архангельск, а большая - направилась в Кольский залив для захода в мурманский порт. Около 9 часов для прикрытия конвоя вылетела пара Пе-3 старшего лейтенанта Пузано-ва и лейтенанта Стрельцова.

Подлетая к кораблям, летчики заметили над конвоем одиночный «Юнкерс-88», очевидно, производивший разведку перед атакой бомбардировщиков. По разведчику вела огонь корабельная зенитная артиллерия. Лейтенант Стрельцов отогнал разведчик от конвоя, выпустив пару РСов, но летчики не стали увлекаться погоней, а продолжили патрулирование над кораблями.

Через полчаса появилась ударная группа «юнкерсов». На высоте 2500 метров были обнаружены четыре Ju 88, и прикрывавшие конвой «пешки» пошли в атаку. Не доходя до конвоя, три бомбардировщика почему-то развернулись обратно, но один «Юнкере» все же спикировал на корабли. Бомбы упали между транспортами, не причинив никакого вреда.

Преследуя противника, Пузанов и Стрельцов выпустили вдогонку шесть РС-82 и 500 12,7-мм патронов. В результате один «Юнкере» был сбит лейтенантом Стрельцовым и горящим упал в море. Это подтвердили летчики 2-го ГКАП, подоспевшие в район боя.

С приближением конвоя к советскому берегу в его воздушном прикрытии приняли участие и одномоторные истребители. В 09:20 по приказу командующего ВВС СФ взлетела первая четверка Р-40Е 2-го ГКАП. Вел четверку сам командир полка Герой Советского Союза подполковник Борис Сафонов, его ведомыми были заместитель командира полка майор Кухаренко, капитан Орлов и старший лейтенант Покровский.

По пути мотор самолета майора Кухаренко стал давать перебои, и летчику пришлось вернуться на аэродром. Оставшаяся тройка «кит-тихауков» продолжила полет к цели.

Почти одновременно с группой Сафонова на перехват самолетов противника в район между полуостровом Рыбачий и островом Кильдин вылетели шесть «харрикейнов» 2-го ГКАП. Вскоре эта группа обнаружила пять Me 109F, атаковавших наши летающие лодки МБР-2. Завязался напряженный воздушный бой, сложившийся неудачно для наших пилотов. «Харрикейн» старшего лейтенанта Амосова был подбит и, не дотянув до берега, совершил вынужденную посадку на море у мыса Ле-тинский. Летчика вытащили из воды моряки. Лейтенанту Панову на подбитом «Харрикейне» также пришлось садиться на вынужденную на острове Кильдин.

Еще два «Харрикейна» получили по 70-80 пулеметных и пушечных пробоин, но смогли нормально сесть на своем аэродроме. По советским данным, были сбиты два «мессершмитта», что немцы не подтверждают. Противниками наших летчиков были пилоты из 6-го отряда 5-й эскадры, которым по итогам боя засчитали четыре сбитых «харрикейна».

Источники

  • "Авиамастер." /№2 2006/

©AirPages
2003-