Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Асы против асов Воздушные победы Luftwaffe

Четыре пишем, два в уме.

Очень многие воздушные победы оплотов Люфтваффе не выдерживают объективной проверки.

Александр Марданов

Во второй части рассматривается более поздний промежуток времени - 1942 - начало 1943 года. К тому времени немцы, как говорится, «вошли во вкус», начале приукрашивать и преувеличивать свои успехи в еще большей степени. Среднее завышение стало почти четырехкратным. Поэтому мы слегка изменили название, чтобы сделать его более соответствующим содержанию материала.

Двадцать пятого апреля 1942 года наши авиачасти на Сервере потерь не имели, но гораздо более тяжелым для них выдался следующий день. В 10:36 для прикрытия Мурманска с аэродрома «Шонгуй» взлетели по тревоге четыре «харрикейна» из 769-го ИАП, ведущий старший политрук Анохин, ведомые младший лейтенант Березовский, сержанты Ключенко и Булычев. В 10:58 звено получило сообщение с КП 122-й ИАД о подходе на высоте 3000 - 3500 метров самолетов противника: 12 Ju 88 в сопровож-дении восьми Me 109 и Me 110. Наше звено в это время находилось на высоте 1500 метров под верхним слоем облаков. Командир дивизии приказал пробить облачность, набрать высоту 4000 м и не допустить врага к охраняемому объекту.

Четверка истребителей, внезапно вынырнувшая из облаков и не замеченная «мессершмиттами», приблизилась на дистанцию 300-400 метров к бомбардировщикам. Сократив дистанцию, «харрикейны» открыли огонь. Атака оказалась для противника внезапной, бомбардировщики, сбросив бомбы на сопки, рассыпались и стали поодиночке уходить на запад. «Мессершмитты», летевшие выше и восточнее наших перехватчиков, бросились на выручку своих «подзащитных». Попав под их удар, четверка «харрикейнов» встала в оборонительный круг. Имея численное превосходство, вражеские истребители все же разорвали наш строй и зажали в «клещи» ведущего группы старшего политрука Анохина. Его «Харрикейн» после ряда попаданий вспыхнул и потерял управление. Летчик выпрыгнул из кабины, но немцы решили добить его, несколько раз обстреляв купол парашюта. Многочисленные пробоины в куполе увеличили скорость снижения, но, к счастью, летчик при приземлении отделался лишь ушибом и временной потерей сознания.

В результате боя поврежденным оказался также «Харрикейн» младшего лейтенанта Березовского. У него было разбито хвостовое оперение и повреждены рулевые тяги. Но истребитель смог сесть на аэродроме «Арктика», а позже был отремонтирован.

Таким образом, четверка истребителей своими смелыми действиями отразила налет на Мурманск и, возможно, нанесла повреждения вражеским бомбардировщикам, хотя и ценой потери одного самолета.

Примерно в это же время с аэродрома «Арктика» взлетели по тревоге три «харрикейна» 768-го ИАП, ведущий звена - старший политрук Савчишкин, ведомые старший лейтенант Иванов и младший лейтенант Торгачев. Это звено перехватчиков встретилась с группой Me 109, вероятно, выполнявших функцию отсечения. Между ними произошел воздушный бой, в ходе которого наши летчики наблюдали, что один «Мессершмитт» ушел на запад со снижением и дымом. Своих потерь не было, но «Харрикейн» Савчишкина получил несколько пробоин.

В 10:33 для прикрытия аэродромов в воздух были подняты флотские истребители. Пятерка «харрикейнов» 2-го ГКАП, патрулируя на высоте 4000 метров, получила сигнал идти на перехват самолетов противника в район Мурманска, где уже действовали истребители 122-й ИАД. Над облаками в районе Роста группу атаковали шесть Me 109 и с первой атаки сбили младшего лейтенанта Полякова. Неуправляемый «Харрикейн» вошел в штопор, летчик выпрыгнул с парашютом.

Старший лейтенант Обувалов сверху-сзади с дистанции 80 метров открыл огонь по «Мессершмитту». Самолет противника со снижением вошел в облачность, а спускавшийся на парашюте лейтенант

Поляков увидел, как чей-то истребитель взорвался в воздухе под нижней кромкой облаков. Однако немецкие данные не подтверждают потерь истребителей 26 апреля. Возможно, Поляков видел взрыв собственного «Харрикейна».

Таким образом, в воздушных боях в районе Мурманска приняли участие 12 «харрикейнов» 122-й ИАД ПВО и ВВС Северного флота, а со стороны противника - истребители 5-го, 6-го и 8-го отрядов 5-й эскадры. Налет на город был отражен, но наши потери составили две машины.

