Авиация Второй мировой
На главнуюПоиск на сайте English
 
Асы против асов Воздушные победы Luftwaffe

Четыре пишем, два в уме.

Очень многие воздушные победы оплотов Люфтваффе не выдерживают объективной проверки.

Александр Марданов

При сопоставлении сводок о потерях воевавших сторон и списков засчитанных летчикам-истребителям воздушных побед нередко выясняется, что количество реальных побед значительно ниже, чем число «заявленных» и «засчитанных», причем такая тенденция наблюдается буквально во всех странах и во всех военных конфликтах XX века, в которых имели место бои в воздухе. Сверка побед советских истребителей в Заполярье с немецкими списками потерь уже не раз производилась в российской печати (см., например, статью Ю. Рыбина «Уравнение с одним неизвестным» в AM №5-1999).

В то же время по имеющимся в архивах спискам советских потерь есть возможность достаточно точно сверить засчитанные воздушные победы многих немецких пилотов из 5-й истребительной эскадры Люфтваффе, воевавшей на Севере вплоть до октября 1944 года.

В последнее время нередко звучат утверждения, что система подтверждения воздушных побед в Люфтваффе была более объективной и реалистической по сравнению с системами, существовавшими в военно-воздушных силах СССР и его союзников. Якобы принцип «один летчик - одна победа», по которому немецким истребителям засчитывались сбитые самолеты наиболее точно и правдиво отражал истинное положение дел.

При этом не берется во внимание одно немаловажное обстоятельство: немецкому пилоту для доказательства своей заявки на сбитый самолет, как правило, было достаточно всего лишь подтверждения одного свидетеля - участника того же воздушного боя.

В начальный период Великой Отечественной войны атакующая фашистская авиация большинство воздушных боев проводила над территорией своих противников, а значит, свидетельств немецких наземных войск о победах летчиков было очень мало. Фотопулеметы реально стояли лишь на единичных машинах. Таким образом, объективных свидетельств было не много. Оставались только свидетельства самих участников воздушных боев, что неминуемо вело к ошибкам в определении: сбит или только поврежден вражеский самолет, а также приводило к двойному и даже тройному преувеличению числа воздушных побед в отдельных боях.

Давайте попробуем проследить, как работала немецкая система учета воздушных побед, на примере боевого счета одного из лучших летчиков-истребителей 5-й истребительной эскадры (JG5) оберфельдфебеля Мюллера, а также некоторых других именитых пилотов этой эскадры, о чьих победах на сегодня опубликованы достаточно подробные сведения.

Молодой пилот унтер-офицер Рудольф Мюллер прибыл в боевое подразделение в сентябре 1941 года в канун готовящегося немцами решающего и самого мощного наступления на Мурманск. На Мурманское направление тогда были стянуты основные сухопутные и воздушные силы немцев на Севере. Здесь были сконцентрированы отряды 30-й эскадры бомбардировщиков Ju 88, численность которых достигла 25 машин, почти вся группа бомбардировщиков Ju 87 IV/LG1, а также подразделения бомбардировщиков Не 111, разведывательные отряды 1.(Н)/32 и 1.(F)/124.

Истребительная авиация немцев также усилилась: все действующие отряды Me 109E и Me 110 были сведены в одну группу z.b.V, а численность отряда «мессершмиттов-110» возросла до полутора десятков. В составе подкрепления на двухместном «Мессершмитте» прилетел на Север будущий «полярный ас» фельдфебель Вайссенбергер, а на Bf 109E в качестве молодого пополнения на финский аэродром «Луостари» прибыл унтер-офицер Мюллер. По его словам, до августа он еще тренировался в учебном подразделении.

8 сентября немцы развернули наступление, которое создало серьезную угрозу прорыва к Кольскому заливу. Разгорелись ожесточенные бои в районе Большой Западной Лицы. Германская авиация оказывала мощную поддержку своим сухопутным войскам, нанося удары большими группами бомбардировщиков.

Все силы Люфтваффе были брошены на передовую. В свою очередь советская авиация развернула не менее упорное противодействие наступающим вражеским частям. Бомбардировщики СБ, Пе-2, ДБ-ЗФ, а также истребители И-15бис, И-153 и И-16 систематически бомбили пехоту и артиллерию противника, поливали их зажигательными смесями и обстреливали пулеметно-пу-шечным огнем.

