Авиация Второй мировой На главнуюПоиск на сайтеEnglish
 
Периодика ВОВ Советская Сибирь Британский союзник ВВФ Аббревиатуры
Британский союзник. 22 10 1944 г.

Взоры всего мира на прошлой неделе были обращены к Москве. Встреча Маршала Сталина и Премьер-Министра Черчилля, г-на Идена и г-на Молотова — министров иностранных дел Великобритании и СССР — расценивается во всех свободолюбивых странах как событие величайшего исторического значения.

Эта встреча руководителей двух могущественных союзных государств еще более укрепит связывающие наши народы узы дружбы, выкованные Англо-советским боевым союзом и Тегеранской декларацией. Маршал Сталин с большой похвалой отозвался о грандиозном размахе подготовки и проведения операций по вторжению союзников в Европу с запада, ставших возможными в результате пяти лет напряженного труда и жертв.

АВИАЦИЯ НАД ПОЛЕМ БОЯ

майор Джон Стрэчи

Недавно столь популярный германский военный обозреватель генерал Дитмар заявил, что ключ к успешной обороне немцев заключается в состоянии равновесия их боевой техники с противником. На первом месте стоит вопрос о равенстве сил в воздухе.

Тот факт, что в дни величайшего о сражения сухопутных армий враг больше всего волнуется за состояние своей авиации, представляет собой чрезвычайный интерес.

Значит ли это, что решения сражения следует искать не на земле? Конечно, нет. Решает сражение наземная армия. Анализируя различные факторы, приведшие к поражению на земле, «радиогенерал» приходит к выводу, что первой и наиболее важной причиной была неспособность немцев обеспечить действия своих сухопутных поиск мощной авиационной поддержкой. Иными словами, союзники использовали свою авиацию таким образом, что дали возможность своим армиям добиться решающих и блестящих побед.

Говоря об операциях воздушных сил начиная с первого дня вторжения и до высадки частей 1-й воздушно-десантной дивизии в Голландии, мы не собираемся противопоставлять воздух земле.

Наоборот, факты говорят о том, что победам, одержанным нами на Западном фронте за последние три месяца, мы обязаны именно взаимодействию воздушных сил и наземных войск.

У нас не было настоящего опыта, на основе которого представлялось возможным оценить роль воздушных сил в операции такого масштаба. Мы имели противоречивые взгляды по фундаментальным вопросам использования тех или других авиационных соединений. Фактически все пришлось проверять на практике, на изучении собственных ошибок.

***

Самой серьезной проблемой, которую предстояло решить, был характер работы тяжелых бомбардировщиков на каждом этапе предстоящего сражения. Мы знали, чего можно ждать от истребителей и соединений средних бомбардировщиков. Что же касается тяжелых бомбардировщиков, то они до тех пор не участвовали в операциях непосредственной поддержки наземных войск.

Тяжелые бомбардировщики предназначались и использовались для стратегических бомбардировок объектов, расположенных в глубоком тылу врага. Выполняя эти задачи, они, конечно, подготовили благоприятную почву для большой кампании лета 1944 года. Так, в начале года американские дневные бомбардировщики «Летающая крепость» и «Либерейтор» нанесли сокрушительные удары по германским заводам, выпускающим истребители. Они многое сделали для того, чтобы вырвать из рук немцев их воздушное оружие.

Раз мы собирались высаживаться на континенте, эту работу следовало сделать. Мы не могли выселиться во Фракции, не располагая полным господством в воздухе, как не могли этого сделать без обеспечения столь же полного господства на море.

К весне 1944 года бомбардировка далеко отстоящих стратегических объектов была близка к своему завершению. И тогда со всей остротой встал вопрос: является тяжелая бомбардировочная авиация таким универсальным оружием, что ее с успехом можно переключить на выполнение указанных задач, на тесное взаимодействие с наземными войсками, на непосредственную их поддержку над полем боя? В первый день вторжения авиация показала немало новинок. Но это были воздушно-десантные операции, это был триумф буксировщиков, планеров, транспортных машин, высаживавших парашютистов. Подлинный же триумф авиации в этот день остался фактически незаметным. Он заключался не в том, что сделала наша авиация в этот день. Он заключался в том, что в этот день германской авиации в воздухе не было.