По результатам боев немецким пилотам 5-го и 8-го отрядов было засчитано пять сбитых самолетов. Лейтенант Дан пополнил свой счет сразу на три «харрикейна», унтер-офицерам Вайничке и Бартельсу записали по одному.

Командование авиации Северного флота, в соответствии с заданием продолжать удары по аэродромам противника, запланировало на 26 апреля очередной налет на «Хебуктен». Однако в ВВС СФ оставался всего один исправный бомбардировщик Пе-2, поэтому к бомбардировке решили привлечь 95-й ИАП, летавший на дальних истребителях Пе-3.

В 16:03 для бомбового удара по «Хебуктену» из Ваенги вылетела восьмерка Пе-3. Их решили послать без истребительного прикрытия, полагаясь на достаточно высокую скорость и стрелковое вооружение этих машин. Это решение оказалось трагической ошибкой... Вскоре после взлета один Пе-3 вернулся из-за перегрева двигателя, а остальные продолжили полет. Примерно через час их встретили над целью две группы Me 109 из 5-го и 6-го отрядов JG5, всего 16-18 машин. В это же время над немецким аэродромом, как раз, формировалась группа бомбардировщиков Ju 87 для очередного налета на Мурманск, а «мессершмит-ты» взлетели для их прикрытия.

Встретив семерку Пе-3, пилоты «мессершмиттов» бросили «лаптежников», которым пока никто не угрожал, и устремились в атаку. «Петляковы» встретили врага в лоб, выпустив залп РСов, что вынудило немцев разойтись в стороны, но эта заминка длилась недолго. Дальнейшие атаки «мессеры» производили с хвоста. Наши летчики, маневрируя и уклоняясь от огня, рассыпали строй и пытались уйти поодиночке. Командиру звена старшему лейтенанту Пузанову пришлось вести бой сразу с тремя Me 109. Он все же сумел уйти от преследования и скрыться в облаках, но большинству экипажей повезло меньше...

Сбитая машина капитана Самохвалова была обнаружена поисковой группой на следующий день в районе озера Мемекъявр, примерно в 95 километрах от «Хебуктена». Пе-3 заместителя командира эскадрильи капитана Шишкина упал в районе Зимней Мотовки. Из семи машин, участвовавших в налете, всего лишь две вернулись на свой аэродром. Один Пе-3 сбил Мюллер, остальных записали на счета Кар-ганико, Пфренгера, Тетцнера и Дана. Кроме того, Мюллеру, Карга-нико и Пфренгеру по итогам того же боевого вылета засчитали еще три «сбитых» «Харрикейна». Откуда они взялись, непонятно, ведь«харрикей-ны» в бою не участвовали.

Налет Пе-3 на «Хебуктен» обернулся полным провалом. Потери ВВС СФ составили пять сбитых машин, погибли семь членов экипажей. Вскоре состоялось разбирательство причин случившегося и через два дня, 29 апреля последовал приказ Наркома ВМФ командованию Северного флота о запрете использования Пе-3 для ударов по вражеским аэродромам. В дальнейшем их применяли только для прикрытия морских конвоев.

Между тем, в трагичный для нас день 26 апреля немцы тоже понесли серьезные потери. После 17 часов одиночный Ju 88 прошел над аэродромом «Мурмаши», сбросив несколько бомб, не причинивших никакого вреда. На перехват были подняты четыре «томагавка» 20-го ГИАП, ведущий капитан Громов. Нашим истребителям удалось догнать «немца» на высоте 1500 метров и началось преследование. Вражеский стрелок открыл огонь с большой дистанции. В лобовое стекло кабины истребителя Громова ударила пуля, но прозрачная броня выдержала и летчик не вышел из боя.

Ведя прицельный огонь, Громов, в конце концов, сумел «выключить» стрелка, но и его «Томагавк» получил множество пробоин. Еще одна атака - и у «Юнкерса» загорелся правый мотор. Вражеский бомбардировщик пролетел со снижением еще несколько километров и рухнул севернее аэродрома «Мончегорск». Весь экипаж в составе четырех человек под командованием оберлей-тенанта Альфербаха погиб.

Как выяснилось, это был Ju 88A-4 №1776 (4D+DA) из экспериментального звена 30-й бомбардировочной эскадры Erpr.St/KG30. Кроме того, 26 апреля в районе Мурманска пропали без вести еще два «юнкерса»: бомбардировщик Ju 88A-4 №142067 (4D+KH) командира группы капитана Шмидта и разведчик Ju 88D-1 №1501 из 124-й группы. Таким образом, всего за день немцы потеряли под Мурманском три «юнкерса-88» вместе с экипажами. Погибли и пропали без вести 12 человек, в том числе командир группы I/KG30.