Над линией фронта каждый день вспыхивали воздушные бои. Первая победа над И-16 на счету унтер-офицера Мюллера появилась 12 сентября 1941 года. Но, в действительности, советский самолет лишь получил повреждения. События этого дня развивались следующим образом. В 07:50 к линии фронта вылетели две группы истребителей 72-го смешанного авиаполка (САП) ВВС СФ: четыре И-153 и шесть И-16, которые имели задачу «поиск и уничтожение самолетов противника» (заметим кстати, что это задание полностью совпадало с тем, что немцы называли «свободной охотой»).

Группа И-16 под руководством командира звена старшего лейтенанта Коваленко (в июне 1942 года получил звание Героя Советского Союза) юго-восточнее Большой Западной Лицы обнаружила большую группу самолетов противника. Около 30 Ju 87, Ju 88, Me 109 и Me 110 «обрабатывали» передний край советской обороны. Шестерка И-16, подойдя незамеченной под нижней кромкой облаков, атаковала бомбардировщики. По докладам советских летчиков, два Ju 88 получили повреждения и, дымя, ушли со снижением за линию фронта.

Дальнейшее преследование подбитых самолетов было невозможно, так как в бой вступили «мессерш-митты» охранения. В результате боя шестерки «ишаков» с шестью Me 109Е и тремя Me 110 советские летчики заявили о двух сбитых «Мессершмиттах-109», которых записали на счет младшего лейтенанта Плотникова и сержанта Романова.

На основании немецких данных известно также об одной победе над И-16 в том же бою, засчитанной унтер-офицеру Мюллеру. На самом деле И-16 младшего лейтенанта Плотникова, действительно, получил около сотни пробоин, но летчик нормально долетел на поврежденном самолете до своего аэродрома. Из-за перебитой тросовой проводки выпуска шасси Плотников посадил самолет на «брюхо».

Таким образом, первой победой будущего аса Мюллера был не сбитый, а только поврежденный И-16, так как позже этот самолет отремонтировали и вновь ввели в строй.

В тот же день произошел еще один воздушный бой. В 14:17 на штурмовку войск противника вылетела группа из шести И-153 и пяти И-16 72-го САП во главе с капитаном Сафоновым. У линии фронта группа И-16 атаковала самолеты противника. Одну атаку по «Юнкерсу-87» произвел лейтенант Коган, а младший лейтенант Максимович сбил разведчик «Хеншель» Hs 126. Согласно докладу с фронта вражеский самолет упал в районе расположения наших войск.

Очевидно, эта победа была одержана совместно с английскими летчиками, которые в составе пятерки «харрикейнов» примерно в это же время вели воздушный бой с группой из пяти Bf 109E, прикрывавших Hs 126. По сведениям штаба ВВС Северного флота англичане сбили один Me 109E и «Хеншель» при потере одного «Харрикейна» вместе с пилотом сержантом Смитом.

Германские источники говорят о двух уничтоженных в этот день под Мурманском Bf 109E-7 №№1075 и 4078, в одном из которых погиб лейтенант Люе. Также по немецким данным нашими истребителями был подбит бомбардировщик Не 111Н-5 №3506, стрелок которого погиб, а радист получил ранение.

Таким образом, 12 сентября оказалось довольно тяжелым днем для немецкой авиации под Мурманском. Боевые потери составили два уничтоженных в воздушных боях Bf 109E-7, поврежденный на вынужденной посадке на 30% Hs 126 №3461, которого подбили либо И-16, либо «харри-кейны» (на счета тех и других записали по одному сбитому «Хеншелю»), а также поврежденный Не 111. Потери союзников составили один «Харрикейн» и один поврежденный И-16.

Следующие две «победы» на счету унтер-офицера Мюллера появились 17 сентября, но они также не подтверждаются советскими данными.

