Авиация Второй мировой

Авиация Второй мировой

На главную Поиск на сайте
Британский союзник № 50

НАЛЕТ НА ТОКИО

ДЕНИС УОРНЕР специальный корреспондент "Дэйли Мэйл"

Час назад мы бомбили Токио. Противник был застигнут врасплох. Все обошлось благополучно. Сейчас мы с жестокими боями пробиваемся обратно к нашей базе на острове Сайпан.

Задний стрелок, раненый в голову, лежит без сознания. Высота нами утеряна, горючее подходит к концу. Вряд ли имеет смысл писать эту корреспонденцию.

Если мы совершим посадку в море, ночью надежд на спасение нет. Япония осталась далеко позади. Мы идем курсом на юго-восток.

Было совсем светло, когда утром мы стартовали с Сайпана. Мне отвели место позади командира самолета и второго пилота. Командир капитан Гамильтон — закаленный в боях ветеран. На его счету 43 боевых вылета над Европой. Он единственный член экипажа с боевым опытом. «Десять миллионов человек, — сказал он, — отдали бы все, чтобы поменяться с нами местами».

Гамильтону — 26 лет. Голова его уже поседела.

✰ ✰ ✰

Взлет был очень трудным. Пот струйками катился по лицу и шее Гамильтона.

Постепенно мы набрали скорость, повернули на север, затем на северо-запад и взяли курс на Токио.

Бомбардир снимает чехол с прицела, штурман в последний раз определяет наше положение. До объекта еще порядочное расстояние, но в любой момент могут появиться истребители противника.

Только что радист принял радиограмму от "Летающей крепости", первой вышедшей на Токио. Машина бригадного генерала О' Доннела, ведомая самим генералом, поразила своими бомбами первый объект — авиационный завод Накадзима, в четырнадцати километрах от центральной части Токио. Отличные вести!

Генерал сообщил, что объект виден с воздуха. Это особенно приятно слышать нам, так как через час и мы будем там. Неприятно только то, что самолеты О' Доннела растревожат рой вражеских истребителей...

Внезапно нз тумана появляется Япония, — далекие туманные очертания берега. Меня охватывает радостное волнение. На мгновенье прерываю записи...

Пересекли береговую линию. Перед нами показался огромный, видимо, бетонированный аэродром. Впервые после старта ощущаю некоторый страх. В горле пересохло. Строиться в боевой порядок было очень трудно. Мы потратили на это немало драгоценного горючего. Внизу маячили дома, деревни...

Миновав бесчисленное множество аэродромов, мы вышли к вулкану Фудзияма. В лучах заходящего солнца сверкала снеговая шапка горы. Мне всегда очень хотелось повидать Фудзияму. Вулкан был не очень красив, зато явился хорошим ориентиром.

Наши радиолокационные установки нацелены на Токио. Делаем небольшой крюк — около сотни километров — и выходим к объекту.

Облака почти полностью закрывают землю. Только время от времени сквозь окна мелькает внизу земля.

Полет до Токио продолжался недолго. Нам же это время показалось вечностью. Я напрягал зрение, чтобы скорее увидеть город, в то же время посматривая по сторонам, не появились ли японские истребители.

Вот они... Один метров на шестьсот ниже нас. Японец упорно набирал высоту. Медленно, но верно он шел вверх. Пока я следил за ним, другой японский истребитель зашел сверху в хвост. Японцы открыли огонь одновременно с нами. Мы увидели, как вражеский самолет, прерывая бой, полез вверх. Удивительно то, что наша пушка неожиданно прекратила огонь. Секунд тридцать наше внимание занимали другие вещи. Уже раньше внизу, в нескольких сотнях метрах под нами, рвались снаряды легких зениток. Теперь нас нащупали и тяжелые батареи.

✰ ✰ ✰

В пространстве между нашей машиной и соседом слева с диким ревом разорвались десять тяжелых снарядов. Авиазавод Накадзима закрыт облаками, центральная часть Токио видна отчетливо. Слева, далеко далеко внизу, тянутся причалы.

Секунд двадцать мы шли с открытыми бомбовыми люками. Зажглась сигнальная лампочка. Бомбы сброшены... Увидел, что и другие самолеты обрушивают на врага свой смертоносный груз. Бомби легли вдоль линии причалов.

Японский император за стенами своего дворца и сотни тысяч его подданных наверняка слышали отзвуки этих взрывов и поняли, что война пришла и в их страну.

Развернувшись, мы видели, как вверх идут все новые и новые японские истребители. Через некоторое время после пересечения береговой линии Гамильтон окликнул по телефону всех людей своего экипажа.

От заднего стрелка ответа не было. К нему пошел второй пилот. Но и он не вернулся. Тогда еще один член экипажа отправился на помощь. Он обнаружил, что второй пилот, пытаясь вытащить стрелка из его кабины, потерял сознание от недостатка кислорода.

Рана на голове стрелка сильно кровоточила. По-видимому, он был ранен пулей японского истребителя. От недостатка кислорода стрелок едва дышал.

Выбора не было — надо было снизиться, попытаться, спасти раненого.

Потеря высоты почти решила нашу судьбу... Наступила ночь... Нам предстоят еще сотни километров пути... Возвращение кажется сейчас настолько невероятным, что я бросаю писать. Я страшно устал, измотан...

✰ ✰ ✰

Сайпан. Вечер того же дня. Мы вернулись час назад с умершим в пути стрелком и пустыми бензиновыми баками.


Мастера бомбовых ударов

Британская авиация дальнего действия располагает ныне группой опытных командиров — мастеров бомбовых ударов, управляющих налетами наших соединений на военные объекты нацистской Германии.

В любую погоду, днем и ночью, наводят они точно на цель свои машины.

Поддерживая наземные части непосредственно на поле боя, командиры отвечают за то, что все бомбы будут сброшены на заранее определенные участки и что будет обеспечена такая концентрация атаки, которая гарантирует подавление обороны противника а таких сильно укрепленных узлах сопротивления Германии, как города Дюрен и Юлих.

Мастер бомбовых ударов первый отыскивает знаки, сброшенные в районе цели "осветителями", спускаясь ниже, чем вся группа бомбардировщиков.

Если знаки поставлены правильно, ведущий вызывает всю группу. В случае же неправильности «освещения» объекта бомбы сбрасываются только после того, как ошибка исправлена.

Опознавательные знаки проверяются ведущим несколько раз.

Вся группа бомбардировщиков, «обрабатывающих» данный объект, подчиняется ведущему, как в морском бою отдельные корабли выполняют приказы флагмана. Ответственность ведущего так же велика, как и командира наземного соединения, руководящего боем.

Ведущий вправе отменить налет в случае скверной погоды в районе операции и невозможности вести прицельную бомбардировку, что может подвергнуть опасности жизнь гражданского населения. Это бывало не раз во время непосредственной поддержки авиацией наземных войск во Франции.

Ведущий определяет высоту, с которой машины будут бомбить объект.

Заместитель ведущего готов по первому его приказанию, в любое мгновенье принять на себя обязанности своего начальника.

Ведущий отвечает за поражение зажигательными бомбами всего намеченного высшим командованием объекта — задача, требующая по меньшей мере такой же точности, как и при прицельных ударах фугасными бомбами по отдельным предприятиям.

Благодаря мастерам бомбовых ударов, возглавляющим соединения авиации дальнего действия, в операциях лета и осени 1911 года группа в 250 машин разрушала такие объекты, уничтожение которых еще в прошлом году требовало значительно более крупных сил.

28 12 2017
И только во Франции, было и даже не раз....