28 апреля, согласно разработанному, плану на Мурманском участке фронта войска 14-й армии во взаимодействии с флотом начали наступательную операцию с целью выйти на рубеж государственной границы. За день до этого ВВС 14-й армии начали «работать» по артиллерийским батареям и живой силе противника. Примерно в 20:40 27 апреля в районе линии фронта произошел первый воздушный бой. Семерка «харрикей-нов» 760-го ИАП, прикрывая свои войска, вступила в схватку с четырьмя Me 109 из 5-го отряда.

Бой для нас сложился неудачно - были сбиты два истребителя. Пилот одного из них, лейтенант Афанасьев погиб, старший лейтенант Крупский был ранен. Немцы засчитали себе три победы, отнеся их на счет унтер-офицеров Вайничке, Эн-дерле и Люи. Наши, в свою очередь, посчитали сбитыми два Me 109, но немцы этого не подтверждают.

В последующие дни ВВС 14-й армии и Северного флота, работая в интересах наземных войск, бомбили и штурмовали вражеские позиции группами Пе-2, СБ и И-153 в сопровождении «томагавков» и «хар-рикейнов», а также прикрывали с воздуха свои наземные части, проводили разведку тылов противника.

Согласно общему плану наступления, Северный флот наносил удар по слабо защищенному левому флангу немецких войск. С этой целью ночью 28 апреля в районе мыса Пикшуев Северный флот высадил десант в составе шести батальонов 12-й Особой бригады морской пехоты (ОБМП) и разведчиков Разведотдела СФ. Прикрывая с воздуха высадку десанта и его продвижение, истребители Северного флота начали патрулирование над морскими пехотинцами в условиях плотной низкой облачности.

В 08:06 шестерка «харрикейнов» 2-го ГКАП встретила пару «мессер-шмиттов», выполнявших воздушную разведку. Противниками наших летчиков были весьма сильные пилота из 6-го отряда 5-й эскадры: обер-фельдфебель Пфренгер и будущий ас унтер-офицер Дебрих. В ходе боя на малой высоте был подбит и сел на вынужденную младший лейтенант Криворучко. Летчик не пострадал, а его самолет вскоре был восстановлен. Пфренгеру этот «Харри-кейн» засчитали как сбитый.

Дальше события над мысом Пикшуев развивались по нарастающей. Пятерка «харрикейнов» 2-го ГКАП в 11:10 завязала воздушный бой с восьмеркой Me 109. Бой был напряженным и длился не менее 15 минут. На 14-й минуте гвардейцы понесли потерю - унтер-офицер Мюллер сбил «Харрикейн» лейтенанта Годелевича, который упал в море, летчик погиб. Наши летчики отметили лишь повреждение двух Me-109.

Вскоре германскому командованию стала ясна опасность ситуации, сложившейся у них на фланге после высадки морского десанта, и авиация 5-го Воздушного флота резко активизировала боевые действия. Интенсивные боевые вылеты начали совершать все истребительные подразделения, сосредоточенные на крайнем Севере: 5-й, 6-й, 7-й и 8-й отряды Me 109, а также 10-й отряд Me 110 и бомбардировщики.

Здесь надо отметить, что разработанный график патрулирования советских истребителей над плацдармом, занятым десантниками, не отвечал требованиям обстановки, так как группы из 5-8 «харрикейнов» вскоре подверглись атакам численно превосходящих сил. Командование ВВС СФ допустило просчет, не учтя оперативную реакцию противника, бросившего в бой после уточнения обстановки большое число самолетов. В результате наши истребительные группы попали в очень тяжелую ситуацию - им пришлось драться в меньшинстве.

В 13:32 в районе Пикшуева восьмерка «Харрикейнов» 2-го ГКАП вступила в неравный бой с тринадцатью Me 109 и тремя Me 110, в котором гвардейцы потеряли трех летчиков. Погиб опытный пилот командир звена старший лейтенант Обу-валов, а также сержанты Иванов и Лещенко. Старший лейтенант Покровский получил ранение в руку и совершил вынужденную посадку на своей территории севернее Полярного. Нашим летчикам удалось повредить «Мессершмитт» унтер-офицера Дебриха, но немецкий пилот благополучно приземлился на своем аэродроме.

Немцам после этого боя засчитали 10 сбитых «харрикейнов»: Мюллеру - три, Карганико, Тетцнеру и Шумахеру - по два и Пфренгеру - один. Таким образом, противник почти втрое завысил количество своих побед, а на одни и те же сбитые самолеты претендовало пятеро летчиков из 5-го, 6-го и 7-го отрядов. Кто именно из них добился реального успеха, установить невозможно.

Источники

  • "Авиамастер." /№2 2006/

©AirPages
2003-