В те дни погода на Мурманском направлении ухудшилась, однако авиация противоборствующих сторон проявляла значительную активность, бомбя и штурмуя наземные войска. Вечером произошло боес-толкновение над линией фронта двух ударных групп. Около 30 фашистских бомбардировщиков в 18:40 атаковали советские наземные войска. Но вскоре появились и наши штурмовики: пять И-153 из 147-го ИАП в сопровождении шести И-16 145-го ИАП, которые в 18:35 вылетели на бомбардировку артиллерийских позиций противника в районе озера Куыркъявр. Здесь они встретились с прикрывающей истребительной группой противника на Me 109Е, с которой завязали воздушный бой. Один из «мессершмиттов» зашел в лобовую атаку на «чайку» лейтенанта Берлова, что случалось нечасто.

Вскоре к месту боя подоспели восемь английских «харрикейнов», поднятых на перехват. Бомбардировщиков «харрикейны» уже не застали и тоже вступили в схватку с истребителями. В общей сложности в этом сражении, которое длилось 15-20 минут, приняли участие довольно крупные силы: пять И-153, шесть И-16 и восемь «харрикейнов» против девятки Bf 109E.

Численное превосходство союзников сказалось положительно: согласно разведсводке 1 -й смешанной авиадивизии (1-я САД), советские и английские летчики сбили три Me 109.

Немецкие списки потерь говорят лишь об одном уничтоженном Bf 109E-3 №4004, пилот которого фельдфебель Стигмайер погиб. Этот единственный сбитый самолет можно считать сбитым совместно советскими и английскими летчиками. Ни «ишаки», ни «чайки» в этом бою потерь не имели.

Тем не менее, 17 сентября на счету унтер-офицера Мюллера откуда-то возник «сбитый» И-153, что, как мы видим, ничем не подтверждается, равно как и заявка Мюллера на «сбитый» в тот же день ДБ-ЗФ. В общем, несуществующие победы записали себе обе стороны.

Еще один, уже четвертый якобы сбитый самолет появился на счету Мюллера 27 сентября 1941 года. На этот раз в список его побед попал «Харрикейн». Действительно, в этот день в районе Западной Лицы в 11:50 произошел воздушный бой между пятью «харрикейнами» и шестью Me 109E. «Харрикейны» сопровождали на бомбометание четверку Пе-2 флотского 72-го Краснознаменного авиационного полка (КАП).

При уходе бомбардировщиков от цели появилась шестерка Me 109, но англичане взяли противника на себя. Несмотря на то, что после боя обе стороны записали себе по одной воздушной победе, реально сбитых самолетов не было. Но все же главный результат этого воздушного боя состоял в том, что английские пилоты, защищая «пешки», с успехом и без потерь отбили атаку «мессершмиттов».

Первая полноценная победа на счету Мюллера появилась 28 сентября. В этот день на штурмовку колонны противника и немецкой переправы через реку Титовка были брошены крупные силы ВВС СФ и 14-й армии.

От Северного флота немцев бомбили и штурмовали девять И-153, 10 И-15бис, семь И-16, семь СБ и два Пе-2 (все из 72-го КАП). Переправа была уничтожена. Взрывы бомб вызвали оползни, запрудившие русло реки, в результате чего вражеские войска у реки Западная Лица и в районе перешейка полуострова Средний оказались на 11 дней отрезанными от своих тылов.

Хуже пришлось армейским летчикам. В 16:20 на бомбежку колонны противника вылетели 11 СБ из 80-го СБП и 118-й разведэскадри-льи (РАЭ), которые в это время действовали под Мурманском. Их сопровождали 11 истребителей: пять И-16, три И-153, два МиГ-3 и один ЛаГГ-3. Над колонной патрулировали немецкие истребители.

В районе Летсамо пара Me 109E и один Me 110 атаковали нашу ударную группу. Сначала с «мессерами» вступили в бой «связывающая» группа И-16. Вскоре был сбит И-16 лейтенанта Воробьева. Летчик выпрыгнул с парашютом над территорией противника, но благополучно вернулся, перейдя линию фронта.

На обратном пути наши бомбардировщики атаковала еще одна столь же небольшая смешанная группа «мессершмиттов». Их удар оказался очень эффективным: три СБ из 118-й РАЭ были сбиты, один из них записали на счет унтер-офицера Мюллера.

Источники

  • "Авиамастер." /№1 2006/

©AirPages
2003-