В первый день вторжения наша авиация, господствуя в воздухе, обеспечила наземные и морские силы надежным прикрытием. С того времени оно не прекращалось ни на один час.

За все время, что мне пришлось быть в Нормандии, я не видел в воздухе ни одного германского самолета. Частично мы достигли этого патрулированием больших масс наших истребителей, частично же многомесячной подготовкой, непрерывными ударами наших бомбардировщиков по базам германских воздушных сил.

Сегодня немцы, я говорю сейчас об истребителях, снова появились в воздухе. Посмотрим, как долго это будет продолжаться. Уже первые попытки немцев вернуть потерянные позиции в воздухе принесли им тяжелые потери.

***

Следующей задачей, которую нам предстояло решить, был прорыв с завоеванного плацдарма. И снова стал вопрос: как тяжелые бомбардировщики могут помочь наземным частям? Ответ один: нужно бомбить расположение противника на всю его глубину, начиная с обработки переднего края.

В такого рода операциях невозможно нацеливать бомбы на определенные мелкие цели.

С той высоты, на которой пойдет тяжелый бомбардировщик, вы не узнаете ни отдельного танка, ни орудия, и уж, конечно, пулемета или немца. Но даже, если вы его увидите, вы и тогда не сможете его поразить.

Тем не менее удары по таким целям возможны. Мне пришлось наблюдать две операции по тактическому взаимодействию тяжелых бомбардировщиков с наземными частями в районе южнее Кана. Задача формулировалась следующим образом. На определенном участке противник располагает значительными силами и сильными инженерными сооружениями. Бомбовым ударом тяжелых машин, вышедших в район названного участка, уничтожается буквально все, что может противостоять наступающим.

Сбрасываемый бомбовый груз настолько велик, что после «обработки» логически исключается способность противника к обороне. Все танки, в том числе и действующие в одиночку, все орудия, склады боеприпасов, пулеметные гнезда и так далее, все гибнет в результате прямых попаданий.

Многое остается еще неизученным в области взаимодействия тяжелых бомбардировщиков и наземных частей на поле боя. Но и теперь уже можно сказать, что подобные операции оправдали себя полностью. Бой, который я наблюдал на дороге к Фалезу, не был боем наземных войск в прежнем понимании. Он шел в воздухе над моей головой, он шел на земле впереди меня. Это был наземно-воздушный бой совершенно нового типа! Тяжелые бомбардировщики играли в нем фактически такую же большую роль, как танки и артиллерия.

Так обстоит дело с новыми областями применения тяжелых бомбардировщиков.

Обычно на поле боя роль истребителей, истребителей-бомбардировщиков, истребителей, подруженных ракетными установками, легких и средних бомбардировщиков заключается в том, чтобы ни днем, ни ночью противник не имел ни минуты покоя.

Взаимодействие этих родов авиации было отработано в Африке. Во Франции увеличились лишь масштабы. Увеличились они, правда, в огромной мере.

***

К прежним типам боевых машин прибавился еще один — чрезвычайно эффективный. Я говорю о самолетах, снабженных установками для выпуска ракетных снарядов. Не знаю, представляют ли себе широкие круги читателей, что означает дальнейшее развитие этого оружия.

Вкратце дело обстоит так. Вы не можете поставить на боевой самолет орудие крупного калибра. Дело здесь не в его весе, а в проблеме отдачи. Приходилось, следовательно, говорить не о стрельбе, а о сброске достаточно крупного снаряда, способного уничтожить, скажем танк или судно.

Не приходится говорить о прицельности огня до тех пор, пока вы не добьетесь возможности точно нацеливать снаряд, как это имеет место в артиллерийской системе, а не просто сбрасывать его.

Ракетные снаряды в значительной степени решают эту проблему. Ракетные снаряды, применяемые «Тайфунами», содержат примерно столько же взрывчатых веществ, сколько снаряды тяжелого орудия. Но «Тайфуны» точно нацеливают их, не испытывая фактически при этом эффекта отдачи.

«Тайфуны», действуя над сушей, уничтожают ракетными снарядами вражеские танки. «Бофайтеры», оперирующие над водными пространствами, топят такими же снарядами крупнейшие суда.

Поскольку удалось в принципе разрешить проблему прицельного выпуска тяжелых снарядов с самолетов, возможности применения их фактически ничем не ограничены.

***

Теперь вернемся к нашей основной теме.

Ни днем, нн ночью германская армия не имеет теперь передышки. Вспомните этапы нашей летней кампании. Враг отбрасывался через одну, потом через следующую, через третью водную преграду, через четвертую.

Германские дивизии попали в окружение в районе Фалеза. Кое-кому удалось вырваться из кольца. Но куда они вырвались? К южному берегу Сены. Мосты через Сену были взорваны. Немцам пришлось переправляться на подручных средствах под непрестанным пушечно-пулеметным огнем авиации и под непрекращающейся бомбардировкой.

Снова часть немцев сумела спастись. Куда же они направились и что с ними произошло? Они оказались в районе побережья Ла Манша у Па-де-Кале. Но британская армия уже заняла Антверпен. И опять дорога на восток, и Германию. была перехвачена. Немецким дивизиям оставался путь на север. Они переправлялись через реку Шельду под огнем пушек, пулеметов, под бомбами и снова под бомбами, под огнем пулеметов и пушек.

Конечно, часть ушла. Куда? В Голландию. Спасшиеся немцы определенно считали, что теперь-то они уж вырвутся, теперь-то они повернут на восток и попадут в свою «третью империю».

Они были бы правы, не появись на сцену новый фактор. Авиация дала возможность наносить удары далеко впереди линии фронта, в глубине расположения противника. Вдоль германо-голландской границы были высажены воздушно-десантные части.

Даже, если допустить, что не все задачи, поставленные воздушно-десантным соединениям, были выполнены, немецкие дивизии, расположенные к западу от нашего клина, снова оказались в угрожающем положении.

Это, и я уверен многое другое, что станет известным значительно позже, достигнуто героическими боями наших воздушно-десантных частей.

Вот некоторые примеры того, как мы использовали воздушные силы для непосредственной поддержки наших наземных армий.

***

Но будет абсолютно неправильным пытаться противопоставить две формы войны в воздухе — стратегические бомбардировки и непосредственное взаимодействие с землей. Не надо выбирать одну из этих форм. Не надо говорить, что один род операция авиация может делать, а на другой она неспособна. Авиация может, должна делать и то и другое, так как обе формы взаимно дополняют друг друга.

Операции по непосредственному взаимодействию помогают наземным армиям гнать немцев и заставлять их сражаться, тем самым принуждая врага расходовать наличные запасы горючего. Стратегические бомбардировки жгут, уничтожают нефтеперегонные заводы, заводы синтетического горючего.

А в целом речь идет о давлении, о непрерывном давлении на противника, которое он не сможет долго вынести.

Воздушная мощь не всеобъемлюща. Можем ли мы, однако, сомневаться в том, что господство в воздухе ныне необходимая предпосылка для достижения победы?

Неудивительно, что генерал Дитмар кричит о том, что состояние воздушных сил является главнейшим из многих камней преткновення, над которыми немцы безуспешно ломают себе голову.

Теплоход Рекс

Слева на фото - начало налета "Бофайтеров".    Справа - "Рекс", получивший 180 попаданий, горит.

Итальянский теплоход "Рекс", водоизмещением в 51 000 тонн, держал одно время "Голубую ленту Атлантики" за рекорды скорости на трассе Европа-США. Сегодня "Рекс" - груда железа. Британскому командованию было известно, что немцы готовились затомпить "Рекс" в Триесте и тем заблокировать вход в порт. "Бофайтеры", вооруженные ракетными снарядами, совершили налет в район стоянки "Рекса" и уничтожили этот трансатлантический гигант.

Дата размещения на сайте 18 октября 2014 г.

18 10 2014

Прошло ровно 70 лет со времени написания этой статьи. Заметьте, и ни слова о роли Советского Союза в том, что после трех лет войны, что в одиночку вел Советский Союз, наши союзники, приступив к наземной операции, не обнаружили в небе немецких самолетов. Современные же оценки роли Советского Союза в войне зачастую просто поражают.

Вячеслав


©AirPages
2003-